МНОГОГРАННИКИ. Анна Чудновская (стихи, миниатюры)


МНОГОГРАННИКИ. Анна Чудновская (стихи, миниатюры)
* * *

Заслони от меня это хмурое небо,
Что прольется мне в душу холодным дождём.
Я укроюсь с тобою единым плащом,
Поделюсь и любовью, и болью, и хлебом.

Впрочем, нет, боль оставлю я только себе,
Ну а радость тебе протяну на ладони.
Понесут нас вперёд разудалые кони
В небесах, а, быть может, по грешной земле.

Ну и пусть всё пройдёт, и останется пепел
От сгоревшей любви. Это будет потом.
В гривах-струнах запутался ветер,
Осыпают деревья зелёным дождём.


* * *

Любимая! Прозрачная росинка.
В дремучей чаще аленький цветок.
Как отыскать тебя я смог?
Ведь мимо пролегла моя тропинка.

Я брёл по шумным сборищам утех,
Где развлеченья пополам с пороком.
И рядом оказался ненароком,
Лишь на мгновение сменив слезою смех.

Ты там, где звёзды падают в траву.
Твой след в снегу, как откровенье.
И я ловлю короткие мгновенья,
Когда с тобой увидеться могу.

Восточной сказки я не сотворю.
В своей обыкновенности прекрасна,
Пусть никогда не будешь ты несчастна.
Об этом провидение молю. Люблю…


* * *

Я о любви не в силах промолчать.
Пусть мне не мало лет, так что же.
С тобой я становлюсь моложе,
Как будто время повернуло вспять.

На солнечном ромашковом лугу
Я среди улицы пустынной,
Где мокрые деревья стынут.
Жаль, что помочь им не могу.

А крылья? Нет их за спиною.
Быть может, возраст не крылатый.
Шепчу романс, услышанный когда-то:
«Не уходи, побудь со мною…»


ГРУСТНЫЕ СКАЗКИ


БРАТЬЯ

Водопроводный Кран знал в кухне всё и всех. Каждую трещинку и царапинку на стенах, и то, о чём звенят надоедливые тарелки, и даже паучка, жившего в углу кухни тайком от хозяев. Всё было привычным и скучным. Но вот на противоположной стороне улицы началась стройка. Это было уже интересно. А однажды Водопроводный Кран увидел за окном, как кто-то очень высокий и сильный легко поднимает вверх и переносит тяжести. «О, уже и Башенный Кран привезли», – заметила Хозяйка, отхлёбывая чай из голубой чашки.

Водопроводный Кран очень удивился и обрадовался. «Так этот красивый и сильный великан – тоже Кран! Значит, он мой брат, хотя, наверное, сводный, но ведь всё равно брат!» – подумал Водопроводный Кран. С тех пор он каждое утро приветствовал родственника весёлым журчанием воды: «Здравствуй, Брат!» И ему казалось, что Башенный Кран кивает ему в ответ, опуская и поднимая стрелу.


А потом случилось ужасное. Однажды утром Водопроводный Кран посмотрел в окно и не увидел Брата. Стройка окончилась. И Водопроводный Кран загрустил. Вода из него уже не журчала, а лилась с глухим шумом. Он даже иногда плакал от горя и одиночества. И капли-слёзы звонко падали в раковину. Тогда приходил водопроводчик, что-то подтягивал, подкручивал и менял.


А Башенный Кран даже не подозревал о существовании Брата. Его перевезли на новую стройку за город. Здесь было чудо, как красиво. Опушка леса, поляны цветов. Но Башенному Крану было не до красоты. Он работал с утра до вечера. «Майна (вниз)», «Вира (вверх)». Он очень уставал и после работы сразу крепко засыпал до самого утра. И только иногда ему снилось, что огромные бетонные плиты превращаются в прекрасных серых птиц и улетают в небо. «Ви-и-ра!»


РАЗЛИТЫЕ МЕЧТЫ

Лавровый Лист всем твердил, что он непременно будет в лавровом венке, венчающем победителя. Но, увы, очутился в супе!


От великого до съестного – один шаг.



КАК ВЫЙТИ ЗАМУЖ

Кнопку в коллективе все ласково называли Кнопочкой. Она не возражала, вот только не любила, когда добавляли слово «канцелярская». От него веяло казёнщиной и скукой, а Кнопочка была весёлой. Маленькая, остороносенькая, она постоянно прикалывалась. А когда в окно конструкторского бюро заглядывал Солнечный Лучик, она вспыхивала и вся светилась о счастья.


Время бежало. Ничего не менялось. Но однажды прямая Линейка сказала как бы вскользь: «Тебе надо выйти замуж, а то так и заржавеешь в одиночестве». И, поразмыслив, Кнопочка поняла, что Линейка права.


Она внимательно присматривалась к коллегам. Блестящий Циркуль ходил кругами, причём, не только вокруг неё. Рейсфедер всех чернил. Транспортир был настолько скуп, что постоянно измерял каждый угол. Ластик фанатичный чистюля: всё время что-то стирает и подтирает. С таким жить – тоже наплачешься. И мужем Кнопочки стал Карандаш. Он, конечно, был «простой», «Чертёжник», но зато очень любил Кнопочку. Ведь, как сказала мудрая Чертёжная Доска, чаще всего бывает, что один любит, а другой позволяет себя любить!


Прикалываться Кнопочка, которую теперь все уважительно звали Кнопкой, не перестала, а вот о Солнечном Лучике она с грустью вспоминала только изредка, тем более, что началась долгая и хмурая зима.



«РОМЕО» И «ДЖУЛЬЕТТА»

Цветы умирали. Это были полевые цветы. Они привыкли к свету, воздуху и свободе. Легкомысленная девчонка собрала их в букет, поставила на подоконник в банку и, даже забыв налить воды, умчалась куда-то с подружками. Первым осыпался Мак. Его лепестки алели вокруг банки, как маленькие лужицы крови. Жёлтый Одуванчик в ужасе закрыл свой цветок. Стебельки Мышиного Горошка поникли, как будто опустили головы. Колокольчики в последний раз прозвенели что-то печальное. «Пить!» – прошептала Ромашка. И Василёк стряхнул в её жёлтую серединку последнюю капельку росы, случайно застрявшую среди его лепестков. Они любили друга – голубоглазый Василёк и желтоглазая Ромашка. Они выросли рядом на краю хлебного поля. И сейчас, несмотря ни на что, были счастливы, потому что снова были вместе. А ведь могло так случиться, что один из них не попал бы в букет, остался одиноким и тосковал бы до конца своей короткой цветочной жизни, а может, и засох бы до срока. Они в последний раз посмотрели в окно на синее, как Василёк, небо и на жёлтое, как Глазок Ромашки, хлебное поле. А потом смотрели только друг на друга. И Василёк всё ниже склонялся к Ромашке.


«Нет повести печальнее на свете…»



ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ

Она была голой. Совсем голой. И это сильно смущало её и даже вызывало некоторую растерянность. Конечно, сейчас не девятнадцатый век. Вон девчонки вокруг шмыгают, одеждой только слегка прикрытые. А в кинофильмах, а на эстраде! И всё-таки, ей было не по себе. Хотя, Правда, приодетая и приукрашенная, – уже неправда.


В чём Правда, брат? Да ни в чём! Голая.



ПРОСТО МАРИЯ

Женился Иванушка-дурачок на лягушке. Сидят молодые у раскрытого окошечка. Обнял Иванушка жену.


«Фу, Марьюшка, какая ты холодная».


«Зачем же ты женился на мне, Иванушка?»


«А я думал, что ты царевна».


«Все так думают», – вздохнула Мария.



ВЛАСТЕЛИН ЗЕМЛИ

Он властелин нашей планеты. Олигархи, эти сильные мира сего, не могут сравниться с ним. Ну, покупают они дорогущие королевские виллы в Ницце, у некоторых даже есть собственные маленькие острова. А Он владеет всей Землёй. Конечно, приходится крутиться, но Он знает глубину каждой океанской впадины, высоту всех горных пиков. Его обжигает жар пустынь и холод арктических льдов. И Он хотел бы крикнуть так, чтобы услышали все люди, эти «разумные существа»: «Берегите Землю, нет такой второй планеты во Вселенной. Пусть всегда остаются на картах Земли голубой и зелёный – цвета жизни».


Но людям не дано услышать его голос, голос Глобуса, этой маленькой копии Земли, так же, как не слышат они голоса самой планеты. А может быть, просто не хотят задумываться. Так спокойней.



О КРАСОТЕ И НЕ ТОЛЬКО

Осенью этот куст покрыт красными ягодами, напоминающими по форме капли крови. Люди собирают их. Витаминчики для чая. Куст защищается острыми шипами. Его так и называют «Шиповник».


«У-у-у, колючка!» – ворчат люди.


«Вам только дай волю – оборвёте и ягоды, и листья, да ещё и ветки переломаете, как у сирени в мае, – усмехается Шиповник. – Вон, аптеки забиты витаминами».


Но вот наступает весна, и весь куст покрывается нежно-розовыми цветами. Пчёлы жужжат от восторга. Люди любуются этой изысканной красотой и вспоминают, что на латинском языке Шиповник называется «роза». Он родственник самому прекрасному цветку на свете. Наверное, Шиповником его назвали осенью, а Розой – весной. Так то. Не спешите. Дождитесь весны.



ЖЕНСКОЕ СЧАСТЬЕ

Жаркое лето. Весело бежит голубая Река. По ней плывут теплоходы, трудяги-баржи, дачники катаются на лодках. Эта суета Реке очень нравится.


Но вот наступает глубокая осень. Река опустела. И куда все подевались? В одиночестве ей уже не хочется быть красивой. И она медленно катит свои, теперь серые и тяжёлые воды.


Поэтому Река даже обрадовалась, когда увидела у берегов тонкий ледок. «Сковывает, конечно, но совсем чуть-чуть. Так всегда бывает сначала, а потом мы с ним привыкнем друг к другу, притрёмся. Он такой прозрачный, хрупкий, с ним я не буду одинока.


Но суровой зимой толстый слой льда покрыл всю Реку. Она пыталась возражать, сопротивляться, но напрасно билась о ледяной панцирь. Лёд был непреклонен: «Я здесь хозяин».


А вот и весна. Вся природа ожила. Даже суровый Лёд как-то потеплел и обмяк. И тогда Река вырвалась на свободу. Лёд не сдавался, было много шума, но Река победила в этой борьбе.


И вроде бы, жизнь наладилась, но следующей осенью всё повто-рилось. «Может быть, с новым Льдом мне повезёт больше, и он не будет ущемлять мою свободу?» – надеется Река. Ведь нет ничего страшнее одиночества. Оно не всем по плечу, даже свободолюбивым рекам.



СИЛА ЛЮБВИ
легенда

Они сидели на самом краю глубокой пропасти. Юноша-воин и его голубоглазая подруга. Дальше пути не было. За ними гнались враги. Они вот-вот могли появиться, чтобы убить беглецов – последних, уцелевших из всего племени.


Все слова любви и прощания уже были сказаны, и молодые просто смотрели друг на друга, чтобы запомнить и унести с собой образ любимого. Вдруг юноша вскочил и с криком: «Прощай! Одну тебя они, может быть, пощадят!» – шагнул в пропасть. «Нет! Не-е-ет! – ни секунды не раздумывая, девушка бросилась следом. И столько любви и отчаяния было в этом крике, что Бог пожалел влюблённых и превратил их в белых лебедей. От самого дня пропасти они взвились к голубому небу и полетели в сторону заходящего солнца, окрашиваясь его лучами в нежно-розовый цвет. Враги, не найдя юношу и девушку, решили, что те погибли, и поскакали дальше, творить своё чёрное дело.


Все знают о лебединой верности. А истоки её, согласно этой легенде, в любви, которая поднимает влюблённых даже со дня глубокой пропасти.



ОДНАЖДЫ…
(пародия на телесериал)

В главных ролях:

Криминальный авторитет – Кухонный Комбайн

Предприниматель – Тёрка.


Однажды Кухонный Комбайн «забил стрелку» Тёрке. Она чуть не заржавела от страха, но деваться некуда. Явилась. «Перетрём?» – грубо спросил Кухонный Комбайн. «Перетрём!» – робко пискнула Тёрка. «Я – яблоко», – нагло заявил Комбайн. «Тогда я – морковку», – покорно согласилась Тёрка. И они мирно расстались к великой радости Тёрки.


Конец первой серии.


ВОЕННАЯ ТАЙНА

Говяжья тушёнка называется «Армейская». Судя по содержимому, она является стратегическим оружием против вражеских армий. Т-с-с! Не болтай!



МЫСЛИ О СМЫСЛЕ

* Чтобы пролететь над Парижем, я даже готова стать фанерой.


* В алмазах я могу увидеть только небо.


* Ходить пешком – полезно. А что мне ещё остаётся…


* Свитер из синтетики, а моль всё равно проела. Ну, это ж надо, у неё тоже кризис.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 27
Опубликовано: 22.03.2019 в 23:31
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1