О жене моряка. Часть 2. Глава 1. Воспоминания Элины


О жене моряка. Часть 2. Глава 1. Воспоминания Эли

Двадцать дней ноября пролетели тогда, как один, - вспоминала Элина спустя десять лет, в канун Нового 1992 года.

Ни Павлу, ни ей самой не хотелось никуда даже из дома выходить, было холодно, и гуляли они с Женечкой всего по полчаса. Чаще Паша её один вывозил во двор, а она проветривала квартиру, делала быструю уборку, потом снова закрывала окно, согревала комнату.

Два раза ездили к родителям Павла. Встречали их они радушно, но особого ажиотажа новая внучка там не вызывала, она у стариков была уже десятой. Сидели обычно за круглым столом, стоящим в центре комнаты, мама пирожки всегда пекла по воскресеньям, угощала их. Дома всегда были и другие домочадцы со своими детьми.

Разговоры, как правило, велись о родственниках, раскиданных по всей России, с которыми родители Паши поддерживали связь. Элина никого из них не знала, и ей показывали родичей на фотокарточках, но смотрела она не внимательно. Для неё семья состояла из Паши и Жени, даже Рудик отошёл пока на второй план.

Грудью кормить Женю она прекратила уже давно. Но та и без материнского молока прекрасно себя чувствовала и росла с каждым днём. Женечка начала уже ползать, сначала по дивану, рядом с папой, а потом и по паласу. Валя сказала, что это очень полезно и быстро развивает мускулатуру. Паша дочкиными успехами страшно гордился и всё время говорил, что она у них красавица и умница.

Познакомил он её, наконец, и со своим сыном, Сашей, высоким, красивым мальчиком, похожим, очевидно, на обоих родителей, на пару лет старше Рудика. Тот был вежлив с ней, учтив, но холоден, и она его понимала. Какие она у него могла вызывать чувства? Он, возможно, всё ещё мечтал о том, что родители снова будут вместе, а теперь убедился, что это невозможно. Хорошо хоть, что так. Познакомились, пока и этого достаточно.

У них же с Пашей наступил второй медовый месяц. Хоть и неполный, зато второй. И не такой суматошный, как ленинградский. Тогда они бегали с утра до вечера, всё что-то новое хотели увидеть, а сейчас стали взрослее и мудрее. Счастье - вот оно, рядом, «за ним не надо отправляться за моря». Барабанщица нашла своего барабанщика.

Они как бы заново знакомились друг с другом, подолгу оставались в постели, вставали, делали неотложные дела и снова ложились, наслаждаясь близостью любимого человека. И не нужен был им тогда ни мебельный гарнитур, ни красивая люстра над головой, ни друзья, ни родственники. Им достаточно было одной скудно обставленной комнаты и еле слышной ненавязчивой музыки в качестве фона. А Женя - Женя была их неотъемлемой частью и совершенно им не мешала, занятая в своей кроватке, или лежащая между ними. Наоборот, втроём им было даже лучше.

Проводив Женю в школу, Элина сидела в глубоком кресле и вспоминала события последних лет, частые Пашины радиограммы и редкие отпуска. Вместе они после Ленинграда на отдых так никуда и не выбрались, если не считать нескольких поездок в Приозёрск. Нет, выбрались всё же один раз, в Москву, на неделю, оставив Женечку у её родителей. Поездка была наполовину туристическая, наполовину – коммерческая.

Москва всегда снабжалась гораздо лучше других городов, и, побегав по "Вандам-Властам", магазинам стран народной демократии, отстояв очереди в ГУМе, ЦУМе и Детском мире, отоварились они неплохо. В Петровском пассаже наткнулись на любимое мыло Элины "Люкс" по пятьдесят копеек штука, взяли из скромности пятьдесят кусков и потом три года свою удачу вспоминали.

Купили много красивых детских вещей для Женечки, и Элину тоже приодели. За границей Паша на неё никак не мог ничего хорошего купить, и Эля ему давно сказала, чтобы и не пытался. Не было у него понятия о том, что ей может понравиться, и с размером ошибался несколько раз. Поэтому Эля ему покупать ей готовые вещи запретила. Сказала - покупай себе, а мне только деньги нужны, я в Одессе лучше найду, и с примеркой.

Обычно же все деньги, зарабатываемые Павлом, шли на жизнь и на обустройство квартиры. Это была просто бездонная бочка, а не квартира! Перебиралась она сюда без Паши, он как в воду глядел, когда это предполагал. Но тогда он в РПК работал, и отказаться от Лас Пальмаса после безденежных заездов в Аден, Мапуту и Луанду было безумием.

Деньги были нужны на всё - на замки, на утепление входной двери, на застекление и обустройство обеих лоджий, на карнизы в каждой комнате, на шторы, на занавески, на люстры, на сантехнику. Элина, настрадавшаяся за десять лет жизни по чужим углам, вкладывала в квартиру всю душу. Может быть, и не надо было этого делать, - думала она сейчас, вспоминая год за годом, припоминая каждую купленную ею вещь в квартиру.

А мебель? Они бы и рады были её купить, но негде же было! Первое время так и жили, как на посёлке Котовского, всё на том же диване спали, Рудику только купили втридорога тахту и письменный стол, чтобы только учился.

Спальню удалось купить закарпатскую, с этим повезло, хоть и не сразу. А всё остальное... Да квартира и до сих пор оставалась не обставленной по-человечески, хотя и деньги теперь появились, да купить всё так же нечего. Цветной телевизор они, правда, приобрели, давно уже.

Поставили его в большой комнате, естественно, а там, кроме паласа и двенадцати книжных полок, до сих пор пусто.

Чешские застеклённые полки тоже случайно купили, когда, как по музею, ходили по Дому мебели. Оказались в нужном месте в нужное время. Бывает в жизни счастье. Точно, как со спальней получилось. Расставили их на полу в шахматном порядке, получилось красиво и оригинально.

С работой тоже было не всё ладно. Из "Антарктики" Элину уволили в восемьдесят третьем, когда она на работу после декрета не вернулась. Спустя два года, когда Женя в три с половиной пошла в садик, и ходила туда с удовольствием, можно было начинать искать работу.

С работой помогла Таня, соседка по кооперативу, жившая с мужем над Тепловыми. Элина устроилась бухгалтером в отдел здравоохранения облисполкома вместо ушедшей в декрет женщины. Та тоже не вернулась на работу в срок, и Элина настроилась работать долго. Ей в облисполкоме нравилось. На работу их с Южного жилмассива служебный автобус возил, в буфете часто можно было достать дефицит, а самое главное, коллектив у них был замечательный, все женщины в нём подружились.

Работалось два года ей прекрасно, до тех пор, пока не сменился заведующий отделом, ушедший главврачом в железнодорожную больницу. Новый же, на пол-головы ниже Элины, стал её просто преследовать своими домогательствами.

Было бы дело в американской Одессе в штате Техас, в момент бы он за решёткой оказался или, по крайней мере, такой штраф бы заплатил, что надолго о своём мужском достоинстве забыл, но они жили в советской Одессе, где женщину только муж мог защитить, а Паша как раз тогда только в рейс ушёл. Пришлось уволиться по собственному желанию, слава Богу, она могла себе это позволить, а Пашка даже и хотел этого.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 15.03.2019 в 22:36
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1