Железяка


— Вещдок, вещдок пропал, — в панике металась по узкому коридору молодой следователь, недавняя выпускница Волгоградской высшей следственной школы МВД лейтенант милиции Ирина Белова. В голосе этого изящного создания в строгой форме — дрожь, в бирюзовых глазах — испуг и тревога.
— Ирина, успокойся, на тебе лица нет, бледная, жалкая, — попыталась утешить старший следователь майор милиции Надежда Зорина. — Экая, проблема, вещдок! Если по каждому поводу расстраиваться, то здоровья не хватит, а тебе еще до пенсии служить, как медному котелку. Какая-нибудь безделушка потерялась?
Подсознательно майор понимала, что вещдок, то есть вещественное доказательство — один из важнейших элементов в следственном процессе. Он ценится, не столько по номинальной или рыночной стоимости, сколько по значимости в системе доказательств вины подозреваемого гражданина или опровержения криминального деяния.
Таким главным звеном в цепи следствия, может быть бокал или стакан с отпечатками пальцев, пуговица, окурок, другие предметы и вещи, не говоря уже об огнестрельном или холодном оружии, которым совершено преступление.
— Если бы безделушка, — горестно вздохнула лейтенант. — А то ведь драгоценный металл, сто граммов платины. Не сносить мне теперь ни головы, ни погон. Ночью в ходе обыска вместе с валютой и другими ценными вещами изъяли у одного матерого барыги подпольной автомастерской.
— Плати-на-а? Ну, подруга, тебе не позавидуешь, — посочувствовала майор. — Что ж ты ее, как положено по инструкции, не сдалав камеру хранения или не закрыла в сейфе?
— Изымали глубокой ночью с участием начальника ОБХСС* и группы захвата, — сообщила Белова. — После составления описи валюту и ювелирные изделия я заперла в сейфе, а платину почему-то проглядела, замешкалась. Наверное, брусок затерялся среди бумаг. Собиралась утром довести дело до конца.
— Эх, нельзя оставлять на завтра, то, что можно сделать сегодня, — упрекнула Надежда и поинтересовалась. — Остальные вещдоки на месте?
— Да, в целости. Утром первым делом открыла сейф, чтобы сверить вещдоки с описью. Хвалилась платины, а ее, словно корова языком слизала, ни в сейфе, ни на столе.
— Может кто-то вскрыл сейф?
— Нет, я тщательно его осмотрела, никаких повреждений. К тому же перед уходом опечатала. Не могла, даже предположить, что такое случится, — посетовала Ирина. — Кабинет под сигнализацией и находится на втором этаже, окно выходит в охраняемый двор. На раме и фрамуге, никаких следов, стекла целы.
— Воры настолько изобретательны, что порой диву даешься, — заметила Зорина. — В моей практике был такой случай, когда вор-коротышка пролез в универсам «Крым» по вентиляционной трубе, обчистил кассу, прихватил спиртное и продукты питания. Сигнализация не сработала, а это значит, что вор выбрался по той же вентиляционной трубе, так как замки и окна остались без повреждений.
Кража так бы и осталась «сухарем», если бы коротышка тем же способом не проник в кафе «Экспресс» и на обратном пути вместе с «трофеями» не застрял в трубе узкого диаметра. Слишком затоварился, а сбросить лишний груз не смог. Утром сотрудники угрозыска взяли его с поличным. А вот еще один случай, когда трио жуликов похитило из дубовой бочки сто декалитров марочного вина, заменив его водой, подкрашенной вишневым соком…
Зорина, имея пятнадцать лет выслуги и медаль за безупречную службу, любила учить молодых сотрудников уму-разуму. И на сей раз, не упустила случая. Перевела дыхание и нравоучительно потребовала:
— Товарищ лейтенант, слушай и запоминай, тебя подвела спешка, которая полезна лишь при ловле блох. В нашей профессии бдительность и осторожность важнее всего. Поэтому чаще заглядывай, не только в УК*, но и в УПК*. Эти кодексы обязана знать назубок. Они для нас — настольные книги.
— Товарищ майор, Надежда Андреевна, пощадите! — взмолилась Белова. — Для чтения лекций есть замполит капитан Журков. Я бы с удовольствием слушала ваши мемуары, но, простите, сейчас мне не до них, Голова идет кругом, как вспомню о платине. Что же делать, что делать, будь она неладна, где ее искать?
— Сочувствую, — промолвила старший следователь, все же недовольная тем, что коллега, младшая по званию и должности, резко оборвала ее наставления. — В таком случае, не поленись, напряги свою девичью память, Вспомни, кто у тебя побывал в кабинете до того, как ты обнаружила пропажу?
Напоминание о девичьей памяти Ирину задело, но она спокойно ответила:
— Кроме нашей технички Дарьи Петровны Гайдук, пожалуй, никто. Она на время уборки кабинета берет дубликат ключа у дежурного по ГОВД*, — произнесла лейтенант. — Баба Даша рано утром, до моего прихода, занималась уборкой.
— Тогда с нее и начинай поиск, — посоветовала Зорина. — У тебя еще есть шанс отыскать пропажу. Если бы в кабинет проник вор, то он не ограничился бы кражей платины, прихватил бы и другие вещи.
— Вполне логично, — согласилась Белова. — Спасибо за совет.
На милицейском УАЗе вместе с милиционером-водителем Ирина отправилась на окраину города, где проживала техничка.
— Дарья Петровна, вы что-нибудь брали с моего стола? — спросила следователь.
— Упаси Господь, мне чужих вещей не надо, своих хватает, — ответила та, осенив себя крестом. — Свято почитаю заповеди: не убий, не укради, не прелюбодействуй…
— Вспомните, может во время уборки вы отлучались из кабинета или кто-то заходил?
— Какой дурень в такую рань на работу приходит?
— У нас не работа, а служба, поэтому в любое время суток могут поднять по тревоге или приказу начальника милиции, — пояснила Ирина.
—Это меня не касается, я без погон и лампасов, — ответила Гайдук.
—Лампасов и у меня нет, они положены генералу, — вздохнула следователь и, отчаявшись, сообщила. — Пропал очень ценный вещдок.
— Как он выглядит этот твой док? — насторожилась Дарья Петровна.
— Небольшой металлический брусок.
— Так может это он и есть, — сообразила техничка. — Когда я мыла пол, то шваброй зацепила за ножку стола. С него упала какая-то железяка? Зараза, больно ударила меня по ноге, чуть пальцы не раздробила. Из-за нее я могла стать инвалидом, калекой.
— Куда, куда вы железяку дели? — поспешно спросила офицерша.
— Шибко на нее осерчала, бросила в мусорное ведро...
— Где, где ведро?
— В подсобке, там, где швабра, веник и другой инвентарь.
— Куда вынесли мусор? — поторопила следователь.
— Куда? В контейнер, что у гаража,— спокойно ответила Гайдук, недоумевая, почему из-за какой-то железки, ударившей ее по ноге, такой переполох.
— Я же просила ничего со стола не брать, — упрекнула Белова.
— Со стола я ничего не брала, она, зараза, сама упала, — возразила техничка. — Что на пол упало, то в ведро попало…
— Потом поговорим, живо в машину! — велела Ирина.
— Зачем, я свою смену отработала? — удивилась Дарья Петровна. — В кабинетах, в коридоре и туалете, как полагается, чистота и порядок. Комар носа не подточит.
— Покажите, куда выбросили железяку, напишите объяснительную о том, когда и по какой причине это сделали.
— Сама напиши, а я потом распишусь, — посоветовала Гайдук. — Мне надо для внука и внучки приготовить обед. Возвратятся из школы, а кастрюли пустые.
— Успеете приготовить. Дело серьезное, живо в машину! — повторила следователь и Дарья Петровна, дорожа своим рабочим местом, не посмела ослушаться.
Лейтенант приказала милиционеру-водителю:
— Вперед, в отдел!
Сидя в УАЗе по дороге в отдел милиции, Гайдук, ощутив недовольство Беловой, вкрадчиво произнесла:
— Ирочка, ты мне должна сказать спасибо, ведь проклятая железяка, могла и тебе ноженьку отбить. Ходила бы, как утка, переваливаясь с ноги на ногу. Я правильно сделала, что я ее выбросила.
— Спасибо, низкий вам поклон, очень вы мне удружили, для благодарности слов не хватает, — вздохнула Ирина.
— Пожалуйста, будьте здоровы, живите богато, — не поняв ее иронии, пожелала техничка и решила воспользоваться случаем. — Подскажи начальнику подполковнику Калачу, чтобы он мне за трудолюбие прибавил зарплату или выдал премию за бдительность.
— Это не в моей компетенции, — сообщила Белова. — Обратитесь к завхозу старшине Якову Мачуле, он ваш командир. Пожалуйста, не называйте меня Ирочкой, я — Ирина Сергеевна. Особенно, когда при исполнении, а то буду называть вас бабулей.
— Ради бога, сделай одолжение! — обрадовалась Гайдук. — Так я и есть бабуля с внуком и внучкой. Коль ты такая строгая и гордая, то буду обращаться по званию «товарищ лейтенант».
— Хорошо, — согласилась Ирина и подумала: «За чрезмерное усердие ей следовало бы объявить выговор. Хотя и выбросила вещдок не по злому умыслу, а из-за невежества». Все же решила быть к старой женщине снисходительной.
— Прибавь скорость! — приказала водителю. — Надо успеть до того, как контейнер с мусором отвезут на свалку, тогда делу — труба!
Водитель нажал на педаль, стрелка спидометра поползла к отметке 90 км.
Лихо въехал во двор трехэтажного здания, в котором находились городской и районный отделы милиции, а в подвальных помещениях камеры изолятора временного содержания (ИВС) обитали арестанты. Приблизились к трем контейнерам.
— В какой из них выбросили вещдок? — спросила следователь у Дарьи Петровны.
— В этот, — указала рукой на крайний контейнер, наполненный почти до верха.
Водитель разворошил мусор, но брусок не обнаружил. Тогда перевернули контейнер, высыпав из него содержимое. Однако поиски оказались тщетны.
— Может вы в другой контейнер высыпали мусор? — в отчаянии спросила Белова.
— Именно в этот, — подтвердила техничка.
Подобно бомжам, которые в ту пору были редкостью, копались, ворошили мусор. Попытки обнаружить брусок не увенчались успехом. Отчаявшись, следователь, а следом за ней и Гайдук, вошла в небольшую автомастерскую. В руке одного из слесарей увидела тускло блеснувшую полоску платины. Он использовал брусок вместо молотка.
— Так вот же она, проклятая железяка! — воскликнула Дарья Петровна.
— Где вы ее взяли? — спросила Ирина.
—В контейнере рано утром нашел брусок, — добродушно ответил мужчина. Лейтенант решительно подошла и взяла из его рук слиток с отметинами от ударов.
— Это вещдок, платина, — с радостью сообщила она, довольная тем, что если золото, серебро способны отличить многие, то платину — только знатоки, ювелиры и коллекционеры драгоценностей.
— Платина-а? — удивился слесарь, озабоченно почесал затылок. — Кто же у нас в милиции такой богатый буржуй, что драгоценным металлом сорит?
Вопрос остался без ответа. На радостях Ирина велела водителю отвезти Гайдук домой, чтобы бабуля успела приготовить для школьников обед.
Эта курьезная история с удачным финалом произошла в бытность моей службы замполитом в Джанкойском городском отделе внутренних дел. Беловой повезло, иначе бы строгого наказания за утрату платины, как главной улики, не избежала. Отстранили бы от ведения уголовного дела, понизили в должности. Присвоения очередного звания пришлось бы долго ждать. Однако ей улыбнулась фортуна.

* ОБХСС — отдел борьбы с хищениями социалистической собственности.
* УК — Уголовный кодекс.
* УПК — Уголовно-процессуальный кодекс.
* ГОВД — городской отдел внутренних дел



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 04.03.2019 в 13:56
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1