МНОГОГРАННИКИ. Светлана Тимофеева (рассказ, стихи)


МНОГОГРАННИКИ. Светлана Тимофеева (рассказ, стихи)
ХРАМ ДРЕВНЕЙ БОГИНИ

Всё было просто. Время мчалось гигантскими прыжками, сжимаясь и разжимаясь, как огромный гепард. Иногда во время сжатия происходило совмещение разных исторических эпох. На людей, проживающих в этом Времени, период сжатия оказывал интересное воздействие: они начинали дышать, думать и чувствовать так же, как те, кто находился в области времени, оказавшейся рядом. Иногда Время останавливалось и скручивалось, укрывая нос хвостом. Тогда людям приходилось сложнее всего, потому что начало времени становилось и его концом. Так замыкался круг Времени, и многим казалось, что наступил долгожданный конец света. Но огромный гепард, отдохнув, просыпался и опять нёсся размеренными прыжками по бесконечному пространству вселенной, совершая свой, одному ему известный, путь. Человечеству данного конкретного Времени было невдомёк, что смутные ощущения бесконечности собственного бытия, воспоминания из глубины веков и появление у некоторых людей несвойственных им стремлений обусловлены всего лишь природой Времени и его бегом. Непонятное вызывало страх и тревогу. Что-то было не так. Конечно, существовали многие околонаучные версии, но они только усиливали отчаяние человечества, связанное с движением Времени.

Мне, в отличие от многих других современников, пришлось не только испытать на себе эффект сжатия Времени, но и, волею высших сил, увидеть жизнь другой эпохи.

Три года назад я поселилась в приморском городе, в котором испокон веков жили, трудились и умирали мои предки. Судьбы их были разные, но где бы они ни находились, они всегда стремились вернуться на землю, которая дала жизнь нашему роду. Древняя священная земля, Великая Мать, скольких ты вскормила, взлелеяла на своей груди, сколько сынов и дочерей вернулось обратно в лоно твоё, стали прахом, основой для жизни новых поколений. Пыль тысячелетий прах моих предков, пыль тысячелетий их дерзновенные творения, воплощение их идей. Всего лишь пыль тысячелетий… Тогда я не знала, что и я только пылинка в шерсти огромного гепарда, имя которому Время.

Круг замкнулся в один из тёплых сентябрьских дней. Этим утром мне почему-то нестерпимо захотелось поехать на раскопки храма древней богини. Несколько лет назад я читала, что в окрестностях Керчи археологи обнаружили этот храм. Я давно хотела увидеть остатки некогда прекрасного сооружения, и в моих рисунках уже не раз появлялся скрытый за колоннами божественный источник. К сожалению, месторасположение раскопок было неизвестно, люди, к которым я обращалась, даже не слышали о существовании такого храма. Но в это утро во мне пробудилась какая-то настойчивая сила. Я не могла выполнять обычную повседневную работу. В голове пульсировала одна мысль: «Надо ехать в храм». Она бежала по бесконечной окружности, не пропуская в своё поле ни одной другой мысли. Так как в такой ситуации абсолютно ничего нельзя было сделать, я собралась и вышла к старой автостанции. Некогда здесь бурлила жизнь, один за другим сновали пригородные автобусы, теперь же движение поутихло, и на лавках возле обветшавшего здания вместо бойких торговок, пропахших рыбой, вялились полуживые тела поклонников Бахуса. В человеческих глазах поселилось безразличие. Но это не самое страшное. Все знают, что глаза зеркало души, так вот, у многих её уже не было.

Я села в старенький запылившийся автобус.

Простите, Вы не подскажете, где раскопки старинного храма, спросила я пожилого водителя.

Копают тут везде: и стой стороны дороги, и с этой. Археологов, правда, в этом году видно не было. Но приезжают многие. А храм это или нет, не знаю. Походите, посмотрите. А Вам это зачем?

Да вот, не знаю ещё…

И водитель, не жалея моих ушей, пустился в пространные воспоминания о радостях прежней жизни и трудностях нового тысячелетия. Автобус неожиданно затормозил.

Вот Ваша остановка. Ну, Вы ищите, обратно будем через два часа ехать, заберём.

С дороги раскопки не были видны. И я пошла по направлению, указанному мне водителем автобуса. Ветер волнами ласкал полевые цветы и тоненькие ленточки ковылей, потом перепрыгивал через песчинки узкой полоски берега и щекотал морскую гладь, вода со смехом и брызгами отбрасывала ветер к берегу, и он обиженно улетал в свой облачный замок, чтобы через мгновенье, следующей волной ласкать полевые цветы, стремясь к морю. Как тысячи лет назад. Людей поблизости не было. Последний сельский дом спрятался за пригорком. Тишина. Время остановилось. Гепард спал, укутав нос хвостом. В этом безбрежном спокойствии двигались только я и ветер. Казалось, что во всём мире кроме меня нет ни одного человека. И вдруг я увидела следы старой цивилизации. Это было кладбище. Остатки апокалипсиса, погребённые под пылью тысячелетий, жизнь, боль, мечты, надежды и прах других людей.

Не знаю, может, я потомок одного из тех, кого некогда носили эти древние кости. Безмерный покой, нежное движение ковылей, вечный сон. Уже давно никто не проливает слёзы над этими костями, никто не оплакивает души давно исчезнувших с лица земли. Только Великая Мать помнит каждого, помнит и даёт жизнь их потомкам, ибо Великая Мать живёт в детях своих. Не раз ты меня спасала лишь для того, чтобы я вернулась к тебе, и живу лишь потому, что люблю тебя, земля моя святая и вечная, кровью человеческой умытая больше, чем дождём. Так я думала, стоя над костями. А, попрощавшись с ними, повернула голову чуть вправо и к изумлению своему увидела, что у подножия холма раскинулся белый город. Я увидела крыши его домов и хитросплетения узеньких улочек, задающие особый ритм музыке города. Я услышала его еле уловимую, убаюкивающую мелодию: "Нимфей, Нимфей…"

По широким ступеням к храму медленно поднимались женщины. Кувшины в руках, корзинки с фруктами. Я была маленькой девочкой. И меня распирало от гордости, потому что меня наконец-то допустили к Вхождению в Храм Древней Богини. Мама дала мне корзинку, в ней лежало пять больших сладких яблок, и я осторожно, чтобы никто не заметил, положила туда же свою любимую куклу. Она была очень старой, и хотя вырезана была из камня, потёрлась от прикосновения пальцев предыдущих поколений. Черты лица сгладились. И я, играя, могла придумывать для неё разные роли: то она сердится, то, наоборот, радуется. Она всегда была рядом, она всегда была такой, как я хотела. И сейчас моя подружка-игрушка идёт в Храм вместе со мной, с моей мамой и старшими сёстрами. Только мужчины никогда не могли проникнуть внутрь здания, и поэтому мальчишки не на шутку завидовали девочкам. Случайно я поворачиваюсь и вижу чумазое лицо моего брата. Я гордо показываю ему язык, он выскакивает из-за колонны, толкает меня, я падаю, роняю корзинку, и по широким ступеням лестницы, подпрыгивая, убегают яблоки мои дары Древней Богине. Идущие следом за нашей семьёй женщины не обращают на них никакого внимания. Но самое страшное, что в этой суматохе пропала моя любимая игрушка. Я горько заплакала.

Когда я отняла руки от лица, видение исчезло. Не было ни женщин, ни брата, ни прекрасных зданий. Я стояла на старых, изъеденных ветрами камнях, останках древнего города. Города, в котором давно исчезли люди. Города, след которого пропал в пыли тысячелетий. Города, который кропотливо собирают трудолюбивые руки археологов, чтобы снова зазвучала убаюкивающая мелодия его имени: «Нимфей, Нимфей…» Я ходила, опустив голову. Гепард просыпался, и я знала, что мне нужно найти каменную куклу, которую в далёком прошлом потеряла маленькая девочка. Я нашла много интересных предметов и аккуратно сложила их на ступенях лестницы, ведущей к храму. Я не нашла только каменную куклу, затерявшуюся в веках.


ОБЪЯТИЯ КЕРЧИ

Прощайте, грифоны. Опять уезжаю.
Зачем покидаю я древний мой город?
Я к коже песчаной его припадаю,
Когда злобный мир на фрагменты расколот.
И в скорбные плиты у Храма Предтечи
Душою врастаю, с ним неразделима.
Я вновь оживаю в объятиях Керчи!
...И гибну у Южного берега Крыма.


КЕРЧЕНСКАЯ ЗИМА

Пять часов утра. Холодный ветер
Рвет на части старенький баркас.
Хочется тепла. И мы, как дети,
Ищем, кто, любя, согреет нас.


БЕСКОНЕЧНЫЙ ДОЖДЬ

Полуостров в плену дождей.
Как грустны наши города!
Память горькая площадей
Колет камушком иногда.
Красной конницей из легенд
Ищет повода грозный рок.
Я дождя аккомпанемент
Зарифмую в потоки строк.
Мне бы выбраться из причин,
Стать бы следствием навсегда.
Неба чистый ультрамарин
Разлинован на «нет» и «да».


MISTES

Сегодня снег. Сегодня нет небес.
Лишь хлопьев бесконечное круженье.
Сегодня снег. И неба свод исчез.
И, кажется, нет жизни продолженья.
Нависшую угрюмость облаков
Расчертит чайка крыльями, и лучик
Ворвётся в мир, в котором нет богов,
Лишь мы с тобой, глядящие сквозь тучи.


НА РАСКОПКАХ ДРЕВНЕГО НИМФЕЯ

Пыльный город Нимфей
Задремал в ожидании лета,
Чужестранных гостей
И богатых заморских даров.
Древний город Нимфей
Под землёю встречает рассветы,
В вечном царстве теней
Спит сокровище древних холмов.
Не горят факела.
Скорбен путь Элевсинских мистерий,
Но Деметра дала
Колосок, как надежду в пути.
Раскопали Нимфей.
В каждом доме открытые двери,
Но давно нет людей,
Что могли в эти двери зайти.


КРЫМСКАЯ ОСЕНЬ

Симферопольский вокзал
Опустел с уходом лета.
Есть надёжная примета:
Нет тепла - окончен бал.
Нет тепла, и спит народ
Ранним утром в межсезонье,
Даже карканье воронье
Нас теперь не достаёт.
Дремлет полуостров Крым.
Льют дожди, и нет просвета
Между тучами для света,
Не поэтому ль мы спим?


ЯЛТЕ

Любимый город, от тебя бегу,
Но и к тебе всё время возвращаюсь,
Тобой живу и о тебе печалюсь,
И вдалеке быть долго не могу.

В чужих краях, задумавшись, порой
Рисую взмахом горные вершины,
У скал морских подводные глубины
И узких твоих улочек покой,

Дворцы, что не разрушила война,
Но разрушает наше равнодушье,
Ведь красота, страдая от удушья,
Бежит от бескультурья большинства.

Я так люблю, когда устав от сцен,
Ты дремлешь в ожидании сезона,
Чтоб покорить тобой пленённых снова...
Но ждёшь и ты от жизни перемен.

Я вспоминаю лица горожан,
Их погружённость в вечные заботы
И карусель от дома до работы,
И мимолетность отдыха южан,

И горькую тревогу стариков:
На склоне лет где им искать защиты?
Теперь повсюду модно брать кредиты,
Но не дают кредита на любовь.

Идут года, их не остановить,
На взлёте поколенье девяностых,
Рождённое в растерянности взрослых,
От них зависит, как в грядущем жить.

Всё лучшее, что им привить смогли:
Любовь к земле, прославленной веками,
Ответственность, скреплённую делами,
Поможет созидать судьбу Земли.

Живи, мой город, в солнечных лучах,
Иди к весне, цвети и наслаждайся!
Я далеко, но ты не обижайся,
Ведь я с тобой всегда в моих мечтах.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 3
Опубликовано: 27.03.2019 в 13:04
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1