Повесть о жене моряка. Глава 18. Канун Нового года


Повесть о жене моряка. Глава 18. Канун Нового года

Канун Нового года. Тридцать первое декабря пришлось в 1980-м на среду, и было рабочим днём. Оставалось доработать две недели до декретного отпуска, и полтора месяца прожить до Пашкиного возвращения из рейса. "Рыбка" её, как определила врач женской консультации, должна родиться 18-20 марта, то есть и по гороскопу оказаться Рыбой.

Пятнадцатого мая декретный отпуск окончится, но на работу она, конечно, не выйдет. До полутора лет по закону она имеет право сидеть дома в отпуске без содержания. А потом... потом придётся увольняться, конечно. В одесские ясли свою крохотулю она не отдаст ни за что. Жаль, конечно, терять своё место в бухгалтерии, но ничего не поделаешь. Другого выхода нет. Да и не такой уж большой её вклад в семейный бюджет, чтобы рисковать ребёнком. Муж у неё не для того в море ходит, чтобы это допустить.

В этот раз немного легче уже было разлуку пережить. Пустая пока ещё квартира, и не своя, но всё равно уже обжитая и почти родная. Первые дни очень она тосковала, а потом - ничего, привыкла. Теперь так всегда будет,- говорила она себе, - свыкнись с этим, Эля, ты жена моряка. А через три месяца появится у тебя крохотуленька, будет тебе и игрушка и подружка. "Вдвоём будем нам легче. И папа первое время будет рядом. Па-па! Он хороший! Тебе понравится, вот увидишь", - Элина уже начала потихоньку беседовать и с дочкой, поглаживая её "домик".

Кассеты, которые Элина любила слушать, она рассортировала, убрав рок-группы в ящик. А включала теперь, и то не очень громко, песни мелодичные, пусть кроха слушает, слушает и привыкает. Те, что Пашка как раз любит: Абба, Баккара, Гилла, инструментальную музыку Джеймса Ласта и Поля Мориа. Нужно будет ещё кассеты с Моцартом найти.

На встречу Нового года её приглашала по старой памяти Надя, но Эля, подумав, отказалась. Далеко, холодно, скользко. Нет, лучше уж вдвоём с Крохой. Как же назвать её всё же? Ксения? Ксения - красиво, а кратко как? Ксюша? Не нравится ей Ксюша. Людмила? Люда - неплохо, а вот Мила - нехорошо. Евгения? Женя, Женька. Евгения Павловна. Хорошо звучит, нужно будет с Пашей посоветоваться.

Уже вечером Люда Черненко позвонила, предложила объединиться, Новый год встречать вместе.

- Только если у меня, Люд! Я не хочу в праздничную ночь с животом по улице ходить, убиться можно, я и днём-то в гололёд боюсь выходить. Приезжай, у меня найдётся, что на стол поставить. И спать теперь у меня есть где, и в доме у нас тепло.
Что? Рулеты из скумбрии? Ну приноси, я ведь не отказываюсь. Наоборот даже, картошки к ним отварю. И холодец приноси, тоже с картошкой хорошо.

А чуть позже дозвонился всё же Паша, и хотя телефонный оператор перед Новым годом ограничивал длительность звонков пятью минутами, им хватило. Слышимость была на этот вполне удовлетворительная.

- Алло, Элечка, Эля! Как слышно меня? С наступающим тебя!
- Хорошо слышно, Паша. Не кричи. И тебя с наступающим! У меня всё хорошо. Ждём дочку. Наверное, будет Рыба, мартовская. Понял меня, как слышно?
- Отлично слышно. Всё понял, Эля. Не волнуйся, я буду рядом. У меня всё нормально, ещё месяц промысла, и всё, останется только переход на Канары. Письма все получила? Приём.
- Семь конвертов получила. А сколько писем внутри, не считала, много. Спасибо, Паша! Они меня греют, такие ласковые. Я кроме них ничего и не читаю теперь, только доктора Спока ещё.
- Я тоже. Мне письма самые толстые приходят, ребята шутят, что внутри деньги на Лас Пальмас, а почтальоны наши добровольные мои письма по весу отбирают. И почерк у тебя самый красивый, твои письма издалека видно. Спасибо тебе!

- Работы много? На подвахты часто вызывают?
- Через день, как правило. Но когда больше работаешь, время летит быстрее, так что я не против. Соскучился ужасно. А ты, родненькая?
- Я ещё больше соскучилась. У меня время тянется, как цепь из бездонного колодца. Кручу, кручу за ручку... Ничего, я выдержу. Я тебя люблю. Береги себя, любимый.
- А ты на дорогах поаккуратней! Как Новый год встречаешь?
- Люда большая придёт, и всё. По девичьи. Не волнуйся, я из дома ни ногой...

- Теплов, закончили разговор. Зовите Третьякова. На проводе жена Галина, приготовиться Чумаченко, - этого Элина уже не слышала, но отчётливо представляла. Пашка ей много чего про промысел рассказывал, а радиотелефонный разговор даже в лицах изображал. Смешно.

Элина прилегла на часок, а потом взялась накрывать на стол, Люда должна была приехать в десять.

- С наступающим, Элина! Что я вижу, у тебя уже и диван настоящий появился? И коврики в ванной! Прибарахлилась, подруга!
- Смейся-смейся! Диван - это мамина заслуга. И денег она мне дала, и приезжать отказалась, пока диван не куплю.
- И правильно! Где же ей спать? Она ведь с Рудиком едет?

- Да, конечно. На зимние каникулы папа один согласился остаться. А я на нём и не спала ещё. Пару дней, как купила, Пашин брат мне привёз. Не бог весть что, но Ване пришлось побегать, пока и этот нашёл. Одесская мебельная фабрика, а не могут настрогать, чтобы в свободной продаже были. Знаешь, сколько он заплатил?
- И знать не хочу.

- Два номинала за этот дрэк! Грабёж среди бела дня!
- Сколько заплатила, скоро забудешь, а диван останется. Не грусти, подруга! Паша звонит, пишет?

- Час назад говорили с ним, и первый раз за рейс нормально. Ради праздника, наверное. Или это нам так везёт, или радисты Пашу так любят, только удовольствия от таких переговоров никаких. Ты же знаешь, что мои слова по всем судам разносятся, по всему миру, по всем радиостанциям, которые на Киев-радио настроены?

- Сама не раз слышала, когда в радиорубке бывала. Я же сама плавала, Эля! Три рейса на "Днепре" буфетчицей была, и со вторым радистом как раз любовь крутила. Пока Нэльку мою не родила. А замужем за ним только полтора года и была. Ты смотри, аккуратнее, мужики, они такие...ревнивые, слушают всякие сплетни. Вот ты со свекровью в каких отношениях?

- В прохладных. Пока в форме была, забегала к ним раз в месяц, а теперь и не бываю, только звоню иногда. Вот, кстати ты напомнила. С наступающим нужно поздравить. Женщина она хорошая, но столько людей у них в доме, столько забот у неё, что не до меня ей.

- Анна Александровна, с наступающим Новым годом вас поздравляю! Здоровья вам побольше, папе привет передавайте. А Ваню я видела, он мне диван помог купить, спасибо ему... Да дома, конечно, куда я пойду, мне беречься нужно, вот с Пашей уже вместе и приедем. Жду его в середине февраля. Всего хорошего! До свидания!
- Ты когда телевизор купишь, подруга? Когда шампанское-то пить, как узнаем?

- Часы вон на стенке. Сейчас одиннадцать, а у Паши ещё только восемь! Давай за стол сядем, поужинаем, Старый год проводим. Пригублю ради праздника, надо рыбку мою приучать к тому, что мама пьющая.

- Вот рыбкой и закуси, тоже пусть привыкает, раз папа рыбак. Повезло тебе, Элька! Хорошего парня оторвала! И любит тебя, это за километр видно. Квартиру купите, и в квартиру всё купите, главное - это любовь сохранить! У меня вот не получилось, а ведь несколько раз пробовала. Как-нибудь под настроение расскажу, не сегодня, конечно. Я выпью ещё, а тебе не стоит. В двенадцать шампанским чокнемся.

А через полчаса наступил 1981 год, во многом для семьи Тепловых определивший их будуще



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 03.03.2019 в 17:23
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1