МНОГОГРАННИКИ. Сергей Молодцов (стихи, проза)


МНОГОГРАННИКИ. Сергей Молодцов (стихи, проза)
I МАРИНЕ

* * *

Бывали в жизни у меня моменты,
Когда неделя — за год, сам — как тень…
Но вот пришёл конец экспериментам.
Так почему с тобою год — за день?

* * *
к 8-му Марта

Ты сегодня проснёшься с ощущеньем восторга;
Улыбнёшься Весне, дню приятных хлопот.
Постарайся сберечь это чувство надолго:
Хоть на самую малость — всего лишь на год!


II о вечном…

* * *

Пусть я — не гений, известный всей планете,
Не президент, король или герой:
Все одинаковы на этом белом свете
Перед лицом Красавицы с Косой…

* * *

Не досмотрел, не дочитал, не досказал, не долюбил,
Не допечатал, не допел и не дослушал…
Не догулял и не допил… И — непонятно: не был-был?
И нет надежд на мыслящую душу…


III память…

* * *
Памяти однокурсника и товарища
Мишки Ч-ва, единственного оставшегося
В живых и потерявшего разум…

Листья медленно и тихо опадали,
Не тревожа царство мирных снов…
В это время роту вырезали…
Восемьдесят спящих пацанов…

Снились мамы им, друзья, подруги,
Дембельский вояж по всей стране…
А врага безжалостные руки
Методично били в тишине…

С отдалённой роты нет доклада…
Но зачем тревогу поднимать?
Может, там уснули все в наряде?
И пом.деж * поехал проверять…

Мёртвой тишиной встречала рота…
Все лежали в царстве вечных снов…
А граница, бывшая забота,
Провожала души пацанов…

* * *
событиям января-февраля 1976 г.

Есть в памяти моменты, как занозы,
Что обломились, глубоко сидят:
Не трогаешь — не чувствуешь мороза,
Надавишь — болью и ознобом закричат.

При свете дня, средь дела и забот,
Они себя никак не проявляют.
Лишь ночь и сон — их царство и оплот,
И там они, порой, повелевают…

… Вот снова взмах… Я вижу эту руку…
И больно оттого, что много не успел…
Избитого изящнейшим бамбуком,
Меня выводят снова на расстрел…



IV из цикла «непридуманное»

«ЭКЗАМЕН»

Кемеровский Госинститут культуры. У заочников шла сессия. С грехом пополам сдавая, более-менее, спецдисциплины, и, на грани фантастики — прочие, наконец, доползли до последнего бастиона науки — древнерусской литературы. Принимал экзамен сам завкафедрой — благодушно настроенный ко всему студенческому братству доцент Анисимов В. А.

Всё шло гладко, в пределах «удочки», в редчайших случаях — «хорошо», пока перед экзаменатором не умостился на стуле Колян. Вопрос, в общем-то, был ерундовый: «Сказание о Борисе и Глебе», но для Коляна это был синхрофазотрон в кубе, помноженный на теорему Ферма, и вот тут-то началось…
Колян, с вдохновенным лицом и правдивым взглядом всё знающего и уверенного в своих академических познаниях студента, стал вещать…

Как он это делал! С чувством, с толком, с расстановкой, красивой жестикуляцией! В аудитории наступила мёртвая тишина — все внимали его пламенной речи. Даже двери, вопреки правилам, были распахнуты настежь и забиты студентами с разинутыми от изумления ртами, а доцент, по всей видимости, находился вообще в глубоком трансе… И дело было не в том, как он излагал (в институте культуры всякое видали!), а что он излагал… Вот, вкратце, почти дословный вариант его ответа.

«Давным-давно жила на Руси семья, в которой росли два брата-близнеца Борис и Глеб. Жили они очень бедно, а когда родители умерли, то братья не смогли поделить наследства и объявили друг другу войну. Глеб ушёл на левый берег Днепра, а Борис остался на правом. Каждый собрал огромное войско, а сошлись они на битву на нейтральной территории — на острове Хортица посередь Днепра. Страшная была битва, и длилась она три дня и три ночи, но нет победил никто, все полегли в бою. Но главное было в другом: на стороне Глеба сражались в наёмниках монголо-татары Чингиз-хана, а на стороне Бориса — крымские татары и, вот они-то, истребили друг друга и с тех пор на Руси воцарился мир и навсегда исчезло монголо-татарское иго. Братьям поставили памятник, а имена их сохранятся в веках!

Плывут пароходы: «Привет Глебу!», идут пионеры: «салют Борису!», летят самолёты: «Слава братьям-освободителям!»

Стены института ещё не знали такого гомерического хохота, а что было дальше-то уж в истории, как и сам этот курьёзный экзамен…



* * *

Центральный рынок. Книжный лоток.
Женщина с мужчиной перебирают книги. Женщина: «Хочется красивый женский роман с красивым мужчиной!» Продавщица (восторженно подхватывает): «И с красивым концом!»



«ПОЛЁТ»

Сдали сессию, сели основательно «обмывать». В час ночи Славка П-н попрощался и, в состоянии абсолютной «невесомости», «на автопилоте», отправился ловить такси до аэропорта (рейс самолёта был на 01.50).

Под утро в комнату общаги вваливается не очухавшийся П-н. на вопрос, почему он до сих пор не улетел, последовал следующий рассказ.

Славка, несмотря на все трудности и препятствия, всё-таки вышел на остановку (это в 100 метрах от общаги), уселся на чемодан и стал целеустремлённо «голосовать». Чтобы не было скучно и горестно за бесцельно проведённое время, Славка откупорил «дорожный» пузырь и стал принимать по чуть-чуть из горла. В конце концов, над ним сжалился какой-то частник, подобрал и повёз. Растолкав уснувшего Славку, показал на АН-24 и сказал, вот мол, твой самолёт, беги скорей, посадка уже закончилась. Славка добрёл до трапа и, так вокруг никого уже не было, быстро допил остатки, уселся на чемодан в ожидании стюардессы и — уснул. Проснувшись под утро и обнаружив, что самолёт так и не улетел по неизвестной причине, он облегчённо вздохнул, оглянулся вокруг и очумел — он находился в самом центре города, а на борту самолёта чётко читалось название «Антошка»! а это значило, что шутник-частник, пожалев невменяемого Славку, не выкинул его, не сдал в вытрезвитель, а высадил у детского самолёта-кинотеатра.

Лети, парень!



ИЗ СЕРИИ «ЧУДИКИ В ПОГОНАХ»


КОВЁР


Молодой лейтенант Г-о Володя сделал жене долгожданный сюрприз: приобрёл по талону, для будущей квартиры, ковёр 3 на 4. торжественную доставку ковра в комнату общежития осуществили три добровольца из его взвода, после чего все вернулись к исполнению своих служебных обязанностей. Жена была на работе, и Володя, с трепетом в душе, ожидал вечерней встречи и горячей благодарности… Вместо этого он нарвался на разъярённую Любку, которая под сочувствующие взгляды соседок выпалила: «ты зачем приволок эту зелёную дрянь, гадина? Я же тебе сто раз говорила: красный! Красный!! Красный!!! Вот, сиди теперь на этой зелёной полянке и кукуй!» Любка грохнула всеми попавшимися на пути дверьми и отправилась со своим горем к маме. Инцидент вроде бы был исчерпан, и соседки разбрелись по своим углам.

Но продолжение ковровой саги не заставило долго ждать. Через пару часов жильцы малосемейки выскакивали в коридор на утробный рёв Любки, не понимая, что происходит: то ли пожар, то ли смертоубийство…

Картина открывалась следующая. Ревущая Любка, её мама с отвисшей челюстью и сам Вовка, гордо восседавший в одних трусах в позе турецкого султана на развёрнутом во весь пол комнаты красавце-ковре. Находясь в полной невменяемости по причине ужратия почти двух бутылок водки и не виде ничего вокруг, Вовка, как попугай, повторял одну и ту же фразу: «Просила, сука, красный — на!» При этом он обмакивал малярную кисть в стоящую рядом банку с красной краской и выводил на ковре причудливые вензеля…

Ещё с неделю после всего этого Любка с матерью при помощи ацетона, бензина, ножниц и бритвенных лезвий приводили бедолагу-ковёр в мало-мальски соответствующий вид…



О ПОЛЕЗНОСТИ ЧУГУННЫХ СКОВОРОДОК

Прапорщик В-ов Петя, молчун и бука по жизни, сидел с женой на автобусной остановке, нагруженный покупками — молодая семья закупила новую партию кухонной утвари для домашнего хозяйства. Ничто не предвещало беды. Но, по закону диалектики о случайности и необходимости, или же попросту по закону подлости, их идиллию нарушил изрядно поддатый начальник гарнизонной столовой прапорщик К-ов. Поздоровавшись с Петей и впав в игривое состояние, К-ов сфокусировал взгляд на его молодой супруге и задал Пете сакраментальный вопрос: «А это, Петя, кто с тобой? Познакомь!» Петя засопел, переваривая полученную в виде вопроса информацию, а затем глубокомысленно изрёк: «Жена. Знакомьтесь». К-ов продолжил веселуху: «А чего это ты каждый день жён меняешь? Вчера с одной был, сегодня с другой!» Ответа он не ждал, да и получить не успел, так как подошедший автобус увёз чету молодожёнов в сторону городка.

Хохма продолжилась на следующий день, когда Петя, с забинтованной наглухо головой, гонял по варочному цеху столовой одуревшего от страха и непонимания происходящего К-ва. Погоня закончилась триумфально: К-ов был запихан вверх ногами в (хорошо, что пустой) котёл и, с разбитой головой, был доставлен подчинёнными в медпункт, где ему было наложено несколько швов.
Петю можно было понять, так как молодая жена, по приезде домой, не став тратить время на выяснение отношений, взяла приобретённую чугунную сковородку и несколько раз обрушила её на голову счастливого молодожёна…

За учинённый в столовой разгром оба «ковбоя» получили от комдива по 5 суток ареста. На гарнизонной гауптвахте они сидели в одной камере…



МЕЛОМАН

У прапорщика Феди Х-а было три страсти: водка, гармошка и марш «Прощание славянки», причём, все они были взаимосвязаны. Ни одно застолье, сиречь пьянка, где бы оно, и по какому поводу не происходило, не обходилось без Фединых страстей номер два и три. При этом он останавливал своё страстное музицирование только при принятии очередного стаканчика или по причине полного выпадения в осадок.

Ещё Федя очень любил жену. Когда подошло время отправлять её в роддом, он всё обставил по высшему классу: накупил водки, пригласил дружков и позвонил в «скорую». Провожали жену до машины на зависть всем соседкам, торжественно — под марш «Прощание славянки». Вскоре собутыльники разбрелись по домам, но Федина душа рвалась в пампасы… С гармошкой наперевес и бутылкой водки в кармане он рванул в даль светлую прямо через котлован новостройки…

Накануне прошёл сильный дождь, и дорога в котлован по скользкой глине оказалась довольно лёгкой и быстрой. Но все попытки выбраться назад окончились провалом. Федя не стал впадать в панику, а с удовольствием предался всем своим трём страстям прямо на дне котлована. Потом его занесло в канализационную траншею, по которой он и бродил, время от времени припадая к «страсти № 1» и наяривая на «страсти № 2» «страсть № 3», пока силы окончательно его не покинули. По рассказам жителей окружающих домов и гарнизонных караульных и дневальных, сольное исполнение классики продолжалось почти до утра.



ПОЕДИНОК

Гарнизонный шахматный турнир. После приёма заявок желающих была составлена и вывешена в вестибюле гарнизонного клуба таблица участников турнира. Собралась заинтересованная и любопытствующая толпа. Один из участников, майор медслужбы Ч-ан, глядя на таблицу, со смехом изрёк: «А что, Д-ко в перерывах между запоями ещё и в шахматы играет?» На ту беду как раз подошёл и сам лейтенант медслужбы Д-ко. Ответ не заставил себя ждать. Вместо шахматного поединка, оба доктора устроили боксёрский, перешедший в бой без правил, сиречь в драку…

В шахматы они всё же наигрались между собой до одури, сидя в одной камере на гарнизонной гауптвахте…



ЗДРАВСТВУЙ, ДЕДУШКА МОРОЗ, БОРОДА ИЗ ВАТЫ!

Просматривая отрывной календарь на новый год, на одном из листков я наткнулся на «предновогоднее колдовство»: «Чтобы не испытывать затруднений в денежных средствах в наступающем году, нужно вложить в конверт несколько бумажных купюр и послать его по почте самому себе так, чтобы получить это денежное письмо уже в новом году». * Дважды прочёл, заинтересовался, ещё раз прочёл и решил: а почему бы не сделать приятные сюрпризы своим близким в Новом году?

Мудрить и мелочиться не стал, поскольку: чем больше денег получишь, тем лучше. Сказано — сделано! Чтобы не вызвать ненужных вопросов и подозрений, текущей кассы (кошельков жены и тёщи) не тронул, а вот заначки их (о которых они наивно полагали, что я не ведаю), очистил, да и свою долю в дело пустил. Каждую заначку решил отправить её владельцу, дабы избежать непоняток и разборок по поводу денежных сумм. Но тут возникла проблема, даже две: количество денег и способ отправки.

Поскольку каждый на что-то копил, то суммы подобрались приличные: я — на японский лодочный мотор; жена — на очередную оплату учёбы сына в институте и новую шубу; тёща — на свои стариковские дела и будущий свадебный подарок для нашей шестнадцатилетней обалдуйки дочери. Такой толщины три стопочки денег в конверты не запихаешь… Пораскинув мозгами, эту проблему я решил быстро: пошёл в обменник и обменял три пачки гривен на три тонкие стопочки стодолларовых купюр.

Над второй проблемой пришлось поломать голову. Как отправить? В простых конвертах — рискованно, а переводом не интересно: всем надо на почту идти, очередь выстаивать… Но и тут мозга сработала чётко — заказные письма! Во-первых: гарантия, что не пропадут; во-вторых: доставят и вручат лично!

Чтобы не вызвать ненужного любопытства у приёмщицы заказной корреспонденции и замаскировать купюры, я сделал гениальный ход — вложил их между листами различных старых инструкций: себе — от электрочайника; жене — от бензопилы; тёще — от электродрели. Аккуратно упаковав каждую инструкцию в прозрачные пакеты, довольный своей сообразительностью, я пошёл на почту.

Оформив три заказных письма с уведомлением, получив квитанции и заверения, что письма будут доставлены второго, в крайнем случае, третьего января, я в радужных предвкушениях приятных сюрпризов и с чувством выполненного долга отправился домой.

Глядя на домочадцев, я смаковал: как же вытянутся их лица от изумления, когда они получат мои подарки! А сколько радости и веселья будет в доме! Поэтому традиционные подарки под ёлку я делать не стал, а лишь загадочно и туманно намекал всё утро и день 1-го января: «Ждите Деда Мороза!»

Обещанный Дед Мороз ни второго, ни третьего, ни четвёртого, ни пятого не появился, и мне стало не совсем по себе… Семейство подсмеивалось и иронизировало надо мной, а начинал впадать в подобие лёгкой паники и закипающего чайника, инструкцию к которому так ждал. Бросался к двери на каждый звонок и шорох, пока не грянуло… Первой пропажу обнаружила жена, за ней — тёща, и началось: «Милиция! Караул!! Обокрали!!!» Кое-как успокоив с помощью валерьянки и валидола взбудораженных дам, я, перескакивая с пятое на десятое, тыча им в нос листок календаря и почтовые квитанции, с грехом пополам разъяснил ситуацию. Выслушал, всё, что полагается, в свой адрес. Экзекуция была отложена на потом, и мы дружно, всем семейством, рванули на почту.

Приёмщица, недоумённо повертев в руках наши квитанции, что-то полистала, покопалась в стопках каких-то бумаг и принялась названивать по телефону. Напряжение нарастало, как столбик термометра в жару. Семейство уничтожало вторую упаковку валидола… Наконец, минут через сорок телефонной ругани с какой-то Валей, пререканий со Степанычем, от которого «аж в трубку несёт» и умильно-мурлычащих вопросов какой-то Елене Петровне, приёмщица гордо выдала: так как услуги почтовой связи в новом году подорожали, вся недоплаченная корреспонденция отправлена по обратным адресам с рекомендацией приобрести и наклеить дополнительные марки, после чего её доставят получателям.

Мы хором возмутились, что отправляли письма ещё в прошлом году, на что приёмщица ехидно поинтересовалась: «А какого числа?»

«Тридцать первого!» — гаркнул я.

«А в какое время?»

«Так почти в 19, перед самым закрытием!»

Ответ убил наповал: «Почта работает официально до 18-и часов. А 31-го мы задержались по просьбе руководства на час за отгул по причине незавершённой работы: был большой наплыв корреспонденции. Праздник как-никак! Так что, всё, что после 18-и часов, пробивалось вторым января! Вы квитанции свои смотрели?» Столкнувшись лбами, мы уставились в квитанции, где чёрным по белому стояла дата приёмки — 2-е января. В ход пошла третья упаковка валидола… Валерьянка уже не капалась, а глоталась прямо из пузырька… «Так зачем принимали письма?» — спросил я, благоухая аптекой. Приёмщица добила окончательно: «А кто тут просил, умолял, комплиментами разбрасывался?»

«Так почему же принимали по старым ценам?» — тихо сумел прошептать я.

«А мы инструкцию только второго и получили, как на работу вышли!»

«И что теперь?»

«Ждите!»

Не стоит живописать, что было потом… Вот уже третий месяц я живу в лодочном гараже, сплю на драном матраце, питаюсь консервами и заваливаю запросами все почтовые управления от городского до республиканского. Отовсюду регулярно приходит стандартный ответ: «Ждите, или свяжитесь с отправителем корреспонденции!»

Я бы непременно так и поступил… Но в адресе отправителя, рассчитывая на эффект и изумление домашних, я написал: «Лапландия, Деду Морозу»

Дед Мороз! Ау!! Где же ты?!! Отзовись!!!




* * *
                               «Нам юмор строить и жить помогает…»
                                                                                 (почти классика)
                               «Кто не курит и не пьёт, тот здоровеньким умрёт».
                                                                                                      (народный юмор)

Он прожил много лет: не пил и не курил,
С женой своей «по графику» общался;
Сказал он СПИДу: «Нет!», «налево» не ходил,
Активно физкультурой занимался…
Ел свеженький продукт и воду фильтровал,
И регулярно делал все прививки…
Режим ввёл в абсолют, диету соблюдал,
И думал: жизнь его — сплошные сливки…
А я же, идиот, дымил, как паровоз
И женским полом рьяно увлекался.
Всё, что горит, — лил в рот, «левачил» на износ,
Короче, непотребством занимался…
Он в мир иной ушёл, болезням сделав нос:
Весёлым, крепеньким, румяным и здоровым.
Я, сумрачно, учёл реальный свой износ
И осознал — умру, увы, не новым…


* Пом. деж. — помощник дежурного по части. * Отрывной календарь на 2008 год «Про гадания и народные приметы»  



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 22
Опубликовано: 05.03.2019 в 17:12
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1