Поэзия. Виктор Запорожец (подборка стихотворений)


Поэзия. Виктор Запорожец (подборка стихотворений)
СТАРАЯ КНИГА

Шуршит закладка в старой книге
цветочным призраком весны
о невозвратном райском миге
наивной, милой старины.

Там в анфиладах пышных комнат
любимым был читальный зал.
И ветхие страницы помнят,
кто их восторженно читал.

Там были праздничные свечи
и серебристый звон часов.
При чтении смолкали речи
и приглушённый звук шагов…

Там были свежие страницы,
прикосновенья нежных рук,
взлетали веером ресницы
и учащался сердца стук.

И от волнения дыханье
напевно вторило стихам.
Очарованье и страданье,
любовь и счастье были там.

Судьба людей и книг терниста —
кому какой достался фант.
Теперь на полке букиниста
пылится дряхлый фолиант.


* * *

За окнами колдует вечер.
В подсвечниках погасли свечи.
Букет сакрального вина
увял до траурного дна.

На пыльном зеркале — помада
запёкшейся слезою ада
эгоистичной драмы чувств…
И этот дом как будто пуст.

Но в нём… ещё… мелькают тени
прекрасных лунных привидений —
всё, что осталось… от любви.
На суд их, Боже, призови

за то, что слиться не сумели
в одном нерасторжимом теле,
за то, что не было… огнём,
за одиночество… вдвоём.

Но… не карай! Прости их, Боже!
Дай… им… немного… Неба… тоже,
Надежды…, Веры…, и Любви…
Их души… снова… оживи.

Возможность дай… последней ссоры
не помнить…, ревности укоры.
Свяжи прочней… их судеб нить.
Святое научи хранить.

* * *

Что врать!.. на Колыме я жил туристом
совсем не в пятизвёздочном отеле.
Наверно, был тогда я оптимистом —
таким же, о которых песни пели.

Где, как не здесь — морозные туманы,
кругом тайга, жемчужное светило.
Здесь Запада вместились бы все страны.
Им в лагерях бы места всем хватило.

А я свободный… гражданин — художник.
И золотой не бредил лихорадкой.
Не «зек». Простой романтики заложник.
Хотя косил на денежки украдкой.

Был в приисках и делал зарисовки,
в маршрутах археологов — рабочим.
Бродил по диким сопкам без винтовки.
По петлям рек сплавлялся, межу прочим.

Из Магадана до Новосибирска
три месяца педалил по дорогам…
На картах всё… так гладко и так близко…
Как хорошо, что я храним был Богом.

Семь лет, как птицы счастья, улетели.
Семь — среди «бывших», но… и… не… в конвое.
Не лгу — я счастлив был на самом деле.
Есть в жизни время — время… золотое.

ЖАЖДА

Опять привиделись барханные пейзажи
под раскалённым небом выцветшего дня,
тень, убегающая в пекло от меня,
цепь каравана с пёстрой тяжестью поклажи,
напев погонщиков, бескрайней, чем пустыня,
галлюцинации, фантомы, миражи,
свеченье радуги в дождях прохладной лжи,
и плазма солнца, переспевшая, как дыня,
и жажда… жажда… жажда… жажда… А!..
среди песков клочок былого рая,
превозмогая боль, ползу туда,
и ты… меня от вечных мук спасая,
сквозь слёзы шепчешь: — «Милый!.. Я — живая…
целебная… волшебная… вода».

АВГУСТ

Клубятся тучи в вышине.
И солнце радугою каплет.
И август, испаряя капли,
град рассевает по стерне.
А из-за моря катит гром
по лабиринтам нервных молний.
И штопор смерча впился в волны,
готовя мстительный погром,
за степь, сожжённую дотла,
за вьюгу траурного пепла.
И в трещинах полей зола
с дождём смывает саван зла,
чтоб мёртвая земля окрепла
и, словно Феникс, ожила.

СКАЗКА

Ночных очей очарованье
в тени пленительных ресниц
скрывает тайну ожиданья
от жадных взглядов чуждых лиц
среди разгульного веселья
в кругу назойливых гостей,
испивших чёртового зелья
и яда пагубных страстей,
погрязших в нищете богатства,
на подлость променявших честь…
Но не одно же в мире царство —
и где-то тот, желанный, есть.
Он мчится к ней неутомимо…
Её достойный идеал…
А может… милый рыцарь… мимо…
в другую сказку… ускакал?..

* * *

На пляже у подножья диких скал
позировала женщина нагая…
Нет-нет… не знаменитая Даная,
которую сам Рембрандт написал.
Она была изящна и стройна.
Загаром золотым сияло тело.
И море колыбельную ей пело,
пытаясь заманить в глубины сна.
И ластился у ног её прибой,
играя озорной, жемчужной пеной.
В сравненье с ней шедевры всей Вселенной
померкли прозаичной красотой…
И к вечеру написан был портрет,
а в нём восторг любви и вдохновенья,
и тайна гениального творенья,
дарующая людям дивный свет.

* * *

О… те, кого любил когда-то я…
Где вы теперь? утраченные мною,
затерянные в дебрях бытия,
развеянные траурной золою.

Где? роскошь непокорная волос,
Где? глаз прелестных радужные тайны.
Что? сохранить вам в душах удалось.
Ведь наши встречи были не случайны.

Превратности судьбы — суровый рок
бесстрастно разлучили нас навеки.
Несёт стихийно жизненный поток
в глубины забытья людские реки.

Кто? жив из вас. Кто? помнит обо мне.
Кто? воскресить любовь остался в силе.
Кого? тревожит прошлое во сне…
Мне… кажется, что вы… меня любили…

СТРЕЛЕЦ И ОРЁЛ

Месяц тугой под созвездьем Стрельца
луч метеора, звеня тетивой,
лишь на мгновение в лук превратил…
Но не успел золотую стрелу
меткий стрелок из колчана достать —
за горизонт опустился Орёл,
там, где заря над Землёй расцвела.

* * *

Заря закатом отыграла.
Веснушки звёзд сияют в тьму.
Кружась, как призрак, у причала,
туман росой омыл траву.
Поют восторженно цикады,
испив нектара допьяна.
И на призывы серенады
восходит юная Луна.
И слышен павших листьев ропот
во сне воспоминаний, и
взволнованной природы шёпот
о чудных таинствах любви.

* * *

Задрапировано окно…
Там, обнажаясь до предела,
играет гибкой тенью тело
и опускается на дно
обворожительного сна
без одиночества, без мрака
в предвиденье земного брака…
А… утром… вновь… одна… Одна…
С рассветом, распахнув окно,
в глазах росинками прохлада
благоухает чудом сада,
букетом превзойдя вино
цикадной, звёздной серенады…
Как… Холодно!.. Одеться… надо…

* * *

Осенний луч в тумане грёз мечты короче…
От зла обид душа давно забыться хочет…
Но из-за туч надеждой звёзд сверкают очи —
то вновь глядит в моё окно Архангел Ночи…

* * *

Хочу мелодию потрогать — не могу:
в прикосновеньях тайна звуков исчезает…

* * *

Как верить хочется, что мне познать дано,
куда идут мои натруженные ноги. Но
адское сомненье душу гложет:
быть может, заблудился я давно.

РЕМОНТ

Захотел чистоты и порядка.
Затеваю глобальный ремонт.
Со стихами закрыта тетрадка,
как ненужный без дождика зонт.

Зонтик вспомнился только для рифмы.
Мне милее штормовка в пути
и задорные, бодрые ритмы,
чтобы в даль было легче идти.

А ремонт — это происки прозы…
Но приятно коллег и друзей,
услыхав о ненастье прогнозы,
в дом вводить, как в престижный музей.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 03.03.2019 в 13:06
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1