С пылу, с жару...


После перевода на работу в редакцию районной газеты «Слава труду» первые три недели я обитал в гостинице, расположенной поблизости в центральной части города. Однако эта услуга для меня со скромной зарплатой корреспондента отдела промышленности, оказалась затратной. Редактор Юрий Павлович, проявив заботу, помог устроиться в общежитие. Из-за дефицита свободных комнат, комендант поселил меня в номер, где обитал слесарь-наладчик, почти мой ровесник, тридцатилетний Олег.
Однажды вечером он завалился в квартиру с парнем. Оба навеселе.
— Знакомься, мой кореш, Евгений, Женька, — представил он рыжеволосого приятеля. — Вместе на одном заводе гайки крутим. Живет в частном доме в старой части города, недалеко от железнодорожного вокзала. Баба у него суровая, палец в рот не клади, откусит. Не дает выпить и закусить, постоянно пилит. Вырвался из ее цепких лап. Получили аванс и решили бухнуть, имеем право.
Они расположились за столом с нехитрой снедью: горбушкой хлеба, банками консервов «Килька в томатном соусе», «Кабачковая икра», пятью сырками «Дружок», тремя солеными огурцами и бутылкой вина «Рубиновое»
— Эй, писарь, нечего слюни глотать, подваливай к нашему шалашу! — пригласил слесарь. — Выпей с рабочим классом, уважь.
— Писарь работает в канцелярии, а я в редакции газеты, значит, журналист, корреспондент, — поправил я.
— Что в лоб, что по лбу, — парировал он. — Скрипишь пером по бумаге, значит, писарь, а я — работяга. Занимаюсь наладкой оборудования на эфиромасличном заводе. Лучше ответь мне, сколько надо выпарить лепестков розы, чтобы получить килограмм розового масла?
Этот вопрос меня озадачил, поскольку мне еще не довелось побывать на его предприятии, чтобы вникнуть в технологию производства масла из розы, лаванды, шалфея, кориандра и других эфироносов, выращиваемых на плантациях района.
—Эх, ты, знаток? — попенял Олег. и с гордостью сообщил. — Для изготовления килограмма масла потребуется почти тонна лепестков, причем собранных в утреннее время, чтобы эфирное масло не успело улетучиться под жаркими лучами солнца. Очень ценный продукт. Отправляем его за валюту на экспорт во Францию для изготовления духов и лекарств.
— Спасибо за информацию. Буду иметь в виду при подготовке репортажа из предприятия, — пообещал я в расчете на беседы с технологом, инженером и другими специалистами, чтобы почерпнуть знания по теме.
«Обидится, если откажусь от угощения, — подумал я. — На одной жилплощади обитаем, поэтому негоже отстраняться, тем самым порождая недоверие и подозрение». Желания разделить с ними трапезу у меня не было.
—Получается, что на халяву, неудобно, — посетовал я.
— Неудобно штаны через голову одевать, — ответил сосед. — В следующий раз ты нас по царски угостишь.
Я придвинул табуретку к столу, обозрев который, Олег вздохнул:
— Не густо, но, как говорится, что бог послал, тому и рады.
Он наполнил стаканы густо-алым напитком и скомандовал:
— Вздрогнем, за рабочий класс и трудовую интеллигенцию!
Нетрудно было догадаться, какого интеллигента он имел в виду. Быстро осушили бутылку, но еще оставался хлеб и пара сырков.
— Надо бы добавить, а то ни в одном глазу, — произнес Олег и велел приятелю. — Давай свое НЗ, по дороге домой купишь.
Евгений, зная его настырность, не стал перечить и достал из сумки бутылку «Билэ мицнэ». Видя, что они без тормозов, я решил завершить трапезу:
— С меня довольно. Завтра предстоит командировка в Вилино.
Олег не стал настаивать, лишь заметил:
— Смотри, чтобы без обиды. Впрочем, баба с воза…Извини, с языка сорвалось. Нам с Женькой больше достанется.
На сей раз он наполнил стаканы вином золотистого цвета. Когда закусь кончилась, оставалось еще напитка полбутылки.
— Не закусывая бухают алкаши, а приличные люди, — заявил Олег. — Не годится оставлять слезы, сейчас, что-нибудь соображу.
Он поднялся из-за стола и вышел из комнаты. Через три минуты возвратился, держа за ручку горячую сковородку, над которой струился пар с пряным запахом.
— Картошечка с пылу, с жару…Под такую закусь и ты не откажешься от стакана вина, — глядя на меня посоловевшими глазами, торжественно произнес он.
— Откуда это блюдо? — спросил, зная, что он, как и я не пользуется общей кухне, а довольствуемся электрочайником или кипятильником.
— Проходил мимо кухни, а Татьяна, (по слухам он по ней неровно дышал) щедрая душа, угостила, — пояснил слесарь. — В карманы и в ладони горячую картошку не возьмешь, дала сковородку, чтобы половину оприходовал, а остальное вернул.
— Щедрые бабы у вас здесь живут, мне бы такую, — позавидовал Евгений. — А моя Тамара, язва, постоянно пилить, карманы выворачивает, чтобы трояк не утаил.
Олег подошел к столу и принялся ложкой перемещать в миску желтовато-янтарного цвета картофель с кусочками мяса.
— Оставь хозяйке, уже больше половины выгреб. В следующий раз не угостит, — предупредил я.
— Если очень захочется, то угостит, никуда не денется, — с намеком на близкие отношения с Татьяной, ответил он. — Отдам сковородку и мигом вернусь. Продолжим пир.
Через пару минут возвратился. Разлил остатки вина в два стакана, так как я напитка отказался, а перед ароматным картофелем с мясом не устоял.
— За твою Татьяну, дайте ей бог за доброту здоровья и счастья! — провозгласил тост Евгений и посоветовал. — Не тяни кота за хвост, женись на ней, а то соперники уведут.
— На наш век баб хватит, по статистике их больше, чем мужиков, — ухмыльнулся Олег, но стакан осушил до дна. Налегли на картошку. Нарезанная соломкой, поджаристая , она таяла во рту, напоминала о домашнем уюте.
За дверью в коридоре послышался нарастающий шум и гул, женские голоса, дробные шаги.
— Мужики, это по мою душу, — с обреченным видом промолвил Олег и ринулся к двери. Едва успел защелкнуть замок, как раздал стук и требовательный женский голос:
— Откройте, проверка паспортного режима!
— Сидите тихо, чтобы ни единого звука. Пусть думают, что нас нет, — прошептал слесарь.
— Этот номер не пройдет, вахтерша нас видела, — напомнил Евгений.
— Все равно, молчите, как рыба.
— Что случилось, почему паника? — спросил я.
— Скоро узнаешь, — вздохнул Олег. Судя по шуму за дверью, там находилось несколько человек. И снова прозвучал властный голос:
— Откройте, я — помощник прокурора!
— Олег, открывай, — велел я. — Глупо упорствовать. Возьмут на вахте запасной ключ и откроют. С прокуратурой шутки плохи.
Перед тем, как направиться к двери, он накрыл миску с картофелем газетой. Открыл двери и улыбаясь, пригласил:
— Добро пожаловать!
Оттолкнув слесаря, помощник прокурора в сопровождении двух женщин подошла к столу, убрала газеты, взирая на миску с картофелем, огрызки хлеба, стаканы…
— Признавайтесь, кто похитил с кухни жареный картофель с тушенкой? — спросила она, скользя по лицам пристальным взглядом и остановив его на Олеге. Он оробел, засучил ногами и признался:
— Прохожу я, значит, мимо кухни, а там, на электроплите картофель подгорает. Скоро обуглится, в золу, пепел превратиться. Решил, что пища бесхозная и немножко позаимствовал на закуску. Все равно ведь сгорела бы и бросили, а так, хоть какая-то польза…
— Гражданин, не лгите, плита была отключена. Я лишь на пять минут отлучилась к телефону на вахте, чтобы позвонить супругу. Возвратилась, подняла крышку, а там лишь половина картофеля.
— Усохла, пригорела, — кося под недотепу, пробурчал Олег. В своем возмущении она была по-женски красива и решительна. Осознавала, что оснований для возбуждения уголовного дела по статье 140 (кража) УК не было, так как для этого ущерб должен быть не менее 50 рублей. А в данном случае с учетом стоимости картофеля и мяса он не превышал двух-трех рублей. Но ее, недавнюю выпускницу Харьковского юридического института, до глубины душу оскорбил сам факт такой беспардонно-циничной кражи. В общежитии вместе с мужем Павлом, работавшим следователем в той же прокуратуре, они в ожидании новой квартиры, проживали полгода. И, конечно, сей факт мелкого воровства ее возмутил, захлестнул эмоциями.
Дабы не доводить ситуацию до обострения, я решил смягчить конфликт:
— Уважаемая Елена… простите, не знаю вашего отчества?
— Николаевна, — подсказала помпрокурора.
— Уважаемая Елена Николаевна, извините за инцидент, — попросил я приложив руку к сердцу. — Он на пьяный глаз совершил глупость.
— Вам, как журналисту, следует знать, что пьянство является отягчающим вину обстоятельством, — упрекнула она. — А его собутыльники соучастниками деяния.
— Готовы компенсировать ущерб, — я полез в карман за купюрами.
— Отставить! — строго приказала женщина. — Нарушитель будет привлечен к административной ответственности.
Свое слово сдержала. В присутствии двоих понятых составила протокол и районный суд за нарушение общественного порядка в состоянии алкогольного опьянения арестовал Олега на пять суток. Можно понять состояние и гнев молодой женщины, приготовившей супругу вкусный ужин, который умыкнул любитель горячительных напитков. И для меня урок — держаться подальше от сомнительных компаний и неадекватных собутыльников.
Впоследствии, когда я уже проживал в отдельной комнате общежития комбината «Стройиндустрия» при подготовке острой статьи о простое вагонов на железнодорожной станции из-за недостатков в организации погрузочно-разгрузочных работ, мне довелось сотрудничать не только с народными контролерами, но и сотрудниками районной прокуратуры, в том числе с помощником прокурора Еленой Николаевной. Между делом вспомнили и тот случай.
— Погорячилась я тогда, а следовало проявить сдержанность, — призналась она. — Меня тогда возмутила наглость слесаря. Впрочем, если бы он извинился, покаялся в содеянном поступке, то простила бы. Вскоре, как молодым специалистам нам предоставили двухкомнатную квартиру.
— Приготовленный вами картофель оказался на редкость вкусным, — не поскупился я на комплимент.
— Еще бы, с тушенкой и специями, — сдержанно улыбнулась блюститель закона.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 43
Опубликовано: 09.03.2019 в 15:21
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1