Русский Робин Гуд - 2. Глава 1


Русский Робин Гуд - 2. Глава 1
          Глава первая

Гремело поле Куликово,
Бушуя яростной враждой –
Герои Дмитрия Донского
Вели неравный смертный бой.
Врагов их было больше втрое.
К тому же были и они
Отважны тоже, как герои.
Причем почти что всех брони
Стальной покровы защищали,
И кони добрые несли:
Из русских это лишь едва ли
Один имел из десяти.
Татары силой обладали,
Взращенной мясом табунов,
А русы часто голодали,
Поскольку больше ста годов
Враги Русь данью изнуряли.
К реке прижатые ордой
Отряды наши отбивались.
Татары уж не сомневались,
Что это их победный бой.
Но вдруг из рощи полк засадный
Во фланг ударил им, и миг
Настал для русичей отрадный.
Он был поистине велик.
Над Русью реет слава снова,
А мир пошел стезею новой.
Закончился титанов спор.
Орда, не выдержав напор,
Обратно в степи покатилась.
Мечта славян восточных сбылась.

Отряды русские домой
Идут по чудному раздолью,
Победе радуясь большой.
Но радость эта с сильной болью –
Огромной куплена ценой.
Средь славных ратников герой
Поэмы нашей – звать Иваном.
Он едет на коне буланом,
В доспех избитый облачен.
И тоже рад и огорчен:
В три раза меньше после боя
Их стало, тех, кого с собою
Привел из Полоцкой земли –
В степи десятки полегли.[i]

[1] В Куликовской битве в основном принимали участие дружины и ополчения из северо-восточной Руси, но доподлинно известно, что в ней участвовали и ратники из Полоцкого княжества, хотя оно входило в состав Великого Княжества Литовского, злейшего врага Великого Московского Княжества, которое повело на битву с Мамаем полки северо-восточной Руси.


От Дона путь большой проделав,
Достигла рать Руси пределов.
Отсюда двинулась она
По разным княжествам, откуда
Недавно двинула война
В поход в три раза больше люда.[ii]

[1] Из ста пятидесяти тысячного русского войска обратно возвратились лишь пятьдесят тысяч воинов.

В дороге дружбу свел Иван
С одним боярином – Федотом.
К его рассказам и остротам
Успел привыкнуть. Очень зван
К нему был в гости. Оказалось
Именье друга по пути.
«Пожалуй, отдохну я малость, –
Иван ответил, – что ж, веди,
Раз замок твой почти что рядом».
При этом пешему отряду
Позволил далее идти.
Дружинников оставил только
С собой – всего-то девять: столько
Осталось их из двадцати.
Провел в гостях неделю с ними,
Победу празднуя: Федот
Пирами щедрыми своими
Отметил славный их поход.

Иван с дружиной скачет снова,
Тепло покинутого крова
Вдали оставив за собой.
Вдруг видят: справа дым густой.
Узнать что там, конечно, проще,
Подъехать если, но навряд
Уж это нужно – из-за рощи
Литовцев выехал отряд.[iii]
Меж ними пленная девица –
Добыча жадных удальцов.
Не нужно русам лишних слов –
Помчались сразу с ними биться.
Столкнулись, рубятся. Отряд
Литовцев паникой объят.
Рассеян, прочь уносят кони
Врагов побитых. Но погони
За ними нет – из русских всех
Один Иван в живых остался:
С уменьем большим он сражался,
А также выручил доспех.
Глядит: тела бойцов, сраженных,
Лежат, кровавые, вокруг.
Блестит на солнце сталь кольчуг,
Мечей и сабель, обнаженных.
Злодеев, раненых, добил,
Поскольку в гневе сильном был.

[1] Известно, что после Куликовской битвы литовские отряды нападали на русские обозы с ранеными. Вполне вероятно, что они нападали и на населенные пункты.

«Спасибо, витязь, за спасенье!» –
Услышал женский голос вдруг.
В нем были радости волненье
И боль постигших тяжких мук.
Прервав печальное прощанье,
От друга, павшего, отвел
Глаза Иван, и состоянье
Совсем другое он обрел.
Увидел деву. Красотою
Ее герой наш поражен.
Она была его мечтою,
Ему являлась в каждый сон.
Сказал классическую фразу,
Которую обычно сразу
Девицам парни говорят,
Когда знакомиться хотят:
«Скажи, как звать тебя?» «Я – Настя».
«А я – Иван». «Погибла вся
Деревня бедная моя!
Какое страшное несчастье!
Погибла вся моя семья!
Литовцы всех людей убили.
Одну меня лишь пощадили,
Чтоб сделать жалкою рабой».
«Да ради красоты такой
Тебе враг даровал пощаду,
Чтоб взять ее себе в усладу», –
Иван подумал и затем,
Теряя голову совсем,
Вдруг говорит: «Послушай, Настя,
Как жить теперь тебе одной?
Прошу я, стань моей женой.
Забудешь страшное ненастье,
Поедешь если ты со мной».
«Но я ведь бедная крестьянка,
А ты, похоже, не простой
Дружинник – вон в броне какой
Богатой. И твоя осанка
О том же самом говорит.
Внушительный, холеный вид.
Не ровня парню я такому».
«К далекому концу другому
Руси приедем, где никто
Узнать не сможет, Настя, что
Ты не боярская девица.
Скажу знакомым и родным,
Что мы успели пожениться.
А мы с тобою поспешим
В ближайшей церкви обвенчаться,
Чтоб ты могла не опасаться,
Что я обманщик иль злодей.
Пусть будет все, как у людей».
Конечно, время на раздумье
Не стала Настя наша брать,
Поскольку было бы безумье
Такой удаче отказать.
Боярин рад ее согласью.
Боится он поверить счастью.
Однако скорбью вновь объят.
Друзей кладет над рядом ряд.
Дрова принес из ближней рощи,
И сжег бойцов своих потом,
Поскольку это было проще,
Чем рыть могилы им мечом.
Иные лошади убитых
Паслись поблизости. Они
Ивану в руки дались и
Уже на крупы громоздит их
Оружье то, что подобрал.
Его ремнями привязал,
Которые с погибших снял.
А чтоб держались кони вместе,
Друг с другом их соединил –
Умелым в этом деле был.
Затем коня подвел к невесте.
Хотел помочь в седло ей сесть,
Но та сама легко вскочила –
У Насти были ловкость, сила:
Они у всех крестьянок есть.

Продал Иван с коней поклажу
В ближайшем городе и даже
С большою выгодой. Наряд
Купить невесте был он рад.
Хватило денег, чтоб повозку
Такую ж вычурную взять –
Она смотрелась очень броско –
А также кучера нанять.

Затем, конечно, обвенчались.
И вот в пути они опять.
В повозке, крытой, запирались,
Чтоб волю чувствам нежным дать.

Была любовь их обоюдна.
Не знал, однако, наш герой
О том, что часто очень трудно
Владеть красивою женой.
Не видел, как ни странно, взора,
Которым часто кучер их
Глядел на Настю: для любых
Мужей бы стал причиной ссоры
Такой желанья полный взгляд,
Каким на женушку глядят.
Когда нередко на охоте
Усердно пищу добывал
(Немало времени заботе
Герой наш этой отдавал),
Его вдвоем с ней оставлял.
Вернувшись как-то на стоянку –
Лесную, светлую полянку, –
Не видит там вдруг никого.
И даже друга своего –
Коня. Не видит он упряжки
С повозкой. Слишком, слишком тяжкий
Удар душевный испытал.
Иван по следу побежал.
Но было в скорости напрасно
С конями спорить – это ясно.
Стоит растерянный Иван,
Бессильным гневом обуян.
Сумел до города добраться.
Коня на рынке там купил
(Кошель при нем, конечно, был).
Взглянув с тоской назад, в обратный
Далекий вновь пустился путь,
Теперь отнюдь не столь приятный:
В душе лишь холод, злая муть.

По-прежнему с жестокой грустью
Уже Литовской скачет Русью.[iv]

[1] Такое название получила огромная территория, вошедшая в состав Великого Княжества Литовского, состоявшая из западных русских и южных русских княжеств. Может показаться поразительным тот факт, что небольшому литовскому народу удалось подчинить столько русских княжеств. Решающее значение сыграло очень удачное местонахождение литовских племен: с южной и восточной стороны их защитили от вторжения монголо-татар русские княжества, ранее спасавшие их от нашествий других кочевников. С запада от агрессии Тевтонского ордена долгое время заслоняли поляки и прусы. Правда, литовцы тоже понесли немалые потери в борьбе с Тевтонским и Ливонским орденами, но они были совершенно несопоставимы с колоссальным ущербом, причиненным русским княжествам нашествием монголо-татар. Продвигаясь на юг и восток, литовские войска занимали почти обезлюдившие города и села. Возможно, их призвало выжившее местное население. Конечно, литовское владычество явилось для русских княжеств хорошей альтернативой татарскому игу. Недолго находившиеся под ним, благодаря присоединению к литовскому княжеству, русские княжества быстро восстанавливали свое народонаселение, снова богатели. Их восстановившийся огромный потенциал стал основой мощи Великого Княжества Литовского, сделал его одной из сильнейших европейских держав. Монголо-татары смирились с тем, что к литовскому княжеству отошли некогда завоеванные ими земли, вынуждены были смириться, ибо едва в состоянии были удерживать под своей властью огромную северо-восточную Русь и видели в Литве своего естественного союзника в борьбе с этой частью Руси, которую считали не только самым ценным своим владением, но и главным, самым опасным своим врагом.

В больших и малых городах
Проводит ночи на дворах
Гостиных. С гордостью суровой
В беседах людям говорит
О страшной битве Куликовой.
Своим рассказом всех дивит.
Ягайло каждый проклинает,
Его предательский поход:
О нем здесь русичей народ
Уже с его начала знает.[v]

[1] Союзник Мамая князь Великого Княжества Литовского Ягайло спешил соединиться с ним, чтобы принять участие в Куликовской битве. Но не успел. По другой версии выжидал поблизости от места битвы ее исхода.







Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Ключевые слова: Восточная Русь, Литовская Русь в художественных образах.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 27
Опубликовано: 06.03.2019 в 21:31
© Copyright: Петр Гордеев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1