Повесть о жене моряка. Глава 20. Ожидание прибавления семейства.


 Глава 20. Ожидание прибавления семейства

- Давно проснулась, Эль? - Павел приоткрыл один глаз.
- Недавно. И не вставала ещё, лежу, смотрю на тебя и не верю, что ты уже рядом. Даже потрогать хотела, чтобы убедиться, что это не мираж.
- Ну и потрогала бы, - засмеялся Павел, - мне и самому пока не верится, что я дома. Но это пройдёт, так всегда бывает. Ложись поближе, дай мне животик твой поцеловать, послушать. Толкается?
- Сейчас меньше уже. Успокоилась как-то лялька. Я её рыбой называю, она у меня внутри, как рыбка плавает, и родиться должна до двадцатого, под знаком Рыб.

- А что врачи говорят? Далеко женская консультация находится?
- Недалеко, на Заболотного. Два квартала. Я туда пешком хожу каждый месяц. Говорят, что всё хорошо, ребёнок развивается нормально. Кстати, мой врач - женщина, и они с мужем и дочерью тоже в нашем кооперативе будут жить. Дочке три годика всего, будет нашей подружка.
- А муж её что, тоже в "Антарктике" работает?
- Нет, он доцент мединститута.
- А как они в наш кооператив попали?
- А ты что, моего письма не получил, в котором я тебе все перипетии нашего строительства рассказывала? В подробностях?
- Нет, такого я точно не получал, наверное, затерялось где-то. А что со строительством не так? Ты же вчера сама рассказывала, что уже дом строят, сдавать будут по частям. Я ещё подумал: откуда в "Антарктике" столько очередников? На собрании меньше ста человек было, - забеспокоился Павел и даже сел на диване, оторвавшись от созерцания своей любимой.

- Ну как же ты не получил, я там так подробно всё описала, что даже жалко. В общем, если в двух словах, то никакого котлована тогда и не было ещё, разве что на бумаге. На самом деле, от идеи строительства дома для работников "Антарктики" отказались.
- Как это отказались!?
- Молча. И нам не сразу даже сказали, потому ты и не знаешь. Горисполкомом было решено строить большой дом на триста двадцать квартир сразу для нескольких организаций. В том числе и для "Антарктики". Наверное, легче им так, или дешевле. Но нам-то какая разница? Может и хорошо это, в ведомственных домах обычно слух на слухе, раздолье для сплетников. А захотим общаться, моряков много, только по разным подъездам раскиданы. Не бери в голову.

- А сейчас-то строят хотя бы? И где именно? Мне так уже посмотреть хочется, не представляешь!
- Почему это не представляю, - даже обиделась Элина, - мне и самой не терпится и Вале-доктору тоже. Она даже ездила туда с мужем, рассказывала, что без сапог не дойти, вымазались в грязи, как черти. Это новый квартал, влево от академика Королёва, и наш дом будет одним из первых там. Самосвалы ездят туда без конца, грязь месят, и делать там пока нечего.

Стол был в лучших традициях послепраздничных торжеств, весьма далёкий от того, что рекомендуют диетологи, даже и бутылку Элина на стол поставила, но пить Павел, конечно, не стал. К десяти утра ему нужно было прибыть на приходное собрание, проводимое после каждого рейса в актовом зале управления.

На нём подводили итоги рейса, сообщались проценты выполнения плана по вылову, по выпуску мороженой продукции, по выпуску рыбной муки, по ассортименту, размер ожидаемой премии. И аванс всегда после собрания давали, рефмеханику - пятьсот рублей обычно. Рассказывали всегда о будущей работе судна, о межрейсовом ремонте, о том, куда планируется следующий рейс. Мероприятие интересное, не уснёшь. Но ехать туда было ещё рано.

- Эля, а как наши торговые дела продвигаются? Что-то осталось с прошлого рейса?
- Два ковра остались. Парфюмерия на ура ушла, и раздарила я много, но не жаль. Врачу в консультации набор подарила, будущей соседке. Девочкам в бухгалтерии, Наде тоже помаду и румяна подарила, не брать же с неё деньги?
- Всё правильно, Элечка. Надо делиться. Мы даём, и нам дадут. А я Шестакову маленький презент привёз, пусть старик порадуется.

- Паш, а может, один ковёр твоим родителям подарим?
- Мы им лучше цветной телевизор купим. У них золотая свадьба скоро. Телевизор им больше понравится. Ты, значит, один ковёр всё же продала?
- Один продала за пятьсот рублей соседу нашему. Он команду волейболисток тренирует, мы с ним недавно познакомились. Предлагал мне для тебя спортивный костюм. Шикарный, но красного цвета. Я не взяла, сказала, что ты красный не оденешь.
- Правильно сказала. Я что, попугай, что ли? Давай я тебе ковёр покажу, который в этот раз привёз, - Паша развязал верёвки и разложил ковёр на паласе.
- Совсем другое дело, Павлик! Вот такие бы и в прошлый раз брал, а ты привёз тоненькие, такие у нас уже "рашпилями" прозвали. Их только на стенки вешать, как гобелены. А этот красавец! И толщина почти, как у паласа!
- Значит, наш будет. Всё, солнце, я поехал, а ты дома сиди, погода нелётная. Развяжи короб, оцени покупки. Дай поцелую!

На собрании подтвердили подсчёты технолога: план перевыполнен по все показателям, премию выплатят в размере сорока процентов от заработка. Экипаж после рейса поменяется почти полностью, все уходят в отпуск. А про капитана ребята по секрету сказали, что его планируют послать после отпуска на новый супер-траулер, на приёмку в Германию.

В отделе кадров отпуск Паше насчитали два с половиной месяца. Не густо. Февраль, март, апрель. Обидно в мае в рейс уходить, зато место найти не сложно, летом все в отпуск рвутся. Но первое дело - Элина, предстоящие роды. Павел отказался от предложений "спрыснуть" приход из рейса и поехал к жене.

- Ты что так рано, Паш? Я тебя и не ждала ещё. Сижу вот, покупки до сих пор рассматриваю.
- Соскучился, солнышко , - Паша повесил куртку на вешалку и направился в ванную, - я ведь тебя тоже полгода не видел. И вчера ещё не налюбовался. Сейчас умоюсь, согреюсь, и всю тебя обцелую. Вчера уставший был.

И потекли радостные дни вдвоём, наполненные разговорами, нежностями, ласками, прогулками, необходимыми и Элине и ребёнку, Женечке. Свежий воздух был полезен всем, а места для прогулок они выбирали между домами, вдали от дорог. В хорошую погоду выбирались на трамвае на море, в Лузановский парк, выходили и на песчаный пляжный берег. Безветренные и солнечные дни случались в марте часто. Элина ездила на море с удовольствием, а ходила теперь медленно, переваливаясь с ноги на ногу, уточкой. Организм готовился к родам.

Живот становился всё тяжелее, двигаться - всё труднее, ей хотелось поторопить время, избавиться уже от бремени, и наконец, восемнадцатого ночью она почувствовала схватки. К утру они участились, и Элина стала собирать в сумку приготовленные заранее в шкафу вещи.

- Паша, вставай, в роддом поедем.
- Началось? Почему меня не разбудила?
- Разбудила вот. Давай одевайся и вызывай такси.
- Может, скорую лучше?
- Не нужно, успеем и на такси. Только поторопись, я уже собралась.
- Вещи все сложила? Резиновые тапки, халат, ложку, кружку?
- Всё взяла, Паша.
- Блокнот, ручку, мелкие деньги санитаркам?
- Паша, вызывай уже такси! Что не взяла, потом принесёшь, не в рейс ухожу.

Павел позвонил диспетчеру и быстро, как по тревоге, оделся. Машина подъехала быстро. Рано утром дорога была ещё свободна, домчались на Пересыпь за десять минут. Двери приёмного покоя были открыты. Элину встретила женщина в белом халате и завела в кабинет. Павел присел на деревянную скамейку в коридоре и приготовился ждать.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 03.03.2019 в 17:28
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1