Как гоблин Марат в религиозную секту вступил


Однажды гоблин прогуливался по городу. Особой цели у него не было, ведь нагадить кому-то — это не цель, а увлечение для Марата. Ему необходим был только повод и объект издевательств. Стояла жара, да такая, что плавился асфальт на дорогах, воздух настолько загустел, что люди казались какими-то странными фантастическими существами. А может, так казалось гоблину, потому что он надел искривленные очки, что стащил у одного слепого, проходившего мимо, - тащить все чужое для гоблина считалось героическим поступком. И поэтому мир казался ему необычным, чудным, озорным.
Поэтому не удивительно, что людей, повстречавшихся ему на пути, он принял за леприконов. Они были укрыты в темные плотные одения, на головах носили ведра, а в руках держали веники и швабры, и при этом о чем-то жужжали под нос, как пчелы. Некоторые из них махали грязными тряпками, словно это были знамена великого войска. Едва они подходили к горожанам и что-то говорили, как те со страхом и омерзением шарахались в сторону и бежали, и поэтому Марат посчитал леприконов своими.
- Приветствую вас, сородичи! - крикнул им Марат. Подойдя поближе, он различил там больше женщин, чем мужчин. Но на внешний вид они казались гоблину прекрасными, хотя люди сочли бы их ужасными, страшными, - просто разные представления о красоте у человека и магических существ.
В генеалогической линии леприконы приходились дальними, уж очень дальними родственнниками гоблинов. И хотя в истории их взаимоотношений были темные периоды, например, войны и мятежи, однако друг друга они воспринимали лучше, чем людей — человек для них был существо вообще неприемлемое. А гоблины, тролли, эльфы, леприконы, орки, гномы, великаны, драконы, биовульфы, вурдалаки и прочие как бы из одной магической семьи.
- Здравствуй, брат-бурбуркам! Да воздасться нам за Святую ауру Бурбукама, Великого Плевоносца его Господня Иекрхолила! - отвечали леприконы. - И пускай Солнце освещает его неистленныве мощи в гробнице Мумунсанина!
Марат, естественно, ничего не понял из вышесказанного, просто пропустил это мимо своего сознания и поэтому весело спросил:
- А не поизнываться ли нам над людьми, братья мои леприконы?! Дадим им жару, чтобы неповадно было хорошо жить, а? А то скучно в городе, никакого тут безобразия! Да и людишки нервируют меня
На что получил изумленный ответ:
- Какие еще леприконы, брат-бурбурукам? Великий Плевоносец считал их исчадиями Гибернирии! Никогда не вступай в интимные связи с леприконами, брат-наш-бурбуркам!
- Чего?
- Ну, Ада, брат-наш-бурбуркам! Гибернирия — это Ад, сотворимый Иекрхолилом для магических существ! Неужели ты забыл учение Святого Бурбуркама? - неудомленно спрашивали странные существа, переглядываясь. - Глава седьмая, том шестой, полное собрание сочинения, издание сто пять лет назад?
Шедшие прохожие, увидев странных людей и гоблина, сразу бежали в сторону, считая, что от одного проблемы, а когда их много, то лучше вообще не попадаться им на глаза.
- Да я впервые слышу, что это такое! - сердито ответил Марат и топнул ногой. - Какой на хрен еще Бурбуркам? Это название капусты? Или какого-то насекомого?
И тут незнакомцы воскликнули, воздев руки к небесам:
- О, Господин Иекрхолил! Этот человек не знает, кто такой Великий плевоносец Бурбуркам! Какое кощунство! Какой стыд! Какое невежество! И как Земля держит такого человека?
- Я не человек. Я — гоблин! - огрызнулся Марат и на всякий случай сделал шаг назад, приготовился к телепортации, если эти люди бросятся на него с кулаками.
Тут вперед вышла женщина, закутанная в одеяние так, что наружу торчали нос и уши, да глаза сквозь прорезь сверкали недобрым красным огнем. Было трудно не заметить, как она в гневе, прямо пылает эмоциями:
- Но ты назвал нас сородичами! Значит, ты последователь священного учения Бурбуркама — Свидетелей Пятого Дня! Иначе откуда ты знаешь, как мы обращаемся друг к другу?
Гоблин ошарашенно посмотрел на них и произнес:
- Я думал, вы — леприконы! Признал вас своими... А про Бурбуркама я ничего не слышал? Он кто, сапожник? Или гробовщик?
И послышался гневный крик:
- Ты оскорбил нас, гоблин! Как ты посмел приравнять нас, последователей веры Великого Плевоносца Святого Бурбуркама, к каким-то мерзким созданиям? Но ты еще больше оскорбил нас, назвав Бурбуркама гробовщиком! Небо не видело такого кощунства! У нас руки дрожат от негодования!
- У нас языки отсохли от гнева! - заорали стоявшие позади женщины другие люди. - На костер этого недоноска! Сжечь напалмом гоблина! - было видно, что им хочеться больше поорать, чем реализовать свои же крики.
Марата было трудно уязвить и тем более пристыдить, он вообще не воспринимал такие слова и чувства, и поэтому речь женщины были как об стенку горох. Он только усмехнулся и, выставив ногу вперед, стал покачивать носом, при этом говоря:
- А что мне может сделать ваш Бурбуркам? Я его не боюсь!
Женщина укоризненно сказала:
- Наш Великий Плевоносец делает людей богатым! Он дает им силу и надежду! Все Свидетели Пятого Дня — богатые!
Она и не знала, что сказала волшебное слово - «богатый»! Именно это могло включить в Марате какой-то интерес как к персоне, так и к его учению, которое имело, судя по всему, религиозное значение. Хотя сами гоблины никогда ни в кого и ни в чего не верили. Они не были атеистами, просто их мировоззрение не было связано ни с верой, ни с ее отрицанием. Это были вообще странные существа даже в магическом мире.
- Делает богатым? - переспросил Марат.
Женщина гордо кивнула:
- Да! И нет богаче того, кто верит в Великого Бурбуркама!
И тут гоблин засуетился:
- А что нужно сделать, чтобы стать богатым?
Последователи учения переглянулись, что-то сказали на незнакомом языке, и после женщина произнесла:
-Нужно принять нашу веру, стать Свидетелем Пятого Дня!
- А что это за день — когда становятся богатым?
- У нас в календаре всего пять дней, - поучительно произнесла женщина. - Но ты прав. К концу пятого дня в человека приходит просвещение духа и ясность ума, и он обозревает мир другими глазами, он видит сущность Вселенной...
- А что там про богатство? - перебил ее Марат, которого интересовало только это состояние. Деньги, золото, ценности — вот что было главным в жизни гоблина. И похоже, учение Святого Бурбуркама могло сделать его олигархом.
- Это и есть основа нашего учения — быть богатым, - подчеркнула женщина. - Я — Милана Хопп, адепт, Главная Свидетельница Пятого Дня. Если хочешь принять нашу веру, то тебе следует пять раз посетить нашу церковь.
- И тогда я стану богатым? - переспросил гоблин.
- Безусловно, - кивнула Милана. Ее глаза вспыхнули как угольки.
Мират принял решение:
- Хорошо, тогда я вступаю в вашу религию. Когда начнем становится богатым?
- Приходи завтра в нашу церковь, что расположена у соприкосновении трех дорог...
- Это за горой Мантры? - уточнил гоблин, который неплохо разбирался в местности, ибо исшагал все вокруг, чтобы нагадить кому-либо. Ему и карта была не нужна, и компас для ориентирования. Каждая собака в провинции знала его.
- Вот именно. И там ты поймешь суть учения, нашей веры, узнаешь, кто такой Святой Бурбуркам и почему ему благословил сам Господь Иекрхолил, тот, кто создал наш мир.
Марат пропустил этот бред мимо ушей и только сказал:
- Хорошо.
- Завтра в семь утра мы тебя ждем! - Милана развернулась и пошла по дороге вниз. Ее спутники последовали за ней, уже не обращая внимание на Марата, они продолжали жужжать и махать вениками. Редкие прохожие прятались в переулках, а там, где окна были открыты, жители сразу закрывали ставни — они не хотели общаться с этими странными фундаменталистами.
Трудно описать, как пережил Марат эту ночь. Он все время вскакивал с кровати, подходил к окну и злился, что Луна еще на небе, звезды горят, и утро никак не торопиться вступить в свои права. Он шагал по помещению, зля паука в углу, бормотал что-то под нос, даже пытался жужжать, явно подражая свидетелям Пятого Дня. К тому же ему удалось найти веник, и теперь он махал им, бегая вокруг стола.
- Ты с ума сошел? - деловито поинтересовался паук, которому надоел этот спектакль одного актера.
- Я стал Свидетелем Пятого Дня. Веник — это сакральный предмет, - пояснил Марат. - Через пять дней я стану самым богатым гоблином на планете!
- Ну-ну, - хмыкнул паук и заснул.
Едва солнце взошло, как Марат уже был у стен церкви — большого тыквообразного здания оранжевого цвета. Он не прибежал, ни прилетел, ни прополз — просто телепортировался, благо его магия ему это позволяла. Находившаяся у врат Милана нахмурилась:
- У нас нельзя применять колдовство - это противоречит учению Великого Плевоносца Бурбуркам, да сохранит Господь Иекрхолил его мощи! Магия — это то, что мы отрицаем! Если хочешь стать одним из нас, тебе придется отказаться от этой вредной привычки!
Не хотелось спорить — ведь впереди ждало богатство, - и поэтому Марат только согласно махнул рукой.
- Не буду!
- Тогда входи, - и женщина широким жестом пригласила нового Свидетеля в здание церкови. Там уже шла молитва. Сотни людей, окутанных в плотные одеяния, жужжали и били венниками о пол, некоторые бегали вокруг них, махая швабрами и стучали по ведрам большими ложками. Горели огромные свечи на потолках, в помещении стоял легкий сизый дым. Гоблину предложили облачится в одежды Свидетеля, и Марат не стал отказываться — если дают что-то нахаляву, почему бы не воспользоваться?
Он с удовольствием натянул какой-то мешок, и теперь только его уши и нос выглядывали наружу.
- Так когда я стану богатым? - нетерпеливо спросил он Милану.
- Терпение, мой ученик, терпение! Итак, слушай нашу Святую Криблию — книгу о чудесах Великого Бурбуркама! - и Главная Свидетельница Пятого Дня открыла огромную книгу, сдула пыль со страниц и стала читать певучим голосом:
«...и пришел Бурбуркам к людям, и сказал он им: «Опять вы жрете хлеб, пьете сладкий эль, хотя не этим благословена наша жизнь! Ступайте путем Господня Иекрхолила — и прибудь вам счастье!» Но люди были неверующими, язычниками, они поклонялись змеям и головастикам, и поэтому проигнорировали Святого Бурбуркама. И тогда сказал им тот, кто был первым Свидетелем Пятого Дня: «Вы игнорируете меня — и ниспошлет вам Господь Иекрхолил медовый дождь, и погибните вы в муках!»
Рассмеялись неверующие, и стали обзывать Бурбуркама глупцом и оппозиционером, того, кто продался иностранцам за шесть золотых монет («Я бы продался бы и за пять», - в этот момент подумал Марат, но вслух ничего не сказал), кто вещает на родину через вражеские радиоголоса и строит козни против правительства. И ушел тогда Великий Бурбуркам, и обратился он к Небесной Канцелярии, крикнул: «О, Господь Иекрхолил, нашли беды на людей, что не хотят верить в тебя, что игнорируют твои дары и не приносят жертвы во имя славы твоей и имени твоего!»
И ответил из-за облаков Иекрхолил — создатель нашего мира: «Погрязли люди в своей невере, в низменных страстях и чревоугодии, и поэтому накажу я их, как ты меня просишь. И в Пятый День нашлю на них медовый дождь!»
И отсчитал он пять дней, и потом грянул гром, сошлись тучи, полился дождь из меда. Люди вязли в тягучей жидкости, не могли скрыться от каплей нигде, в итоге застывали. И в этот момент на них налетали огромные Черные пчелы проклятия и пожирали каждого, кто не мог сказать ни строчки из молитвы Святой Криблии. И умирали они миллионами, были там младенцы, старики, цари и нищие, никого не щадили Пчелы, ибо наказ им был от Небесной Канцелярии расправиться с человечеством. Но тут Великий Бурбуркам, услышав плач, стоны, мольбы, обратился с Господу: «О, уважаемый Иекрхолил, люди осознали свои ошибки, образумились, спусти им всепрощение! И станут они последователями Пятого Дня!»
Те, кто слышал пророка, закричали: «О, Великий Бурбукам, мы станем твоими адептами, твоими слугами и рабами Господня Иекрхолила, только останови погибель нашу!» И согласился тогда Господь, отозвал он Пчел, и отключил медовый дождь. Так люди получили шанс начать новую жизнь...»
Марат все это слушал нетерпеливо, шевелил носом и ушами, а потом спросил:
- А про богатство когда?
- Приходи завтра, услышишь новую историю, и мы доберемся до богатства, - ответила Милана.
Марат вернулся домой. Там его паук спросил:
- Ну, стал богатым?
- В Пятый день стану, - проворчал он. - А пока я повышаю свой интеллект!
- А у тебя разве есть интеллект? - удивился паук.
- Молчи, несчастное насекомое! - рявкнул, разозлившись, гоблин. - Нашлю на тебя медовый дождь!
- Ты знаешь заклятие медового дождя? - в ужасе спросил паук, и нырнул в щель пола.
Марат, конечно, не знал, но загордился тем, что напугал паука. Он опять всю ночь не спал, и утром снова сидел перед Миланой и слушал ее рассказ из Криблии: «...и пришли люди в дом, где жил Бурбуркам, и сказали: «О, Святой, красная пустыня наступает на наши жилища, сохнут деревья, испарается вода в реках, шакалы терзают наш скот — спаси!» И ответил им пророк: «Это все от неверы вашей! Господь Иекрхолил так наказывает вас за грехи ваши!» И тогда ответили люди: «Если ты такой верующий, то покажи нам силу свою, и тогда склоним мы свои головы перед твоим величием!»
И вышел Бурбуркам за город и оглядел пространство. И дул сильный ветер, красные пески засыпали плодородные поля, губили урожай, засыпали водоемы. И взмахнул руками Великий Бурбуркам, и прекратился ветер! Еще раз взмахнул он руками, и песок стал отступать, и ушла пустыня. Третий раз взмахнул руками пророк — и шакалы все передохли, змеи стали пожирать друг друга. И рухнул на колени народ перед чудесами этими и поверили он в силу Бурбуркама («Фигня какая-то, обычная магия», - подумал на этот раз Марат, но опять ничего не сказал). С тех пор следуют люди за ним, поют песни в его честь...»
Ушел домой Марат по окончанию второго дня.
На третий день он выслушал рассказ, как накормил Бурбуркам сто тысяч человек одной лепешкой и семью яблоками, исцелил от болезни Дауна и вируса Эболы сорок человек, оживил мумию, прошелся по огненной лаве и летал над горами. А плевком в огнь он остановил пожар в столице, и после этого получил всенародное признание как Святой Плевоносец. Оказывается, дивился этому плебс, все больше верил он в миссию Великого Бурбуркама и поклонялся Господу Иекрхолилу. А тех, кто верил усердно, наградил Бурбуркам несчислимым богатством, и зажили они так, что и работать им не нужно было, - именно эта история оживила гоблина. К вечеру Марат бегал с другими по «тыкве» и махал веником, жужжал, изображая из себя Пчелу черного проклятия.
Так прошел четвертый и пятый день. И под вечером уже порядком уставший от скучной лекции и бестолковой беготни с веником в руке Марат спросил Милану, которая аппетитно ела тушканчика, при этом никого не угощая.
- О, моя Главная Свидетельница Пятого Дня! - обратился к женщине гоблин. - Я прошел все ступани твоего учения, познал веру. Когда я стану богатым? Где деньги?
На что получил ответ:
- О, мой адепт, так ты не понял сути нашего учения! Быть Свидетелем Пятого Дня, склоняться перед величием Великого Бурбуркама — это и есть богатство! Только его церквью человек получает богатую душу, осознает суть своего познания, понимает мир! - жуя жирное филе, произнесла Милана.
Марат не верил своим ушал:
- Э-э-э... это значит... денег нет?
- О, мой адепт, - сказала Милана, положив ладонь на тыквообразную голову гоблина, - теперь ты мой раб, и поэтому должен мне приносить деньги! - и она проглотила последний кусок мяса.
- Что? О чем это ты?
- У тебя есть сейф с золотыми монетами! Во имя Святого Бурбуркама ты обязан принести их в распоряжение нашей церкви! Этим самым ты подтвердишь, что внял учениям Свидетелей Пятого Дня! Наше учение — не бесплатное! Но деньги — это пыль, мой адепт, это ничто! Главное — вера в могущество Господня Иекрхолила и его пророка на Земле Святого Бурбуркама!
И тут до Марата дошло, что его просто обвели вокруг пальца. Он не только не станет богатым, но и еще должен денег этим мошенникам. Он был настолько зол, что заскрежетал зубами:
- Ладно, крыса, сейчас ты у меня попрыгаешь!
Милана грозно сверкнула очами:
- Ты угрожаешь мне, раб? Ты не боишься гнева Великого Бурбуркама? Ты забыл историю о том, как испепелил он тех тумангусцев, которые войной пошли на него? О, трепещи, слуга, бойся божьего проклятия!
Марат аж задохнулся от ярости, и щелкнул пальцами.
- Ты что... - Главная Свидетельница Пятого Дня не успела ничего сказать, но она поняла, что было произведено какое-то магическое действие. Гоблин вразумил, почему эта религия запрещала волшебство — ей нечего было противопоставить. Пустые слова, пустые истории — это не магия.
Щелк! - и Милана превратилась в жабу. Еще щелк! - и все в помещении тыквообразной церкви трансформировались в земноводных, заквакали и запрыгали по полу. Вообще-то Марат хотел превратить их в каменные статуи, но забыл, что гоблинская магия действует на людей не так, как хочется или нужно. И поэтому его заклятия сделали совсем другое дело.
Впрочем, Марат этому не огорчился. Осмотрев полчища жаб, он вдруг улыбнулся и похлопал себя по пузу:
- Единственное, что было полезным для меня в этой религии, так это ужин! - и он поднял с пола большую желтую жабу — та, что была когда-то Миленой — и проглотил, даже не прожевав. Главная Свидетельница оказалась на редкость вкусной.
Сегодня у гоблина был праздник — вкусные жабы. Да, только сейчас он понял святость Пятого Дня, и решил, что каждый пятый день будет отмечать здесь ужином из питательных земноводных, тех, кто когда-то поклонялись Великому Бурбуркаму.
(4 марта 2019 года, Элгг)




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Сказка
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 22.03.2019 в 22:22






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1