Многогранники. Анна Чудновская (стихи, миниатюры)


Многогранники. Анна Чудновская (стихи, миниатюры)
* * *

Не суетитесь, люди, всё пройдёт.
Как трудно быть в своей стране пророком,
В толпе не затеряться ненароком
И выжить, если очень повезёт.

Не суетитесь, люди, всё пройдёт:
И то, и это, и ещё вот это.
Огарочком свечи угаснет лето,
И всё зима метелью заметёт.

Не суетитесь, люди, всё пройдёт.
Останется полыни запах горький,
Старинная церквушка на пригорке
И по реке весной плывущий лёд.

Не суетитесь, люди, всё пройдёт…

ОДИНОЧЕСТВО

Я одиночество познала:
Оно как буря кораблю,
Удар смертельного кинжала,
Коль некому сказать: «Люблю».
Как одиноко одиночество!
Его жалею горячо.
Ему, как мне, порою хочется
Уткнуться в чьё-нибудь плечо.

* * *

Этажи, этажи, виражи, виражи.
Мы с тобою в полёте,
Ну-ка, крепче держи.
Мы с тобою в полёте,
Наши души взвились.
Ты не думай о прошлом,
Не заглядывай вниз.
И любовь за собою
Нас с тобой поведёт
Среди будней привычных
Будет длиться полёт.

РАЗЛУКА
мужу

Дни без тебя, как полярная ночь,
Тянутся до бесконечности.
Вроде бы пятнышко в проруби вечности,
Да вот попробуй-ка их превозмочь.
Дни без тебя мне совсем не нужны, —
Ну, для чего мне пустые скорлупки?
Я без тебя, словно вёсла без шлюпки.
Тут уж любые слова не важны.
Злая разлука стоит у дверей.
Стрелки часов неподвижны как будто.
И не поймёшь, то ли ночь, то ли утро.
Так, возвращайся домой поскорей.

* * *

Деревья в приветливом ветре купаются
И солнца трепещет оранжевый стяг.
И вроде бы всё у меня получается,
Но чувствую: всё-таки что-то не так.
Как будто бы что-то случайно утеряно
В пустой суматохе растраченных дней.
И хоть наша жизнь уже Богом отмерена,
Но мчимся бездумно, быстрей и быстрей.
А вдруг впереди ожидает великое?
За всякое дело смелее берись.
Но это простое и даже безликое,
Быть может, и есть настоящая жизнь.

* * *

Луна сегодня не на месте.
Взъерошен снег. И ночь темна.
Так почему же мы не вместе?
Так почему же я одна?
Ах, как томительны мгновенья.
Они растянуты на год.
И не вместить в стихотворенье
То, что хандрой народ зовёт.
И не нужны мне оправданья.
Уж лучше вовсе помолчи.
«Прощай» короче «До свиданья».
Своей любви мы палачи.

ЛУННАЯ ДОРОЖКА

Ах, эта лунная дорожка!
По ней уйду за неба край.
И ты меня не догоняй:
Я сумасшедшая немножко.
Мне кажется — там всё не так,
Как в нашем душно-тесном свете,
Что веет там прозрачный ветер
И бьётся в алых парусах.
Измены, лжи в помине нет.
Оттает сердце, как у Кая.
И буду я совсем другая…
Жаль — это только лунный свет…

ЛИСТЬЯ

Как грустно. За окошком осень.
И листья падают, не суждено им жить.
А дождь пытается их оживить
И ветер вдаль охапками уносит.
И топчет их блестящий сапожок,
Ботинки давят, как придётся.
И даже весело смеётся,
Пронзая лист, изящный каблучок.
Они покинули свой сад,
Изгнанники, судьбой забыты.
Дорожки листьями покрыты,
И не вернуться им назад.
Деревья сменят свой наряд.
Распятых осенью не помнят
Те, что весною ветви полнят,
Хоть их судьбу и повторят.

ОСЕНЬ

Уносит осень дымом ветер.
Горит костёр из листьев палых,
Таких поблёкших и усталых,
Как будто знают всё на свете.
Как эта жизнь несправедлива:
Весне — цветы, разливы счастья,
А осени одни ненастья,
Хоть и она пока красива,
Ещё надеется и ждёт.
Протяжным криком журавлиным
Тоскует о своём любимом,
А он забыл и не идёт.
Но холодней хрусталь рассветов,
А утром иней — седина.
И всё одна, одна, одна…
Зато любима у поэтов.

(НЕ)ШУТКА

Где мой Ромео? Тебя я не вижу.
То ли ты в Риме, а то ли в Париже.
Наши дороги с тобой разошлись:
Мне лишь во сне может сниться Париж.
На горизонте парус алеет.
Жду, как Ассоль, ненаглядного Грэя.
Кажется мне: всё случится вот-вот.
Только к причалу корабль не идёт.
Годы промчались, как быстрая мышка,
И для меня ты, Ромео, мальчишка.
Но я упрямо, снова и снова
Верю: полюбит — теперь Казанова.
Так в ожидании жизнь протекает.
Вроде, всё есть, а любви не хватает.



ПЁСТРЫЕ СКАЗКИ


НЕ ПАРА

Говорят, что два сапога — пара. Наши сапоги не были парой. Один был «левый», а другой «правый». На этой почве у них часто проходили политические дебаты, а иногда и стычки покруче. И не удивительно: каждый отстаивал свои идейные убеждения. Но расстаться они не могут: хозяин-то один.

СВОЁ СРЕДИ ЧУЖИХ


Кувшин был пуст. Он много звенел в кухне на разных собраниях и митингах. Но вот в него налили молоко, и он сразу замолчал. Пусть теперь другие митингуют, а ему не до звона, надо молоко сохранить до капельки, оно-то своё, домашнее.
Вот и говорят: «В пустом кувшине звона много». А полный-то сам себе на уме.

ЛЁД И ПЛАМЕНЬ


Холодильник красив. Высокий, стройный, элегантный. Стиральная Машина страстно влюблена в него. Внутри у неё всё кипит и бурлит, и выплеснулось бы наружу, но это ведь современная машина и она чётко выполняет заданную программу. Ей нравится, как холодильник радушно открывает дверцу и при этом озаряется светом, как улыбкой. Но не знает Стиральная Машина, что внутри-то он холодный.


ПОД МАСКОЙ ЛЕДИ


Глина была мягкой, и Руки лепили из неё всё, что хотели. Она не возражала. Но однажды она сильно обожглась. С тех пор Глина стала красивой блестящей и твёрдой Вазой. Больше из неё никто ничего не лепил. Но когда Он бросил её, Она разбилась. Как часто под внешней твёрдостью таится хрупкость и незащищённость.


СТРАСТИ ПО ШЕКСПИРУ


У Отелло еле отбили Дездемону. Ведь семья была не только у мавра, но и у артистов Мавриных.


НАУКА И ЖИЗНЬ


Две параллельные прямые никогда не пересекаются. А им так бы хотелось! Уж они бы посудачили, и о точке, через которую можно провести сколько угодно прямых, и о треугольниках, и о диагоналях и биссектрисах, которые постоянно что-то там делят, и о двух точках, через которые можно провести только одну прямую. Впрочем, об этих неинтересно. Да мало ли захватывающих тем в окружающей геометрии. А может, и хорошо, что им не суждено встретиться? А?


ПРЕВРАЩЕНИЕ


Облако, белое и пушистое, легко летело по небу. Куда? Да никуда. Просто недавно взошло солнце, и вокруг было так хорошо! И хотелось мчаться всё дальше и дальше, чтобы всё увидеть и узнать. Так прошло полдня. И вдруг Облако заметило, что всё вокруг изменилось, потускнело, что ли, и самому ему уже не весело, а как-то неуютно и тревожно. Проплывая над лесной речушкой, Облако случайно увидело в её водах своё отражение. О, ужас! Оно превратилось в тяжёлую чёрную лохматую Тучу, ворчливую и неуклюжую. «Всё кончено, — подумала Туча. — Это старость». Ей захотелось плакать, и она двинулась к лугу, зеленевшему неподалёку. Ведь плакать лучше в одиночестве, когда тебя никто не видит и не утешает. Над лугом Туча дала волю слезам. Пошёл частый и крупный дождь. А трава и цветы с наслаждением пили дождинки-слёзы и ещё ярче цвели и зеленели. Но вот Туча в последний раз всхлипнула и почувствовала, что ей стало значительно легче. Ветер-озорник подхватил её и куда-то потащил за собой. «Ах, оставь, всё уже в прошлом!» — отбивалась Туча. Но Ветер указал ей на маленькое лесное озеро. Туча неохотно подчинилась и глянула вниз. И увидела, что она снова стала лёгким белым Облачком. «Никогда не теряй надежды на лучшее», — шепнул Ветер. И хоть был он большим проказником, но на этот раз был прав. Не так ли?


* * *


Изюм — это старость винограда.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 05.03.2019 в 16:17
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1