МНОГОГРАННИКИ. Елена Бондаренко (рассказы, стихи)


МНОГОГРАННИКИ. Елена Бондаренко (рассказы, стихи)
ОСА

Я безумно люблю природу и всех её обитателей. Все они по-своему интересны и любопытны.

Помню, мама рассказывала, что в детстве меня часто теряли. Ищут по всему двору. Ну, как же, ребёнок пропал! А я в это время лежу в высокой траве, причём, совсем недалеко от дома. С любопытством наблюдаю за крохотными насекомыми, живущими своей суетливой жизнью прямо у меня под носом. И что интересно, ни один из маленьких обитателей наземной и подземной жизни, которых я тогда наблюдала, не укусил меня и не ужалил.

Хочу рассказать вам историю, которая произошла со мной несколько лет назад.

Крымское лето, как правило, затяжное. Обычное лето, за ним «бабье лето» то, что в сентябре и даже в октябре достаточно тепло. А в тот год похолодало резко, в один день! В конце сентября прошёл сильный дождь, почти ливень и смыл остатки лета. И вдруг я обнаруживаю у себя в квартире крохотный съёженный, вжавшийся в оконную раму комочек. Пригляделась – оса! «Куколка моя, что ж ты тут делаешь? Тебе ж домой надо, к родичам своим». Глянула за окно. «Ба! Да куда ж её выпускать – на улице холод собачий!» Ну, и решила оставить её до тепла, предполагая день, а может неделю, но я ошиблась на целых семь месяцев!

Когда я, наконец, осознала, что это надолго, приготовила моей гостье домик: обычный спичечный коробок. Дно коробка устелила лепестками цветов и посадила туда осу. Теперь в моей комнате на подоконнике жила спящая полосатая красавица.

Спала она неделю, а затем я услышала тихий шелест изнутри. «Дееевочка моя, да ты проснулась». Оса выползла в щель приоткрытого коробка, расправила усики, и, как мне показалось, внимательно огляделась вокруг. Я принесла воду и мёд и, как ни странно, она не отказалась от угощения. Вот так мы и жили. Оса спала неделю-другую, а потом просыпалась: ела, пила, ползала по стеклу и снова вползала в коробок. Я её уже не контролировала, только тщательно следила, чтоб в моей квартире не завёлся паук. Оса меня знала и не боялась, а я не боялась её.

Подоконник, на котором жила оса, широкий, и на нём стояло несколько горшков с комнатными цветами. Некоторые цвели. Но я всё равно покупала букетики живых цветов для моей «девочки» – так я её называла. Мы весело проводили время. Процедура умывания вообще приводила меня в восторг! Я брызгала на неё водой, а она так смешно собирала эти капельки со своего тельца! И умывалась и пила одновременно. Мёд, а иногда варенье я намазывала по маршруту её следования. А ползала она по стеклу, конечно, – там и света больше, и улицу видно. Но она не летала, и мне её стало жалко. Я начала подсовывать ей под брюшко палочку, и она на неё забиралась. Затем я отступала назад (натягивая тюль) и оса, подчиняясь инстинкту, летела на свет. Боже! Сколько раз она билась! Наверное, больно! Но потом «сообразила», что там нет выхода, и стала плавно приземляться на стекло.

Первое время я немного осторожничала – оса всё-таки, причём, не совсем обычная оса. У неё было чёрное гладкое брюшко, как пластмассовое, и она выглядела слишком маленькой в сравнении со своими сородичами. Я покопалась в энциклопедии и выяснила – оса-волчица. Безобидная, на первый взгляд малышка, оказалась злобной хищницей! Оказывается, этот вид ос тоже питается нектаром и, если не найдёт еду, убивает пчёл – высасывает, как вампир! Насмерть!

Но моё отношение к ней не поменялось. А перестала я осторожничать совершенно случайно. Однажды оса, спросонья, свалилась с подоконника на пол. Я растерялась и подставила ей руку (вместо привычной палочки). Она по-свойски на неё забралась и давай «выплясывать»! Кружилась на одном месте, смешно задрав брюшко. Я забыла, что надо бы бояться, умиляясь маленьким созданием. С тех пор так и повелось: только я начинаю с ней разговаривать, она реагирует мгновенно! Поворачивается на мой голос, смешно встает на задние лапки, а передние тянет ко мне. Ну, прям, как маленький ребёнок, который на ручки к мамке просится! Я протягиваю ей ладонь – она на неё заползает и танцует! К тому же, я или прочла, или услышала, что насекомые не любят резких запахов. Нет проблем! Ради моей девочки – пойду на любые жертвы! Крема, духи, душистое мыло, всё в тумбочку! И что вы думаете? – ни разу не укусила за все семь месяцев!

Но случился и казус. Однажды, моя девочка, видимо почувствовав приближение весны (начало марта), вылетела из комнаты на балкон. Я не видела, но услышала, как она «взвизгнула». Боже! Как я испугалась! Почему-то сразу поняла, что оса попала в лапы паука. Я обшарила глазами каждый миллиметр территории балкона, и, представляете, нашла! Мою подружку, тщательно запеленатую в кокон, уже оседлал паук, с явно дурными намерениями. Фантастика! Времени-то прошло максимум минута-две! Отогнав паука, я, очень осторожно, освободила бедняжку из паутины.

У меня на ладони лежал малюсенький серенький сверточек, а в нём была ОНА! Если б я тогда отдалась эмоциям – оса бы погибла! В тот момент я думала только о том, как её освободить из липкой и прочной паутины, не причинив ей вреда. Швейной иголкой, придерживая кокон мизинцем, я начала снимать паутину. Первым освободила брюшко, затем лапки, спинку и, наконец, головку… Боже! Она жива!!! Движения заторможены, но ОНА – жива! Какое счастье! Только в тот момент, я осознала, как сильно к ней привязалась. Будь она крупнее, расцеловала бы!

Тем временем, весна набирала обороты. Середина апреля…
Моя девочка засыпала всё реже и не надолго. За окном, на первых весенних цветах уже появились пчёлы и осы… значит – ПОРА.

В погожий солнечный день я вынесла коробок на балкон и открыла окно. Оса выползла на край коробка, осмотрелась, как бы принюхиваясь и осталась сидеть на месте. «Понимала» ли она, что путь на свободу открыт, что больше нет стекла? – Думаю, понимала…

– Лети, моя девочка! Чего ты ждёшь? Где-то там твой дом, привычный для тебя мир… Лети!

Я подала ей руку и она, как обычно, забралась на ладонь, но не кружилась, а просто тихо сидела.

– Ну, испугалась? Чего ты, дурёха, лети!

Я вытянула руку с сидевшей на пальцах осой за балкон. Видела, как ветерок ласково всколыхнул её крылышки… и она улетела…

Хотите верьте, хотите нет, но она дважды ко мне прилетала. Ползала по моей ладони, суетилась, как будто рассказывала мне что-то, а потом улетела и не вернулась.

КРЫСА

Светланка, высокая, худенькая, светловолосая девочка-подросток очень спешила из школы домой. Молнией, ворвавшись в квартиру, она швырнула на диван ранец и метнулась на кухню. Её там ждали. Девочка аккуратно отодвинула пушистый коврик – открыв дырку в полу, величиной с огромный грецкий орех. Она, привычным движением пальцев, постучала по полу, выстукивая мелодию: тук, тук, тук-тук-тук, тук! Закончив странное действо, прислушалась. Есть!!! Звук доносился из-под пола: глухой, частый. Ещё мгновение, и из дырки в полу выглянул, круглый, блестящий, как чёрный жемчуг, глаз. Он, глаз, обрамлённый дымчато-серой плюшевой шёрсткой, внимательно и нежно смотрел на девочку. Это была крыса. Обычная серая дикая крыса. Девочка улыбнулась ей нежно и ласково:

– Лариска, ты ждала меня. Здравствуй. Как ты тут без меня? Проголодалась? Соскучилась? Подожди, я сейчас!

Она налила полстакана молока и мелкими кусочками нарезала колбасу и сыр. Всё это быстро перекочевало на пол рядом с дыркой. Девочка брала по кусочку то колбасу, то сыр и давала крысе – клала ей прямо в открытый розовый ротик, а та всё предложенное лакомство съедала. Если на пальцах оставался жирок или крошки, крыса их слизывала длинным ярко красным язычком.

Затем девочка перелила молоко в детскую бутылочку, надела соску и дала своей любимице. Картина поения крысы из соски приводила Светланку в неописуемый восторг! Крыса сосала соску как ребенок, медленно втягивая содержимое пластиковой, миниатюрной бутылочки в рот.

Первое время Света не рассчитала размер дырочки в соске, и крыса захлебывалась и обливалась молоком, но потом девочка поменяла соску, уменьшила дырочку и дело пошло!

Насытившись, крыса не уходила, а терпеливо выслушивала все новости, накопленные девочкой за день. Света рассказывала ей всё: весёлое и грустное при этом поглаживая Ларискин бархатный носик. Крыса периодически меняла положение, чтобы взглянуть на девочку. И тогда Света приближала своё синеглазое личико как можно ближе к животному и замолкала. Теперь они общались молча через глаза, неотрывно глядя друг на друга.

Такое вот необычное общение с крысой длилось уже около двух месяцев. А случилось всё вот как: однажды, в начале осени Светланка проснулась от громкого странного звука. Не понимая, что происходит, она попыталась вычислить, откуда этот звук доносится. Сердце, от страха, колотилось нещадно! Стучало так громко, что порой заглушало странный режущий звук, доносящийся из кухни – так показалось девочке. Все домочадцы спали крепким сном, девочка слышала равномерное дыхание каждого (отца, мамы, брата и сестры) и от этого было ещё страшней. Она поняла, что одна слышит ЭТО! Когда страх достиг апогея – девочка не выдержала и… пошла ему навстречу. Она спустила ноги с кровати, готовая отправиться в кухню и вдруг, услышала тихий голос мамы:

– Не бойся, это крыса…она под полом…голодная…

Светланка, не включая светильник, пошла на её голос. Вместе они вышли на кухню и уже там включили свет. Звук на время умолк, но они обе уже догадались, с какого места он шёл. Когда-то, как рассказывала мама, в углу кухни была груба, что-то вроде печки, целиком сложенная из кирпичей. За ненадобностью печку разобрали, освободив угол, в котором теперь стояла современная газовая плита, а каменный пол так и остался без деревянного покрытия. Доски пола упирались в камень… вот между камнем и полом, прикрытым пушистым ковром, крыса и начала выгрызать дыру. В ту ночь мама постучала ногой по полу спугнув нахалку. Крыса ушла и до утра их не беспокоила. Днём все были заняты – разбрелись, каждый по своим делам и о ночном происшествии никто так и не вспомнил. Среди ночи Светланка с мамой снова оказались на кухне, разбуженные жутким скрежетом.

На этот раз дырка в полу была намного больше прежней, но мама не стала прогонять крысу, протолкнув в дырку корочку хлеба. После этого крыса снова дала им спокойно спать. Света тогда удивилась поступку мамы и спросила:

– Мам, зачем ты ей дала хлеб, вместо того, чтоб прогнать?

А мама ответила, серьёзно взглянув на дочь:

– Ты видела, какую дыру она прогрызла? Она грызёт, потому что голодная. Я её покормила и она ушла.

– А почему вчера ты ей хлеба не дала, а просто прогнала? – удивилась Света. Но мама ей возразила:

– Вчера дырка была слишком мала – хлеб не протолкнуть было, поэтому я и прогнала её. Если б я и сегодня её прогнала, она бы вернулась.

– Почему? – Возразила Света, – вчера же она не вернулась больше?

– Всё верно, когда я первый раз её прогнала – она ещё не поняла, что за этим последует. Дочь, крысы очень умные существа и сегодня, зная, что ей ничего не угрожает, крыса бы обязательно вернулась и до утра вышла в кухню.

– Так что, мы теперь кормить её будем каждую ночь? – уже засыпая, спросила девочка.

– Нет, спи, завтра скажу отцу, чтоб заделал дырку.

Так уж вышло, что и на следующий день про крысу снова все забыли. Все, но не Света. Девочка утром проверила состояние дырки и поняла, что она не увеличилась. Кроме того, она заметила, что дырка оказалась ступенчатой. Примерно через семь сантиметров вглубь, дырка упиралась в камень и потом шла в сторону. Перед тем, как уйти в школу, девочка запихнула в дырку кусочек хлебной корочки. Прикрыла отверстие ковриком и ушла. Придя из школы, она снова подняла коврик и, убедившись, что хлеба нет, положила туда новый кусок. С тех пор крыса их вообще перестала беспокоить. Девочка с завидной регулярностью по несколько раз на день подкармливала крыску. Только вот, как крыса поедает хлеб, Света не видела, и ей стало любопытно посмотреть на это действо.

Девочка пошла на маленькую хитрость. Она пропустила утреннюю кормёжку крысы. Прибежав после школы, с куском колбасы метнулась к дырке. Дырка не увеличилась, но и крысы там не было. Тогда Света, почти лежа на полу в нелепой позе, впервые постучала по полу. Зачем это сделала? – она и сама до конца не понимала. Как ни странно, но через минуту послышался топот маленьких ножек под полом. Пристально всматриваясь в дырку, она впервые её увидела! Это была обычная крыса, серого цвета, которая с опаской высунув часть мордочки из дыры, смотрела на неё. Нос крысы был в постоянном движении. Её чуткие ноздри уже уловили аромат варёной колбаски и, поскольку крыса была голодной, она совсем перестала бояться. Её серая мордочка то появлялась в дырке, то снова проваливалась глубже, но совсем она не уходила – ждала. Свете не оставалось ничего другого, как отломить кусочек колбаски и, наткнув его на вилку, положить в дырку. Она видела, что колбаса упала на камень. Сидя над дыркой, Света ждала, когда крыса возьмет вкусно пахнущее лакомство. Не прошло и минуты, как крыса нервно схватила этот кусочек. Тогда Света снова положила туда колбасу, и крыса вновь его утащила очень быстрым, почти молниеносным движением. Так девочка скормила ей довольно приличный кусок. Обе (девочка и крыса) остались довольны.

Так прошло ещё несколько дней. За это время крыса привыкла приходить на стук. Ела без спешки, поскольку уже не боялась девочки и Света кусочки еды клала в дырку пальчиками, не боясь быть укушенной. Она разговаривала с крысой, а та, как показалось девочке, её внимательно слушала. Мало того, Света дала крысе имя и теперь называла её только Лариска. Ещё через пару дней Света захотела, чтоб Лариска еду брала из рук. Она упорно не бросала еду, а держала кусочек мяска тонкими пальчиками, слегка опустив его в дырку. Крыса всегда нервничала, после каждого нововведения, но быстро привыкала. Первые разы, она нервным движением вырывала из пальцев еду, а потом брала нежно, без страха и спешки. Так прошло ещё несколько дней. Однажды, наевшись чего-то солёного, Света весь день не могла напиться. И вдруг подумала, что её крыска тоже может хотеть воды! Где же она пьёт и что? Девочка попробовала лить воду на каменный выступ в глубине дырки, но вода там не задерживалась, стекая вниз. Тогда девочка, «носом» кусачек выдолбила в камне чашеобразное углубление. Стало удобнее, но всё равно не то. И вот тогда появилась бутылочка с соской. Как ни странно, крыса уже привыкшая к кормлению, легко приняла соску!

Общаться со своей любимицей Лариской, Света старалась, когда никого не было дома. Мама, занятая работой и домом, и думать забыла о крысе. Но, чтоб даже случайно никто не вспомнил о крысе, увидев дыру, Света сама прибиралась и мыла полы в кухне. Лариска стала её сокровенной тайной! Тихой радостью. Не прошло и месяца, как девочка и крыса сдружились настолько, что могли часами общаться и прикасаться друг к другу. Крыса совсем не боялась девочки, а та, в свою очередь, не боялась крысы. И не просто не боялась, Света ЗНАЛА, что крыса никогда её не обидит. Между этими двумя совершенно разны-ми существами – человеком и животным, произошло нечто, не поддающееся научному объяснению. Они СЛЫШАЛИ друг друга и понимали друг друга. Девочка слышала крысу в своем подсознании. Не голос, а мысли. Она всегда знала, чего хочет и что к ней чувствует её любимица. Девочка не способна была объяснить это явление даже самой себе, а уж другим и подавно.

За время их совместной дружбы, крыса поправилась и подросла настолько, что если раньше, при первом их общении и знакомстве в дырку почти пролазила голова крысы, то сейчас помещался только нос. Света уже несколько раз расширяла дырку, но крысе она всё равно была мала. Мало того тёмно-серая шерсть крысы стала светло пепельной.

Девочка привязалась к крысе так сильно, что ей захотелось впустить её в дом, в квартиру. Ей хотелось играть с ней, гулять на улице, спать с ней в одной постели, как с кошкой! И она знала, что крыса тоже этого хочет. Наконец, очередной раз «поговорив» с крысой, она решилась посоветоваться с мамой. Едва дождавшись её прихода с работы, Света увела маму в кухню и рассказала, что общается и дружит с той самой крысой. Мама, как ни странно, почти не удивилась. Единственно, услышав просьбу дочери впустить крысу в дом, возразила:

– Как ты себе это представляешь, Светик, у нас же кошка в доме?

Света уже думала об этом… Однажды, прибежав из школы, она застала возле дырки в полу, их кошку Мурку. Та сидела прямо над дыркой, пристально в неё вглядываясь. Причём коврик был задран, видимо это Мурка его сгребла когтистой лапкой. Света тихо стояла в проёме кухни и наблюдала за кошкой. Мурка, заметив девочку, внимательно посмотрела своими зелеными глазищами на неё и снова перевела взгляд на дырку. Светланка подошла к кошке и села с ней рядом:

– Ну, что ты там увидела? Запах учуяла, а, Мурочка?

Она спокойным и нежным движением руки погладила кошку и та ответила ей тем же: поднялась и потёрлась о коленки девочки. И только тут Света увидела, что из дырки в полу торчит нос Лариски! Она была в шоке!

– Что здесь происходит, девочки? Вы подружились что ли?

Мурка снова заглянула в глаза девочки и, вернувшись к дырке, села прямо над крысой. А Лариска при этом никуда не ушла, теперь из дырки выглядывал её блестящий и умный глаз.

– Фантастика! Ну, вы девчата даёте! – весело рассмеялась девочка!

Теперь Света точно знала: если крыса выйдет, ничего не случится, крыса себя в обиду не даст, но и кошке ничего не грозит. Она сказала об этом маме, но та, странно и долго глядя дочери в глаза, мягко отказала:

– Я тебе верю, Света, но делать этого всё равно не надо. Пусть всё останется, как есть.

Света не плакала и не закатила истерику, она только уговорила маму посмотреть на то, как она общается с Лариской. Мама не верила своим глазам! Всплеснув руками, повторяла умиляясь:

– Ну, надо же! Как она смешно пьёт молоко! Какая она светленькая! Какая она большая!

– Мааам, – воспользовавшись её настроением, заканючила Света. – Ну, давай её выпустим! Ты же видишь, она совсем ручная!

– Нет, доченька… так нельзя… это не правильно как-то… пусть всё останется, как есть.

И всё осталось как есть! Мама никому из членов их семьи не сочла нужным рассказать о тайне дочери. А время шло, и крепла привязанность и любовь двух разных существ. За день до момента, описанного в самом начале рассказа, случилось ещё одно немаловажное событие. Света, как всегда прибежав из школы, общалась с крысой. Она так увлеклась, что не услышала, как пришёл брат. Он тихо прошёл в кухню и встал у Светы за спиной. Она увидела его только после того, как он заговорил:

– А шо здесь происходит, сеструха? Ты чо там делаешь? Кто там у тебя? Крыса что ли?!

Вздрогнув всем телом, Света обернулась на голос, не зная, что ответить. Брат, такого же возраста, как и Света, был её близнецом. Высокий конопатый с кучерявыми светлыми волосами подросток, с любопытством смотрел на сестру голубыми чистыми, как небо глазами и ждал пояснений. И тогда Свете пришлось всё рассказать брату. Он проявил огромный интерес к крысе. Сел рядом и всё расспрашивал её: как она подзывает крысу, чем кормит, как они общаются? И она всё рассказывала ему и простучала мелодию, которой подзывает Лариску. А крыса почему-то ушла. Света подумала, что та испугалась чужого… «А мамы она не боялась… странно» – промелькнула мысль в голове девочки.

Потом наступил следующий день, после дня, с которого начался рассказ. Всё было, как всегда, но не совсем… что-то было не так в поведении Лариски. Крыса была грустной. Она долго неотрывно смотрела на девочку, как будто хотела ей что-то сказать, но не решалась. Такого раньше не было, и Света не знала что делать. С тревожным настроением, переданным крысой, она легла спать. Долго не могла уснуть, и ей казалось, что Лариска тоже не спит, а ждёт её. Утром мама с трудом растолкала Свету в школу. Не успев даже позавтракать, она на скорую руку покормила крысу и убежала. Уроки тянулись бесконечно долго. Кроме того, пришлось задержаться: сначала было собрание, потом дежурство в классе, а потом тренировка по легкой атлетике. Домой она пришла намного позже обычного. В кухне толпилось много людей – все домочадцы уже были дома. Она так и не смогла подступиться к своей любимице. Кроме того, у неё ещё в школе резко и сильно заболело горло и глаз. Боль прошла, но осталось что-то, что она не могла объяснить. Внутри неё поселилось странное, ничем не объяснимое чувство потери. В этот день, она так и легла спать, не пообщавшись с крысой…

Утром, во время завтрака, Света заметила забинтованную кисть правой руки брата. На вопрос, что случилось с рукой, он отмахнулся:

– Не переживай, сеструха, ерунда! До свадьбы заживет!

Когда все разошлись, Света, уже опаздывая в школу, попыталась позвать Лариску, но та не пришла… Такое уже было раньше, но последнее время (уже с месяц) впервые. Это очень удивило Свету. Она не знала, что и думать. Время поджимало, нужно бежать в школу, а она всё стучала и стучала по полу. В кухню вошел брат. Увидев, что она не отходит от дырки, он прикрикнул на неё:

– Беги уже! Опоздаешь ведь! А потом мать в школу вызывать будут и выговаривать ей! Ты этого хочешь?!

Света попыталась ему объяснить, что крыса уже сутки голодная! И тогда он её уверил, что с ней ничего не случится, «с этой твоей крысой».

– Иди уже – я сам её покормлю.

– Да? – неуверенно спросила Света, – покормишь? А если она не придёт к тебе?

– Кто? Крыса? Хы! Придёт! Куда она денется с подводной лодки! Жрать захочет, придёт!

И он чуть ли не силком вытолкал её из дома. Сам он уже второй день болел. Света ещё вчера относила в школу записку от мамы, что у него плохое самочувствие.

Вернувшись из школы, Света снова пыталась вызвать стуком свою Лариску. Она плакала, шептала ей нежные слова и, низко наклонив голову над дыркой, звала её, но крыса так и не пришла. И на другой день и на третий и через месяц…

(Я могла бы опустить совсем не детские переживания девочки и на этом завершить рассказ, но… у этой истории было продолжение.)

С момента разворота этих событий прошло несколько месяцев. В начале весны в их доме начался ремонт. Помимо шпаклевки и покраски, хозяева этой квартиры, решили поменять полы. Когда рабочие подняли пол на кухне, то под ним, на метровой глубине, засыпанной мелкой галькой они, с удивлением, обнаружили мумию огромной крысы. В широко открытой пасти у неё, пройдя через глаз, торчал громадный стальной крючок… Хозяйка дома, мать девочки, попросила рабочих вынести крысу и выбросить её подальше от дома. Она боялась реакции дочери, так как всё поняла. Но Света всё равно об этом узнала. Она не могла поверить, что такое вообще возможно! Что её брат, родной любимый мог так поступить! Она не плакала, она рыдала!!! Когда появился брат, Света сидела на диване тихая и раздавленная, уставившись в пол стеклянным остановившимся взглядом:

– Как ты мог?! Что она тебе сделала?!! За что?!!

Он же, размахивая кулаком перед её носом, заорал в ответ:

– Вот! Посмотри, посмотри, что она мне сделала, твоя крыса драная! Она меня чуть без руки не оставила! Вот смотри, шрамы до сих пор ещё не прошли!

Уже позже Света узнала все подробности этого убийства. Ей об этом рассказали во дворе. Ребята говорили, что её брат хвастался и всем рассказывал захватывающую историю расправы с «бешеной» крысой.

А было это так: когда он узнал о подружке своей сестры, то нарочно прикинулся больным, чтоб мама оставила его дома. У отца в рыболовных снастях лежали огромные крючки – такими обычно ловят очень крупную рыбу. Брат знал об этом и взял один такой крючок для крысы. Когда все ушли из дома, он попытался вызвать крысу, отстукивая мелодию, как это делала его сестра. Но крыса не пришла. Тогда он, нанизав на крючок кусок свежего мяса, протолкнул его в дырку. Толстую леску, державшую крючок, он обмотал вокруг кисти правой руки. И стал ждать. Ждал он довольно долго, минут двадцать. И когда, уже решив, что крыса не придёт, потянул наживку обратно и вот тогда, она рванула крючок! Мощность рывка была огромной! Его кулак, с намотанной леской врезался в дыру, до крови, разрубив кожу на кисти! Он не мог даже на секунду оторвать руку от пола. Крыса тянула его руку в дыру, благо меньшую по размеру, чем кулак и он ничего не мог сделать! Он не мог даже освободиться от лески, так сильно была затянута петля на его кисти. А крыса, чуть попустив леску, с новой силой вбивала его кулак в острые края дырки. Ещё неизвестно, чем бы всё это закончилось. По словам брата, он от боли чуть не потерял сознание, а кисть, туго обмотанная толстой и прочной леской, уже посинела. В отчаянии он как-то дотянулся до ножа, лежащего на столе, и перерезал леску. Кисть руки, изуродованная разбитая, вся в крови тоже демонстрировалась дворовым мальчишкам. И только после была промыта и перебинтована…

Эпилог

Почему крыса не сгнила, а мумифицировалась? Скорее всего, будучи смертельно ранена, она слышала стенания и плачь девочки, так как лежала в полуметре от дырки. Она видела еду, которую девочка всё равно бросала в дырку, но есть, и пить она не могла, так как её рот был заблокирован огромным стальным крючком. Умирала крыса долго и мучительно: от боли, от голода и полного обезвоживания…

Это подлинная история, не выдуманная и не приукрашенная. Всё произошло именно так. С тех пор прошли годы. Отношения сестры и брата так и не наладились. Она не держала на него зла – простила, но так и не смогла понять причину этого жестокого, ничем не оправданного поступка.

ЗМЕЯ

Море! Изумительно прозрачное море до самого дна. Она аккуратно заходит в воду, как будто боится нарушить гармонию подводного мира. Камни, обросшие изумрудного цвета травой, при каждом шаге выпускают капельки воздуха, щекоча лодыжки, икры, бёдра. Вода поднимается выше, смыкаясь над головой, и она плывёт. Длинные красные водоросли мягко, едва касаясь, обволакивают загорелое тело. Распущенные рыжие волосы путаются, мешают. Во всём теле напряжение и усталость. Но надо плыть. Куда, зачем? – вперёд. Там что-то очень важное. Что-то, о чём она знает, но забыла… Стайки рыб, переливаясь серебристыми струями, стремительно и равнодушно проплывают мимо. Ещё усилие. Ещё один рывок – там впереди заветная и, где-то глубоко в подсознании, никчёмная, абсурдная цель. Гибкое упругое тело бесшумно скользит в подводном царстве, сливаясь, сродняясь с ним. И вдруг! Она ещё не видит, но чувствует, что ЭТО рядом, ОНО её видит и ждёт!

Надо развернуться, надо уплыть из этого места, как можно скорее! Но тело, непослушное, чужое, по инерции плывёт вперед. Вот Оно! Рядом! Близко! – Огромные немигающие глаза, жёлтые, с огненными прожилками, с ярко-зелёной обводкой, а за ними гигантское переливчатое тело. Неимоверно длинное тело монстра – ЗМЕЯ!

Огромная, ужасная змея!!!

Глаза приблизились вплотную – не отступить, не отвернуться… Иииии!!! – Резкий, нарастающий звук пронзил мозг, сознание! Тело стремительно, реактивной ракетой, рвануло вверх – Ааааа!!! – и Юля, ещё не до конца проснувшись, подскочила на огромной, занимающей полспальни, круглой кровати. Звонил телефон. «Фу ты! Приснится же такое!»

– Алло? Что? Кто это?

–Рыжая, привет! – радостно и чуть возмущённо, забасил голос в трубке. – Меня не узнала, спишь ещё что ли?!

Звонил её родной брат Филипп.

– Привет, а время сколько? Сколько?! Уууу… чего звонишь в такую рань?

– Юлька, не ворчи, а просыпайся, давай. На море хочешь?

– Конеееечно…

Юля протяжно зевнула, обиженно потирая кулачком глаз.

– Я тут уральцев везу на микроавтобусе, и тебя могу на трассе подобрать. Ну, как? Давай решай побыстрей! Я минут через 15 буду возле твоей остановки.

– Ну, ладно. Подъезжай. Я щас.

Юля, златокудрая стройная молодая девушка могла, проснувшись в полдень, часами полуодетая бродить по своей двухкомнатной недавно отремонтированной квартире. А могла, как сегодня мобилизоваться в течение десяти минут и лёгкой Сильфидой выпорхнуть из уютного гнёздышка навстречу приключениям.

До места добрались быстро. Брат эффектно остановил автобус, чуть не на краю обрыва.

Море! Живое любимое море. Юлька его обожала. Море её успокаивало, восстанавливало силы и возрождало. В детстве мальчишки называли её акулой. Не злобно, а скорее уважительно: за умение великолепно плавать и нырять.

Уральцы радостной, шумной толпой вывалили из чрева автобуса и гуськом спустились на песчаный берег. Брат с сестрой, стоя на краю обрыва, насчитали тринадцать человек, трое из которых дети.

Бухта, в которую они приехали, миниатюрная, но одна из самых экзотичных, каким-то чудом сохранившая свою дикую первозданную красоту. Зажатый меж двух скальных нагромождений берег сверху напоминал подкову, пролежавшую не один век в море и обильно обросшую гигантскими ракушками.

С лёгкостью и изяществом Юлька быстро разделась и, набросив яркое полотенце на плечи, как воробушек поскакала вниз.

Ещё минута, и она с немыслимым наслаждением нырнула в изумительно прозрачное утреннее море!

Северяне пока осторожничали. Некоторые зашли в море по щиколотку, кто-то по колено. Как говорят в приморских городах «грели воду».

Жара ещё не обрушилась, не раскалила прибрежный песок, не растопила жирок на бледных, почти синюшных телах уральцев. Ещё рано. Солнышко ласково облизывало тела, но не обжигало.

Величественно и неспешно с горы спустился Филипп. Юлька из воды помахала ему рукой и залюбовалась: на фоне бесцветных тел северян его южный красно-коричневый загар и длинные, выгоревшие добела волосы смотрелись превосходно!

– Ээээ, народ, почему не купаетесь?! – забасил Филипп, обращаясь к уральцам и, обернувшись в сторону моря, крикнул – Юлька, как там водичка?

– Ииих!!! Класс! Идите все ко мне! – в очередной раз вынырнув из воды, весело отозвалась Юля и помахала им призывно рукой.

Народ на берегу ободрился, как будто, без команды – ну никак! И полез в воду.

Часа два всё было нормально. Все с удовольствием купались. Загорали на горячем песке. Шумно и весело резвились дети на мелководье, и тут началось!

Кто-то из уральцев увидел змею, которая выбросилась на берег с бычком в пасти. Что тут началось: визиг, крики, паника!

Филипп и Юля удивлённо переглянулись. Что здесь такого? Вполне привычная картина: морские змеи охотятся на бычков. Жалко рыбёшек, но что поделаешь? Змеям тоже надо питаться. Самое смешное, что Юлька наблюдала этих прелестных созданий (змей) с момента появления их всех в бухте. Не зря это место так и называлось «Змеиная бухта». Условия для размножения змей – идеальные! Огромные скалы с двух сторон на берегу и такие же в море. Плюс неприступность бухты делает её малолюдной, почти необитаемой. Мало того, ещё тогда, в юности ребята знали где, на каких скалах змеи оставляли свои кладки яиц. Это был ИХ ДОМ.

Народ сгрудился вокруг Филиппа с требованием увезти их в другое место.

Он пытался их переубедить, говоря, что змеи абсолютно безопасны, особенно в это время года и месяца (почти конец июля). Но всё было бесполезно!

Юлька, подставив лицо солнцу и широко раскинув руки, безучастно лежала в стороне на песке. Её окликнул брат. Он стоял рядом, переминаясь с ноги на ногу, злой и расстроенный. И вдруг, с высоты своего двухметрового роста, рухнул перед ней на колени:

– Выручай, Юлька! Не знаю, что делать? Сигареты есть? – Юлька протянула ему пачку сигарет и зажигалку. Прикурив и нервно затянувшись, он продолжил: – Понимаешь, они заплатили мне за весь день, а сейчас только одиннадцать. Куда их везти? По всему Азову, да и в проливе, сама знаешь, змей полно! Разве что на Чёрное – их там меньше, но есть! А добираться туда знаешь сколько?!

Юлька знала. Далековато. Чёрное море с противоположной стороны полуострова, ехать туда час – полтора. Сочувственно заглянув синими глазищами в небесно-голубые глаза брата, она театрально развела руками:

– Извини, но я-то чем могу помочь?

Филипп уже докурил сигарету и с неким ожесточением хоронил её, вдавив двумя пальцами в песок и украсив сверху расплавленной, пережившей динозавров, ракушкой.

– Юлечка, сестрёнка, я тут подумал. У меня в машине кулёк полиэтиленовый есть, я воды в него наберу, а ты туда парочку змеюшек запустишь. Лады? Ты ж их не боишься? А эти… убедятся, что змеи не такие уж страшные и останутся! Опять же детишкам развлечение. Давай, а?

Задача для Юлии плёвая. Она не просто не боялась змей – она ими восхищалась! Эти скользкие хищные и в большинстве своём ядовитые твари вызывали в ней дикий восторг!

Единственное, что всерьёз смущало девушку, и о чём она сказала брату – при поимке змеи испытывали шок, она это подсознательно чувствовала, поэтому обходилась со своими любимцами деликатно – не ловила их и не пугала, а просто наблюдала за ними со стороны.

Видя, что ситуация с каждой минутой обостряется Юля немедленно отправилась на охоту бурча под нос: «Хорошо ещё, день сегодня не жаркий. Если б была жара, да ещё эти страсти на берегу – жах!»

Минута, и она между острых, обросших травой и ракушками скальных нагромождений. Как же здесь красиво! Нависающие скалы образовывали арки и гроты. Вода, с тихим плеском подкатывала в образовавшиеся пустоты, пенясь, закручиваясь в миниводовороты. Трава в воде длинными шёлковыми прядями качалась из стороны в сторону, как бы танцуя под собственную музыку.

Пристально всматриваясь в воду между камней, Юлька заметила маленькую светло-серую змейку. – «Агааа. Вот ты где, красотулька? Ща я тебя, нежная моя, поймаааю.

Присев на небольшую скалу над змеёй Юля ждала, когда та полностью выползет из-под камня. Она сидела тихо, почти не дыша. Как только змейка перестала бояться тени нависающей над ней, она выплыла из укрытия и тут же не резким, но быстрым движением руки была поймана. Держа извивающуюся змею над головой, Юля позвала брата:

– Филька, кулёк неси, поймала!

На голос обернулись уральцы и замерли! Споры прекратились мгновенно. Сработало! Толпа, тихо перешёптываясь, обступила прозрачный кулёк. Все с опаской и удивлением, разглядывали пойманную змею. Гордо держа кулёк, Филипп, качнув головой, произнёс одними губами, обращаясь к сестре: – Дуй ещё за одной!

Вскоре в большом прозрачном кульке плавало три разноцветных змейки. Они, извиваясь длинными цветными шнурами, переплетаясь друг с другом, тщетно пытались выбраться из кулька. Уральцы с восторгом и нескрываемым восхищением наблюдали за змеями и за тем, как смелая девушка за ними охотилась. Дети требовали ещё и ещё, но Юлька переключила их внимание на ловлю бычков. Вскоре и дети, и некоторые взрослые с увлечением ловили крохотных бычков. Их, конечно же, бросали в кулёк со змеями. «Удивительные создания эти люди! – подумала Юля. – Только час назад умилялись «такими маленькими рыбками», и вот уже с удовольствием и с каким-то садистским наслаждением скармливают их змеям!» Девушка знала, что бычкам ничего не угрожает – змеи в таких условиях не охотятся, но они-то не знали!

День клонился к закату. Этот некогда безлюдный берег теперь напоминал цыганский табор. Немного уставшая от гомона и суеты, Юля медленно направилась к скалам. Дети и некоторые взрослые, предвкушая очередную поимку змеи, как бы незаметно, направились за ней.

В этой бухте у девушки было любимое место, закрытое скалами почти со всех сторон. Вот в это место она и направилась. Балансируя на скользких камнях, Юля чуть не свалилась в воду, и вдруг, прямо перед собой увидела хвост змеи. «Ух ты! Да ты не маленькая девочка, скорее взрослая тётенька» Уважительно глядя на медленно удаляющийся хвост, подумала девушка. Любопытство подтолкнуло её направиться за ней. Змея оказалась не просто большой, а огромной! Больше двух метров в длину и сантиметров 6 – 7 в диаметре! «Ничего себе монстрик!», – задумчиво и удивлённо подумала Юлька. Видя, что ещё мгновение, и змея нырнёт в воду, она бесстрашно схватила её за хвост. Змея, подтянувшись почти на уровень её лица и, широко открыв розовую с острыми серо-желтыми зубами пасть, глухо и злобно зашипела. От этого шипения у девушки невольно холодок пробежал по спине. Снующая лента раздвоенного языка вызывала животный страх. И, тем не менее, Юля залюбовалась этим совершенным созданием природы. Ооо, как змея была великолепна! Солнце, переливаясь на узорчатой коже, придавало ей фантастический окрас! Глаза золотисто-жёлтого цвета гипнотически завораживали. У Юльки, внимательно наблюдающей за движениями змеи, появилось какое-то странное чувство. Нечто неуловимое. Ещё секунду, ещё один миг, и она вспомнит… И вдруг, звонкий, детский голос разорвал напряжение:

– Мама! Я её боюююся! Она стафная! Мааамаа!

– Не бойся, видишь, тетя её поймала, она совсем не страшная, – отозвалась мать мальчика.

Всего на долю секунды девушка отвлеклась от змеи, и та резко метнулась ей в руку! «Ух-ты!» Тело отреагировало быстрее, чем мозг. Пальцы, на мгновение опередив укус, – разжались, и змея громко шлёпнулась в воду. Испуганная, побледневшая от происшедшего девушка стояла, вжавшись в скалу. Руки слегка дрожали. «Надо же! Ох уж эти… – нервно глянув в сторону перепуганных людей – у-ра-льцы!» – сквозь зубы, пробормотала Юля. Пристально всматриваясь в воду, она вновь увидела рептилию, изящно и быстро удаляющуюся от скал. «Хорошаааа» – в невольном восхищении подумала уже успокоившаяся девушка. Собираясь уходить, она услышала возглас ребенка:

– Сморииииите! Она уплываааает!

– Не волнуйся, сейчас нам тетя её поймает. Вы нам её поймаете? Ведь так? – обращаясь к Юле, нервно спросила худая невысокая женщина. Юля неприязненно посмотрела на неё: «Агаааа, щас! Разбежалась!»

– Смотли, смотли, щас тетя будет мылять за змеёй – Это уже маленькая и светленькая, как ангел девочка, сообщала высокому тщедушному мальчику.

Несколько мужчин и женщин оживленно начали спорить: нырнет девушка за змеёй в воду или нет?

«Боже, откуда вас столько набежало? – глядя в сторону людей, бестолково толпящихся у скал, подумала Юля. – Да не собираюсь я никуда нырять! Ишь, что придумали!». Она совсем не собиралась плыть за змеёй… это глупо! На такой глубине поймать змею невозможно. Да и не нужно! И девушка это понимала, как никто другой. Но эти люди, восхищавшиеся ею весь день, снова ждали от неё подвига. И вдруг, неожиданно для себя, она нырнула и поплыла под восторженное улюлюканье.

Она видела голову змеи, торчащую из воды метрах в семи. Расстояние между ними быстро сокращалось. Змея, почувствовав преследование, ушла под воду и вынырнула метрах в четырёх от девушки. Юля также поднырнула. Затем змея, затем снова Юля… И так они плыли и плыли…Всё дальше и дальше отдаляясь от берега. В ушах стоял громкий вибрирующий крик брата: Юююлькааа! Вернииись! А потом она уже не слышала ничего – было только море и – змея. Каждая клеточка её организма вопила: – вернись! Что ты делаешь, зачем тебе это?! – Ответов не было, одни вопросы: упрямство, глупость, бахвальство…Что?! Усталость мешала думать и размышлять здраво. Течение сносило их обеих – её и змею в открытое море, но обе упрямо продолжали плыть. Первой сдалась или победила? – змея. В очередной раз поднырнув, Юля столкнулась лоб в лоб с ней! Змея не уплыла, как раньше – она ждала….. их разделяло расстояние не больше двух метров. Юля видела всё её тело, увеличенное водой неимоверно длинное, просто гигантское, извивающееся тело! Оно матово переливалось, накручивая кольца, волнообразно вытягиваясь в сторону и снова закручиваясь в спираль. Змея нервничала. Но больше всего поразили девушку глаза: холодные немигающие переливчато-желтые с огненными прожилками и ярко-зеленой обводкой. «Не может быть!» то, что ускользало от неё весь день, молнией пронзило сознание! «Бооожееее! Это же сооон! Мой сооон!»

И вдруг, с невероятной отчетливостью и безысходностью Юля поняла, что умрет! Здесь. Сейчас. Змея слишком устала и готова атаковать. Ужас захлестнул, разлился, заполняя собой всё пространство сознания. Реальность гипертрофировалась, растворилась, уступая место СТРАХУ. Она не чувствовала своего тела и не могла дышать. Страшные холодные глаза приблизились почти вплотную – не отступить, не отвернуться. «Нееет! Нет!!! Мне ещё рано умирать! Нееет!!!» – Желание жить, ЖИТЬ, во что бы то ни стало! – вернуло её в реальность. Она вновь ощутила своё тело, живое, здоровое. «Нет, нет, нет! Я выжила во сне, а значит, есть шанс!»

Неотрывно глядя в глаза, как показалось Юлии, самой ЕЁ ВЕЛИ-ЧЕСТВУ ПРИРОДЕ, она взмолилась: «Отпустиии! Прости, меня глупую… отступлю, уйду,…простииии!!!»

Стараясь не сильно колебать воду, девушка нырнула, не переворачиваясь на живот, спиной. Раз и ещё, и ещё раз! Продолжая следить за змеёй. Расстояние между ними увеличивалось, но змея оставалась на месте. И тогда Юля, собрав все свои силы, перевернулась на живот и рванула к берегу! Она плыла так, как никогда не плавала! Юля позволила себе обернуться только раз, когда почувствовала под ногами дно. Змея плыла, но по другой траектории, к скалам – домой.

Выбравшись на берег. Юля наткнулась на испуганный взгляд брата. Бескровные губы, каким-то чужим, бесцветным голосом, прошептали:

– Зачем?

Как в бреду, она топталась среди уральцев. Они прикасались к ней, что-то говорили, набросили на плечи полотенце. Она ничего не видела и не слышала: «Зачем, зачем, зачем?» Кто-то внутри неё голосом брата повторял и повторял это слово, как заклинание. Молча, ни на кого не глядя, девушка взяла пакет со змеями и выпустила их в море.

Поднявшись на гору, она неподвижно сидела на краю обрыва, задумчиво и неотрывно наблюдая, как солнце медленно опускается в море. Ей вспомнилась мама. Мудрая, умная, всё понимающая мама… Когда-то, будучи подростком, Юля до безумия, до сумасшествия боялась пауков! И тогда мама, посадив её напротив, сказала:

– Запомни раз и навсегда, люди всегда боятся того, чего не понимают. Узнай о предмете своего страха больше, и он уйдет.

Юля пошла в библиотеку и прочла о пауках всё, что только попадало на глаза. Не сразу, но, как и говорила мама, страх отступил, притупился, а затем и вовсе исчез. Тогда же она прочла о змеях. Она помнила: укус морской змеи не смертелен, но приводит к частичной или полной парализации – на глубине это верная смерть. Во многих религиях змея является символом женского начала, мудрости и бессмертия. И, в отличие от других символов и знаков, наделённых энергией – змея – символ самой энергии. СИЛА В ЧИСТОМ ВИДЕ! Она знала это, знала…

Весело и шумно собрались, изрядно подрумяненные, уральцы. Почти каждая женщина несла громадный сиренево-пушистый букет – местное растение-колючка, с татарским названием кермек. Такой же букет вручили и ей, Юльке, глядя на неё сочувственно и восхищённо. Никто из них так и не понял, что же произошло на самом деле. Только брат догадывался, чем всё это могло закончиться.

Когда автобус тронулся, девушка, сидя у окна, так же задумчиво смотрела на море. Она вспоминала свой сон, сопоставляя его с реальностью. Размышляла о том, что наше подсознание посылает нам знаки. Значение которых люди ещё не научились распознавать.

Сегодня она впервые заглянула в глаза смерти и выжила, победив страх. Так один день, один эпизод, изменил всю её дальнейшую жизнь.

ПОДАРОК НА РОЖДЕСТВО

Новый год – сытый, пьяный, весёлый и суетный – ввалился в каждый дом в виде нарядных ёлок, недоеденных салатов и не распакованных подарков. И надо ж было Светлане на следующий день после шумного его празднования потерять в маршрутном такси перчатку! Обычную чёрную велюровую перчатку. Обнаружив пропажу, Света могла бы дождаться возвращения маршрутки и подобрать свою вещь, но она устала и замёрзла. Махнув от досады рукой и прикрываясь от порывов холодного рвущего полы пальто ветра, поплелась домой.

На следующий день позвонила подруга Юлька. Договорились прогуляться. Светлана тепло оделась и, подхватив старые белые варежки, выпорхнула на улицу.

Они долго гуляли в парке, вдыхая морозный насыщенный йодом воздух. Спустившись к морю, покормили хлебом грациозных, почти ручных лебедей, ежегодно прилетающих на зимовку. Светлана рассказала, как они весело встречали Новый год. На праздник приходила её мама со своим фирменным тортом «Подснежник» и друг мужа Никита.

– И, кстати, не один пришел, – многозначительно заметила Света.

– Да ты что! Неужто женился? – чуть громче, чем нужно спросила Юля.

– Подженился… ты ж всё носом крутила, вот он и не растерялся, привел какую-то…

Новость Юльке не понравилась. У них с Никитой что-то было, роман намечался, но не сложилось.

– Красивая? – вопрос прозвучал равнодушно, но Света поняла, что подруга всё ещё переживает.

Что ей ответить, что новая девица Никиты такая же яркая брюнетка, как и Юлька? Мало того, она чем-то похожа на неё. Поэтому Света как можно убедительней соврала:

– Да брось ты! Мышь серая… тихая и глупая…

Ответ Юльке явно понравился. Разбежавшись, она неожиданно прокатилась на накатанном детьми катке и, чуть не свалившись, рассмеялась заливисто и громко, заразив настроением и Светлану.

Подруги ещё гуляли бы, но погода испортилась: задул сильный колючий ветер, небо заволокло тяжёлыми тучами, и повалил снег. Мокрые хлопья налипали на шубы, шапки, лица. Вскоре молодые женщины стали похожи на двух милых снегурочек. Прикрываясь от ветра и снега – побежали домой.

В сумочке Светланы зазвонил телефон. Она, стянув с руки белую варежку, нащупала в сумке мобильник. Звонил её муж Виталий. Сообщив друг другу, где кто находится и начмокав друг друга виртуально, они разъединились. Телефон снова отправился в сумочку и подружки пошли дальше. Натянув на левую руку варежку, Света обнаружила, что правой варежки нет. Да что же это такое! Ещё одна потеря! Возвращаются на то место, где зазвонил телефон, и начинают искать. Света накануне рассказала Юльке о чёрной утерянной перчатке. Юля эзотерик и мистик, в приметы верит. С двойным рвением ищут варежку, а её нигде нет! Всё облазили, под каждый куст заглянули – нет! Как сквозь землю провалилась! Да и снега навалило! Как искать белое на белом? Ну что делать? Замерзли сильно, да и стемнело уже. Решили, что вернутся сюда завтра. Два дня искали, но так и не нашли. Светлана разозлилась: две потери подряд это уже слишком! Тут ведь дело не в варежках и перчатках – грош им цена. Дальше-то чего ждать? Каких потерь?

Время шло, но внутреннее напряжение и ощущение грядущих неприятностей не отпускало… – Ох уж эта варежка!

Муж неожиданно уехал в командировку. Опять! Света так расстроилась, что совсем забыла, что наступил ещё один праздник – Рождество. Напомнили звонки с поздравлениями. Позвонил и Никита. После короткого поздравления, спросил как там Юлька, есть ли у неё парень и всё такое. Света, конечно же, поинтересовалась его новой подружкой, но Никита весело сообщил, что они уже разбежались, характерами не сошлись. Прощаясь, он передал Юльке привет. Ух! – здорово-то как! Настроение у Светы резко подскочило вверх. Она вдруг засуетилась. Уже вечер. Крестники могут прийти, да и колядовщики нагрянут – срочно в магазин! Вышла и ахнула! Погода стояла по-настоящему рождественская. Ветер стих, и на изумительно бархатном небе тускло сияли звезды. Полукружие луны, обрамленное голубой дымкой, смотрело на неё нежно и ласково. На заснеженную обновленную землю торжественно и неспешно падал, падал, падал снег. Она не поняла, в какую минуту это произошло, но вдруг всей кожей, каждой клеточкой ощутила, что сегодня Рождество Христово! Что сегодня особенный день. И ей захотелось загадать желание. Светлана вдруг отчетливо поняла, что оно обязательно сбудется. И первое, что пришло в голову, это варежка. Да-да, белая потерянная варежка. И она загадала! Не сворачивая, Света пошла сразу на то место, где, как она думала, варежка упала. Оглядевшись, она, почему-то, решила зайти во двор пятиэтажного дома. Не было никого, ни одного человека, но тут из подъезда вышла пожилая женщина. В руке у неё было маленькое ведерко. Вдруг, неожиданно для себя, Света спросила, обращаясь к этой женщине:

– Простите, Вы случайно не находили здесь варежку… белую… такую… пушистую…

Женщина подняла на неё лицо и улыбнулась. Ласково так улыбнулась и закивала головой:

– Да-да, находила! Только не сегодня, а дня два или три назад… я её на дерево повесила.

И показала, рукой куда. Варежка висела на дереве, маленькая, грязная и такая незаметная на запорошенном снегом стволе. Боже, как Света ей обрадовалась! Отряхивая её от снега, она ощутила внутри себя такое необъяснимое тепло и счастье, что готова была разрыдаться или наоборот взлететь! Теперь она точно знала, что уже ничего плохого не случится, что всё, всё, всё будет хорошо!!! Она пожелала этой женщине здоровья и радости, поздравила её с праздником и готова была расцеловать! По дороге домой, она поздравляла всех и каждого: прохожих, продавцов, знакомых, соседей. Дома накрыла праздничный стол, зажгла свечи. Принарядилась, уложила свои светлые пушистые волосы в причёску и сделала вечерний макияж.

Крестники в тот вечер не пришли, но когда позвонили дети, колядующие каждый год на Рождество, она одарила их так щедро, что они даже растерялись! Светлана впервые одна отмечала этот праздник. И ей не было одиноко и грустно – нет! Наоборот – ощущение Божественного присутствия, защиты и покровительства не отпускало её ни на минуту. В тот день с ней произошло чудо. Реальное ощутимое маленькое чудо. Зазвонил телефон. Муж! Света точно знала, что это он:

– Алло? Виталик?! Как ты? Где?

– Любовь моя, Светочка, с праздником тебя, родная! Я уже еду, слышишь меня? – Еду!!! Скоро буду дома! Ждиииии…


СОВЕСТЬ

Чего в нас больше: правды или лжи?
Самим себе ответить так не просто.
Жизнь проживая, чем мы дорожим?
Что прорастёт: пшеница или просо?

Мечтает каждый свой исполнить долг:
Построить дом, взлелеять сад и чадо.
Но кто хоть раз себе ответить смог:
Кому всё это, в самом деле, надо?

По сути, жизнь не так уж коротка:
Из века в век одни и те же лица,
Но, правда, в том, что мы живём пока
Кто-то из нас опять переродится.

Чего в нас больше: правды или лжи?
И сколько масок довелось примерять?
Попробуй в правде сам с собою жить
И в высший разум в нас самих поверить.

ДВОЕ

Под огрызком линялой луны
Две судьбы, две души, два отчаянья,
Изначально обречены
На любовь, на запрет, на прощание.
Несвободны – обетов стена
Где-то там, за чертой мироздания…
Под луною он и она,
Совершенные божьи создания!




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 27.03.2019 в 12:36
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1