Хихонская пленница


В Испанию, за валютой...

— Зачем ты сюда приехала? — спросила Анжелику Гонцову одна из девушек, когда она, прилетев из Киева в Мадрид , была встречена в аэропорту женой хозяина заведения и доставлена в город Хихон, что на берегу Бискайского залива.
— Как зачем? — удивилась она и с уверенностью пояснила. — Чтобы работать официанткой в ресторане или баре. Мне в Киеве сказали, что здесь хорошо платят.
— Ха-ха-а, губу раскатала. Еще одна красотка на приманку клюнула, — усмехнулась одна из девушек.
— А вы что же, не официантки? — всполошилась Анжелика.
— Да, да, все официантки, но только для сексуальных услуг, — откликнулась самая бойкая из девушек. — Будешь, как и другие, заниматься проституцией, обслуживать испанцев и прочих любителей секса. Официанток здесь и без нас хватает.
Эта новость, как снег на голову, обрушилась на девушку. Она сжалась в комок, в потухших глазах поселился испуг, а сознание сверлила мысль: «Надо что-то делать, чтобы выбраться из этой западни. Торговля телом не входила в ее планы. Вот сволочи, заманили и обманули».
Слезы обиды и горечи наворачивались на глаза. Она смахнула их рукой. — Ты не отчаивайся, — попытался кто-то ее утешить. — Поначалу стыдно и горько, а потом... человек ко всему привыкает. Большая часть прибыли, конечно, идет козлу-хозяину, но и нам кое-что перепадает. Сбежать отсюда, не имея денег и паспорта, не воз можно, поэтому оставь пустые напрасные надежды.
Подобная философия смирения и покорности, когда тебя, как овцу ведут на заклание, тянут в постель, чтобы всласть натешиться, для Гонцовой была чуждой и отвратительной. Обладая чувством достоинства, воспитанная на трепетном отношении к светлому и прекрасному чувству любви, она твердо решила бежать при первой же возможности. Действительно, сексуальные рабыни притона оказались правы. Не успела Анжелика после перелета перевести дух, как властная хозяйка, для которой «время — деньги», потребовала исполнения функций, ради чего ее и заманили в ловушку.
— Нет, нет и нет, — твердила юная пленница. — Я еще девочка, нетронутая …
— Вот и прекрасно, что девственница, нетронутая, такие встречаются очень редко, поэтому и как свеженькие, пользуются повышенным спросом, — обрадовалась суровая испанка. — За право первой и очередных ночей сама заработаешь и мне будет прибыль.
— Но мне в киевском агентстве по трудоустройству за рубежом говорили, что я буду работать официанткой. На другое занятие я не согласна, — возразила керчанка.
Хозяйке перевели ее ответ, и та грубо произнесла на своем испанском: — Ты будешь делать то, что тебе прикажут. Лентяек я не держу, никто за тебя отрабатывать не собирается, у каждой свой план.
— Меня обманули, отпустите домой, — просила Анжелика, взывая к ее милосердию, но та, как памятник, была холодна и неприступна, потому как каждая путана для нее не человек, а источник прибыли, благополучия. Но нашла коса на камень. Гонцова не собиралась сдаваться, проявила твердость характера, отказавшись от исполнения интимных услуг. Ее посадили на голодный паек, лишив пищи и воды. Но и эта бездушная мера не сломила гордыню девушки. Она замкнулась, ушла в себя, напряженно думая о том, как выбраться из рабства.
— Своим упрямством ты ничего не добьешься, только навредишь себе, — строго предупредила хозяйка. — Ты не первая и не последняя. Попадались с характером, тебя не чета, а потом еще и благодарили за приятную работу. Только время и деньги теряешь из-за своей дури.
А чтобы Гонцова не вздумала бежать, хотя куда денешься в чужом городе без денег, на всякий случай приставила охрану.
Вот так коварно встретила Анжелику загадочная страна апельсиновых и оливковых рощ, серенад и корриды Испания, о которой она знала разве что по знаменитому роману Сервантеса «Дон Кихот», пьесам Лопе де Вега «Собака на сене», да изумительно прекрасным стихам о любви Федерико Гарсиа Лорки.
Реалии буржуазного мира, где все построено на эксплуатации человека, в том числе сексуальной, на личной выгоде любой ценой, оказались мрачными в отличие от красивого экзотического фасада, действительно чужой, несмотря на горячий темперамент испанцев, страны. Между шедеврами испанской литературы и современностью – глубокая пропасть. Потускнели красивые сказки.


Удружила подруга семьи


Все начиналось благопристойно, суля достаток и яркие впечатления. Ничто не вызвало тревоги и опасений, когда однажды, приехав из Керчи в пригородное село Челядиново, что на берегу Черного моря, сорокадвухлетняя подруга семьи Гонцовых предложила девятнадцатилетней Анфисе:
— Что ты, солнышко, там насчет проституции строго, сразу из страны вышлют. Так что будь спокойна, — заверила женщина. — Это же Испания, цивилизация, а не дикая Африка с черными племенами и ужасными нравами.
Гонцова не сразу дала согласие, несколько дней промаялась в раздумьях, все-таки непривычно отправляться в столь далекое путешествие из родного уютного дома, от матери и младшей сестры Вероники. Но в селе нет приличной работы, нищета, никаких перспектив. Молодежь уезжает, только бы где пристроиться и прокормиться, найти свое место в жизни. Действительно, не ждать же погоды у Черного моря. Посовещалась с матерью и предположили, что Галина Николаевна плохого не посоветует. И когда та в очередной раз навестила Гонцовых, девушка согласилась. — Вот так бы и раньше, — обрадовалась вербовщица и познакомила девушку с шестидесятидевятилетней керчанкой Валентиной Александровной, педагогом с высшим образованием, а ныне
Пенсионерка созвонилась, с директором киевского частного предприятия «Капри» Андреем Макарчуком и предложила кандидатуру Гонцовой, рассказала, как она выглядит. Директора, конечно же, в первую очередь, интересовали внешние данные девушки, чтобы была красивой, очаровательной, стройной и гибкой, а не бабой с кривыми ногами и испитым лицом.
По всем параметрам Анфиса вполне подходила. Вот только характер ее, гордый и независимый, директор-сутенер тогда не учел, о чем до сих пор, наверное, сожалеет. Анжелика то выросла в селе у моря, на легендарной керченской земле, где каждый человек на виду и нравственные ценности высоко почитаемы.

Огонь и гипс безжалостной пустыни,
была ты в сердце влагой на жасмине.
Огонь и блеск безжалостного неба
была ты в сердце шелестами снега.
Пустырь и небо руки мне сковали.
Пустыни неба раны бичевали.


Бегство из плена


Через четверо суток пребывания в притоне Хихона, без воды и пищи за строптивость и неприступность, Анжелика изловчилась, обманула охрану и, сбежав, спряталась в городе. Она понимала, что ее будут разыскивать. Возможно, рано или поздно, но попала бы вновь в цепкие руки хозяев заведения, эксплуатирующих невольниц - жриц любви. Но у такой гордой и смелой девушки нашелся ангел-хранитель. Он перед Гонцовой предстал в облике русской женщины, которой она рассказала о своей беде, помогла выйти из ситуации.
— Ты Анжелику сагитировала поехать в Испанию. Помоги ее отыскать и вернуть домой. Пропадет она в чужом городе, в чужой стране. Пощади мое материнское сердце.
— Это теперь ее проблемы. Работала бы у хозяина и не рыпалась, делала бы, что прикажут, как другие на ее месте. Слишком она у тебя гордая, — упрекнула теперь уже бывшая подруга. Но мать тогда, потеряв связь с дочерью, могла только догадываться, почему та сбежала, бросив выгодную, но мерзкую работенку на панели. Ведь дочь работящая, не белоручка...
Причина прояснилась тогда, когда, заработал честным трудом необходимую сумму денег, Анжелика возвратилась в село и рассказала матери о своих скитаниях. Девушка посчитала, что теперь все тревоги и душевные страдания позади и из этого горького опыта надо извлечь урок. Впредь быть осмотрительной и ни на какие заманчивые посулы выгодной работы и крупных заработков не поддаваться. По иному взглянули на факт ее возвращения те, кто, заведомо обманув, попытался продать, вернее, продал ее в сексуальное рабство. Как только по всей цепочке вербовки и поставки «живого товара» за кордон прошла информация о беглянке, раздосадованный Макарчук напряг своих керченских вербовщиц и главную из них Валентину Александровну, даму далеко не бальзаковского возраста.

Трио вымогателей


Сначала в Челядиново зачастила подруга семьи Галина Николаевна, но не для того, чтобы попросить извинения и покаяться перед обманутой девушкой, натерпевшейся от стольких обид и унижений, а нагло заявить:
— Ты не оправдала нашего доверия, сбежала из Испании, и фирма понесла большие убытки, и ты обязана их возместить.
Но вымогательницы не отступали, отлично понимая, что если удастся выбить из нее валюту, то она разойдется по их карманам. Однажды нагрянули к ней в гости вчетвером прихватив для серьезности намерений и угрозы брата Людмилы Александровны. Входная дверь в дом была заперта.
— Ты задолжала фирме 600 долларов. За оформление загранпаспорта и визы, за билет в Испанию и другие расходы,— сообщила Валентина Александровна. — Учти, шутки с фирмой плохи. Если нет валюты, давайте золото, другие ценные вещи...
Мать, видно, сердце подсказало, что такие дела добром не кончаются, набралась смелости и об угрозе, нависшей над ее дочерью, сообщила в Керченский городской отдел Службы безопасности Украины. Там с пониманием отнеслись к ее тревоге, усмотрели в действиях состав преступления. После чего Анжелика обратилась с официальным заявлением. Разработали операцию. Вручили девушке четыреста долларов, помеченных спецсредством, мини-диктофон для звукозаписи, проинструктировали, как себя вести. Гонцова нанесла неожиданный визит на квартиру Валентины Александровны. В тот момент у нее в гостях находилась сообщница Людмила Александровна.
— А-а, сама явилась, не запылилась, — встретила путешественницу хозяйка квартиры. — Зачем пожаловала? То скрываешься, с огнем тебя не сыщешь, а то сама средь бела дня приперлась?

Спираль следствия


Ее умело раскрутил старший следователь Керченской городской прокуратуры Д. С. Корниевский. Выяснилось, что еще два года назад Валентина Александровна познакомилась с киевлянином, директором ЧП Капри», имеющим лицензию Министерства труда и социальной защиты Украины на деятельность по трудоустройству граждан, в том числе и за рубежом.
Он предложил старой женщине, получающей, как и большинство стариков, мизерную пенсию, подбирать красивых девушек и молодых стройных, не ожиревших, женщин для работы в стриптиз-барах, ночных клубах в роли жриц любви. Конечно, добровольцев продавать свое тело и честь найдется немного, а те, кто занимается этим ремеслом в ридной державе, — затасканные, и слишком заштукатуренные, а нужны очаровашки, свеженькие и обольстительные. Чтобы девушки не заподозрили подвох, решено было предлагать им работу официанток, танцовщиц, обещая крупные заработки.
Валентина Александровна, припомнив, как туго приходится выживать на жалкие гроши, согласилась. За каждую голову, вернее, сагитированную девушку, Андрей ей платил от 50 до 100 долларов, в зависимости от качества товара. В силу своего возраста с большим объемом работы она справиться не смогла бы и поэтому подыскала надежных и активных помощниц в лице Галины Николаевны и Людмилы Александровны, с которыми делилась полученными гонорарами. И сразу же финансовое положение улучшилось, веселее стало на сердце. Так они оказались вовлеченными в нелегальный секс-бизнес, приносящий их «благодетелю» большие барыши. На допросе ушлый и матерый аферист Андрей Макарчук заявил:
— Хотя мое частное предприятие «Капри» работает по лицензии уже три года и имеет право на трудоустройство граждан за границей, но этим правом я ни разу не воспользовался. Гонцову я в Испанию на работу не направлял, так как трудовой договор (контракт) с ней не заключал. Я лишь по просьбе Валентины Александровны помог ей оформить загранпаспорт и визу. За эту услугу она мне задолжала 1700 долларов, которые я намерен истребовать через суд.
Но показания свидетельниц, которым сутенер и его сообщницы успели или попытались оказать услуги по командировке в сексуальное рабство, подтверждают их причастность к преступному бизнесу.
Светлана Г.— Валентина Александровна посодействовала мне в выезде в Германию для занятия проституцией. Она направила меня в фирму «Капри» к Макарчуку. Он потребовал мою фотографию в полный рост и в нижнем белье. Остался доволен моим изображением и оформил документы на выезд в Германию. Когда срок визы закончился, то мой паспорт по почте выслали в Киев. Андрей продлил визу до трех месяцев, и паспорт тем же способом возвратили. У себя он держал мой гражданский паспорт.
Валентина П. — Валентина Александровна и Людмила направили меня к Макарчуку, пообещавшему устроить на работу в Испании. При оформлении документов на выезд из Украины он потребовал долговую расписку на 1700 долларов. Это меня насторожило, тем более, что вместо Испании он предложил Германию. От его услуг я вовремя отказалась. Ситуация весьма деликатная, особенно с теми из потерпевших, которые в силу обстоятельств вынуждены были отработать на панели в борделях Испании или Германии, но решили сохранить этот факт в тайне.

Расплата за услуги

Керченский городской суд под председательством П. П. Шумигоры, а с обличительной речью выступила старший помощник прокурора Керчи Елена Кузьмина, приговорил Валентину Александровну к трем годам лишения свободы, но с отсрочкой исполнения приговора на два года и с уплатой штрафа.
Галина Николаевна осуждена на два года и шесть месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, но с отсрочкой исполнения приговора на два года и уплатой штрафа в доход государства. Им запрещено без согласия милиции менять место жительства и вменено в обязанность периодически являться на регистрацию в милицию. Третья соучастница Людмила Александровна приговорена к одному году и шести месяцам лишения свободы, но с годичным испытательным сроком. А изъятые у нее во время следствия сто долларов обращены в счет уплаты штрафа.
Таков финал этой драматической истории. Возможно, она станет предостережением для других ушлых сутенеров — менеджеров, агентов, вербовщиков из различных сомнительных фирм, подобных «Капри», для поставки «живого товара» на экспорт в сексуальное рабство. По официальным данным Уполномоченной по правам человека при Верховной Раде Украины Нины Карпачевой, за пределами Украины в сексуальный бизнес вовлечены более сто тысяч украинок. А по не официальным — в несколько раз больше, в том числе работающих на отечественном рынке интим-услуг. Не каждой, из попавших в рабство, удается вырваться на свободу и вернуться на родину. Сколько исковерканных судеб, рухнувших надежд.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Очерк
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 18.03.2019 в 18:22
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1