Иван-Царевич, гоблины и тролли. Часть 1


Иван-Царевич, гоблины и тролли. Часть 1
Светлой памяти Адольфа Даниловича Шевцова.

«Сказка – ложь, да в ней намек…», – такая поговорка приходит на ум, когда знакомишься с поэмой «Иван-Царевич, гоблины и тролли». Ее содержание перекликается с реальной, причем современной историей России. В последнее десятилетие прошлого века по ряду причин, в том числе не без активной помощи некоторых россиян, наша страна попала под сильное влияние западных держав, по сути, во многом оказалась в подчинении у них. Но, словно былинные богатыри, появились люди, которые много сделали для возрождения России.
Можно сказать, что сказка «Иван-Царевич, гоблины и тролли» появилась случайно. В то время, когда П. Гордеев собирался оставить поэтическое творчество, зав-лит Саровского драмтеатра Адольф Данилович Шевцов сделал ему неожиданное предложение. Прочитав его книжки, он попросил написать для театра пьесу, соответствующую духу его поэм. Поэт охотно согласился. К сожалению, вскоре Адольфа Даниловича не стало. Но П. Гордеев продолжил начатое дело. Так появилась вначале пьеса-сказка, а затем поэма «Иван-Царевич, гоблины и тролли».

             Глава первая

На троне каменном, высоком
Правитель гоблинов сидел.
В раздумье тяжком и глубоком
Недобрым взором он глядел.
Вблизи него стоял с почтеньем
С таким же точно настроеньем
Его советник главный – граф,
Имевший тоже подлый нрав.

Граф

Прости меня, о, мой король, –
Задать вопрос тебе дозволь.

Король

Ну что же, граф, спроси, пожалуй,
Хотя какой-то я усталый,
Желанья нету говорить,
Отвечу все же, так и быть.

Граф

Давно какая-то кручина
Гнетет тебя, заметил я,
Скажи мне, в чем ее причина,
Поведай другу, не тая.

Король

Печалюсь сильно, это верно.
А потому мне очень скверно,
Что понял я – нам не суметь
Россию силой одолеть.
Как много мы в нее вторгались
Со всею гоблинской ордой,
Однако каждый раз домой
Позорным бегством возвращались.
Надежды нету никакой
С проклятой справиться страной.

Граф

Упал ты духом?! Это странно –
Еще терять надежду рано.
Конечно, силой их не взять.
Но если не способна рать
Врага осилить, то другое
Придумать надо что-нибудь, –
Возможно, хитрое такое,
Что даст к победе верный путь.

Король

Так я и думаю об этом!
Но выдумать не в силах – где там:
Совсем нет в мыслях ничего,
И я страдаю оттого.

Граф

Выходит, об одном с тобою,
Король, мы думаем давно.
Придумал средство я одно
И план уже коварный строю.

Король

Неужто правда?! Так скажи!
Скорей его мне изложи!

Граф

Поможет нам врагов предатель.
Его я подкупил не зря:
Он лечит русского царя –
Ему целебных средств податель.
Приказ дадим и вместо них
Отраву даст из рук своих.

Король

Неумный план: едва отравит,
Его сейчас же обезглавят.
Другой правитель будет там,
Возможно, прежнего умнее –
Россию сделает сильнее,
И разве легче станет нам
Ее осилить? Нет, труднее.

Граф

И правда. Не подумал я.

Король

Однако я хвалю тебя
За то, что лекаря царя
Склонил на сторону ты нашу.
Не с ядом даст ему он чашу,
А с зельем хитрым колдовским.
Царя мы сделаем своим.
Тебе даю я порученье
Доставить лекаря сюда.
Сумеет он пройти тогда
У нашей ведьмы обученье.

Граф

Охотно выполню приказ!
Начну скорей – уже сейчас!

Король велел ему, довольный:
«Спеши в российский град
престольный!»
Слова прощальные сказав,
Из зала вышел быстро граф.

         Глава вторая

Уже в Гобландии предатель,
Страны родной врагов приятель,
Живет, по имени Семен.
У местной ведьмы обученье
Прошел. Уже экзамен он
Сдает. Оценку-заключенье
Ведуньи граф, его слуга

С волненьем ждут. Семен пока
Мешает зелья колдовские,
Чтоб вызвать чары бесовские.

Колдунья

Все зелья правильно смешал.
Экзамен на отлично сдал.
Сказать по правде, не имела
Еще таких учеников –
Уже колдует так умело,
Не хуже лучших ведьмаков.

Семен

А, между прочим, это дело
Пришлось по вкусу очень мне.
Теперь могу заверить смело –
С заданьем справлюсь я вполне.

Граф

Хочу своею похвалою
Тебя порадовать, мой друг,
И подкрепить ее двойною
Оплатой всех твоих услуг.

Семен

Ты можешь, граф, не сомневаться,
Что буду очень я стараться.

Колдунья

Запомни главное, Семен, –
Пусть ты искусен и умен,
Но злые чары никакие
И все старанья колдовские
Не смогут в дурь вогнать того,
На шее крест есть у кого.
Ты должен исхитриться с шеи
Царя нательный крестик снять,
Иначе ваши все затеи
Нет смысла даже начинать.

Семен

Уже имею я идею
Как это сделать – я сумею.

Граф

А чтоб помочь тебе, Семен,
С тобой поедем я и он:
Доволен я своим слугою.
Возьму туда его с собою –
Мне предан очень и силен.

Семен

Боюсь, что это подозренье
У русских вызовет людей.
У них появится сомненье
Тогда в надежности моей.

Граф

Твои излишни опасенья,
Ведь всем известно, что ты к нам
Приехал лишь для обученья
Искусным лекарским делам,
Стяжавшим нашим докторам
Большую славу. Нет сомненья,
Что все поверят, что двоих
Затем с собою взял, что их
Поддержка может быть полезна.
Такая логика железна.

Семен

Ну что ж, логично. Да, ты прав.
С тобою я согласен, граф.

Граф

Тогда терять не надо время!
Теперь нам нечего здесь ждать.
Скорей – по коням! Ногу – в стремя!
Россию едем побеждать!

Из дома выйти собирались
Предатель, граф, его слуга,
Однако все же задержались
У двери комнаты пока.

Колдунья

Постойте, я не все сказала!
Вы очень важное должны
Еще узнать. Вчера гадала
О том, как вражеской страны
Покончить жизнь, и вдруг узнала,
Что там царевич есть Иван,
Пока мальчонка годовалый,
Но, если вырастет, титан
Он будет силы небывалой.
И чтоб Россию победить,
Его должны вы погубить,
Пока проклятый тот волчонок
Еще лишь слабенький ребенок.

Семен

Тебе спасибо за совет –
Считай, царевича уж нет.

Пошли довольные злодеи,
Опасной тайною владея.

           Глава третья

На троне царь сидел российский
С зевотой. Царская жена
В роскошном кресле к трону близко
Сидела, скукою полна.

В покой вошел к ним лекарь царский.
На нем наряд почти боярский:
Еще богаче стал Семен,
Врагами щедро награжден.

Семен

Вас, царь с царицей, дорогие,
Приветствовать позвольте мне!
От нашей матушки России
В чужой и дальней стороне
Страдал я мукою всечасной,
О вас тоскуя и стране
Моей любимой и прекрасной.

Царь

Не верю я своим глазам!
Привет, Семен! Поверь, и нам
Приятна эта встреча тоже –
Ты наша главная надежа!
А то лечились у других.
Леченьем недовольны их.

Семен

Могу вам быть еще полезней:
Недаром все же далеко
Учился я – теперь легко
Любые вылечу болезни.

Царь

Тогда сейчас же приступай
И мне с царицей избавленье
От боли в голове ты дай:
Когда в погоде измененье,
У нас у каждого она
Свинцовой тяжестью полна.

Семен

Прошу лишь чуточку терпенья –
Придет к вам скоро исцеленье.

Держал под мышкой ларчик он.
Достал из ларчика флакон.
В нем было жидкости немножко.
Ее накапал лекарь в ложку.
Поднес царю. Жене его
Дал тоже снадобья того.
Те очень скоро захрапели.
И вот злодей уже у цели.

Семен
(говорит с собою мысленно)

Снотворное обоим дал.
Заснули крепко, даже очень.
Уверен я – расчет мой точен.
Момент решающий настал.

С царицы крестик он снимает,
Потом – с царя и их в карман
Кладет себе и начинает
Стараться сна прервать дурман.
Когда проснулись, дал другое
Царю с царицей зелье, злое.
Сказал несчастным скрытый враг:
«Теперь вот это выпить надо –
Придут к вам легкость и отрада».
Едва те выпили, он знак
Друзьям подал, за дверью ждавшим,
В ладоши хлопнув, и вбежавшим
Рукой на жертвы указал
И гордо с радостью сказал:
«Работу сделал я свою –
Тебе их, граф, передаю».

Граф

Послушай, царь, не слишком жирно
Россией править столько лет?
Твоей отныне власти нет!
А ну-ка, встань по стойке «смирно!»
Забудь про царские труды –
От них могу тебя избавить:
Останешься на троне ты,
Но буду я Россией править!

Покорно сразу царь вскочил,
Приказ позорно выполняя,
И гордо громко возгласил,
Врагам полезным быть желая:
«Послушен буду я тебе
И стану верить, как себе!»

Граф

Тогда исполнить повеленье
Мое ты первое спеши:
Своим солдатам прикажи
И даже тем, что в отдаленье
Стоят на русских рубежах,
Уйти домой, а в тех местах,
Где верой-правдою служили,
Оружье чтоб свое сложили.
Шпионы наши там живут,
Купцы как будто. Только ждут,
Когда оружие оставят
Солдаты русские. Тогда
Его в страну свою отправят
В возах торговых без труда.

Царь

Пойду я, дам распоряженье –
Исполню в точности приказ:
Тебе служить свое стремленье
Сумею доказать сейчас.

Граф

Давай-давай. И всех ужасно
Казни, кто смеет возражать:
Тебе дана власть не напрасно –
Стремись народ сильней прижать!

Умчался царь быстрее птицы.
Спешит другой приказ граф дать:
«А ты ступай туда, царица,
Где твой сыночек дорогой,
Наследничек царя, резвится.
Иди к нему с моим слугой.
Исполнишь все, что тот прикажет,
А он, что надо сделать скажет.
Ему ты будешь помогать.
Теперь за дверью подождать
Велю тебе его покуда.
Давай-давай, иди отсюда».
Царица вышла. У слуги
На сгибе согнутой руки
Висит мешок. Врагам на радость
Семен слуге вручает сладость.

Семен

Когда придете вы туда,
Где сын царя, вели тогда
Царице всех отправить нянек
К себе домой и дашь ей пряник.

Граф

Его должна сыночку дать.
Едва успеет тот сожрать,
Умрет мгновенно. Ты царице
Велишь забыть о нем совсем:
Пускай, как будто испарится
Из памяти ее. Затем
Впихнешь в мешок Ванюшки тело
И с ним из терема уйдешь.
А там совсем простое дело –
В ближайший лес его снесешь,
В котором кинешь на съеденье
Волкам, воронам, муравьям,
Болотным мухам и червям.
Исполни это порученье!

Слуга графа

А если стража у дверей
Взглянуть в мешок мой пожелает.
Не скрою тайну перед ней –
Она и силою узнает.

Граф

Какая стража?! Уж домой
К тому моменту разбежится
Она, поскольку царь стремится
Скорей приказ исполнить мой.

Слуга графа

И правда ведь, – боязнь пустая:
Бояться нечего теперь –
Смогу пройти в любую дверь.
Задача-то совсем простая.

Граф

Какой, Семен, ты молодец –
Отлично справился с заданьем!
России – все, теперь конец,
Твоим погублена стараньем!
За то, что ты приблизил цель,
Вручаю я тебе кошель
Большой, набитый златом туго, –
Не жалко для такого друга.

Семен

За щедрость я благодарю.
Продолжу батюшке-царю
Служить с большим таким же рвеньем
Моим искуснейшим леченьем.

         Глава четвертая

По лесу гоблин шел с мешком.
Его он бросил под кустом
И думать стал, дыша устало:
«Прошел я, кажется, немало.
Пожалуй, дальше не пойду.
Немного дух переведу.
Потом смогу спокойно, смело
Свое закончить злое дело.
Помехи мне не будет в том,
Поскольку лес один кругом.
…Что вижу я?! Так вот причина
Того, что очень я устал –
Да этот русский дурачина
В четыре раза больше стал!
Растет стремительно. Как видно,
Не зря рожден богатырем.
…Не тем пошло все чередом,
Каким бы надо. Да, обидно.
А потому, что крепким сном,
К смертельному, как будто близким
Охвачен был он богатырским,
Когда с царицей подошли
К его кроватке. Не смогли
Ванюшку мы, как ни толкали
И как нещадно ни щипали,
От этой спячки пробудить.
И я решил – будить не надо:
Могу таким в мешок вложить
Без всяких затруднений чадо.
Ребенка спящего легко
Нести хоть даже далеко.
А если вдруг в пути проснется,
Ему сейчас же пряник дам.
Едва куснет – и будет там:
Он в мир иной перенесется.
Все сделал так, как порешил.
Но вовсе выбился из сил,
Пока мальца сюда тащил.
А он все спит. Ну что ж, прекрасно:
Свидетелей поскольку нет,
Его нисколько не опасно
Ножом на тот отправить свет».

Мешок порвался вдруг. Явился
Оттуда мальчик уж большой.
Немало гоблин удивился.
Сказал: «Возьми гостинчик мой».
Царевич пряник весь съедает.
Однако он не умирает.
«Его отрава не взяла!
Здоровье сильное какое! –
Подумал гоблин, – вот дела!
Тогда навечно успокою
Его сейчас своим клинком,
Пока не стал богатырем!»
Однако руку, что держала
Кинжал, царевич вдруг схватил
И, пересилив руку, жало
Под сердце гоблину вонзил.
Сейчас же дух тот испустил.

              Глава пятая

Из дома вышел небольшого
Пустынник с радостной душой.
Вокруг красивый лес густой.
Похвальное желает слово
Монах сказать красе родной:
«Какой нам Бог послал прекрасный,
Ну просто чудный, нынче день.
Небесный свод сияет ясный,
Прорезал свет лесную тень.
И как-то на душе светлее.
И правда, что ни говори,
Такой природы вид милее,
Чем тот, что в пасмурные дни.
Уж двадцать лет, как поселился
В пустынных этих я местах.
И это время все молился,
Провел в смиренье и постах.
Мои моленья о России,
О благе нашей всей земли,
О том, чтоб беды никакие
Ее осилить не смогли».

Какие-то шаги услышал.
К нему из леса мальчик вышел.
Пустынник очень изумлен,
И говорит с волненьем он:
«Вот это да! Кого я вижу?!
Да ты откуда, дорогой,
Вконец измученный такой?!
Иди ко мне – я не обижу».
Подходит мальчик к нему ближе.
«Теперь скажи, родимый мой,
Откуда здесь, в глуши, ты взялся?
Понятно то, что заплутался.
Не можешь путь найти домой?!
Скажи название селенья,
Куда дорогу не найдешь.
Тогда поешь и отдохнешь,
А после в нужном направленье
Со мной к родителям пойдешь...
Ну что молчишь? Так говори же!
Сказал тебе я – не обижу…
Язык, как будто проглотил.
Ну ты меня, брат, удивил…»
Монах подумал: «Этот малый
Не может вовсе говорить,
Ребенок будто годовалый,
Едва начавший лишь ходить».
«Ну ладно, после разберемся,
Как быть с тобою, кто ты есть.
Вначале должен ты поесть.
Давай-ка, завтраком займемся.
Пойдем, дружок мой дорогой».
И в дом его заводит свой.

             Глава шестая

Предатель вьется вновь у трона,
«Лекарством» пичкает царя.
На нем красуется корона.
Однако носит ее зря:
Покорно служит супостату.
Приходит в царскую палату
С довольным очень видом граф,
Сказал, надменный, важно встав:
«Пришел к вам с радостною вестью:
Объятые жестокой местью
За прежний свой большой позор,
Дружины гоблинские спор
С Россией давний завершили –
Ее почти что покорили».

Семен

Однако долго вам пришлось
С народом биться безоружным.

Граф

Семен, подтрунивать ты брось.
Хотя с геройством их ненужным
Боролись долго наши, но
Пришли к победе все равно.
Иллюстрация к главе третьей.


Семен

Однако без его, царя, подмоги,
А если точным быть, – моей,
Пришлось бы вам, всего скорей,
Опять отсюда делать ноги.

Граф

За то тебя благодарю,
А также и плачу исправно.
И далее усердствуй славно –
Давай что надобно царю.
Конечно, и тебе большое
Спасибо, батюшка наш царь,
Страны российской государь!
Твое правление такое
Немало пользы принесло –
К победе нас и привело.

Царь

Служить и дальше буду верой
И правдой гоблинским друзьям,
И русский люд, безмозглый, серый,
Служить заставлю тоже вам!

Граф

О, милый царь, ты просто чудо!
А ну-ка с кресла слезь покуда.
На троне дай-ка посижу –
Свою гордыню услажу.

Ему царь место уступает.
На троне гоблин восседает,
А царь сидит у вражьих ног.
Наглец пихнул ему сапог,
С надменным видом восклицает:
«Ты это делать будешь впредь –
Почище обувь мне тереть».
Полой парчового кафтана
Царь бывший трет сапог тирана.
Потом граф встал, сказал царю:
«А ты усерден, я смотрю.
Садись обратно – ты на троне
Куда нужней нам будешь, царь,
Поскольку уж тогда не тронет
Нас русский ни один бунтарь.
Творить твоею будем властью
В России страшные несчастья».
Затем, приняв радушный вид,
Семену гоблин говорит:
«Пойдем, Семен, со мной, дружище,
В мое роскошное жилище –
Отпразднуем победу там:
Я славный пир тебе задам!»
«Приятно это предложенье –
Приму охотно приглашенье!»

          Глава седьмая

Растет Иван и вверх, и вширь.
И вот уже он – богатырь.
Стоит у домика с монахом.
Какой-то лед в его душе:
С уныньем чувствует и страхом,
Что миг прощания уже.

Пустынник

Иван, нельзя не поразиться
Тому, как быстро вырос ты,
Всему, что нужно, обучиться
Успел, хотя и не круты
Мои приемы обученья.
Поскольку очень велико
В тебе к учению влеченье,
Оно давалось так легко.
Теперь расстаться мы с тобою
Должны, Иван мой дорогой.
Пойдешь своею ты тропою
Откроешь мир себе другой.

Иван-Царевич

Должны с тобою мы расстаться?!
Зачем, зачем, я не пойму?!
О нет! Я должен здесь остаться!
Как жить тебе здесь одному?!

Пустынник

А разве я один? Со мною
Великий Бог наш и Его
Угодники святые, на кого
Мы часто молимся с тобою.

Иван-Царевич

Пожить еще мне здесь дозволь:
И я хочу остаться с ними –
Со всеми нашими святыми.
Без них замучит душу боль!

Пустынник

Да если и уйдешь отсюда,
Они останутся с тобой.
Во всех делах твоих, повсюду
Ты будешь с Силою Святой!
Живи с молитвой, покаяньем –
Не будешь Богом ты забыт,
И с самым яростным стараньем
Тебя никто не победит!
Я рад бы был с тобой и дольше,
Как прежде жить здесь, дорогой,
Однако ты не в праве больше
Искать в лесу себе покой,
Когда могучий уж такой,
Когда Россия изнывает
Под властью злобного врага,
Ее который истязает,
И только сильная рука
Вернуть сумеет ей свободу
И радость нашему народу.

Иван-Царевич

Тогда сражаться я готов!
Иду сейчас же бить врагов!
Прошу твое благословенье
Начать страны освобожденье!

Монах его перекрестил,
Потом в объятья заключил.
Они целуются трехкратно.
Иван пошел, взглянув обратно.

Пустынник

Уже пошел! Да подожди!
Куда идешь ты, безоружный?!
Тебе и меч, и латы нужно.
Когда возьмешь, тогда иди!

Иван-Царевич

Я рад бы взять, но разве это
У нас найти возможно где-то?!
Меня ты, правда, обучал,
Но лишь древесный меч давал.

Пустынник

Пока сюда не удалился
И был еще я молодым,
С врагами очень много бился
И был в боях непобедим.
Имел оружье неплохое –
Сейчас увидишь ты какое.
Оно в том самом сундуке,
Стоит который в уголке.
Узнать упорно ты старался
Что в нем лежит, но оставался
Я глух к вопросам – потому,
Что время есть свое всему.
Теперь пришло как раз то время,
Когда приходится открыть
Сундук наш старый, чтобы бремя
Вещей военных ощутить,
Раз мы желаем победить.

Заходят в дом. Оттуда вышел
Прекрасный витязь молодой,
С мечом, щитом, в броне стальной.
Как будто стал еще он выше.

            Глава восьмая

К царю с Семеном граф вбежал
И с диким ужасом сказал:
«О, царь мой батюшка, большая
Постигла гоблинов беда!
Какой-то богатырь идет сюда,
Повсюду наших побеждая,
Дружины целые губя,
Народ от нас освобождая!
Надежда только на тебя!
Пойди, ему дай повеленье
Сдержать бунтарское стремленье,
А то конец настанет нам!
Уже подходит он к стенам
Столицы вашей распроклятой,
Волненьем жителей объятой».
«Да нет, уже я здесь! Дворец
Очищу царский наконец!
Тебе не скрыться, пес патлатый!» –
Сказал Иван, войдя в палату.
Но гоблин прячется за трон.
Спасен царем послушным он.

Царь

Глупы все русские детины!
Не трогай графа, эй, дурак!
Ему вред делать нет причины,
Поскольку он отнюдь не враг,
Напротив даже, – друг любимый,
Совсем мне будто бы родимый!


Иван-Царевич

Ну, раз и вправду вы друзья,
И близок к русскому он трону...,
Ну что ж, тогда его не трону.
Пойду захватчиков бить я.

Граф
(царю)

А он тебе послушен все же.
Давай вели ему, чтоб тоже
Не трогал родичей моих –
В покое пусть оставит их.

Царь

Послушай, эй, как звать не знаю,
Дурак, тебе повелеваю:
Свое восстание давай
Кончай – врагов не убивай!

Иван-Царевич

Нет, я продолжу это дело –
Громить пришельцев мощно, смело,
Чтоб игу их пришел конец –
Так мне велел Святой Отец!

Иван-Царевич повернулся,
Из залы царской вышел вон,
А гоблин снова ужаснулся:
«Победа русских!» – понял он.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Ключевые слова: Русь в борьбе с гоблинами.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 12.03.2019 в 21:23
© Copyright: Петр Гордеев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1