МНОГОГРАННИКИ. Алла Чаплюн (проза, стихи)


МНОГОГРАННИКИ. Алла Чаплюн (проза, стихи)
ЛЮБОВЬ ОТ МИРА СЕГО

Мягкие лучи заходящего солнца согревали одинокие скалы, торчащие из воды подобно зубам огромной рыбы. Тихое море слилось с небом в кровавом танце вечерней зари, объяв тревогой и грустью и без того беспокойную душу.

Она ждала. На краю скалы, рядом с мёртвой чайкой, крик которой всё ещё летал между скал. Или это был ветер? Он игриво рассеивал дым сигареты, словно говорил: «И тебя развею, и тебя…»

Море боли. Как легко в нём утонуть и как трудно выплыть. Она захлебнулась и понимала, что нет пути назад, с этой скалы. Только вперёд. Всегда вперёд, ведь нет неправильных путей. Там не конец, нет конца, это ещё одна из иллюзий. И всё же, в этом маковом поле у неё оказался самый тонкий стебель и слишком большие лепестки. Но она не завянет, никогда не завянет. «Тело моё не воскреснет, но я буду. Душа моя не возродится, но я буду. Я буду, презрев и уход, и рожденье, я буду каплей в море, камешком в песке, застыв в берегах вечности».

Один шаг. Избавься от страха. Один шаг. Избавься от желаний. Один шаг…

* * *


Он проснулся с жестокой головной болью. Во рту засуха. В памяти всплывают бессвязные обрывки событий вчерашнего вечера. Он медленно сполз с кровати, в мозгу отдалось невыносимым гулом. По пути в ванную, он обнаружил под столом полбутылки портвейна, и настроение улучшилось.

Молодой человек устроился в кресле со своей бутылкой, отгоняя бодун в самый дальний угол комнаты. В недрах подкроватья задребезжал телефон. Он нашёл его с трудом, прямо таки вырыл из-под бог знает чего трёхмесячной (как минимум) давности. Пыльный экран показывал 14:06 утра, звенел будильник. Это был абсолютно сумасшедший телефон, звонящий по поводу и просто так, чисто для себя, поржать. Сегодня он показывал 1 марта 2007 года, вчера 10 сентября 2002 года, позавчера 1 января 2009 и так далее.

А ещё телефон показывал одно сообщение от неё. Тихо ругнувшись, он открыл и выругался уже громко. Одна точка. Точка! И больше ничего.

Он прошёлся по комнате, обернулся к фотографии и спросил: «Ну, что на этот раз, истеричка?» но грустное лицо не отвечало, а только гипнотизировало взглядом глубоких глаз цвета моря.

Как она его достала! То любит, то исчезает, а эти бесплатные цирки для соседей! Он давно решил оборвать с ней связь и вообще считал, что её место в психбольнице. Его передёрнуло от воспоминания, как она тушила окурки о свои руки, что-то кричала о свободе, бессмертии духа, о том, какой этот мир грязный, подлый, мир страданий и тоски. Конечно! Для такой чокнутой безответственной неудачницы ад и в раю найдётся. Если бы с крыш падали рояли, то обязательно на неё, ту, которая умудрялась упасть с табуретки, вкручивая лампочку!

О чём здесь говорить? Он раздражённо бросил телефон, надеясь больше никогда её не увидеть.

Его желание сбылось.




ОДИНОЧЕСТВО

1.
Подарите мне собаку,
Буду с нею я ходить.
Подарите мне собаку.
Я смогу её любить.
Я любила свою маму.
Я любила рисовать.
Выключайте в доме лампы —
И я спрячусь под кровать:
Ненавижу, когда больно,
Ненавижу быть одной,
Собираю душ бездомных,
Волочусь к себе домой.

2.
Заболела дома кошка,
Её придётся умереть.
Поболею с ней немножко,
И за нами придёт Смерть.
Нарисую мелом слёзы
На зелёных зеркалах,
В руке жёлтые мимозы.
Холодок скользит в словах.
Я как будто застрелилась.
Я хочу тебя догнать.
С потолка весна свалилась, —
Я забилась под кровать.
Только мне уже не больно.
Я смогла себя терпеть.
И сказать пора: «Довольно!
Кошке можно умереть!»

ZEMA

Легко в тебя влюбиться,
Легко с тобой проститься.
Не всем тебя понять.
И с небом несравнима
У глаз голубизна.
Отчаянна, ранима.
Не больно! Не одна!
Не песня! Не гитара!
Не нам с тобою петь!
Не мы в ночи скитались.
Не синий! Не медведь!

Вновь пустая улица.
Бродить, себя искать.
Стекло, ботинки, кружимся,
Фонарь устал моргать.
А нервы всё же бегают
По комнате кругом
И чистым первым снегом
Нас тихо замело.
Душа неуловимая,
По крыше вновь гуляй.
Планета с нашим именем —
Свободная ZemLя.

* * *

На запад распахнуты окна.
Хозяин был слаб и рассеян.
В отчаянье злом и безмолвном
Он бился в облезлые стены.
Он душу свою так беспечно
Лелеял в гнилой колыбели,
Года его так быстротечно
В горящую реку летели.
Не знал он, безумец, о страхе,
Не знал, как раскаянье гложет.
И вот, оказавшись на плахе,
Пытается встать и не может…

* * *
                          Марие Гринёвой

На стыке осени и боли
Рассвет безумием наполнен.
Я встретила её,
Глубокую, болезненную душу.
Она звала меня в полёт,
Я не хотела её слушать.
Но поцелуй зари был сладкий,
А я дрожала в лихорадке.
И мы живём!
Мы верим в абсолюты мира,
Нельзя любить наполовину,
За это чистый спирт допьём.
Чудесной ночью провожала,
И я стояла в одеяле,
Она несмело обнимала,
Я нерешительно молчала.

МИМИКРИЯ

Ни днём, ни ночью плач не прекращался.
Ребёнок рос больным, ни разу не смеялся.
Боялся.
Извечный страх пре призраками тьмы.
В тяжёлых муках проходили дни.
И нежный цвет в потоке суеты
Огромных глаз ненужной пустоты
Стыдился.
Как звёзды по снегу, струился
Стихами по зеркально-ледяной судьбе.
С презреньем возлежал на дне
Бездонного, беззвучного, но крика,
Кривой, бездомный, жалкий, ядовитый…

Комична мания людская
Судить, себя же осуждая.

* * *

Жить!
Я хочу жить!
Я славой грядущей
Безделье покрыл.
Я пил яд, несущий забвенье,
Я пил и любил…
Любить!
Слишком громкое слово
Для этих лихих необузданных чувств.
Злоба и раскаянье, снова и снова
Поэзии маска на грани безумств.
Мне подали руку, вели, берегли,
Но кто же спасёт от себя самого!
Вставай и иди, и по сердцу пали,
Разбейся о красное солнце! Стекло!
Разорвёт твои пьяные вены!
Проснёшься?
Не тешься иллюзией жизни и смерти.
Ещё вознесёшься, не раз разобьёшься,
В солёной крови захлебнёшься
И крикнешь: «Поверьте!
Прожил под Геенной
И умер под плетью!»

* * *

А когда весна приходит,
Её просто разрывает,
Она по ночам летает
И котов к себе приводит.

Её солнце как фонарь
Расстреляли хулиганы
И его в вине янтарь
Пролили на кухне спьяну.

Затоптали в грязь поэта.
Через кровь ушла невинность.
Сладкий чай и сигарета.
Плачет детская наивность,

Свесив ноги из окна
На девятом этаже.
Тает бледная луна
Под бездонной лужей.

* * *

«В этом мире нас держит любовь,
отравляя сильнее, чем кровь.
В этом мире нас держат мечты,
Где нет боли, не вянут цветы…»

Улыбайся, нас держит одно:
Лучи солнца, весна и вино.
И страданье сияет в груди.
Мы устали и сбились с пути,
Нам бы точку опоры найти
И хоть что-то во тьме прочертить.

Улыбайтесь! Нас держит одно —
Труп свободы, любовь и вино.

* * *

Бабочка бьётся в окошко на кухне.
Солнышко будет в окошко стрелять.
Девочка ждёт своего полнолунья,
Чтоб из окошка на кухне летать.

Им пожить слишком мало осталось:
Одна весна и кусочек зимы.
Но сквозь стекло им уже не леталось.
Остались лишь сны в полумраке луны.

Балконы несутся толпой прямо в рюмку,
И в этой рюмке позор и веселье,
Только осталась цветастая сумка,
Моя истерия — моё преступленье.

Хорошие люди, хреновые люди!
Цените друг друга, так мало осталось!
Жизнь, она хрупкая, больше не будет,
Берегите её, чтоб она не сломалась!

Проблемы в любви и обломы по жизни —
Не повод червей под землёю кормить.
Хреново мне, словом, очень хреново,
Значит, снова сегодня портвейн буду пить.

* * *

На запад распахнуты окна.
Хозяин был слаб и рассеян.
В отчаянье злом и безмолвном
Он бился в облезлые стены.
Он душу свою так беспечно
Лелеял в гнилой колыбели,
Года его так быстротечно
В горящую реку летели.
Не знал он, безумец, о страхе,
Не знал, как раскаянье гложет.
И вот, оказавшись на плахе,
Пытается встать и не может…

* * *

Лилово-сизый вечер
Над хмурой тихой Керчью,
Похожей на старуху,
Бродящую в разрухе.
Не стану воспевать
Ни море, ни курганы,
А сяду вспоминать
На камень в парке старом.
Зима продрогла инеем,
Немного губы синие
И нервы дребезжащие, —
Я спрячу их в рукав.
А слог мой ненавязчивый
Куда-то ускакал.
Но Керчь на то и древняя,
Не нам её понять —
Печальную, нетленную.
Оставьте Митридат!
Не там её душа,
Не рыбой она славилась…
Пройдитесь не спеша
По скверам и обвалинам,
Прибрежному обрыву,
Вздохните у акации,
Постойте у пролива,
Избавьтесь от фрустрации,
Симптома современников.
Горит сердцебиение,
Немного умиления,
Немного вдохновения,
Глаза блестят печалью —
Вы истинный керчанин.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 70
Опубликовано: 05.03.2019 в 14:18
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1