"ПОТУСТОРОННИЙ МИР II - МАЙОР"


https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=39470974

"ПОТУСТОРОННИЙ МИР II - МАЙОР"
«Эта часть всего лишь полёт моей фантазии! Всё то,
что действительно предстало перед моим сознанием,
рассказано в основной части клинического зазеркалья…»
Токарев К. А.

МАЙОР

I

- Етишкино горе, Кранкенбаум!
- Виноват, товарищ майор!
- Что ты на меня вылупился как страус?!
- Разрешите обратиться, товарищ майор?
- К кому ещё, насекомое?!
- К вам, товарищ майор!
- А, ну да. Больше-то не к кому… Валяй.
- Товарищ майор, а почему вы меня все время баумом называете? То Гартенбаум, то Розенбаум, а сейчас Кранкенбаум какой-то.
- Да потому, что ты Буратино недоструганный! Я тебе постоянно задачи ставлю и сижу потею, да седею от того, как ты их выполняешь! Ясно?!
- Никак нет, товарищ майор! Разрешите ещё раз обратиться!
- Давай, давай! Добивай мою кукушку!
- Товарищ майор, а почему вы меня сейчас Буратино назвали?
- Японский городовой, рядовой! Потому, что ты деревянный!!! Дуболом ты!!! Теперь ясно?!
- Никак нет, товарищ майор!
- Японамать! Что тебе непонятно то?!
- Товарищ майор! Мне понятно, почему я как Буратино! Он же из полена! А вот почему эти… как их… ну, баумы, в общем?
- Потому, что «баум» - это дерево!!! Что ты лыбишься то?!
- В нашем посёлке никто деревья баумами не называет! А вы где так говорите? В каком городе?
- Бхы… «Баум» - это «дерево» по-немецки!!! «Гартенбаум» - садовое дерево, «Розенбаум» - розовое дерево… Эй, рядовой, ты чего вдруг таким счастливым то стал?
- Ну-у, красиво же…
- А-а-а, ёпрст!!!
- А чего вы смеётесь, товарищ майор?
- Уффф… да потому, что «Кранкенбаум» - это больное дерево, ёшки-плошки! О, я смотрю, скис ты. Ладно, боец, отставить грусть! Пойдем, машину проверим! Вечером нам ехать надо.
Проходя мимо штаба майор начал обращать внимание на то, что рядовой, шедший немного впереди, стал беспрерывно оглядываться и взгляд его был полон такого интереса и алчности, что невозможно было удержать свое молчание. Майор не выдержал и задал рядовому вопрос таким низким от любопытства голосом, что мы бы тоже захотели узнать ответ, если бы услышали их беседу в нашем живом мире:
- Слушай, боец! Что я там проворонил то?!
- Где, товарищ майор?
- Откуда я знаю где, боец!!! Ты всю дорогу так смотрел, что я уже не могу дождаться твоего ответа!!!
- А куда я смотрел, товарищ майор?!
- Рядовой! Отставить тупить! Пока мы шли, ты как филин свою голову на сто восемьдесят градусов назад развернул!!! Что ты там увидел?!
- Ну-у, плац там, казармы, штаб… а, вот ещё что – в курилке два старлея на скамейке спят сидя, а в руках у них сигареты потухшие. – Ответил солдат майору уже с таким выражением лица, что мне лично оно напомнило бы бравого солдата Швейка, доводившего таким вот образом фельдкуратов, вольноопределяющихся и прочих офицеров австро-венгерской армии до белого каления. И думается мне, что майору тоже представился образ Йозефа Швейка, поскольку тональность его голоса при следующей речи была довольно таки высока:
- Рядовой!!! У тебя был такой взгляд, что у меня сложилось неизгладимое впечатление и ощущение того, что ты увидел какой-то портал, дающий нам или тебе, или мне, или кому-нибудь ещё возможность переместиться из нашего мёртвого мира в мир живой! А сейчас у тебя такой взгляд, что я начинаю предполагать твоё желание обвести меня вокруг пальца и оставить меня одним в этом мире! Говори!!!
- О чем именно, товарищ майор? О том, что я видел или о том, что я желаю сделать?
- Твою ма-а-ать, боец!!! Если ты мне сейчас нормально не ответишь, то я пристрелю тебя!!!
- О-о-о! А давайте попробуем, товарищ майор! Мы же не в живом мире! Интересно же будет узнать, что может произойти после местного расстрела! – На лице рядового бойца появилась такая любознательная улыбка, что майор просто плюнул себе под ноги и грузно сел на стоящую возле ворот автопарка лавку. После этого прикурил сигарету, держа в нервно дрожащих руках зажигалку и смог разговаривать спокойным голосом не раньше, чем минут через сорок.
- Боец, дубль два. Повторяю вопрос. Что вызвало твоё любопытство, пока мы шли к автопарку? Не вздумай снова перечислять все, что ты видел. Что именно заставило тебя оглядываться всю дорогу?
- А-а, вот вы о чем, товарищ майор. Так это. Ну, возле штаба. На парковке.
- Конкретнее, боец!!!
- Ну, УАЗик же там…
- Что-о-о?!!
- Ну, что-что… А вот чего это мы постоянно только на «Урале» ездим?!
Услышав такую причину, майор расцвёл, хмыкнул и сказал бойцу спокойно и очень даже по-доброму, только опустив глаза и пряча свою улыбку:
- Ну-ну, пошли сначала «Урал» подготовим, а уже по пути обратно ты попробуешь его у штаба на УАЗ сменить.
Необходимо сообщить о том, что проверка состояния автомобиля и подготовка к использованию в описываемой обстановке не являются сложными и долговременными. Да и обязательными их назвать сложно. Думается мне, что эти действия регулярно предпринимаются товарищами майором и рядовым всего лишь по привычке или же только с целью избавиться от скуки.
- Товарищ майор! Разрешите доложить?!
- Докладывай! Только не доверху! – Ответил майор, громко смеясь и сидя за столом, на котором с неизвестных пор стоял котелок, наполовину заполненный перловой кашей и с торчащей из него алюминиевой ложкой. Рядовой спокойно дождался прекращения офицерского смеха потому, что шутка эта была не оригинальной и майор повторял её уже черт знает в какой раз. Убедившись в том, что смех затих полностью, боец доложил следующее:
- Проверка и подготовка грузового автомобиля закончены! Кузов пуст! Топливные баки полны! Пыль стерта! Я к отправке и к замене «Урала» УАЗом готов!
- Ну, вот и чудненько! – Как-то совсем по-граждански ответил майор. После этого снял с головы и положил на стол фуражку. Внимательно посмотрел на рядового и задал ему следующий вопрос совершенно не язвительным и не ехидным голосом:
- А вот как ты автомобиль менять будешь?
- То есть, как это как?
- М-да. Тогда вот что мне скажи, боец. Где ты ключи от УАЗа штабного возьмёшь? Ведь командир части, его водитель и весь остальной гарнизон спят.
- Ну дык это. Может, ключ в замке зажигания? А может, в столе командира? Или в кармане у кого-нибудь?
- Ну-ну, - снова усмехнулся майор, - карманы отставить! А вот в замке и в столе можешь глянуть. Всё, поехали.

II
Майор-танкист уже с полчаса сидел на подножке кабины грузового автомобиля и с большим интересом наблюдал за тем, как рядовой ходит с таким удивлением вокруг штабного УАЗика с открытыми дверями и капотом, что любо-дорого посмотреть!
- Боец, ко мне! – Уставши сидеть на железной подножке, майор приказал рядовому бросить бестолковое брожение вокруг штабного автомобиля и явиться к своему командиру. – Смирно! Вольно! Ты чего вокруг машины как кот вокруг горячей каши ходишь?
- Товарищ майор!!! Зачем вы меня про ключи спрашивали и в карманах спящего гарнизона искать запрещали?! А зачем вы сказали, что их в столе командира части искать можно?! Зачем эти распоряжения вообще нужны были?
- А что тебя так ошеломило-то, боец? Ты ключи нашёл? – Спросил майор, прищурив один глаз и снова хитро улыбнувшись.
- Никак нет! – Чётко ответил рядовой, ни с того, ни сего приняв стойку «смирно» и обратившись к своему командиру в полном соответствии с уставом. – Товарищ майор! Было обнаружено то, что ключи данному автомобилю не нужны!
И уже после такого чёткого строевого ответа рядовой опустил голову, развёл руки в стороны и сообщил грустно-удивлённый голосом:
- Он же весь пластмассовый. Модель это, а не автомобиль. Только масштаб у него 1:1, а не 1:43 или 1:72, к примеру. Товарищ майор, зачем командир части такую игрушку на территории части поставил? Не понимаю…
По идее, майор мог бы рассмеяться, услышав этот ответ. Однако, отреагировал он, погрузившись в философское и слегка затуманенное настроение. Подняв свой взор к небу, он сообщил следующее:
- Эээх, в том то и дело, что в этом мире, потустороннем для живых людей, всё принадлежащее им и становится для нас всего лишь пластмассовыми моделями с масштабом 1:1. Ты глянь на спящий караул, глянь в пирамиду, да и в кобуру командира части загляни. Увидишь там АК и ПМ игрушечные, а эргэдэшками да эфками наши ёлки новогодние наряжать можно.
- Товарищ майор, а почему тогда два калаша в пирамиде настоящие?!
- Потому, что при нашем с тобой подрыве один калаш твоим был, а другой моим. Всё теперь понятно?
- Не до конца. Меня удивляет ещё и то, что в автопарке на столе какой-то котелок стоит. А в нем перловка настоящая и ложка торчит алюминиевая. Откуда они?!
- Я смотрю, ты после нашего подрыва и попадания в этот мир совсем уже обуратинился. Или это значит, что мы скоро тоже игрушками станем в этом мире?! Причём ты в игрушку быстрее меня превратишься. Потому как уровень интеллекта у тебя ниже моего километра на сто шестьдесят три с половиной. Давай уже напряги свой мозг и вспомни, как мы с тобой на фугасе подорвались.
- Да вспомню-вспомню сейчас! Только вот сначала скажите мне, почему именно сто шестьдесят три с половиной километра, а не меньше или больше?
- Ежкин кот, рядовой! Опять тупить начинаешь?! Давай не отвлекайся на мои шутки. Вспоминай подрыв наш.
- Ну-у, я за рулём был. Вы рядом со мной сидели. Перед нами дорога пустая, а за нами колонна идёт. А погода такая… осенняя. Правда, небо чистое. Солнце яркое. Ну, за аул выехали. Повернули налево. А потом сразу в автопарке, сидя в нашем грузовике, оказались. Вроде бы всё, товарищ майор.
- Тэк-с. Ладно, давай тогда вспомни, что я после того, как мы здесь очутились, сделал. Как я из кабины нашего грузовика выпрыгнул?
- А-а-а!!! Я вспомнил, товарищ майор! Да-а-а!!!
- Что «да-а-а»?
- Ну, вы же это. При движении нашей колонны в руках котелок с перловкой и ложкой алюминиевой держали. А после подрыва в автопарке оказавшись, вы с котелком из кабины выпрыгнули. Котелок на стол поставили и начали со своего комбинезона перловинки счищать, которые к нему после взрыва прилипли. Все верно?
- Да, совершенно верно! А тебе теперь все ясно?
- Не совсем. Ещё один вопрос, товарищ майор!
- Давай-давай…
- Почему вы перловку в машине не ели, а потом и здесь её есть не стали? Столько времени уже на столе стоит. Правда и не портится почему-то…
- Да потому и не ел, что она твоя была, дурень! Да и не портится по этой же причине, видимо. Видать, уже совсем как твой мозг стала. Пластмассовой! Ну?! Все выяснил?
- Так точно!
- Ну, вот и ладненько. Поехали!
Рядовой и майор быстро заскочили в кабину грузового автомобиля, после чего «Урал» резко сорвался с места и растворился в пыльном облаке, которое привычно поднялось ему вслед.

III
- Слышь, боец! А ты ничего странного не испытываешь, часом? – Вопрос был задан майором, который сквозь шум двигателя грузового автомобиля сначала услышал звуки, несущиеся из-за кустов и деревьев, которые мелькали вдоль обочины грунтовой дороги, уходящей под колеса «Урала». И звуки эти напоминали птичье чириканье и карканье, смешавшиеся с человеческими криками, что и насторожило майора.
- А что вас напрягает, товарищ командир?
- Неужто ты ничего не слышишь, боец? Глуши двигатель! Слушай!
Остановив машину и выскочив из неё, живущие в потустороннем мире военнослужащие услышали довольно громкое нарушение привычной для них тишины окружающей таежной природы. И очень удивительным было то, что среди звуков, похожих на птичьи, отчётливо были слышны выкрики «хэрулл» и «дергэл-дергэл-дергэл».
- Тебе эти крики ничего не напоминают, а? – Этот вопрос был задан майором практически шёпотом.
- Да ничего необычного и странного не происходит, это ж эвены камлают. – Ответил рядовой спокойным голосом.
- Чего-чего?! – Спросил его командир, сразу же оправившись от своей тревоги.
- Что «чего-чего»? О чем вы? – В глазах рядового ярко мелькнуло серьёзное удивление.
- Что такое «эвены» и «камлают», боец?
- Ну, эвены – это народность местная. Тунгусо-маньчжурская. А камлают – это значит, шаманят они.
- Хм, вообще ничего не понял. Так они эвены или маньчжуры? А тунгусский метеорит тут при чем? А вопли их что значат? Да и птиц никогда слышно не было. Ты можешь объяснить все?
- Да чего тут объяснять то? Тунгусо-маньчжурская народность – это как Советский Союз. Почти. Ну, я имею в виду то, что в СССР национальностей много дружных было, а страна одна! А тунгусо-маньчжурская народность в себя свои, ну типа, национальности включает! Ну, дружат они или как это ещё говорится… а, «ассимилируют»! Ну, там с орочами, нивхами, якутами, чукчами, коряками и другими. И живут они не только здесь под Хабаровском, но и на Чукотке, в Магадане, Якутии, на Алтае и даже на Украине жили когда-то… уффф. А ещё они…
- Всё! Тихо! Погоди, боец! У меня сразу куча вопросов в мозгу возникла! Так, давай-ка я по очереди их тебе задам. – Майор положил руку на плечо рядового и настойчиво посмотрел в глаза. – Итак, первый вопрос! Ты откуда знаешь все это?
- Так я же в Хабаровском Крае родился и учился. И интересовался я этнографией очень! И вышку, то есть, высшее образование по истории получил бы после службы, если б в этот мир не попал.
- Так, хорошо. Понятно. Теперь второй вопрос. Почему при местных эвенах птицы поют в этом мире, а при нас нет?!
- Ах-ха-ха, товарищ майор! А вы действительно думаете, что это птицы шумят?! Прошу прощения, но смех сдержать не могу я…
- Вот это да-а! А кто ж тогда? Ты хочешь сказать, что язык эвенов на птичий похож, что ли?!
- Да нет же. Я ж говорю, камлают они. Шаманят, то есть!
- Опять двадцать пять! Хорошо, этот вопрос задам раньше, чем планировал. Расшифровать мне эти слова можешь, нет?!
- Ну-у, товарищ майор! Ну, ёлки – палки! Камлание или шаманство – это обряды такие. Ну, типа религиозных обрядов христиан, мусульман, буддистов и прочих верующих. Только у эвенов богов много, да духов разных. А суть та же – надеются на помощь «верхних людей».
- Так они что, тоже в храмах поют, да с кадилами по тайге ходят?
- Да нет же. Их шаманы мухоморы всякие едят, да в бубны барабанят. Ну и слова свои волшебные в таком состоянии выкрикивают, да птичьи звуки копировать пытаются.
- Хм, интересно, однако. И что-то мне подсказывает, что мы должны к этому стойбищу подъехать. Не зря же мы эти звуки слышим! А кроме этого, я при нашем движении заметил съезд с нашей дороги.
- А я его и не заметил вовсе. В какую он сторону был? И давно ли мы его проскочили?
- В восточном направлении он. Я его сам чуть было не пропустил. Его кусты придорожные хорошо маскируют. Я и заметил-то только потому, что какие-то внутренние импульсы заставили меня голову направо повернуть и обочину внимательно рассматривать. Пару километров мы промчались уже.
- В восточном? В принципе, понятно. Эвены же солнце основным своим богом считают. Видать, восход вызывают. Тем более, что мы уже долго едем и до утра немного осталось. Хотя, птичий крик и слова «хэрулл», да «дергэл» к общению с другим божеством относятся. А-а-а!!! Я понял все, товарищ майор! Нам срочно надо к съезду вернуться и к стойбищу подъехать!
- Принято! Погнали! По дороге разъяснишь эту необходимость!
Военные служители запрыгнули в кабину автомобиля, водитель завёл двигатель, развернул тяжёлый «Урал» и погнал его так, что все пилоты «Формулы-1» бросили бы участвовать в своих гонках и занялись бы ездой по маршруту Париж – Дакар.
- Так в чем дело то, боец? Что нас торопит туда?
- Да понимаете, товарищ майор, дело в том, что их шаман к одному из своих верхних богов обращается. Ждёт, когда этот бог к нему явится. Тогда уж шаман станет просить душу какого-то больного соплеменника вернуть в их живой мир!
- А мы тут причём тогда?
- Ну, вот этого я не знаю. Но, ваше внимание не зря же обострилось, когда мы к съезду подъезжали, да вы ещё и звуки из тайги странные слышать начали. Ну, а если нас это не касается, то все равно интересно будет на разговор шамана с божеством посмотреть.
- Да уж, верно. Давай тогда скорость не сбрасывай!
«Урал» долетел до съезда, резко повернул налево, размел бортами кусты и корявые ветки деревьев, вплотную растущих вдоль узкой и густо заросшей травой дороги и помчался дальше не снижая своей шустрой скорости. Крутой спуск, резкий поворот, немалый подъем, ещё раз спуск, поворот, за ним спуск… Так они проехали не одну сотню метров, проскочили не узкий ручей, взлетели на очередной подъем и вписались в крутой поворот, за которым сквозь таежные заросли майор заметил то, что его заставило восторженно крикнуть:
- Смотри-и! Там вигвамы-ы!!!
- Да не вигвамы это, товарищ майор. Мы ж не в Америке. – Спокойно ответил водитель и резко повернул руль налево. – Это чумы или яранги.
И как только он сказал это, их машина выскочила из крутого поворота и перед глазами майора и рядового открылась широкая поляна, уставленная жилищами малой народности и заполненная эвенами в ярких нарядах. Однако, почти все представители этого племени сидели и лежали, пребывая в сонном состоянии и среди них бодрствовало лишь два человека. Один из них сидел на корточках и держал в руках нож и открытую банку тушенки. А его соплеменник исполнял ритуальный танец, постукивая в бубен и издавая крики птиц по очереди с волшебными словами «хэрулл» и «дергэл-дергэл-дергэл».
Некоторое время наши военные тихо и с великим интересом наблюдали за происходящим перед ними действом, а затем майор пробрался через кустарник и внезапно возник перед стучащим в бубен шаманом. А шаман, увидев перед собой человека в военной форме, издал какой-то не поддающийся описанию крик и упал на колени, уткнувшись своим лицом в землю и раскинув руки, сжимающие бубен и колотушку. Майор просто застыл, увидев как эвен отреагировал на его появление. Возникшая тишина провисела на этой сцене не менее трех-четырёх минут. И только потом шаман, не поднимая головы, произнёс глухим голосом следующее:
- О, Великий Айыы! Душу сына солнца ловите!!!
Майор, чрезвычайно удивившись произошедшему, повернулся в сторону рядового и махнул ему рукой, призывая подойти ближе и объяснить то, что тут происходит.
- Что происходит то? Что он в виду имеет? К кому обращается?
Поскольку рядовой слышал сказанное шаманом и достаточно хорошо знал исторические и этнографические детали тунгусо-маньчжурского эпоса, то и объяснил он майору действия шамана спокойным и даже скучным голосом:
- Тут их религиозные видения замешаны, товарищ майор. Понимаете, у них же духи и боги живут как наверху, так и внизу. А тот ритуал, который мы сейчас наблюдаем, выполняется в связи с тем, что в их племени кто-то находится при смерти. Вот шаман и начинает танцевать, бить в бубен и, приняв внутрь какой-нибудь хитрый напиток или же не менее хитрое растение, входит в транс и кричит по-птичьи, чтобы стать птицей и подняться наверх. А уже там, поймав душу больного человека, шаман приводит её к божеству Айыы. А это божество доброе и душу больного у него никакой злой дух отнять не сможет. А при встрече с Айыы шаман просит его поймать «душу сына солнца», то есть душу больного, и осмотреть его голову, руки, ноги и другие конечности. А после осмотра шаман ждёт оценку возможности вернуть душу в живой мир. В общем, как-то так.
- Так а я тут причём? Я что, на их божество похож, что ли?
- Да я то откуда могу знать, кем вы ему кажетесь? Он же явно намухоморился настолько хорошо, что даже в нашем мире оказаться смог. Вы его спросите, что он от вас хочет. – Боец решил позабавиться диалогом майора с эвеном, находящимся в наркотическом состоянии.
Майор задумался. Затем приподнял над головой фуражку и почесал свое темечко. После этого кашлянул и, прочистив горло, сказал громким голосом:
- Покажи мне душу его!!!
Услышав это, шаман быстро вскочил на ноги, широко улыбнулся и, бросив свой стеклянный взгляд на майора-Айыы, указал рукой на того бодрого эвена, что сидел недалеко на корточках.
- Вот душа его, Айыы!
- Я её беру, эвен!!!
Услышав такой ответ, шаман ещё раз улыбнулся и, закатив глаза, рухнул пластом на землю. А майор-Айыы повернулся в сторону душевного человека и сказал ему так:
- Иди сюда, душа!
- Слушаюсь, Великий Айыы! – Покорно ответил эвен средних лет, воткнул нож в тушенку и подхватил освободившейся рукой лежавшие рядом с ним лук со стрелами и копье. А шёл он к майору-Айыы мелким шагом и опустив голову. Глядя на все это, майор практически шёпотом спросил стоявшего за его спиной рядового: «Скажи-ка, мой друг! Я что, изменился внешне?! На кого я похож теперь?». Притворившись, что он внимательно изучает внешний вид майора, боец придал своему лицу выражение, которое заставило майора изумиться и насторожиться!
- Боец, так на кого я похож то?!
Поскольку голос майора уже начал звенеть сталью, то его сопровождающий решил дальше не усугублять ситуацию и ответил совершенно правдиво. То есть, ничего не скрывая:
- Товарищ майор! Вы выглядите, как майор!
- Тьфу, блин! А чего эти эвены меня своим божеством восприняли?!
- Ну, так шаман того… мухоморчика перебрал. А душа больного эвена в потустороннем для него мире воспринимает внешние виды всех в образе тех, кто переполняет его подсознание или сознание. Вы ему верхним и самым добрым божеством видитесь.
Услышав это пояснение, майор-Айыы обернулся к душе больного эвена и махнул ей рукой, призывая ее следовать за военнослужащим божеством и военнослужащим духом природы. И душа, облаченная в человеческое тело и наряженная в национальную одежду, немедленно начала свое движение и стала смотреть на майора–Айыы, не отрываясь. А подойдя к грузовому автомобилю «Урал» душа восхищенно воскликнула:
- Какие же у вас прекрасные нарты и олени, Великий Айыы! Их столько, что я не могу их пересчитать!!! А где ваш хорей?!
Услышав это, майор–Айыы потерял от смеха дар речи и начал махать рукой рядовому, ожидая от него помощи. А тот и сам с трудом заставил себя прекратить свой смех. Но, справившись с собой, он заговорил с душой эвена таким вкрадчивым голосом, что та даже не стала возмущаться вмешательством лесного духа в разговор души с божеством:
- Ты права, больная душа! Нарты прекрасны и названы они именем горного духа Урал! А олени в упряжке мощные! Их двести тридцать! Правда, некоторые бледнолицые называют их лошадьми…
Душа эвена склонились перед рядовым лесным духом, а майор-Айыы решил блеснуть перед ними своим филологическим знанием:
- Душа! Почему ты спросила меня только о хорее и не заинтересовалась тем, где мои ямб, дактиль, амфибрахий и анапест?!
Услышав это, рядовой лесной дух засмеялся в очередной раз и сказал майору-Айыы так:
- Товарищ майор, эта душа спрашивала не о стихотворных размерах, а о шесте, которым оленеводы управляют своими оленьими упряжками. Эти шесты у таких малых народностей называются «хорей»…
Узнав это, майор смущённо хмыкнул и сообщил душе больного эвена громким голосом, решив не открывать свое незнание национальных деталей перед тем, кто воспринимал майора одним из своих божеств:
- Прости меня, душа! Я совершенно забыл о твоём неведении того, что духи и божества управляют упряжками своего высокого сознания не только хореями, но и теми волшебными шестами, которые я назвал тебе ранее!
Душа подняла голову и спросила майора-Айыы дрожащим от своих переживаний голосом:
- А что такое «упряжки вашего высокого сознания»?!
- Это поэзия!!! – Ответил майор душе эвена и поманил её, помахав рукой – Садись в нарты «Урал». Мы помчимся на наше небо!
Душа забросила свое охотничье снаряжение и открытую банку тушёнки в кузов нарт и забралась туда следом. Майор и рядовой запрыгнули в кабину. Лошадиные олени взревели под капотом и нарты «Урал» умчались от стойбища эвенов, как птица.

IV
Покинув стойбище, майор молчал и задумчиво разглядывал пролетающую за окном тайгу достаточно долго. А дорога была ровной и очень ухоженной. Однако, через пару-тройку километровых десятков на дороге оказалась то ли воронка, то ли выбоина. Попадание в неё встряхнуло сидящих в грузовике и едущих по потустороннему миру людей так, что одного из них выбило из задумчивости и привело к следующему восклицанию:
- А вот скажи мне, боец, почему мы уже много раз ездили и, наверное, ещё будем ездить за пределы нашей части для того, чтобы привозить в неё души или сознание полумертвых людей и отправлять их дальше? Почему именно мы? Мы единственная перевалочная база, что ли?
- Сдается мне, товарищ майор, что наша база не единственная в нашем, потустороннем для живых людей, мире. А другие базы мы не видим, я думаю, по той причине, что все они появляются только в том виде и только для тех, кто их подсознательно держит в своём мозге.
- Хорошо, а как же тогда объяснить тот духовный винегрет, в котором были смешаны мы с тобой, одетые в наше обмундирование и божество с лесным духом, в виде которых мы предстали перед шаманом и душой или сознанием не совсем мёртвого человека?
- Про шамана нечего мне сказать. Он же не в трезвом уме и твёрдой памяти был. Да ещё и живым полностью. А вот про того, кто у нас в кузове едет, могу сказать следующее. Он же видел нас с вами за пределами нашей части в тот день, когда мы в командировку с нашими танками убывали. Он же тогда мальчиком был лет десяти. И жил он тогда с мамкой своей в той деревне Анастасьевка, рядом с которой часть наша расположена. А пока вы с его мамкой на улице разговаривали, он с другими пацанами вокруг нашей колонны как муравей носился. – Вспомнив это, рядовой грустно улыбнулся и затих, погружаясь в воспоминания. Но, был растормошен майором.
- Ну, так почему же он нас тогда в каком-то маскарадном виде представил, будучи в клиническом состоянии?
- Так вы не забывайте о том, что он эвен по национальности. А у них религия такая вот. Поэтому и смешались в его сознании память о нас и представление о божествах, да духах.
- Хм, а ведь это вполне вероятно. – Кивнув головой, майор снова погрузился в раздумья. А рядовой притопил ногой педаль газа, заставляя «Урал» доставить их в часть быстрее. И их машина хороша. И военные довольны. И та, что в кузове, душа.

V
Проскочив ещё несколько километров в сторону деревни Анастасьевка, майор и рядовой в очередной раз были удивлены постоянными изменениями пейзажа, который находится за пределами их воинской части. Дело в том, что, проехав один из привычных им поворотов, они увидели перед собой дорожную развилку, которая до этого дня никогда не открывалась перед нашими военнослужащими.
- Вот это да, товарищ майор! Куда ехать то? – Торопливо спросил майора водитель, надеясь на быстрый ответ, который даст ему возможность не останавливать машину, а проскочить выбранный поворот на немалой уже скорости.
- Тормози, боец! Думать будем! – Майор почесал свою переносицу, затем уткнул локоть в колено и упёрся подбородком в кулак. После этого он около часа просидел в задумчивой позе мыслителя, напоминая рядовому чудесную скульптуру Родена. А после этого майор произнёс фразу, которая напомнила рядовому не менее прекрасный фильм «Мимино»:
- Слушай, я тебе сейчас один умный вещь скажу! Только ты не обижайся! – Процитировав фразу из хорошего, доброго и душевного фильма, майор задумчиво глянул на рядового и озвучил то, о чем он целый час думал. – Видишь ли, обычно нам надо было полумертвого человека или его душу, а может быть и просто его сознание доставить до перевалочного пункта как можно быстрее, чтобы не лишить его шанса вернуться в живой мир. А тут ещё одна дорога появилась! И чувствую я, что нам и там кого-то забрать надо! И спокойно, и легко мне станет только после выполнения этой задачи!
- А когда мне будет приятно, то я вас так довезу, что вам тоже будет приятно! – Ответил водитель фразой из того же фильма «Мимино» и резко сорвал автомобиль с места, уводя его в сторону новой для наших военных товарищей дороги.
Выскочив из нового для них поворота они увидели открывшуюся перед их глазами широкую излучину реки Амур, поверхность которой была гладкой как зеркало, отражающее чистое безоблачное небо. А прибрежные накаты воды бросали в глаза смотрящих на реку людей яркие солнечные блики. Майор вдохновенно начал разглядывать открывшиеся перед ним виды, опустив козырёк фуражки почти до кончика своего носа. И неожиданно воскликнул, увидев что-то на берегу одной из великих рек нашей планеты, которые протекали не только в живом мире, но и в потустороннем:
- Стоять, боец!
- Что увидели то, товарищ майор?! – Спросил рядовой, нажав тормозную педаль до упора и вращая руль в разные стороны, стараясь справиться с заносами «Урала».
- Да вон туда смотри! Во-он там пристань лодочная. На её входе арка стоит. А перед ней то ли ребёнок, то ли карлик стоит. В каком-то золотом дождевике. – После остановки машины майор ответил и махнул рукой в сторону реки. Водитель приложил к голове ладонь и, глянув из-под неё, засмеялся в уже не помню какой раз.
- Товарищ командир, это не ребёнок. Да и не карлик вовсе. Это какой-то христианский священник на коленях перед аркой на входе стоит. Судя по тому, что он ладони перед собой сложил, да крестится иногда, то он либо богу молится, либо каким-то святым акафист читает.
- Акафист? Это что, тоже стихотворный размер, типа анапест?
- Да нет. Совсем нет. Акафист – это песнопение торжественное и хвалебное в честь Христа, его матери или отца. Ну, типа гимна священного.
- Ясно. Ладно, пошли к нему ближе. Не зря же мы его увидели. Спросим, чего ему надо. С нами ехать или он уже в наш мир окончательно переселился.
Подойдя к молящемуся священнику, они привлекли к себе его внимание, поскольку зашли со стороны солнца и наложили свои тени на лик бородатого человека. А человек этот, увидев их, запричитал дребезжащим голосом: «Пётр и Павел! Верховные апостолы! Закройте и защитите меня, раба Божьего, своею ризою нетленной!!!».
- Что этому туристу нашего мира кажется, боец? Что думаешь?
- Да что тут думать, товарищ майор. Всё ясно. Это христианский служитель церкви. Явно не совсем мертвый ещё. Арку входную на пристани за небесные врата принял. А нас за вратарей небесных. Петра да Павла. Вот и просит его нашими ризами накрыть и защитить от антихриста и членов его команды. Вот такое у этого верующего воображение.
- Понятно. Ну ты тогда давай, плащ-палатку из кузова тащи. Накроем его, да на перевалочную базу вместе с душой эвена доставим. А я пока его предупрежу об этом.
Приблизившись с плащ-палаткой к священнику и майору, и услышав, как священник живого мира благодарит майора-апостола Павла, рядовой-апостол Пётр накинул на плечи бородачу священное влагозащитное одеяние цвета хаки. После чего майор похлопал пришельца из живого мира по плечу и сказал ему добрым голосом:
- Батюшка, рано тебе ещё в небесные врата входить. Поехали с нами туда, где ты начнёшь свой путь к выходу из потустороннего для тебя мира.
Давние жители потустороннего мира помогли культовому пришельцу подойти и забраться в кузов их грузового автомобиля. После этого простояли несколько минут рядом, ожидая какого-нибудь громкого восхищенного или конфликтного разговора между представителями разных религиозных верований. Однако разговор между ними был настолько этичным и спокойным, что майор-Павел-Айыы и рядовой-дух-Пётр перестали испытывать какие-либо волнения и повезли свой «груз 300» на перевалочную базу, мало обращая свое внимание на окружающий их мир и увлечённо беседуя на интересующую их тему:
- Товарищ майор, а почему вы меня про этого попа ничего не спрашиваете? Вам уже все равно, кто и как именно к нам попадает или вы его сами знаете? – Спросил водитель, перегруженный своим любопытством.
- Пока ты за моей «нетленной плащ-ризой» к машине ходил, я его самого признал, а от него причину его прибытия к нам узнал. – Ответил майор, добродушно улыбаясь. И замолчал.
- Так расскажите же!
- Да мы с ним в одной школе учились. Школьными друзьями были. А после школы учиться в разные ВУЗы побрели. Я в танковое училище, а он в государственный университет на физмат пошёл. А потом его психология сальто-мортале выполнила. В священники он подался.
- Да уж. В той жизни всякое случается. А чего это его сегодня к нам занесло? Они ж, служители церковные, вроде бы технику безопасности очень соблюдать любят. Или его каким-нибудь сорвавшимся колоколом накрыло?
- А вот и нет. Они ж уже несколько лет по разным гражданским да военным объектам гоняют. И водой из своего храмового водопровода эти объекты обрызгивают. Типа освящают. А с моей точки зрения, им бы освещать лучше было бы.
- Так что с ним случилось то?
- Да он сказал, что его пригласили в нашу часть новые танки освятить, да заодно и новобранцев водой обрызгать. Ну, вот он приехал, свои обряды выполнил. А дальше все, как обычно. Сел с командирами части за праздничный стол. И понеслось. Тосты-разговоры-споры. Тосты-болтовня-херня. А потом ему захотелось по танку полазать. Вот он с одним из офицеров и побрел в танковый бокс и залез там на танк. А в силу того, что вечер уже в том мире был глубокий и свет они включать не стали, батюшка священник с башни кувыркнулся и головой своей о бетон грохнулся. Теперь его тело в медсанчасти лежит, а сознание его в нашем кузове едет.
- А, вот оно что. Ещё раз подтверждено то, что мы только тех собираем, кто нас в живом мире встречал когда-либо.
- Да уж, ведь ни разу не встречали кого-нибудь в первый раз. Ладно, давай-ка, боец, не будем в часть заезжать, а сразу на полустанок отвезем, чтобы их временную возможность возвращения в мир, потусторонний для нас, не сокращать.
- Так точно, товарищ майор! Да я и сам хотел вам сказать об этом.
После окончания краткого разговора в кабине автомобиля воцарилась полная тишина, которая была нарушена не скоро. И уже через несколько часов, приближаясь к железнодорожному составу, майор вдруг озадачил рядового таким вопросом:
- Слушай, как ты думаешь, наши пассажиры увидят платформы с танками или что-то другое?
- Даже не знаю, товарищ майор. У них ведь сознания, ну или подсознания между собой разные и от наших сильно отличаются.
- Тогда я предлагаю тебе к самим платформам не подъезжать. Давай туда немного пешком пройдёмся и послушаем, что нам наши сопровождаемые скажут. Давай так – ты проводишь пассажира, который в нашей святой и нетленной плащ-палатке. А я второго.
Подойдя к кузову, майор-Айыы и лесной дух-рядовой опустили задний борт и увидели чрезмерно удивленные взгляды тех, кто находился внутри. А через секунду они услышали из кузова вопрос, заданный двумя пассажирами практически в унисон:
- Кто это с Вами рядом?!
Майор и рядовой переглянулись, пожали плечами и взмахами рук заставили эвена и попа спрыгнуть на землю. После приземления взяли их под локотки и повели к полустанку отдельно друг от друга. Со стороны было заметно, как майор и рядовой во время беседы с провожаемыми удивленно кивали своими головами, а их собеседники бурно жестикулировали и беспрерывно говорили о чём-то. После этой прогулки и посадки на платформы людей, надеющихся на выезд из потустороннего для них мира, майор и водитель «Урала» вернулись к машине и одновременно задали друг другу один и тот же вопрос: «Так что он говорил то?». После совпадения их любопытства оба весело засмеялись и майор сказал следующее: «Давай-ка за руль и по дороге ты первый мне расскажешь!». Забравшись в кабину и тронув машину с места, рядовой начал свое изложение:
- Вот уж я удивился тому, что этот батюшка мне поведал о нас и об их железнодорожном составе. А началось все с того, что он был поражён тем, что рядом со мной он увидел вместо апостола Павла какое-то существо, очень похожее на человека и одетое в какие-то то ли оленьи, то ли медвежьи шкуры. При этом лицо у этого существа азиатское и очень загорелое. Я так удивился, что мог только кивать в ответ.
- Так-так-так! Интересно, однако! А дальше что?
- А при подходе к составу он не платформы увидел, а кареты или фуэтоны какие-то. Покрытые золотом. В общем, так моё сознание взболтнул, что я его даже про грузовик наш спросил. Ну, типа в чем он сюда ехал. Я думаю, товарищ майор, вы опешите, как только его ответ вам скажу.
- Да я с самого начала опешил! Так что не тяни, а говори быстро.
- Товарищ майор, ему чудилось, что он в лимузине патриарха ехал!
- М-да уж. А эвен ему кем казался?!
- Хм, а эвен ему эвеном и казался. Только этот поп себя миссионером считать стал. Типа он смог перевести эвена из одной религиозной партии в другую. Ну, в члены христианства он эвена принял. А чего вы смеётесь?
- Да как тут не смеяться-то. Кареты, лимузин, принятие в члены христианской партии…парторг в плащ-палатке прям. Уффф… Ладно, сейчас я тебе про эвена расскажу, сам от хохота руль терять станешь.
- Та-ак, товарищ майор, начинайте! Я готов в кювет не съезжать!
- Ну-с, держись, боец! Итак, сначала эвен тебя вместо лесного духа какой-то золотой статуэткой воспринял. Потом ещё поразился тому, что она руками махать может и рот открывать. Я его по этой причине вокруг машины с другой стороны обвел. Дальше интереснее. Подойдя к составу, он тепловоз за небесную оленью упряжку принял. А я, из-за его восхищения, про Санту Клауса почему-то сразу вспомнил. Ещё подумал, что он вместо платформ сани сказочные видит. Оказалось нет. Он увидел целый нартовый поезд. При этом загруженный оленьими рогами, шкурами и так далее. Я уж даже представить себе не могу, как они пункт приёма платформ с танками воспримут.
Выслушав друг друга, наши военные товарищи веселились ещё некоторое время, а затем водитель хлопнул себя ладонью по лбу и воскликнул:
- Товарищ майор! Ведь там три платформы! Значит, нам надо ещё третьего поисковика выхода в живой мир доставить! А где его подбирать то?!
- Точно, боец! Ты совершенно вовремя вспомнил! А чего тут думать-то? Поехали в обычном направлении. Туда, где распадок, в который Дерсу Узала умирать ушёл в свое время. Ну, к камню, где мы до сегодняшних событий всех наших попутчиков собирали. Давай-давай, ускоряйся!
Водитель кивнул головой, в очередной раз вдавил педаль газа и «Урал» опять пропал из нашего виду.

VI
- Ну, вот не зря мы сюда рванули. – Сказал майор и показал водителю на человека, который спиной к ним стоял возле камня и задумчиво глядел в распадок. – Подъезжай к нему ближе, посмотрим на его реакцию.
Подъехать пришлось почти в упор и только тогда человек обычного гражданского вида обернулся и очень удивлённо посмотрел на урчащий двигателем «Урал» и сидящих в кабине военных. Майор открыл дверцу и сказал человеку, выглянув из кабины:
- Эй, боец! Что стоим, чего ждём?! – И услышал в ответ радостное восклицание.
- О! Товарищ майор! Вы тоже разговариваете! Ура! А почему? Вы уже того... упокоились? Или сейчас тоже как я, пытаетесь найти выход из этого мира?
- Отставить разговорчики, боец! – Майор усмехнулся, – моя задача проста до гениальности. Садись в машину, до части доедем, там все сообщу.
После этого разговора гражданин забрался в кузов и «Урал» помчался в сторону части, из которой прибыли майор и рядовой водитель. Проехали они в тишине недолго и вдруг услышали громкий смех, перерастающий в хохот. Он был таким громким, что майор приказал остановить машину и, выглянув из кабины, перекрыл своим криком зловещий хохот, доносившийся из кузова: «Эй! Боец! Что за истерика?! Успокойся, скоро уже приедем!». Хохот затих и машина поехала дальше, а водитель спросил майора:
- Товарищ майор, а чего он там хохотал то? И это, как вы думаете, где он нас в живом мире видеть мог?
- Да кто ж знает, кто ж знает… Судя по его возрасту, он нас где угодно мог видеть. И в Анастасьевке, и в Хабаровске. Или в ауле, выехав из которого мы подорвались... 

А дочитать можно здесь https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=39470974



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мистика
Ключевые слова: Мистика, религия, фантастика, философия, майор, шаман, священник, философия,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 05.03.2019 в 01:14
© Copyright: Константин Токарев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1