ПОЭЗИЯ. Борис Васильев-Пальм (подборка стихов)


ПОЭЗИЯ. Борис Васильев-Пальм (подборка стихов)
НЕСКРОМНОЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ
                                   «… рыжая женщина — чёрная лошадь.
                                   Милая, где загулял наш Брюллов?»
                                                                                   М. Матвеева


Это не я ли Брюллов загулявший
Ваш, кентавресса, Пегаса фантом,
веру во встречу уже потерявший,
с пыльной палитрой, седой с полинявшим
цветом во взоре, но с чистым холстом?
Что же, давайте, гарцуйте, красуйтесь
пластикой поз, колоритом мастей…
Если я Тот, — на века нарисуетесь.
Даже не станем тревожить кистей:
если Вы — Та, то углём и пастелью
мы обойдёмся иль — карандашом,
встречу двух Я превращая в мистерию
с шорохом, с шёпотом, — не с барышом, —
душ, коим нечего прятать-стыдиться,
ибо не сохли они на корню…
В наших сеансах сиамски родится
с искусом Лик нетелесного ню.

И
З ЦИКЛА
«СТИХИ, НЕ НАПИСАННЫЕ МОИМ ОТЦОМ»

Шаблонно ходим мы ногами...
У птиц — у каждой — почерк свой:
Орёл идёт в зенит кругами,
А стриж летает по кривой.

В полёте аисты и цапли
Стреле подобны и копью...
Я наблюдения по капле
В анналах памяти коплю, ‑

Там есть и жаворонков точки
На неба голубом холсте,
И журавлиных клиньев строчки,
И лебедь с солнцем на хвосте, —

И пестрота крикливых чаек,
Снующих вдоль и поперёк...
Мир над Землёй необычаен,
Но это многим невдомёк,

Тем, что упёрлись в землю взглядом,
Стыдясь поруки круговой,
И видят только то, что рядом
И ничего — над головой.

А там, как в сказке, там творится
Всё по законам красоты.
Там есть чему и поучиться
У тех, кто с воздухом на «ты».

* * *

Люби меня с закрытыми глазами,
и разницы с красавцем в цвете лет
ты не найдёшь, —
                     в родстве я с чудесами.
Возьми меня, как в Парадиз билет!
Узнаешь:
              возраст счастью не помеха…
Как на качелях в небо,
ты в руках
           моих взлетая, будешь,
                                         вот утеха! —
вкраплять невольно
                      в переливы смеха
восторгов междометья, —
                                          ох! и ах!
Но если же обманешься в надежде, —
во мне того, что ищешь,
не найдя,
         останусь я для жаждущих,
                                               как прежде,
в просторах мира миражом дождя
с недоуменьем: сердце что ж не стынет,
не уставая пыл любви копить,
когда нет той —
                  озноенной пустыни, —
чтоб излиянием в оазис превратить.

ВОСПОМИНАНИЕ

Перепелы песни перепели,
Расплескали росы косари,
Поднимали ели еле-еле
Розовое зарево зари.
Синяя вселенная висела
Над бедовой буйной головой,
И хотело тело тела,
И с душой шушукался покой.

* * *

Я стану жить на этом свете
Всей силой духа в полный рост,
Когда стареющие дети
Мой прах доставят на погост.

МЕЖ МИНОРОМ И МАЖОРОМ

Жизнь моя — сплошная вахта
Без пиров, без выходных.
Мастерская — чем не яхта?
Чем не качка — гнев родных?

Если спросите: «Где мачта?»
Я отвечу: «Вот — мечта!»
Лишена корысти начисто,
Страсть ей — парусом чета.

Стало быть, мечтатель страстный
Яхты этой рулевой, —
Не прекрасный, не опасный
С поседевшей головой;

Превративши яхту в келью,
Потеряв былую прыть,
Не расстался с главной целью, —
Материк любви открыть.

Где-то там, за горизонтом,
Непременно — райский пляж…
Призван я Эвксинским Понтом
С моря Белого не зря ж?!

Ну, а если и край света
Счастья мне не приберёг,
Встану в звании поэта
Мира вдоль и поперёк!

ПОДРАЖАНИЕ ТОМАСУ ЭЛИОТУ
                                           «Как противно встречаться
                                            с мистером Элиотом!
                                            Поглядите-ка, вот он
                                            Ходит-бродит сердит,
                                            Вечно губы кривит…»
                                                                                Т. Элиот

Как противно встречаться с Васильевым.
Вечно ходит он с видом всесильного,
Не сгоняя улыбку с лица,
Будто только что из-под венца.
Не успеет увидеть знакомого,
(Может, срочной работой влекомого),
речь заводит о жизни своей,
как не люб и противен он ей,
как он сам от неё без ума,
хоть лишь посох при нём да сума.
Но несносней всего в словоблудии
Мысль о том, что и звери, и люди, и
Этот встреченный — может, несчастный —
Жизнь обязаны славить всечасно:
Ведь могла быть значительно гаже,
И вообще, — оказаться в пропаже;
А коль вдуматься, — это же дар,
Даже если вся — дурь и кошмар,
Ибо даром даётся нам жизнь…
Дескать, нечего хныкать, — держись!
Как же этот Васильев противен,
Примитивен, безальтернативен;
И в стихах норовит поучать…
Как противно такого встречать!

ПЕСНЯ

Ничто до срока не случается,
И всё запаздывает малость…
Я не успел ещё отчаяться,
Как ветка зрелости сломалась.

Плоды посыпались горохом
На все Земли четыре стороны,
Но хорошо ли это, плохо ль,
Лишь совы ведают да вороны.

А соловей не облюбует
Бедою сломанную ветку.
Над ней студёный ветер дует,
Качая гибели отметку.

Однако если приглядеться, —
Из-под коры на месте слома
Зачаток почки взглядом детства
На мир взирает так знакомо.

Порой весенней что-то снова
Навстречу солнцу устремится.
Пусть это будет только слово, —
От слов иных сияют лица.

СЕБЕ

От людей держись подальше,
Если хочешь жить подольше.
Будь к пещерной жизни ближе
Без мечтаний о Париже,
С притчею о шалаше
Лишьсвою la femme chercher!
Деньги, почести и слава, —
Как панельная шалава…
Пусть же служат без корысти
Холст, палитра, краски, кисти.
Но такой искусства фан
Не найдёт свою lafemme:
Будешь вечный ты изгой
Вне погони за деньгой!

ПРИ ЧЁМ ТУТ РОССИЯ?
                                 «… кадры, снятые в Афганистане.
                                 По пустынной равнине ползут
                                  русские танки — и всё…
                                  Мне стыдно за Россию».
                                                                         И. Бродский


И снова я вспылил, взорвался, нет — взбесился,
весь вышел из себя, попался на крючок
ловца гневливых душ: он своего добился…
Зароком предан я: на глупости — молчок!
И вот опять казнюсь, корю себя и каюсь;
в раскаянье поник седою головой…
Нет! Чёрта с два! От чувств не отрекаюсь.
Как порох вспыхнул — да, — так значит,
                                                                    я живой!
Молчать при клевете на Родину
                                                        не стану.
И Бродскому такой подлянки
                                                   не спущу:
те танки, что бродили по Афганистану,
он русскими назвал; по мне — это кощун…
Машины, что в войне неправедной горели,
врываясь в стан врагов,
                                как волки в гурт овец, —
машины были те советскими на деле,
и не было ли в них татар, грузин —
советс-
          ких, бишь, солдат —
                          людей пятнадцати республик?
То интернацьонал — фантом большевиков —
с дырой беды себе афганский выпек бублик,
затеяв эту гиль мозгами ишаков.
Но тот — лауреат — поэт не бесталанный,
чем думал он, когда Россию так чернил?
Иль мало ей поклёпов выпало?..
Ну, ладно,
              я, кажется, разнос чрезмерный учинил.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 06.03.2019 в 00:22
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1