Приключения Яши Иголкина


Приключения Яши Иголкина
У речки Салгир в тиши,
там, где стеной камыши,
живут семьей ежи.
Иголкины: Яша и Нюра,
в шубках серой и бурой.
Упругих и колючих,
но для них лучших.
Трое их малышей
мечтали поймать мышей.
Чтоб различить ребят,
назвали они ежат
Ваней, Кирюшей и Натой —
очень детишкам рады.
Яша Иголкин —
шустрый и колкий,
всем хорош забияка-еж.
Глаза — бусинки,
сверкают росинкой.
Прячет украдкой
то носик, то лапки,
фыркает грозно
с видом серьезным.
Топает лапкой
заботливый папка.
Нюра ему под стать,
добрая и строгая мать.
Такая у них работа:
днем — сон, ночью — охота.
Из сада или лесочка
то яблочки, то грибочки
носили они сыночкам
и ласковой дочке.
Не в корзинках и лукошках,
а на спинках, топая ножками.
Я не открою секрет,
ежи любят вкусный обед.
Завтрак и ужин тоже,
без вилок и ложек.
Чтоб были крепки и шустры,
а иголки прочны и остры.

* * *
Луна осветила кусты.
Яша увидел блеск звезды.
— Фур, фур, фур.
Топ, топ, топ!
Собирайтесь все в поход!
Довольно дремать,
работа не будет ждать,—
поднял семью он
с мягких постелей,
Нюра и дети за ним успели.
— Будет ребятки
баклуши вам бить,
нынче научим мышек ловить,—
Папа велел и ежат оглядел.
Умылись водичкой чистой
из речки серебристой.
Выпили чай из чашек
и устремились за Яшей.
Он побежал впереди,
Нюра и детки в пути.
— О, как чудесна одежда фазанья!—
воскликнула Наталья. —
В переливах сияют перья,
дивная сказка — загляденье.
Мне бы такие зеленые,
красные и золотые.
Я ведь девчонка,
хочу быть тоже,
красивой и пригожей.
— Фазан — не зверек,
а проворная птица.
Крылья ей помогают скрыться
от охотника и хитрых лис,
подстерегающих птиц.
А у нас — своя защита
от коварных врагов,
острых зубов и клыков,—
ответил дочке Иголкин. —
Чтоб ни лиса, ни волки,
тронуть нас не посмели,
острые иголки мы одели.
Поэтому не страшен барбос,
вонзим иголки в шкуру и нос.
Подстерегает всех хищник,
в небе, на суше и в воде,
чтобы отведать пищу.
У каждого есть защита,
чтобы не быть убитым.
У зайца — быстрые ноги,
петляет в степи без дороги.
У змеи — жало с ядом,
У собаки зубы в два ряда,
У кошки — когти и зубы,
ей крысы и мыши любы.
При добыче вкусной пищи
каждый защитник и хищник.
— А кроме мышек-норушек
мы, деточки, любим покушать
яблочки и грибочки,—
сказала Нюра дочке.—
Носим их на иголках,
запасы, делая с толком.
Вдруг зарычал в траве
какой-то мохнатый зверь.
Яша притих, замолк:
«Пес или грозный волк?»
Глазки протер: тощий пес,
шерстью старой зарос.
— Всем свернуться в клубок,—
Иголкин шепнул чуток.
Выбрал зверька покрупнее,
пес в голодухи шалея.
Сунул к Яше нос
с пастью открытой пес,
взвыл в тот же миг от боли,
умчался стрелою в поле.
— Папа наш очень смелый,—
хором детишки запели. —
Мы— ежи, мы — ежи,
до чего же, хороши.
Ах, попляшем от души.
Заблестят иголки,
как на зеленой елке.
Засверкают глазки
от веселой пляски.
Фур, фур, фур.
Топ, топ, топ,
Собирайтесь в хоровод…
— Не шалите, не сейчас,
делу — время, потехе — час, —
напомнил им папа,
погрозив шутливо лапой.
Иголкин горд и рад
С Нюрой поймали мышат.
Держа их в лапках,
Велел строго и кратко:
—Отведайте, дети, обед,
Лучшего лакомства нет.
— Папа и мама
отпустите мышек-норушек.
Мне жаль их кушать.
Они такие маленькие
И глазки аленькие, —
Промолвила Ната.
С ней согласились ежата.
— Ты умница, дочка,
дома в запасе грибочки,
— похвалил ее Яша. —
А Нюра сварит кашу.
Покормит добрых ребят.
И отпустили мышат.
.Вдруг шорох и уши
навострил Кирюша.
Помчался один в камыши,
едва отдохнули ежи.
Плеснула рядом вода.
«Наверное, случилась беда?
— с тревогой подумал Иголкин.—
Ведь мы же у берега кромки».
Услышал — трещит камыш,
там может уж, а не мышь.
Кирюша схватил ужа,
но тот потянул малыша.
— Держись, не робей, сынок! —
на берег ужа поволок
Яша, но весь промок.
— Если, Кирюша, не дюж,
то не берись за гуж,
ведь мог утопить тебя
старый, но хитрый уж.
Запомните дети, вода —
это не наша среда.
Для рыб, лягушек, гусей
она даже суши родней.
Пожурил папа ежат,
от холода зябко дрожа.
Блеснула в его глазах
слезинка или роса?
Он лапкой ее смахнул
и глубоко вздохнул.

* * *
С добычей вернулись домой
по стежке в траве луговой.
Иголкин простыл, занемог,
в жару и ознобе слег:
— Спасай меня, Нюра,
высокая температура.
Засуетилась она,
не зная, где взять микстуру
от гриппа или ангины?
Дала Яше меда
и чаю с малиной.
Парным молочком напоила.
Не помогла ни рябина,
ни ароматная калина.
Тогда ежиха-подруга,
101 набрала с испугом:
— Приезжайте скорее сюда,
у Яши “горит” голова.
О, ужас, какая беда!
Приехал на всех парах
пожарный Жираф.
— Нет дыма и нет огня,
зачем вызывали меня?
Ежа надо срочно лечить,
а дело мое — тушить.
Спасать погорельцев отважно
мне никогда не страшно, —
изрек он гордо и важно.
— Где лестница ваша?—
спросила Наташа.
— До любого дотянусь этажа,
если вспыхнет пожар,—
ответил Жираф бодро
и велел сурово и твердо:
— Не бросайте в траву окурки,
прячьте спички от малых ежат
и тогда не возникнет пожар.
— Яша не пьет и не курит,
здоровый образ ведет,
но нынче квелый и хмурый,
болят голова и живот,—
ему сообщила Нюра,
насупившись угрюмо.
— В доме в порядке очаг.
Набрали 101 сгоряча.
Плохи такие шутки,
может где-то пожар жуткий,
а я здесь веду беседу,
недосуг мне, прощайте, еду.
Впредь выпишу штраф,—
пригрозил Жираф. —
И больше так не шалите,
коль вспыхнет огонь,
то срочно звоните.
Блеснул он медною каской,
сощурив сердитые глазки.
Брандспойт зачехлив,
водички нигде не пролив.
Прошел деловито и властно
к машине пожарной, красной.
С сиреной она умчалась,
лишь шлейфом пыль поднялась.
Уехал с досадой Жираф,
на Нюру нагнав страх.

* * *
Иголкин меж тем стонал:
— Ой, горе мне, пульс упал.
Спасай меня Нюра
Не выжить до утра,
такая печаль и хандра.
И, словно мешок, обмяк.
Нюра за трубку — звяк.
На 102 позвонила она:
— Скорее на помощь, тревога!
Спасите ежа, ради Бога!
Надежда одна на вас,
я жду, не теряйте час,
беда одолела нас.
Прибыл капитан Бобер —
сыщик, что мудр и хитер.
Спросил, пистолет зажав:
— Кто обидел ежа?
Учуять старался злодея,
в азарте душой пламенея:
— Куда убежал хулиган?
И понял, что вызов—обман.
Нюре бросил упрек:
— Зачем этот ложный звонок?
От дел оторвали меня,
без толку нам не звонят.
Зубы у меня остры,
мог бы строить плотины
и наводить мосты.
Но я пошел служить,
чтобы никто не мешал вам жить.
Номер набрали не тот, —
степенно погладил живот. —
В милицию звонят тогда,
когда приключилась беда.
Разбойник напал или вор,
тогда вам поможет Бобер.
Нет времени, ждут дела...
Машина Бобра увезла.

* * *
Ежиха, усталая Нюра,
вослед поглядела хмуро.
Иголкин: «Жарко, невмочь,
никто не желает помочь.
У Нюры в печальных глазах,
сверкнула росинкой слеза:
— Ах, Яша, куда позвонить,
радость в семью возвратить?
И вновь взяла телефон
в надежде, что выручит он.
104 она набрала:
— Печальны наши дела,
приезжайте, мы очень ждем,
беда охватила наш дом.
Примчался мастер Сурок,
прошелся вдоль и поперек,
воздух понюхав, изрек:
— Не чую утечки газа,
вызвали меня напрасно.
От дел оторвали срочных,
голову не морочьте.
Не делайте ложных звонков.
Сел в “аварийку” и был таков.
— Осталась одна надежда,—
вздохнула Нюра, поспешно:
— 103 не поможет, тогда
— трагедия, беда!
Нажала лапкою робко
на телефонные кнопки:
— Скорее мой Яша-еж
уже на себя не похож.
Чуть дышит и сильный жар,
спасите родного ежа!
Примчалась с крестом карета,
с сиреной и синим светом.
Вышел доктор Дятел
в белом, как снег, халате.
Помощников пара —
медсестра ворона Клара
и санитар — попугай Ара.
— Что у кого болит,
меня прислал Айболит? —
важно спросил Дятел.—
Отвечай-ка, колючий приятель.
— Он слаб, высокая температура, —
за Яшу ответила Нюра.
Скатилась с ресниц слезинка
на кончик ее косынки.
Очки, на груди стетоскоп,
потрогал доктор Яшин лоб,
посчитал пульс, измерил давление.
— Да, братец, невезение.
ОРЗ, грипп, простуда,
купаться рано покуда.
Поди, позабыл, что еж —
не заполярный морж.
Готовь санитар Ара,
шприц и лекарства от жара.
У пациента кашель и хрипы,
может быть вспышка гриппа.
Спасет семью медицина,
в шприцы набирай вакцину.
А ты, сестрица, ворона,
рецепты пиши проворно,
микстуры, компресс и таблетки,
чтоб было здоровье крепким.
Чтоб Яша на ноги встал,
бодрым, веселым стал.
Яблоки мог носить,
деток растить и кормить.
Нюра, не плачь, не тужи,
больному постельный режим
Мы обеспечим в палате, —
сказал заботливый Дятел.
— Не надо, не надо! —
ему возразила Ната. —
Не отдадим любимого папу.
Здесь у него своя палата.
—Чтоб вас не сразила инфекция,
срочно нужна инъекция, —
сурово велел Дятел. —
Еж — мой лучший приятель.
Я верен врачебному долгу,
действую грамотно, с толком.

* * *
— У-ко-лы! — вскричали ежата.
— Боимся, не надо, не надо!
У нас есть свои иголки,
острые, как на елке.
Взял шприц попугай-санитар:
— С больного сниму я жар.
Но Яша свернулся в клубок,
кольнул попугая в бок.
— Ой, ой! — запищал толстоклюв.—
Я все же тебя уколю.
Но, увидев иголки ежа,
Ара, как лист, задрожал.
— Не шалите, больной пациент,
ведь сгорите в один момент.
Укол для вашего блага,
терпенья чуток и отваги,—
посоветовал строго Дятел,
проявив твердый характер.—
Детишкам и Нюре тоже
инъекция наша поможет.
— Яше отваги не занимать,
он готов из беды спасать,—
заступилась за ежа супруга,
и призналась без испуга:
— Почитаем мы медицину
и согласны принять вакцину,
чтоб надежной была защита
от микробов и паразитов.
Вирус не будет страшен
для семьи замечательной нашей.
Восхитился ежихою Дятел
с улыбкой во взгляде.
— О, Нюра, вы очень отважны, —
произнес он с осанкой важной.
И тогда Клара и Ара
укололи всех даром.

* * *
Уехал довольный Дятел
в шапочке и в халате.
— Ах, Яша, вот в чем загадка,
это пошалили наши ребятки,
перепутав номера в тетрадке.
Я справочник нашла
и теперь все в порядке,—
сообщила радостно Нюра,
согнав печаль и хмурость.—
и по-отцовски велел:
— Запомните, милые дети,
вы тоже за всех в ответе.
Чтоб сбылись надежды,
будьте добры и прилежны.
— Простите нас папа и мама,
101 — звонят при пожаре,
когда огонь и запах гари.
102 — сообщают в милицию,
чтоб от злодеев отбиться.
103 — это скорая помощь,
когда одолеет немощь.
104 — при утечке газа.
А нам следовало на 03
звонить сразу.
Но в панике забыли, куда?
и получилась чехарда.
Перепишу телефоны в тетрадку
для надежности и порядка.
— Зато гости нас навестили,—
почувствовав прилив силы, —
ответил ей Иголкин,
веселый и колкий. —
Жираф и Бобер, Сурок и Дятел,
Клара и Ара, словно приехал
цирк, зоопарк иль театр.
Ваня, Кирюша и Ната
притихли в углу виновато.
Иголкин на них поглядел
мы виноваты сами, —
признались ежата.
Вечером Яша, Нюра и детки
пили чай и ели конфетки —
гостинцы от «СКФ» —
лакомство для всех.
Шоколад и мармелад
каждый был отведать рад.
Ваня, Кирюша и Ната.
И взялись дружно
за мягкие лапки,
кольцом окружив
подобревшего папку.
И с ласковой мамой Нюрой,
веселой, а не хмурой
повели они хоровод:
— Фур, фур, фур!
Топ, топ, топ.
Мы — ежи, мы — ежи,
до чего же хороши.
Ах, попляшем от души.
Заблестят иголки,
как на зеленой елке.
Засверкают глазки
от веселой пляски.
Да здравствует, медицина!
Нам помогла вакцина.
Иголкины хором,
как прежде запели,
а ветер играл им
на тонкой свирели:


* * *
Ура! Какое везение,
есть народная служба спасения!
В МЧС звоните всегда,
если случилась беда.
Днем и ночью
приедут спасатели срочно.
И одолеют стихию,
люди они золотые.

* Салгир – главная река Крыма.
* СКФ – Симферопольская кондитерская фабрика




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи для детей
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 15.03.2019 в 17:01
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1