ПОЭЗИЯ. Юлия Котлер (стихи)


ПОЭЗИЯ. Юлия Котлер (стихи)
ВОЗВРАЩЕНИЕ

Я купалась в горячей золе
Под шуршанье змеиных улыбок.
И звенело с небес: либо-либо –
Выбирай твёрдый шаг или гибель.
И меня притянуло к земле.

Я смела этот сумрачный жар
Вместе с кожей былых вознесений.
И в глуши яркотканной осенней,
Затаившись, познала спасенье,
И почти перестала дрожать.

Окунувшись в клокочущий ад,
Боль и страх принеся на закланье,
Я очнулась. И жизни желаньем,
В новых красках явилось мне пламя.
Сквозь золу я вернулась назад.

ЦЕНА СЧАСТЬЯ
                              И тот, кто не пишет стихи,
                              Умирает в неведении счастья.
                                                          Михаил Финкель

Дано ли счастье думающим сверх
Меры? Только что такое мера?
За нами ежечасно ходит смерть,
Для нас светило ежечасно меркнет.

Мы сшиты по иному чертежу.
Мы видим больше – потому бессмертны.
Домашним сердцем старый абажур
Выстукивает нам свои рассветы.

И кажется, взорвётся голова,
Набитая цветами до отказа.
Тому, кого Господь поцеловал
Жизнь будет мниться бесконечной казнью.

И виснут крылья чашами весов,
Вжимаясь в человеческие плечи.
У избранности замысел высок,
Но вот за блага расплатиться нечем.

Счета приходят только за талант,
Из рук привычно вырывая счастье.
За многоликость избранных расплат
Способен сам Всевидящий ручаться.

Дано нам слишком много для того,
Чтоб даровать ещё и заурядность
Обыденных богатств, удач и льгот,
Которым так неизбранные рады.

И руки наши слишком уж хрупки,
Чтоб удержать увесистые рюши
И скарбы смердов смертных до тоски.
Нас тешит участь стены правил рушить.

Богатство наше – неба балдахин,
Луны и солнца дремлющие пумы.
За счастье грезить и писать стихи
Мы платим невозможностью не думать.

РОЗЫ
                                      Женщинам

От ребра наш жребий выверен.
Ветер крылья посулит.
Безразлично, что мы выберем –
Лепестковые лилит.

Чары – от чадры до чашечки –
Несмываемой виной.
Безразлично с кем прощаемся –
Греходейки всё равно.

Лепестками стелем милому,
На шипах злорадных спим.
Безразличье не помилует –
Аспид, царь или пиит.

Увяданье наше раннее,
И бутонов новый взрыв.
Безразлично кем мы ранены-
Всё равно тайком, навзрыд.

Мир дождями небывалыми
Как Эдемский сад увит.
Мы до смерти розы алые,
Розы дикие любви.

* * *

Горький привкус сожжённой жизни –
Просто выброшенной в огонь
Не убьёт и не заснежинит
Зим змеящийся легион.
На янтарном ветру слезится
Знамя всех отшумевших драм,
Экзистенций и инквизиций –
Полномочных ещё вчера,
А сегодня – смешных и нудных,
Перепачканных нелюдьми.
Дерзким плаваньем обогнуть бы
Плоскобрюхий и косный мир.
Упиваясь крамолой зарев,
В грёзах ереси раздобыть.
Только к горлышку подползает
Мешковинно-мышиный быт.
И не снежным, а рвотным комом
Вверх – в гортанный пустой надлом.
Лучше теплиться здесь, в знакомом
Черепашьем мирке своём.
Быть сожжённым, иль тлеть неспешно?
Со щитом или на щите?
Проклиная свои надежды
В опостылевшей нищете…
Но какое кому есть дело
До сорвавшейся вниз звезды?
Это искорка улетела
Из костра, на котором ты
В переливах немых агоний,
В сочных радугах жженых жил
От себя всё земное гонишь,
Но опять выбираешь жизнь.
С вечным привкусом дымной муки,
С ощущеньем тоски тугой.
Это рубище, эти руки,
И бессмертный слепой огонь.

* * *
                                      Мужу

Когда не видела весны,
Врывающейся в тихий город,
Когда усталые часы
Показывали сотню с горкой

Часов и лет моей беды,
Той, до которой нету дела
Почти что никому. А ты
Вдруг ощутил душой и телом

Всю боль мою – по белым швам
Сквозящую, как пленный ветер.
И всех надмирий синева
Вплыла в меня с прозрачных веток –

Твоих, о деревце без дна,
Воскресшее с моею искрой,
И воскресившее меня
Своей любовью бескорыстной.

И потеряло смысл и суть
Моё желание проститься
Со всем, что близко, рядом, тут.
И сердце большеглазой птицей,

Сев на усталые весы,
Вдруг перевесило нежданно
Столетья, годы и часы,
Сомнения, рубцы и раны.

И стёрлись листья чьих-то слов
И дел пустых и бесполезных,
Когда всесильная любовь
В нас проросла бездонным лесом.

И нас беззвучно породнив
Навеки – на земле и даже
На небе – трепетный родник
Пробил броню многоэтажек.

И всплеском кроны и весла
Нам о себе напоминая,
В наш тихий город шла весна,
Чтоб нас свести, о нас не зная.

* * *
                                              Сыну

Погуляем по росе высокой –
Босиком безумно и свободно.
Капли-звёзды это те же соки,
Те же сгустки неба, но – надводно.

Погуляем, искупаем ноги
В пестроте ничьей и неподкупной.
Порезвимся, попоём немного,
Ведь внизу так буднично и скупо.

Погуляем словно два изгоя,
В нищете блаженствуя и пенясь,
Словно море яростно-нагое.
Мы с тобою многое успеем.

Погуляем! Росы, розы, рясы –
Всё не суть. Давай скорей влюбляться
В этот мир непостижимо ясный.
С нами небо и росы прохладца.

ПЛАНЕТАРИЙ

Играть в равнодушие, быть равнодушной –
Что может быть проще? Что может быть легче?
На небе искусственном тесно и душно
Изнеженным звёздам, привыкшим к балету.

Сто вёсен назад я была сумасшедшей.
Сатурновы кольца безумно кружились.
Казалось: луна пятноглазая шепчет,
Как будто пытаясь со мной подружиться.

Кометы гривастые загнаны в стойло,
В стеклянном подобии страшной вселенной.
Экзамен любви я держала достойно,
И даже почти не дрожали колени.

И вот: заслужила колпак астронома,
Диплом сердцеедки – весь в звёздах признаний.
От мягких падений почти невесома
Глотнуть кислорода хочу на Уране.

И все телескопы нацелены нагло
На душу мою. Два парсека – и кану.
И роем небрежно подвешенных яблок
Планеты качаются под сквозняками.

А мне вспоминаются ласки земные:
Вино не из тюбика, дом без пришельцев.
И в кратерах лунных не тонет и ныне
Телесная музыка. Но неужели…

Неужто скафандр теплее чем платье?
Неужто насквозь не прострелит болидом?
На старой ракете цветочные латки.
И в космосе вечная грусть не солидна.

Музей небожителей полон сюрпризов:
Забит звёздной пылью и лунной травою.
А я как туристка гуляю по жизни
С задумчиво поднятой вверх головою.

ЦЕПЬ НАБЛЮДЕНИЙ

Наступишь на грудь искалеченной веточке,
А она всё равно расцветёт.
Чувство влюблённости, страха и вечности
Так похоже на выстрел в живот.

Умираешь так долго, что можешь надеяться
На совсем не летальный исход.
А упавшая ветка прилепится к деревцу
И вместе с ним оживёт.

Ну а мы сиротеем сердцами и мыслями,
Ломаясь ветками вольными.
Это уже чуть больше, чем мистика –
Это довольно больно.

Надежда на лучшее – вечная падчерица
В мире подлейших отчимов.
Отойди сейчас же! Ты можешь испачкаться
Презреннейшим одиночеством.

И тогда не будет счастливого быта,
Благ, ухваченных ловко.
Обо что же, по-твоему, сможет разбиться
Смешная любовная лодка?

Руками, цветущими всеми пальцами
За солнцем я ввысь потянусь.
Вера в то, что не будет смертельной опасности
Так сладка и приятна на вкус!




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 27.03.2019 в 20:24
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1