Остров Мрака. Глава 7, Дорога скелетов


Вечером я был в доме Библиотекаря. Солнце недавно село, и жена хозяина жилища уже спала. Но нам с Библиотекарем было не до этого.
Сегодня в деревню вернулась украденная когда-то ведьмами книга зачарований, и я, как пришелец с другой планеты (так, впрочем, и было), сразу же воспылал к ней интересом. Мне любопытно было узнать, как же она действует. По рассказам жителей посёлка выходило, что книга в сочетании с обсидиановым столом ну просто творит чудеса, но я в данном случае не был столь доверчив, чтобы принять эти истории за чистую монету. Я желал лично убедиться в правдивости свидетельств моих соседей.
Специально для этого я пришёл к Библиотекарю, взяв с собой уже не новый на вид деревянный меч.
– Зачаруй, а?
– Это можно, – ответил «мудрец в белых одеждах».
– А точно получится?
– Уверен.
– Ну ладно. – Я дал ему свой меч, и ритуал начался.
Библиотекарь положил меч на стол зачарований так, чтобы эфес оружия висел в воздухе справа от нас, сидящих на полу перед всей этой якобы магической установкой, а лезвие лежало на центральном ряду алмазов, вставленных в ровную обсидиановую поверхность, и водрузил поверх деревяшки ту самую книгу.
Ну, «стол» – это не совсем правильное название для той установки, на которой сейчас находился мой меч. Это вообще-то был гладкий чёрный параллелепипед длиной в семьдесят, шириной в сорок и высотой в пятьдесят сантиметров. Много же пришлось работать создателю этой штуковины… Надо будет по окончании ритуала спросить об этом у Библиотекаря. Хотя не исключено, что он про это ничего не знает.
А тем временем мой друг продолжал своё, мягко говоря, необычное занятие. Он открыл книгу (а это на самом деле была книга – толстая, с настоящей кожаной обложкой) примерно на середине; я увидел, что страницы из толстой желтоватой бумаги испещрены причудливыми непонятными символами без всяких пробелов. И что же всё это означает?
Внезапно эти не знакомые мне буквы вспыхнули ярко-рыжим огнём, быстро пропустили через себя весь спектр, вернулись к оранжевому цвету, неожиданно взорвались белым (я даже глаза зажмурил)… Библиотекарь стал бормотать что-то, я сначала подумал, будто он просто говорит слишком тихо, чтобы я его расслышал; однако вдруг я понял, что прекрасно различаю слова, вот только смысл их от меня ускользает, ибо язык, на котором сейчас говорит Библиотекарь, мне совершенно неизвестен. Наверное, это его родное наречие…
Вскоре до меня дошло, что житель просто читает то, что, очевидно, написано в книге, благо символы вновь приобрели изначальный чёрный цвет. И ладно бы он просто читал, так ведь нет же: в то время как он произносил свои странные сентенции, по книге и мечу постепенно расходилось какое-то диковинное фиолетовое пламя… Оно явно не было горячим: я, находясь в полуметре от него, не почувствовал никакого тепла, да и страницы прочитываемой Библиотекарем (как бы это назвать-то?..) инкунабулы почему-то не спешили обугливаться и съёживаться от жара.
Это что, настоящая магия?! Да ладно! Нет, ни в жизнь не поверю!.. О, звёзды… Мои представления о единственности моей родной обитаемой планеты уже пару недель назад разрушились, а теперь уничтожалось и моё твёрдое убеждение в том, что волшебства не существует!
Я стал вспоминать физические законы, которые знал, и примерять их на то, что в данный момент на моих глазах творилось. Откуда бралась энергия для поддержания этого сиреневого огня? Что, обсидиановый ящик – типа резервуар этой силы? А бриллианты – вроде выходов проводов на поверхность? Ну нет…
Электричество? Не знаю насчёт обсидиана, но алмазы точно его не проводят. Да и вообще…
Короче, всё, я сдаюсь: магия существует. Нельзя не учитывать, что в мире «трёх девяток» могут действовать свои законы физики.
Библиотекарь дочитал разворот до конца, закрыл книгу и убрал её в свой сундук – такого же, как и у меня, кубометрового объёма. А на мече осталось выглядящее ну просто сюрреалистично фиолетовое пламя.
Ритуал был завершён. Настало время для расспросов.
– Откуда у тебя эта книга? – накинулся я на возвращавшегося ко мне от сундука Библиотекаря.
– Семейная ценность, – ответил он, садясь на корточки рядом со мной. – Написана на особом диалекте нашего старого языка, в словах которого заключена особая сила. С её помощью можно зачаровать почти всё, что угодно, вот только чем тяжелее усиливаемый предмет, тем больше маг тратит энергии. Поэтому мы зачаровываем лишь самые нужные вещи, например, броню или оружие, а не, скажем, дома или факелы, чтобы одни вечно стояли, а другие – вечно горели. Это просто невыгодно.
– А стол? Тоже – семейная ценность?
– Ну да. Он помогает сфокусировать исходящую из книги силу и влить её в зачаровываемый предмет. Обсидиан – это, понимаешь, такая штука… очень сильная…
– Кстати, откуда здесь это… «вулканическое стекло»? магма вроде поблизости на поверхность не выходит…
– Это далековато – несколько миль на запад. Там сейчас, кажется, база зомби…
– Ага…
Я припомнил фрагмент карты местности из тетрадки Смита, которая сейчас покоилась на дне моего сундука. Горы в десятке километров на запад и ещё надпись: «Портал в ад. Контроль»… Может, это всё как-то связано?
– О, смотри! – вывел меня из задумчивости громкий шёпот Библиотекаря.
Я увидел, что он стоит и глядит в окно, специально для меня показывая пальцем куда-то вдаль, и поспешил к нему.
Снаружи бродил эндер. Наверное, не слишком частое явление, раз Библиотекарь так разволновался. Хотя что в этом особенного? Ну, я-то уже ничему не удивлялся: в последнее время моя картина мира кардинально поменялась несколько раз подряд, так что теперь поразить меня чем-то было очень и очень трудно.
Эндер не проявлял излишней активности; его нижние конечности шевелились нарочито медленно, как будто он никуда не спешил. Да и куда ему торопиться? Я попытался представить, какие у эндера могут быть дела, и у меня, если честно, ничего не получилось. Вероятно, эти существа – не нашего уровня бытия; им до нас просто нет дела.
Несколько метров шагом вдоль противоположного для нас берега реки, телепортация на пару метров в сторону… Эндер бродил туда-сюда, словно искал что-то. А может, это был его обычный стиль ночной прогулки?
– А внутрь домов эндеры могут перемещаться? – спросил я.
– Не знаю, – ответил Библиотекарь, неотрывно следя взглядом за чёрным созданием со светящимися сиреневыми глазами, по цвету похожими на пламя зачарования. – Никогда ещё они так не делали.
– Это меня и пугает. Неизвестность, знаешь ли, страшнее дурных известий. Nonewsisbadnews, – переиначил я английскую пословицу.
– Он не нападает первым, и это уже меня устраивает, – немного резко откликнулся мой друг. – Но выходить туда, к нему, ночью всё-таки страшно…
– Подождём, – сказал я. – И всё же – что он там хочет найти?..
Эндер побродил ещё несколько минут и ушёл. Лишь после этого я прощался с Библиотекарем, взял свой зачарованный меч и направился к себе.
Элла меня, наверное, заждалась…

Следующим утром, когда Элла отправилась к реке, чтобы нарвать тростника и сделать из него бумагу (она уже знала – как), а я, сидя на верхней ступеньке крыльца и созерцая пейзаж, наслаждался завтраком, которым меня, как обычно снабдил Мясник, – я услышал чьи-то приближающиеся со стороны остальной деревни шаги и повернул голову на их звук.
Элла находилась в совершенно другом направлении от меня – метрах в пятидесяти вверх по течению, – так что это была точно не она. К тому же, я всё ещё видел её – краем правого глаза.
Из-за углы дома выглянул Бронник (по его неуверенному виду я понял, что он, во-первых, вообще нечасто выходит наружу, а во-вторых, довольно редко ему что-то бывает нужно от других жителей), подошёл ко мне, поздоровался и, ещё раз (я бы даже сказал – опасливо) оглядевшись, сел рядом со мной на нагретый в меру жарким солнцем камень.
Я заметил, что он каждые две секунды мельком посматривает на меня и держит рот приоткрытым, видимо, желая начать разговор, но в то же время не решаясь сделать это, – и мне захотелось ему с этим помочь.
– С добрым утром, – сказал я. – Так и будешь молчать или расскажешь всё-таки, что тебе нужно?
Бронник вздохнул с облегчением (похоже, он ждал этого моего вопроса), негромко прочистил горло и заявил:
– Понимаешь ли, какое дело… Помнишь, ты в шахте работал, железо добывал?
– Ну да, – ответил я. – И что с того? Ещё надо? Переплавил уже свои три центнера?
– Нет-нет! – замахал он руками. – Руды у меня пока более чем достаточно… Но хотелось бы чего-нибудь… нового… золота или там алмазов… Не мог бы ты?..
– Понятно всё, – сказал я. – Отпуск кончается, снова пора в шахту? – Бронник закивал. – Тогда – мои условия: пятидневная рабочая неделя; если на меня кто-нибудь нападёт, то следующий день – выходной; максимум шесть часов труда в сутки; и последнее, самое главное… – (Я не скрывал злорадной усмешки при виде мрачнеющего лица моего собеседника, а под конец выдал откровенно мстительную улыбочку.) – …железный меч – в подарок!
От такой невиданной наглости глаза Бронника едва не вылезли из орбит.
– Ты… ты… – выдавил он, потом около полуминуты приходил в себя и в конце концов произнёс: – Согласен на всё, кроме последнего. Ну, хочешь, буду вместо этого платить тебе на четверть больше?
– Да ладно тебе, – отмахнулся я. – Я просто проверял, на что ты готов пойти ради своего единственного поставщика материалов, и в который раз убедился в твоей просто нереально зашкаливающей жадности. А я-то думал, что евреи живут только в моём мире; оказалось – ничего подобного!..
– Я рад, что мы договорились, – сухо сказал Бронник, встал и, не оборачиваясь, пошёл к себе.
Обиделся, наверное. Ну, я хотя бы правду ему открыл. Указал, скажем так, на его главный недостаток. А он-то не мог мне симметрично ответить, потому что ни к чему не мог во мне придраться.
Ничего, всё пройдёт. Главное – больше не перегибать палку в беседе с ним, а то всё же охоч я до бесплатного оружия, которым Бронник как раз и заведует…

…И вот мы с Бронником снова в шахте: он высматривает золотую жилу, а я с киркой в одной руке, горящим факелом в другой и мечом, привязанным верёвочкой из продольно разрезанного тростникового стебля к моей ноге, топчусь позади. Моя очередь взяться за работу пока не наступила.
Мы уже пытались вымывать золото на берегу реки, но у нас, естественно, ничего не вышло. Если этот жёлтый металл здесь и есть, то – глубоко.
Смит писал, что в шахте было добыто около полкило золота, но я обшарил всю деревню, так и не обнаружив, куда оно подевалось. Только на мой прямой вопрос Бронник ответил, что с десяток лет назад зомби в одно из своих нашествий украли ценный материал – вместе с полным комплектом железных доспехов, который вынесли прямо из дома Бронника, оттого что хозяин забыл плотно закрыть дверь. С тех самых пор он и боится всяких диковинных существ, будь то крипстеры, зомби или скелеты.
У меня сразу же появились нехорошие мысли, но я предпочёл на какое-то время убрать их подальше и сосредоточиться на предстоящей работе. Если, конечно, Броннику удастся что-нибудь найти.
Вдруг мне послышался далёкий, постепенно нарастающий звук шагов по камню, сдобренный ещё более тихим шорохом гравия. Как я это расслышал, сам не пойму; но мы сами производили не так много шума, чтобы заглушить приближающиеся акустические колебания.
По всей видимости, кто-то шёл прямо к нам.
Звук явно доносился откуда-то с севера, а мы, оказавшись под землёй, направились прямо от входа – на восток. Мы стояли на ровной площадке, на которую перешли по узкому каменному мостику, и были, во-первых, почти что отрезаны от выхода на поверхность, а во-вторых, видны, как на ладони, освещённые факелом, который я сжимал во вмиг вспотевшей от подобных рассуждений руке.
Если этот кто-то идёт к нам с болот, то, значит, это…
Я попытался по звуку определить расстояние. В шахте, как в пещере, была хорошая акустика, и всё было прекрасно слышно на некотором, а иногда – и на немаленьком отдалении. У меня выходило, что очень приблизительно до источника шума было метров пятьдесят. Таким образом, наш незваный гость находился всё ещё за дырой в северной стене шахты, в полной темноте, и увидеть его мы пока не могли.
А когда увидели бы, может, было бы уже слишком поздно.
Звук всё приближался. Я осторожно тронул обследующего стены Бронника за плечо, а когда он обернулся, шёпотом спросил:
– Слышишь?
Он медленно кивнул.
– Что это? – поинтересовался он, изо всех сил стараясь говорить не громче меня.
И вдруг шаги прекратились.
Я понял, что это означает, быстро воткнул факел в ближайшее стенное углубление и скомандовал:
– Ложись! – чему сам подал пример.
Бронник, ничего не понимая, плюхнулся на холодный камень, и в этот момент прямо над нами пролетела стрела, – вне всякого сомнения, выпущенная «пришельцем с болот», который только теперь соизволил войти в исследуемую нами подземную полость.
Как обычно: скелет с луком в руках и боезапасом к нему в отверстии тазовой кости.
Бронник тихонько завопил от ужаса, но я шикнул на него, приказал: «Тихо! Лежи и не двигайся!» – а сам выхватил меч, порвав тоненькую верёвочку, максимально неожиданно вскочил на ноги и бросился к узенькому мостику. Только так я смогу добраться до скелета, чтобы изрубить его в сушёную цветную капусту.
Я хотел побыстрее пронестись над пропастью, чтобы не позволить скелету нормально прицелиться, а если он и пальнёт на опережение, встретить стрелу на просторной ровной площадке.
Не получилось. Он всё-таки успел снова прицелиться и выстрелил, когда я не пробежал и половины мостика. Тонкая палка с металлическим наконечником на хорошей скорости просвистела не более чем в пятнадцати сантиметрах перед моим корпусом, заставив меня отшатнуться. «Наверное, научились монстры держать лук вертикально», – промелькнуло в голове.
Но столь внезапная остановка не пошла мне на пользу. Я почувствовал, что теряю равновесие; ещё не успел испугаться, как вдруг мои ноги подкосились и соскользнули с мостика. Я полетел вниз, в бездну.
Подчинившись какому-то не осознанному мной рефлексу, моя свободная (левая) рука взметнулась верх и в последнем порыве отчаяния ухватилась за пыльную каменную поверхность.
Я повис над чёрным провалом, дна которого не увидел бы, даже если бы посмотрел вниз. Но мне почему-то не хотелось этого делать.
Будь на моём месте кто-нибудь другой, он бы сразу же запаниковал и уж точно свалился бы в пропасть. Вот только там в данный момент находился именно я, человек не то чтобы трусливый, но всё же не безгранично смелый, а, скорее, расчётливый. Я не боялся, потому что верил в себя и в то, что с большой вероятностью (разумеется, по моим собственным подсчётам) смогу выбраться на площадку прямо под выходом.
– Файтер!.. – испуганно крикнул Бронник, скелет и в его сторону выпустил стрелу, житель снова заорал от страха, неуклюже поднялся и убежал куда-то в темноту.
Я решил больше не обращать на него внимания, а переключить своё сознание на процесс самоспасения.
Вытянув вверх и вторую руку (с мечом), я вцепился в край мостика мёртвой хваткой, подтянулся (недаром у меня в школе была пятёрка по этому нормативу), закинул на узкую дорожку ноги – и абсолютно непредсказуемо прыгнул вверх и вперёд – к нужной мне площадке. При этом я совершенно неожиданно для себя перепрыгнул летевшую в моём направлении стрелу, которая, несомненно, попала бы в цель, задержись я в лежачем положении ещё на долю секунды.
Моя затея удалась: я приземлился на ноги по другую сторону провала.
Я же говорил, что спасусь.
Но это была лишь промежуточная задача. Теперь надо добраться до скелета (и при этом по возможности остаться целым и невредимым) и обезвредить его.
Этим я сейчас и займусь.
Против скелета даже простой деревянный меч – серьёзное оружие, а уж зачарованный – как гранатомёт против обыкновенного ножа. Если я подберусь к врагу хотя бы на метр, то он не проживёт и пары секунд.
Я побежал по направлению к незваному гостю. Десяток шагов прямо, затем спрыгнуть на другую площадку, парой метров ниже, и – снова прямо. Главное – от стрел уклоняться.
Факел светил, конечно, слабо, но мне было видно, как скелетик поспешно отступил к дыре в стене, выстрелил и скрылся во тьме. Я отбил вбок ботинком летящую ко мне стрелу и продолжил движение к агрессору. С ловкостью паркуриста спрыгнул вниз и побежал уже помедленнее, держа меч наизготовку для решающего и завершающего все дела удара.
Я двигался, пригнувшись, и следующая стрела прочертила воздух чуть выше моей головы. Хм, а меткость стрельбы у скелетов в последнее время резко скакнула вверх. И это для меня не очень хорошо. Но что поделаешь: надо просто приспособиться к новым правилам этой необъявленной войны – и выиграть её, по возможности раз и навсегда!
Чёрт, а ведь если скелет заманит меня в темноту, я не смогу полноценно с ним драться; мне придётся ориентироваться разве что по звуку шагов и почти неслышному свисту летящих стрел. А тем временем противник будет всаживать в меня свой боезапас…
Ладно, мысли в сторону. Пора заняться делом.
Я пригибался до половины собственного роста, медленно, осторожными шажками подбираясь к дыре неровной полуовальной формы. Враг, кажется, всё ещё скрывался чуть сбоку, за стенкой. Надо было не потревожить его, судя по всему, чувствительный слух.
М-да, видимо, скелеты вообще не знают, что значит – пригнуться. Очередная стрела, пущенная высунувшимся на мгновение агрессором, ушла в пустоту на высоте около полутора метров, пролетев параллельно моей спине. Очевидно, скелет понял, что я уже нахожусь в опасной близости от него, и отбежал подальше: я отчётливо услышал стук костей о каменный пол. Но, похоже, недалеко: шаги не затихли постепенно вдали, а просто прервались – судя по громкости, метрах в тридцати от меня.
Всё-таки, наверное, придётся сражаться вслепую.
А чтобы скелету было труднее понять, где я… Я быстро разулся, оставшись в одних носках, и поставил ботинки сбоку от дыры, чтобы найти было легко. Надеюсь, никто их не украдёт, иначе Бронник потребует с меня изумруд за новую пару обуви. А местным производителям я доверял не так сильно, как тем же людям из моего родного мира.
Ну, держись, скелет, я иду!
Всё ещё нагибаясь, я заспешил к предполагаемому местоположению противника. Камень был холодным, и ступать по нему без ботинок оказалось не очень приятно. Но я старался не думать об этом, выискивая взглядом светлую фигуру скелета.
Ага, кажется, вижу, но очень смутно. Всё-таки факел уже довольно далеко…
Стрела чиркнула по стене рядом со мной, и я невольно присел. Выждал пару секунд и, чуть привстав, двинулся дальше, догоняя скелета, который, по-видимому, решил не останавливаться на достигнутом и теперь заманивал меня всё дальше.
А надо ли это мне? Путь себе убегает, а я лучше вернусь к Броннику. Наверное, отключился от страха, что меня так долго нет…
Я стал красться обратно. Вдруг моя нога в носке шаркнула по полу. Прозвучало это, на мой взгляд, не очень громко, но скелет явно услышал, насторожился и выстрелил на шум.
Что-то больно кольнуло меня в ногу где-то повыше колена. Попал всё-таки скелетик. Неглубоко, кажется, стрела проникла, но ощущения, мягко говоря, не слишком приятные.
Я выдернул примитивный снаряд из ноги, ощутил кровь на пальцах и чертыхнулся. Не удержался – вслух. Ещё одна стрела упала мне прямо под ноги.
Выманю-ка я его сам – поближе к свету, а то сражаться неудобно. Даже фиолетовый огонь, которым меч сочится, не помогает: во мраке его едва видно, так что в фонарик после зачарования моё оружие не превратилось. Обидно.
Я продолжил отступление. Снова прошёл через дыру в стене – только на этот раз с другой стороны, обулся. Скелет должен меня услышать.
Я пробежался по шахте, стараясь издавать побольше шума и надеясь, что монстр на это клюнет. Спрятался за отвесной стенкой, к котором была приделана верёвочная лестница, стал ждать.
Прошло секунд тридцать; выстрела не последовало. Может, стрел немного осталось, вот и экономит. Я выглянул из-за каменной колонны – и тут же спрятался опять: наконечник стрелы мне чуть нос не отрезал.
Ч-чёрт… Я должен к нему подойти, иначе вся эта свистопляска никогда не закончится. А мне ещё работать надо.
Я не стал снимать ботинки – подвернул штанины выше колен и просто-напросто пополз, сжимая рукоять своего меча, объятого призрачным сиреневым пламенем.
Ещё две стрелы пролетели надо мной – и убили бы, иди я, выпрямившись в полный рост. Я увеличил скорость до приемлемой и понёсся вдогонку за врагом, вновь решившим убежать в тёмный туннель.
Хватит с меня. Настигну и порешу, чтобы другим неповадно было. А то чего зря время тратить.
Скелет убегал. Я поднялся на ноги и, пригнувшись, помчался следом. Он уже, кажется, расстрелял весь свой боезапас, значит, теперь «превентивный огонь» открывать вряд ли будет. Если только где-то в подземных коридорах у него нет заначки как раз на вот такой случай.
Впрочем, об этом думать нет времени: я, похоже, догоняю скелета. Сейчас повеселюсь…
Я держал меч поперёк груди, готовый отбить очередную стрелу. Пока воздушное пространство было чистым. По-моему, скелет знал, что я его преследую и ему, скорее всего, уйти не удастся, но всё равно продолжал бег, цепляясь за свою (думаю, это нужно писать в кавычках) жизнь.
Что, трудно стрелять в движении? А вот мечом махать – легко!
Я всё же настиг потрепавшего мне нервы монстра и одним ударом перерубил его (тоже, наверное, в кавычках) тело примерно на уровне груди. Скелет рассыпался не хуже потревоженного карточного домика – разбитые трухлявые кости разлетелись в стороны, образовав на полу тёмного коридора черту от стены до стены.
Наконец-то.
Я посмотрел вдаль, в черноту туннеля. Интересно, как далеко он идёт? Надо будет проверить. Не сейчас, позже.
Сейчас как раз пора идти успокаивать Бронника. На поверхности вроде самоуверенный жадюга, а как только приходит опасность, сразу превращается в трусливого паникёра.
И вот как с таким напарником обследовать пещеры в поисках полезных ископаемых, а?

Золота мы в тот день не нашли. Удалились метров на триста к востоку от входа – и ничего не обнаружили. Железо, кстати, было, но нас оно в тот момент не интересовало.
Мы поднялись наверх. Бронник мигом исчез внутри своего дома; я же неторопливо направился к своему.
Элла была там – плела «коврик» из продольно разрезанных стеблей тростника, раскладывая их на позаимствованной (непонятно каким образом) с крыши доске. Вторая длинная прямоугольная деревяшка была прислонена к стене рядом с, так сказать, «бумажным комбинатом».
Элле, кажется, было не до меня. Поняв это, я решил придерживаться такой же тактики. Вошёл, с невозмутимым видом сделал несколько шагов вдоль стеночки, вытащил из сундука пару факелов и свой пиджак, со времени моего прибытия в этот мир пришедший почти в плачевное состояние. Накинул пиджак, а факелы засунул в карманы фитилями вниз, благо места там было достаточно, чтобы простейшие осветительные приборы не вываливались наружу.
На ум пришла дерзкая мысль. Я взял из рук Эллы только что разрезанный стебель и привязал им меч к штанине. Улыбнулся возмутившейся было подружке и вышел.
От дома до шахты было недалеко. Во всяком случае, ближе, чем от неё до дома. Это, конечно, субъективная оценка, но для меня она стала единственной и непреложной истиной.

Факел, который я по окончании рабочего дня вынул из стенного углубления в восточной части шахты, был ещё пригоден к использованию, и я подумал, что нечего добру пропадать. Поджёг фитиль перед дверью из туннеля в подземную полость, храбро шагнул в темноту, потоптался пару секунд на маленьком выступе и, глубоко вздохнув, стал спускаться по верёвочной лестнице.
Спрыгнул с нижней, сильно прогнувшейся под моим весом ступеньки, я походил взад и вперёд по площадке с поднятым вверх факелом, пытаясь осветить как можно большее пространство и удостовериться, что здесь совершенно пусто и моей жизни абсолютно ничего не угрожает. Вроде никакой активности не заметил. Ну да ладно. Надо будет – отобьюсь.
Подошёл к северному краю ровного пространства, ещё раз вздохнул и, присев и упёршись руками в камень (факелом, кстати, при необходимости тоже можно упереться), прыгнул вниз. Приземлился не очень удачно: ступни ног отозвались болезненным криком потревоженных нервных окончаний, и я зажмурился от избытка неприятных ощущений, на короткое время потеряв контроль над обстановкой. Ведь пара метров всего здесь глубина, в прыжке с разбега можно руками за край зацепиться и подтянуться, а показалось, что упал с вышки в бассейн, который почему-то забыли наполнить водой. Ладно, в следующий раз буду умнее.
Я старался шагать потише, но ботинки всё равно предательски грохотали об пол, заставляя меня проявлять ещё большую осторожность, но, увы, с тем же результатом. Впрочем, какое мне дело: я-то знаю кратчайший путь в деревню, так что смогу выбраться, даже если мне придётся бросить факел, оставшись в полной темноте. Вряд ли скелеты умеют лазать по верёвочным лестницам.
Я зашёл в северный коридор, по которому не далее как сегодня преследовал ходячий костяк, и направился прямо. За дырой в стене, кроме этого, находился ещё один коридор, ведущий вправо, на восток, но он был мне неинтересен. Оттуда, знаете ли, нежить пока что не приходила.
Вот и останки поверженного монстра. Я наклонился, чтобы получше всё рассмотреть. Вдруг пригодится.
Анатомия скелета оказалась не очень сложной. Стандартный набор костей; в грудной клетке – сердце, похожее на гнилой помидор, вдоль позвоночника и конечностей идёт один замкнутый кровеносный сосуд; за пустыми глазницами виден головной мозг, от спинного по рукам и ногам тянутся белые нитки нервов; а по бокам черепа, в особых отверстиях, заметны органы среднего и внутреннего уха. Для справки: в человеке подобной гистологической дряни на порядок больше.
Ну что ж, из увиденного можно сделать выводы и построить теорию о физиологии скелетов, но мне хватило и того, что у этих живых «многолетних трупов» есть всего один орган чувств. Как у слепого с отрезанными языком и носом, а также заблокированной нервной системой.
Значит, нужно вести себя потише, а то слух у этих… существ, наверное, просто нереальный.
Я освободил от сломанных костей центр прохода и направился дальше.
Пройдя с километр, я начал нервничать. Коридор казался бесконечным, непроглядный мрак рассеивало лишь мерцание догорающего факела да слабое свечение сиреневого огня на мече. Я зажёг новый факел: не хватало ещё, чтобы я остался здесь один в полной темноте. Хоть моё оружие и зачарованное, но света оно не даёт.
Из объяснений Библиотекаря я понял, что с помощью книги и стола меч получает некоторую долю силы самого мира и тем самым становится частью его энергосферы, оставаясь ей до тех пор, пока не сломается (как скоро это произойдёт, зависит, конечно же, от материала лезвия), и всё это время оружие будет подпитываться мощью непосредственно от планетарного резервуара. Но когда (а это неизбежно) клинок наконец разобьётся, от зачарования никакого проку уже не будет. Надеюсь, мне не придётся сегодня махать мечом слишком много, иначе приблизится время идти к Броннику за новым.
Когда я прошёл километра три, мне стало конкретно не по себе. Казалось, в подземный туннель проникал по-настоящему могильный холод, и я непроизвольно представил себя в роли зомби, покоящегося в аналогичном, но явно меньшем по размеру помещении в доме главного гробовщика в деревне. Я сглотнул, собрался с духом и, застегнув пиджак на все пуговицы, заправив брюки в носки, а ладони постаравшись поглубже спрятать в рукава, пошёл дальше.
Где-то на пятом километре я начал замечать, что пол стал как бы более… утоптанным, словно по нему кто-то много раз прошёлся до меня. Но кто? Скелеты тут ходили, это бесспорно; но есть ещё и ведьмы, у которых имеется своя шахта, так что почему бы им не исследовать близлежащие катакомбы?
Но вскоре последняя моя догадка рассыпалась в прах. На шестом километре от деревни я увидел прислонённый к стене лук. Очевидно, его хозяин был где-то неподалёку.
Скелеты. Всё-таки это их дорога.

Обратно я чуть ли не бежал, оглядываясь через каждые десять торопливых шагов и надеясь, что за мной не погонится обладатель найденного (и, естественно, не тронутого мной) оружия. Когда уставал, – переходил на шаг, а потом снова увеличивал скорость.
Мне показалось, что я возвращался целую вечность, но, увидев знакомую дыру в стене, понял, что всё когда-то кончается. По моим ощущениям, я блуждал по коридорам три или четыре часа.
Значит, уже вечер. Элла, наверное, сидит дома, ждёт меня… и обдумывает сюжет своего первого рассказа. Если её талант развернётся в полную силу, то я, отправляясь дальше по мирам, возьму копии её произведений и, вернувшись на Землю, пристрою её писанину в какое-нибудь англоязычное издательство. А может быть, сделаю перевод на русский и попытаю счастья у себя на родине… а потом буду периодически возвращаться в деревню, дарить Элле её же книги, и будем мы жить долго и счастливо, хоть и, вероятно, отдельно друг от друга…
Стоп, о чём это я думаю?! Для скелетов наша шахта – проходной двор, а я тут строю планы на будущее, которые, возможно, и не осуществятся!
Хотя… что мешает мне каждый раз, когда я спускаюсь под землю, брать с собой меч? Да и вообще: если я (ещё надо придумать – каким образом) заделаю пролом в северной стене, то скелеты станут навещать жителей на поверхности! Пусть лучше остаётся всё, как есть…
Однако… наверху сражаться удобнее: не надо заманивать противника на освещённое факелом пространство, не надо таиться, пытаясь не выдать себя ни единым звуком, да и местность там привычная, в отличие от здешних провалов, стенок и площадок, нет риска погибнуть в бою просто по неосторожности… ну, кроме как утонуть. Но с этим нужно будет сильно постараться, чтобы добиться успеха.
Так что проход я всё-таки заделаю. Если получится, конечно.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 24.03.2019 в 11:24
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1