Магия печатного слова


— Зайди в промышленно-транспортный отдел горкома партии, — однажды велел мне редактор Николай Григорьевич. — Там тебя обеспечат материалами, фактурой для подготовки аналитической статьи.
Подобное сотрудничество редакции газеты со своими учредителями — горкомом партии, горисполкомом и их структурными органами в Ленинском, Кировском и Орджоникидзевском районах тогда было в порядке вещей. Поэтому поручение редактора меня не удивило. Не мешкая, отправился в горком партии, расположенный рядом со зданием ЮгНИРО на улице Свердлова, в котором ныне обитают служители Фемиды.
— Необходимо срочно написать статью об итогах развития экономики за первое полугодие за подписью первого секретаря горкома партии, — озадачив меня, заведующий отделом. — Конечно, он мог бы написать и сам, но слишком загружен неотложными делами.
Меня так и подмывало на реплику: «В аппарате горкома столько сотрудников, что в складчину по частям смонтировали бы статью», но благоразумно сдержался, что не обострять отношения, ведь, хотя я и подчинялся редактору, но влияние горкома на судьбу журналистов было решающим. Он вручил мне папку:
— Здесь материалы со свежими данными статистики. Хватит с лихвой. В детали не углубляйтесь, акцентируйте внимание на показателях основных предприятий: судостроительного завода «Залив», металлургического комбината имени Войкова, Камыш-Бурунского ЖРК и ТЭЦ производственных объединений «Керчьрыбпом» и «Югрыбпоиск», треста «Керчьметаллургстрой», судоремонтных, труболитейного завода, швейной фабрики, автопредприятий, паромной переправы и локомотивного депо. Критически оцените дела на отстающих предприятиях, но аргументировано без лишних эмоций.
— Целесообразно было бы взять интервью у первого лица, — предложил я. — Этот жанр вызывает повышенное внимание и доверие.
— Первый занят, готовится к отчету на бюро обкома партии, — сообщил завотделом.
— Каков объем статьи?
— На газетную страницу, чтобы солидно, весомо. Когда статья будет готова, сразу ко мне. Шеф ее прочитает, внесет поправки, дополнения.
— Срок на подготовку?
— Чем быстрее напишите, тем лучше. Постарайтесь на совесть, не подведите, — напутствовал партийный работник.
Я взял папку и вышел из кабинета. Уже в редакции, не откладывая весьма ответственное задание в долгий ящик, тщательно изучил справки, таблицы с показателями, цифрами, процентами и в течение четырех часов, под занавес рабочего дня, мелким убористым почерком написал статью «Экономика — на подъеме!». Рукопись заняла шесть страниц.
Утром папку с материалами и машинописный текст отнес в отдел горкома партии.
— Очень оперативно, — перелистав страницы, похвалил завотделом. — После того, как первый прочитает, даст «лобро» на печать, курьер вернет вам статью.
Во второй половине дня заново перепечатанная статья была в моих руках. Сравнил ее содержание с копией и заметил незначительные поправки и дополнения. Отдал горкомовский вариант редактору. Он отправил статью для набора, отливки в металле, в линотипный цех типографии. Статья появилась в очередном номере.
Этот факт из повседневной газетной рутины канул бы в Лету, но, спустя месяц после публикации, в кабинет вошел редактор и с явным огорчением сообщил:
— Не повезло, сели в лужу.
Не дожидаясь вопроса, подал мне свежий номер газеты «Крымская правда» со статьей на второй странице под рубрикой «Обзор печати».
В абзаце, отмеченном «галочкой» был подвергнут критике автор статьи «Экономика — на подъеме!», то есть первый секретарь горкома, за то, что в статье за сухими цифрами статистики ни слова о людях. Отсутствуют имена руководителей предприятий, в том числе отстающих, не названы передовики производства, ударники пятилетки.
Автору было рекомендовано акцентировать внимание не только на цифрах и фактах, но людях труда, создающих материальные и культурные ценности, на подлинных строителях коммунизма.
— Написал на основе предоставленных материалов, того, что было под рукой, тем более, что статья завизирована, — пояснил я. Однако почему-то ощутил угрызения совести, ведь не желая того, невольно подставил под стрелы критики партийного руководителя. После паузы спросил:
— Какова реакция в горкоме партии?
— Пока молчат, но понятно, что критика неприятна, отравляет настроение, — ответил Николай Григорьевич. — Остается надеяться, что первый справедливо оценят ситуацию. Впрочем, есть впечатлительные руководители, склонные воспринимать критику «сверху», как признак неотвратимых оргвыводов.
К счастью, в отношении меня оргвыводов не последовало, да и карьера первого секретаря не пострадала.
Ситуация типичная, ибо в советский период, да и ныне, не считается предосудительным, что статьи, опубликованные под именами вождей и других партийно-советских чиновников, сочинили писатели, журналисты.
Теперь популяризацией высокого интеллекта своих работодателей из когорты политиков, депутатов, чиновников, олигархов, банкиров, занимаются многочисленные помощники, советники, спичмейкеры, имиждмейкеры...
Исключением являлись такие исторические личности, как В. Ленин с 55-ю томами полного собрания сочинений, И. Сталин с «Кратким курсом истории ВКП(б) и другие профессиональные революционеры. Ведь в годы борьбы с самодержавием, они находились в эмиграции или томились в тюрьмах, в ссылке, там и приобщились к литературному творчеству, к публицистике. Осознали высокую значимость пропаганды и агитации для революции, захвата и удержания власти. На практике реализовали тезис К. Маркса: «Идеи становится материальной силой, когда овладевают массами».
Ленин поначалу позиционировал себя, как литератор, а Сталин в молодости сочинял стихи. Кстати, стихосложением увлекался и председатель КГБ, впоследствии генсек Ю. Андропов. А вот Л. Брежнев тяги к сочинительству не испытывал, хотя на закате жизни прославился, как «автор» трилогии «Малая земля», «Возрождение» и «Целина», за что был удостоен Ленинской премии. Конечно, его воспоминания в форму интересных очерков воплотила группа талантливых журналистов. Ныне таких литераторов, работающих, как на конвейере, под брендами авторов детективов, называют «неграми».
В редакциях газет и журналов, в том числе в «Керченском рабочем», который с мая 1985 года выходил пять раз в неделю большим форматом, штатные сотрудники обязаны были выдавать на-гора статьи, очерки, репортажи не только под своими подписями, но и внештатных авторов — рабочих корреспондентов.
Причем, в общем количестве написанных строк одна четвертая часть должна приходиться на рабкоров. Их творчество стимулировалось гонорарами и другими средствами материального и морального поощрения. В День печати — 5 мая, на торжественном собрании их награждали почетными грамотами, премиями, дефицитными книгами, сувенирами. Некоторые рабкоры, одержимые творчеством, пребывали под магией печатного слова. неистребимого желания увидеть свою фамилию даже под крохотной заметкой.
Костяк активных автором составляли ученые ЮгНИРО, преподаватели КМТИ, писатели В. Маковецкий, Н. Славин, М. Смородин, Н. Щербуха, С. Башарин, А. Бойченко, члены литературного объединения, а также журналисты-ветераны. Они, не порывая связей с редакцией, добросовестно несли вахту в общественной приемной газеты, острыми публикациями помогали керчанам решать житейские проблемы.
В конце 80-х годов прошлого столетия на одном из совещаний в обкоме партии секретарь керченского горкома по идеологии услышала, что в авторском активе газеты «Слава Севастополя» восемьсот рабкоров. Она поставила задачу, чтобы в арсенале «Керченского рабочего» было не меньше боевых штыков, точнее, перьев.
Организовала поездку журналистов к коллегам за передовым опытом по увеличению авторского актива. Этот визит в Севастополь в годы борьбы за всеобщую трезвость, надолго запомнился ныне здравствующим ветеранам городской газеты. Во время общения с севастопольскими «акулами пера» выяснилось, что рабкорами они считают, даже тех авторов, кто в течение года опубликовал две-три заметки.
— Так у нас таковых помощников наберется не меньше, — заявил редактор. — Прежде рабкорами значились лишь те, кто в месяц опубликовал не менее двух материалов.
На следующий день, переночевав в гостинице, возвратились в родную Керчь. Через пару месяцев на стол секретаря горкома по идеологии легла справка о том, что авторский актив рабкоров увеличился до пятисот рабкоров.
— Недаром побывали в Севастополе, — при встрече с Николаем Григорьевичем заметила идеолог. — Опыт коллег по организации и активизации рабкоровского движения пригодился.
— Да, пригодился, — подтвердил он, не посвящая в детали статистики.
Ныне, когда от редакций печатных изданий начальство не требует подобных отчетов, а услуги рабкоров и селькоров отпали, на страницах газеты доминируют материалы, подготовленные штатными сотрудниками и авторами, для которых литературное творчество стало призванием, а печатное слово не утратило эстетической ценности.
В век бурного развития компьютерных технологий, обилия сайтов и социальных сетей в Интернете, перед человеком широкий выбор источников информации, в том числе в виде электронных и аудиокниг. Убежден, что печатные издания: газеты, книги, журналы, как материальные, а не виртуальные, объекты, не уйдут в прошлое. Более того, печатное слово является надежным способом хранения информации, поскольку не подвержено электромагнитному воздействию.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 09.03.2019 в 15:17
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1