Темная лошадка


В год нашей последней встречи Николаю Юшкову, было около сорока. Высокий, русоволосый с вьющимися, как у барашка, кудрями, атлетически спортивный, он простодушно с иронией относился к превратностям судьбы. Не обремененный семейными заботами и думами о хлебе насущном, был легким на подъем. Долго не мог усидеть на одном месте. Внезапно исчезал из поля зрения и также неожиданно появлялся в родных местах, где коротали век его родители. Гордился тем, что сколотил бригаду шабашников, загребает деньги на строительстве министерских дач, гаражей и саун.
По части строительства он — профи. Усвоив аксиому: без бумажки ты букашка, а с бумажкою — король, окончил Бахчисарайский строительный техникум и получил диплом.
Занятие «бизнесом» было для него вынужденным делом для кормления, хотя с юных лет одержим футболом. Усердно собирал подшивки газет «Советский спорт», «Футбол-хоккей», спортивные справочники, буклеты о составах команд. С блеском в глазах рассказывал о футболе, закулисных интригах, блистал богатыми познаниями.
Речь пестрила именами популярных в ту пору футболистов Пеле, Гарринчи, Эйсебио, вратаря Льва Яшина, форвардов Стрельцова, Понедельника, Шестернева, Численко, Месхи…
Николай, будучи фанатом, несмотря на то, что гонял мяч до седьмого пота, достижений и славы не снискал. Не помню, сколько на счету голов, но то, что его рука дважды была закована в гипс, известно доподлинно. Переломами и травмами он гордился, подобно воину, контуженному или раненому в сражениях.
Юшков с завидным упорством и постоянством следовал за командой «Таврия» на выездные матчи. В один из летних дней неожиданно появился на пороге моего кабинета в редакции газеты.
— Николай, ты ли, жив курилка?! — обрадовался я старому приятелю. — Сколько лет, сколько зим. Что тебя в Керчь привело?
— Как что? — в свою очередь, приподняв белесые брови, удивился он. — Прикатил на матч «Таврии» с «Океаном».
На нем был добротный спортивный костюм и кеды. Такие в ту пору были в дефиците.
— Где ты теперь хлеб насущный добываешь? По-прежнему строишь дачи чиновникам и генералам? — спросил я.
— Завелась паршивая овца, едва ноги унес. Бригада взбунтовала, не поделили бабки. Пусть другие животы надрывают, — сообщил Юшков и деловито сообщил. — Устроился в спортобществе «Трудовые резервы». Живу, как у бога за пазухой. Спортивная экипировка, талоны на питание, командировки. На судьбу не жалуюсь.
— Участвуешь в соревнованиях?
— Конечно, легкая атлетика, — с достоинством произнес Николай. — Бегаю на длинные дистанции. Держу себя в боевой форме: не курю, пью умеренно только по особому случаю.
—Но твоей фамилии нет в спортивной хронике? — озадачил я его вопросом. — Получается, что слаб в коленках, до лидеров не дотягиваешь?
— Я — рабочая лошадка, — таинственно изрек Юшков. — Задарма кормить и одевать не будут. Лодыри, нахлебники спортобществу не нужны.
Ждал от него пояснений, но Николай замолчал, словно воды в рот набрал.
— Мне понятно, что такое темная лошадка, но рабочая? — нарушил я паузу. — Будь добр, просвети?
— Хорошо, по старой дружбе так и быть, но только не для печати, — согласился он. — Я и темная, и рабочая лошадка. Темная для тех, кто на длинной дистанции, на марафоне, метит в победители. Я путаю их карты, разрушаю тактику, сбиваю с темпа. Они не ведают, что от меня можно ожидать, нервничают, теряют уверенность, а значит волю к победе. В то же время я и рабочая лошадка, вкалываю, как битюг Честно зарабатываю свой хлеб.
— Почему бы тебе самому не стать победителем, чемпионом?
— Мог бы, но у меня на дистанции другая функция. В каждой команде соперников есть фавориты, претендующие на победу. Моя задача взять их в оборот и на протяжении всей дистанции, особенно метров сто до финиша, мешать вырваться вперед. Сбивать с темпа, дышать в затылок. Такой рваный стиль бега физически и морально угнетает соперников. А тем временем лидер из моей команды, сохранив силы, вырывается на финишную и побеждает. Ему достаются лавры, кубок, медали, ценный подарок. Я тоже не в убытке. За содействие в обеспечении победы получаю премию.
— Тебя еще не поколотили за коварство?
— Все в рамках правил, — усмехнулся Николай. — Рабочую лошадку потому и ценят, что она упорно тянет свой воз.
За час до начала матча в кабинет заглянул коллега Александр, известный по псевдониму Калмык, тоже футбольный фанат. Я представил ему Николая.
— По такому случаю у меня…, — Калмык достал из «дипломата» бутылку «Столичной».
— Нет, нет! — протестуя, отстранился Юшков. — Без меня, не хочу портить впечатление от предстоящего матча.
Александр от неожиданности, чуть не выронил бутылку, застыл, потеряв дар речи. Тупо уставился на трезвенника.
— Прихожу на стадион за сорок минут до начала матча, — пояснил тот. — Наблюдаю за разминкой, оцениваю мастерство футболистов, голкипера и шансы команд на победу. На пьяный глаз разве разглядишь, у кого, какая бутса? Я, пожалуй, пойду, на стадионе встретимся. А после матча, не грех на «грудь» принять.
— После матча останется дырка от бублика, — заявил Калмык.
Николай решительно поднялся и исчез за дверью, а коллега, удрученно покачав головой, заметил:
— Феномен, настоящий фанат. Отказался выпить только потому, что хочет разглядеть бутсы на ногах футболистов. Впервые такого чудака встречаю. Ему бы в руки не бинокль, а микроскоп.
Мы не собирались рассматривать бутсы во всех деталях и подробностях, поэтому, вместе с подоспевшими фанатами Узбеком и Биткиным, как полагается, выпили и закусили бутербродами с салом. В приподнятом настроении отправились на стадион имени 50 лет Октября. Забравшись в кабину комментатора, Биткин объявил составы команд.
Хотя зрителей было много, но без труда отыскали Юшкова. По гусиному вытянув шею вперед, Николай, подражая знаменитому тренеру Валерию Лобановскому, слегка раскачивался. Его глаза незримой нитью были привязаны к мячу, ядром перелетавшему от одного игрока к другому.
Игра у команды «Океана» не задалась и в середине матча соперники поразили их ворота. Огорченного этим фактом Калмыка разобрало и, поддавшись эмоциям болельщиков, он истошно закричал:
— Судью на мыло!
Юшков, прикрыв уши ладонями, нетерпеливо спросил:
— Он тоже в газете работает?
— Нет, это селькор из глухой деревни приехал, — ответил я, заботясь о репутации редакции. Наверное, игра Николая не впечатлила, он потерял интерес к команде «Океан», которую вскоре после развала ППО «Керчьрыбпром» постигло банкротство.
Наши пути с «темной лошадкой» разошлись. По сообщению земляков, он обитает в Краснодаре. Однажды, навестив родное село, хвастался, что в качестве зрителя побывал на Афинской и Сочинской олимпиадах.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 04.03.2019 в 13:35
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1