МНОГОГРАННИКИ. Татьяна Левченко (проза, стихи)


МНОГОГРАННИКИ. Татьяна Левченко (проза, стихи)
Кто выпил чай?

Разные странные истории случаются в нашей жизни. И много загадочного происходит чуть ли не повседневно. Уже давно миновал бум «барабашек», и люди ко всяким подобным чудесам стали относиться спокойней, можно сказать, обыдённей. Вот, к примеру, рассказывала недавно одна знакомая, назовём её Мариной.

Женщина обыкновенная, давно разведённая, живёт с взрослым сыном. Виктору удалось найти удачную работу где-то в России, и буквально несколько месяцев назад он купил квартиру в одном из старых районов города.

«Такая огромная! — широко распахивает глаза Марина. — Две комнаты, кухня большая. А мебели почти нет: пока ютились у родителей — некуда, да и не за что было покупать. Теперь Виктор поехал на мебель зарабатывать, а я одна обживаюсь. Недавно, чтоб не скучно было, сделала перестановку: на кухне стол от стены к окну переставила. И тут началось…»


А «началось» довольно странное. Закончив уборку и украсив стол нарядной скатертью, Марина решила попить чаю. Пока чайник закипал, поставила на стол чашку, налила заварку, положила сахар и, долив кипятку, отвернулась с чайником к печке. Когда же обернулась к столу… чашка была наполовину пустой! Какое-то время Марина недоумённо смотрела на неё, потом охнула: лопнула, чай весь на скатерти! Но скатерть была суха, а чашка без единой трещинки. Поудивлявшись, женщина решила, что, задумавшись, не долила воды.

Однако, утром история повторилась: повернувшись от печки, она обнаружила почти пустую чашку! Это её заинтриговало: куда девался чай?! Не прикасаясь к чашке, вновь долила её и, поставив чайник, быстро обернулась. Жидкость в чашке чуть колыхалась, уменьшившись едва на четверть. «Что, сахару мало, или заварки?» — засмеялась Марина и наполнила, поставив рядом, другую чашку свежим чаем. Однако теперь чуда не произошло. Чай она выпила сама, никем не тронутый.

В конце концов, за несколько дней, Марина выяснила: чай исчезает, только если чашка стоит в определённом месте.

«Понимаешь, — говорила она, — пока стол стоял у стены (я как-то всегда на одно и то же место чашку ставлю) — ничего не было. А у окна поставила — тут и началось…»

«И не страшно?» — спрашиваю её.

«А что тут страшного? — удивлённо пожимает плечами Марина. — Интересно! Витьки подолгу не бывает, так я хоть с этим «сватом Наумом» почаёвничаю. Вот только ватрушки он не ест, сколько ни предлагала».

А зря, подумала я: ватрушки Марина печёт отменные. Но кто же, всё-таки, пьёт чай? Причём, молоко или воду, как утверждает моя знакомая, он не признаёт.

«А сорт выбирает?» — спрашиваю.

«Ты что, рекламу хочешь давать? — смеётся подруга. — Пьёт, какой есть. Главное, чтобы свежезаваренный был и с сахаром. Варенье он не любит».


Я И ТЕНЬ-Я

                                  *
Нежно-доверчиво, призрачно-сказочно
Воспоминанья прозрачно-легки,
Тонкими штрихами лишь обозначены…
Так зарождаются стихо-кроки…

                                 *
Тайна весеннего преображения…
Полупрозрачная грань бытия…
Там, где друг в друга войдут отражения, —
Там познакомились я и тень-я.

                                 *
Первой проталины магия жгучая
Так притягательна — до позабыть:
Кто, где и что там ещё не изучено…
(Что не доучено — будем зубрить!)

В первой проталине мир открывается
Не параллельный едва ли, — иной:
Всё там иное; не так называется…

Я ль стала тенью? Иль тень стала мной? —

Обе застыли:
                   я просто в проталине,
Тень, как положено ей — на стене.
Я упивалась открытием —
                                             таин ли?
Тень, как и следует, вторила мне…

                              *
Я оторвала глаза от проталины…
Тень отлепила себя от стены,
Миг сомневалась:
мол, та ли я, та ль она?..
И доползла до ближайшей сосны:

Соку испить — смоляного, душистого,
Игл пожевать, с витаминами: С,
А, там… А я возжелала искристого
Слова-проталины:
                               С-
                                     о-
                                          л-
                                                 н-
                                                      ц-
                                                            е!

                              *
Солнце уселось на самые сосенки
И на проталину тени легли.
Я отыскала свою — по белёсенькой,
Мягко-изжёванной тени иглы.

Так и пошли мы, довольно-счастливые
Приобретеньем своим у весны:
Я — с новой сказкой, а тень моя длинная —
С тоненькой тенью иголки сосны.

                              *
На поводке я её не держала.
Ах, как плясала она у костров!
Или в заоблачье вдруг улетала
С дивной мелодией «Вальса цветов».

Не забывала ко мне возвращаться.
Но всего больше любила она
С грацией лёгкой от ног оторваться,
Как Фрези Грант, убегать по волнам.

Да и сейчас, когда чаще в квартире
Я за работой часы напролёт,
Вольная тень-я, в своём тене-мире,
Так же легко и свободно живёт.

Если повеяло снегом вдруг талым
И ароматами ранней весны, —
Это тень-я мимо вас пролетала,
С тоненькой тенью иголки сосны.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 46
Опубликовано: 05.03.2019 в 16:42
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1