Страшное оружие. Глава четвертая


«Чего же время мы теряем?! –
Вадим воскликнул. – Если знаем
Как можно кошек превращать
Опять в людей, то надо взять
Кувшин спасительный наш красный
И влагой чудной люд несчастный
От тяжких чар освобождать!»
Семен заметил: «Содержимым
Того кувшина не изгнать
Такие чары – обратимым
Оно способно сделать лишь
Всего одно окамененье.
В людей из кошек превращенье
Ни чуть ты им не совершишь.
Для этой цели нужен белый
Кувшин, который тоже здесь.
Прекрасно, что почти он целый –
В нем влаги много. Впрочем, весь
Состав расходовать не надо
Сейчас: достаточно кропить
Его на кошек, а не лить,
Чтоб чары ведьминого яда
Мгновенно вспять поворотить.
В кошачьем облике не мало
Сейчас находится людей
И чтоб лекарства всем достало,
Его рачительней ты лей».
«Они уж в крепости собрались, –
Иван сказал, – глядите, вон!
Пока, Семен, с тобой мы дрались,
Сюда, наверно, все сбегались,
Мечей услышав наших звон!»
Друзья вокруг себя глядели
И много кошек в самом деле
Повсюду видели они.
Совсем поблизости одни,
Другие далее сидели.
Вадим в восторге произнес,
Беря кувшин с волшебной влагой:
«Вернем вас в люди всей ватагой –
Нам будет проще!» и поднес
Сосуд к ближайшим самым кошкам,
Их белым зельем покропил
И вид людской им возвратил.
К нему, как будто бы горошком
Со всех посыпались сторон –
С ограды, кровель и окошек
Жилых строений сотни кошек,
И всем давал спасенье он
От чар колдуньи. Это диво
Иван с отрадой наблюдал.
К своей груди он прижимал
Красу, мурлыку, и игриво
Ее признательно ласкал
И нежно в холку целовал.
Из рук та вырвалась нежданно.
Иван с досадою сказал:
«И правда, кошки очень странно
Себя, строптивые, ведут –
Когда настырно пристают,
Хотя порой их отгоняешь,
Когда с презрением бегут,
Хотя охотно их ласкаешь».
Краса Вадиму под кувшин,
На землю спрыгнув, подбежала.
Еще какой-то миг один –
И красной девицею стала.
Иван вскричал: «Светлана, ты?!
Глазам, глазам своим не верю!
Сбылись, сбылись мои мечты
Вернуть огромную потерю –
Любовь пропавшую найти,
Светлану снова обрести!»
Жених с невестою обнялись
И долго крепко целовались.
Восторга их не описать.
Семен с Вадимом обомлели,
На них, уставившись, глядели
Не в силах что-нибудь сказать.
Когда прийти в себя сумели
Иван с любимой наконец,
Вадим воскликнул: «Под венец
Теперь ничто не помешает
Пойти вам, милые друзья!
Пускай жених гостей сзывает
И первым вас поздравлю я!»

Иван сказал: «Свои мученья,
В плену бесовском злоключенья,
Прошу, Светлана, опиши,
Сейчас же все нам расскажи!»

    Рассказ Светланы.

Колдунью эту из дозора
Однажды мой отец привез.
Еще не знал какого вора,
Виновницу мучений, слез
Призрел в единственном стремленье
Помочь несчастной. Он сказал,
Что деву ту в одном селенье,
Безлюдном вовсе, подобрал.
Заботой Нилу окружили,
Чтоб горе ей забыть помочь.
Ее, подлюгу, полюбили
Мои родители как дочь.

Но в замке все переменилось,
Пошло ужасным чередом,
Когда колдунья появилась.
Гореть как будто начал дом.
Отца дружинники влюбились
В красотку эту, за нее
Они друг с другом насмерть бились.
На кладбище, я помню, все
Тогда убитых отвозили –
Несчастных много схоронили.
Отцу, конечно, моему
Такое видеть было больно –
Как стал виновником невольно
Беды ужасной. Потому
Бранился с Нилой и грозился
Ее обратно отвезти,
Однако все не торопился,
Поскольку сам в нее влюбился –
Не смог от чар ее уйти.

Довольно скоро на заставе
Остались только Митя, я
Да ведьма, зло на нас тая.
Считали все же, что не в праве
Мы с братом бросить отчий дом
И с ним старательно вдвоем
Руси границу охраняли.
Однако если бы таким
Путем пошли враги, едва ли
Помехой были бы мы им.
В подмогу звать крестьян хотели
Селений ближних, но кругом
Деревни, села опустели,
Как наш родимый, бедный дом.
Старалась брата я заставить
За вами съездить, вас позвать,
Но он не мог меня оставить,
В поживу ведьме страшной дать.
Одна надежда мне осталась,
Иван, на то, что с каждым днем
Женитьба наша приближалась,
Что скоро будем мы вдвоем,
Что брешь в границе ты закроешь,
Житье семейное устроишь,
Что счастье в браке мы найдем.
Однажды с Митей мы сидели
Под крышей башни смотровой
И в даль с тревогою глядели
Туда, где край лежал чужой.
Сказал мне Митя: «Нет сомнений,
Что Нила – ведьма, страшный гений.
Отец наш это прозревал,
Да сам в ловушку к ней попал.
Из всех мужчин в живых остался
Один я только потому,
Что чарам низким не поддался.
Колдунья только одному
Внушить мне похоть не сумела,
Хотя, я видел как, хотела.
Зачем нам ждать когда найдет
Она покончить способ с нами,
Удар свой подлый нанесет?
Давай покончим с нею сами!
Сумею ведьму я убить.
Она не сможет нас сгубить».
Едва промолвил Митя, видим,
Котенок важно входит в дверь.
«Какой пушистый, милый зверь!
Иди сюда – мы не обидим!» –
Умильно братец мой сказал,
Который кошек обожал.
Котенок прыгнул на колени
К нему сейчас же и возлег
С прелестным видом нежной лени.
Никто б, наверное, не смог
Легко так вызвать умиленье
Как это ведьмино творенье.
Подумать только, дураки,
Колдунью нежно мы ласкали,
Хотя при этом коготки
Котенка с болью ощущали.
Он вскоре, спрыгнувши на пол,
С презреньем будто бы ушел.
А Митя взял кинжал и смело
Колдунью бросился искать,
Скорей начавши выполнять
Свое спасительное дело.
Хотя разыскивал везде,
Не мог найти ее нигде:
Она совсем исчезла словно.
Ее двенадцать суток ровно
Найти мы с братом не могли.
В восторг от этого пришли,
Подумав, что сама решила
Покинуть этот замок Нила,
Что мы спасенье обрели.
Но вот еще минули сутки.
Тревога вдруг ко мне пришла.
Терять не стала и минутки –
Искать я брата начала.
Найти его не удается.
Но в спальню Нилы я вхожу.
Колдунья здесь. Она смеется
С злорадством в голосе. Гляжу –
В руках ее котенок милый.
Она сказала: «Братец твой».
Вначале стала перед Нилой
С застывшей в ужасе душой,
Но вскоре все же одолела
Испуг позорный и хотела
Колдунью подлую схватить
За шею крепко, задушить.
Руками уж почти схватилась,
Но раньше в кошку превратилась –
Меня сразило колдовство
Чуть позже брата моего.

Хотя я ненависть питала
Большую к ведьме, все же стала
Повсюду следовать за ней
Узнать в надежде тайны Нилы,
Чтоб сбросить гнет проклятой силы,
Обличье кошкино скорей».

Друзья волшебной влагой чудной
Сумели всех расколдовать.
Задачей это было трудной –
Пришлось не мало разъезжать
В местах, волшбою пораженных,
И там повсюду созывать
В котов и кошек превращенных.
Светлана снова обрела
Родимых всех своих пропавших
И тоже ужас чар познавших,
Их крепко-крепко обняла.

Едва возможность появилась,
Семен причастие принял.
Его душа преобразилась.
В молитвах Бога он познал.
Иван с Светланой обвенчались
И жили счастливо вдвоем.
Теперь уже не разлучались
И снова славно вместе дрались
Иван, Вадим, Семен с врагом.
Недолго, впрочем, оставались
Друзья Ивана в холостых
И тоже скоро поженились.
И так мечты рубак лихих,
В душе скрываемые, сбылись.
Супруги всех богатырей
Родили крепких сыновей.
Детишки быстро подрастали
И скоро воинами стали –
Надежной сменой для отцов.
И жизнь отчизны продолжалась.
Она и далее держалась
На силе русских молодцов,
Великих доблестных бойцов!





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Ключевые слова: Древняя Русь в художественных образах.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 05.03.2019 в 20:56
© Copyright: Петр Гордеев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1