Дом у реки, роман, отрывок


Дом у реки, роман, отрывок
Зазвонил телефон. Максим ответил:
- Макс, как протекает почти семейная жизнь? Когда помолвка? Как живёт народ?
- Трудно живёт, Сергей. Даже не предполагал, что такое возможно.
- Выживает, хочешь сказать?
- На последнем дыхании… А что ты хочешь? Медицинские пункты закрываются. Людям приходится ездить на обследование в Туапсе, Геленджик, Краснодар. Вот соседке Новеллы нужна операция, У неё ноги отказывают. Ей пятьдесят три года. Поставили на очередь и сказали: «Ждите. В течение двух лет…» Пока принимает обезболивающие препараты. Заработала язву желудка. Благополучие таких посёлков, как Молдовановка, а их немало, зависит от проданных во время курортного сезона овощей, фруктов, мёда, грибов, солений, компотов, варенья. Жители таких посёлков, я с ними разговаривал, жалуются, что с каждым годом всё меньше покупателей. «Бедный нынче курортник пошёл», - сообщают. Да и работы в сёлах нет. А нужно собрать и отправить в школу детей, купить дрова, корм для скотины, птицы… не считая ремонта дома.
- Неужели, всё так плохо? – удивился полковник. – По телевизору…
- «По телевизору»! – возмутился Максим. – Пусть проедут по России от Владивостока до Калининграда и сами посмотрят на всё это… Боятся… Сидят в своих кабинетах. Я вчера вспомнил Гоголя…
- Николая Васильевича?
- И Шукшина.
- Василия Макаровича? Ты вспомнил. И?.. Мне нравятся твои
сопоставления. Интересно, что ты там в доме у реки на этот раз открыл?
- Так вот. Вспомнил я заключительную часть «Мертвых душ». Отрывок, в котором великий творец…
- Сравнивает Русь с тройкой, которой уступают дорогу другие народы и государства? Помню. Все зубрили этот отрывок. Как же!
- Он самый. А зубрить-то не нужно было. Понимать, дойти до сути надо. Я ещё в университете удивлялся: повесть о мошеннике и прохиндеях, а какая сильная, глубокая, потрясающая концовка, идеальное сравнение, - взволнованно говорил писатель, восхищаясь Гоголем и цитируя классика: «Русь, куда ж несешься ты? Дай ответ. Не даёт ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух…» Короче говоря, вчера в Интернете я прочитал рассказ Шукшина «Забуксовал» и был потрясён не меньше. В рассказе отец задаёт сыну вопрос: «Валерк, а кто на тройке-то едет?» - «Селифан». – «Селифан-то, Селифан. То ж – кучер. А кого он везёт-то, Селифан-то?» - «Чичикова», - отвечает сын. – «Так… Ну? А тут – Русь-тройка… А?..» - «Ну. И что?» - задаёт вопрос сын. – «Как что? Как что? Русь-тройка, всё гремит, всё заливается, а в тройке прохиндей, шулер… Вот так номер! Мчится вдохновлённая Богом, а везёт шулера. Это что же выходит?» - Не так ли и ты, Русь?.. Тьфу!..» Вот тебе и Василий Шукшин! Какое сравнение сделал. Дальше пошёл отец к учителю литературы, соседу, и рассказал о своём понимании отрывка: «Так это Русь-то Чичикова мчит? Это перед Чичиковым шапки снимают?» Учитель удивился, но в конце разговора сказал Роману – отцу его ученика: «Надо сказать, что за всю мою педагогическую деятельность, сколько я не сталкивался с этим отрывком, ни разу так вот не думал… Вот ведь! И так можно, оказывается, понять. Нет, в этом, пожалуй, ничего странного нет… Вы сынишке-то сказали об этом?» - «Нет. Ну, зачем я буду?..» - ответил Роман. – «Не надо. А то… Не надо». Я упустил до этого отрывок, - поправил себя Максим: «Какая же гордость, если в тройке шулер?.. А может, - продолжает отец ученика, - Гоголь так и имел в виду: подсуроплю, мол, пока догадаются, меня уж живого не будет. А?»
Полковник внимательно слушал Максима и подписывал документы. Подписав их, он поинтересовался:
- Макс, Шукшин, без сомнения, поднял тему. Но…
- Дослушай, - прервал Максим друга и возбуждённо продолжил: – Я перевёл стрелки классика на наше время и поразмыслил: кого мчит Русь-тройка сегодня? Кто в карете? А мчит она, не Богом вдохновлённая, олигархов, чиновников, судей, банкиров, взяточников, мошенников, шулеров, прохиндеев, депутатов с их бесчисленными помощниками. И всю эту… А они в карете гульбу устроили – пьют шампанское и икрой закусывают… А народ стоит вдоль дороги и шапки снимает… Мы теперь больше поданные, нежели граждане. Народ-то уже не в состоянии прокормить их. Много безработных, да и оказавшихся за чертой бедности. Что взять-то с них? Казну не наполняют. И эти «ездоки на тройке» быстро решили, как продолжить гульбу. Их сегодня обслуживают нефть, газ, алмазы, золото, пушнина… Присосались к природным ресурсам земли российской. Вот до чего добрались. У всех акции, облигации, доли… Дети больших чиновников, политиков проживают за границей. Да и родители имеют по нескольку гражданств. А если что – создана национальная гвардия. Семьдесят третье место в мире по борьбе с коррупцией! Что это за борьба такая?! Девяностое место по уровню жизни. Они-то обеспечили себя, детей, внуков, правнуков на много лет вперёд. Даже стабилизационный фонд упразднили. Пенсионный возраст даже подняли, мол, позаботьтесь о себе, милые, сами… И теперь тройке с гордым названием «Русь» другие народы и государства не уступают уже дорогу и, косясь, не хотят посторониться. Закрыли дорогу санкциями. Санкциями против тех, кто в карете сидит, кого она, Русь, мчит…Так что, остановилась тройка у шлагбаума на границе. Старшой спрыгнул, подошёл к шлагбауму, прочитал надпись: «Санкции», и гаркнул: «Поворачивай! Мчи нас, Русь-тройка, по России, по Федерации, из конца в конец по необъятным просторам нашей земли… В Крым завернуть не забудь…
- Чиодаев, Чиодаев, остановись! Я тебя просто спросил, для завязки разговора, а ты прочитал мне целую лекцию. Я впечатлён. Сворачивай к нашим делам.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Миниатюра
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 24.03.2019 в 19:04
© Copyright: Владимир загородников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1