Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 9


Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 9
Название: Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
В третей части романа — «Искушению страстью», рассказывается продолжение истории главного хирурга, заведующего кардиологическим отделением диагностики. Новые события и интриги в деревне, еще более естественней закрутка сюжетной линии, по которой главный герой будет разгадывать искушение страстью к головоломках. Герой соберёт новую команду врачей, под своим руководством будет проводить сложнейшие операциях на сердце, его отделов и сосудов. По мере всего прочего будет развиваться и основная сюжетная линия романа и разные интригующие события в которые будет попадать главный герой.
От автора:
Роман содержит откровенное писание эротических сцен. Нецензурную лексику и описание грязных порнографических сцен. В общем кто не читал первые две части до конца, тому не понять сюжет третей части огромного романа.

Глава 9
Густые потёки пены стекали обворожительным скольжением по телу Оксаны, когда она находилась в горячей ванне в сугробах её обольщения. Облизывая смачно губу, Оксана, искушено раскрывая лазурные голубые глаза, провела кончиком коготка указательного пальца по алым губам, расплываясь в довольстве улыбке. Голубая лампа нежным свечением создавала романтическую голую, морского цвета атмосферу в ванной комнате, когда Оксана покрывала пенистой мочалкой грудь, оставляя на коже сладостный аромат розы. Забавляясь в улыбке, Оксана дотронулась до плывущего ванне лепестка розы. Вставая в ванне на колени при свете морского свечения, когда игристые тени создавали очертание пузырьков, словно плывущих в голубой бездне кафеля, в созданной обстановке полумраке. Придавая ласке своё тело, Оксана, поправляя одной рукой дужки надетых на глазах очков, обворожительным касанием вела пенистой мочалкой по груди, обольщаясь в улыбке тому, как приятно скатывался сгусток пены по её коже.
Играя своим телом, стоя в ванной на коленях, Оксана посмотрела в зеркало, когда в её пышных золотистых собранных в один пучок волосах, отразилась блестящая заколка бабочки с бардовыми крыльями. Покусывая смачно краешек губы, Оксана изнывала стоном порочной страсти, поддавшись искушению завораживающего страстью аромата розы, витающего в воздухе атмосферы ванной комнаты. Покрывая тело обилием пенистых сгустков, Оксана, словно королевская кобра, выражала пластику сексуальных движений. Вращая тазом, закрывая глаза, запрокинув голову, Оксана раскрыла губы, в тот момент на кончике её розового соска застыл так проницательно, трогая душу омута порочного соблазна, сгусток обворожительной пены.
— Оксана Владимировна
Неожиданно нарушила гармонию полумрака и атмосферу тишины Валентина, открыв дверь ванной комнаты, пропуская свет с коридора квартиры. Рыжеволосая девушка была одета в бело-бело черный сарафан для беременных, который имел строгий выразительный вид офисного наряда. Её босые ноги, имели неотразимую сочную красоту за счёт выреза с передней части подола сарафана, когда она, переступая через порог открытой двери, вошла в ванную, встав у входа согнув одну ногу в колено, опираясь ею на дверной каркас. Прекрасный оттенок коллекции парфюма «Azzaro Club Women», исходил от Валентины, словно как редчайший в мире цветок, она прекрасно пахала запахом кашемирового дерева.
— Я уже устала вас ждать
Заявила Валентина, встав у входа открытой двери, отражая на губах улыбку, посмотрела на Оксану, как она стояла в ванне на четвереньках. Выгнув спину, когда грудь Оксаны полностью была скрыта под сугробами пены, а к телу бархатистой коже прилипали мокрые лепестки роз.
— Пока вы тут развлекаетесь
— Развлекалась ты вчера
Оспаривая такой, нахмурила обидчиво губки Оксана, чувствуя, как к упругой коже бедра прилип лепесток алой розы и влияние воды, ощущение скользящего сгустка пены по телу.
— Когда ты нагло
Показала Оксана указательным пальцем на девушку стоящую у входа, согнув предварительно руку в локоть, после чего прислонила мокрый коготок, на котором была пена к губам.
— Запихала мне свои трусы в рот
— Скажите
Повела нервно губами Валентина, была явно вне себя от того что её жених что-то готовил на кухне, шумел звоном посуды
— Откуда у вас эти следы на бёдрах? — поинтересовалась рыжеволосая девушка, не придавая никакого значения возмущению Оксаны — У вас, что брали пункцию костного мозга?
«Заметила всё же, хотя такое дурак бы не заметил, что мне ей объяснить, эта тупая курица всё-таки не поймёт, как это и по какой вине произошло», размышляла Оксана некоторый отрезок времени, после чего повела губками, не представляя даже что и ответить.
— По-моему для того что ты мне и так обязана
Возразила Оксана, выдирая пробку из ванны коготками одной руки, встала на колени, положив её на полку на стене кафельной плитки. Ощущение как капли воды на теле Оксаны испарялись, придавая тело объятиям будоражащего холода, слегка морозило. Сгустки обильной пены стекали по телу Оксаны, как только она встала в ванной на ноги, чувствуя, будто словно как чьи-то руки прохладой опутали её. Нежная бледная кожа покрылась мурашками, испытывая дрожь в теле, Оксана, прикусывая губу от волнения, старалась не показывать вида, перед Валентиной, как быстро начинает замерзать.
— Так что я и могу не отвечать на твой нелепый вопрос
— Вы были донором?
Поинтересовалась Валентина, не считаясь с возражениями Оксаны, в то время, как она, перелезая через борт ванны, рыжеволосая девушка передала ей в руки белое большое полотенце.
— Но для кого и зачем?
— Не твоё дело — возразила Оксана, взяв из рук девушки полотенце, обвернула им своё тело, встав напротив зеркала, отражая перед ним стройные упругие формы своего тела
— Зачем вам становиться донором костного мозга?
Оставаясь в полном неведенье, спросила Валентина, в то время, как Оксана вышла из ванной комнаты, переступая порог открытой двери, вильнула эластичной красотой ягодиц.
— Я уступила вам свою кровать — подняв голос, говорила Валентина недовольно, выходя следом за Оксаной в коридор, покидая ванную комнату — Позволила вам вести себя у меня дома, как вы сами этого захотите
— А извини дорогая — прошла Оксана пару шагов, встав на развилке с коридором, в то время как лучи восходящего солнца, проникая через окно кухни падали на её тело — Не по твоей ли это прихоти я тут торчу?
— Дорогая
Обратился жених Валентины, выходя из кухни с разносом в руках, на котором находились две кружки с чаем, сахарница и отрезанные два куска торта из кондитерской.
— У вас всё нормально? — любезно улыбаясь, спросил он, взмахнув головой, когда его длинные волосы свисали почти до плеч
— Ну конечно у вас всё нормально? — застенчиво улыбнулась своему жениху, подошла Валентина, к нему обвивая его шею, прижалась к нему
— Оксана Владимировна
Теплой улыбкой ответил жених Валентины, когда она словно изнывающая кошка, прижималась к его телу, опутывая шею и голову путами нежных рук, со всей страстью поцеловала его.
— Дорогая ну что ты делаешь
Смутился он, тому, как Оксана гордым взглядом посмотрела на поцелуй влюблённой парочки, после чего прошла гордой походкой по коридору в квартире, направляясь в гостевую комнату.
— Оксана Владимировна не желаете отведать чаю
— Оу… Вячеслав спасибо
Обернулась Оксана, проходя по коридору, встала у входа в гостиную, посмотрела на парня с разносом, что направлялся следом за ней и был, как мальчишка очарован красотой её тела.
— Что бы я тут делала без вашей заботы
Ухмыльнулась Оксана назло рыжеволосой девушке, состроила парню лазурные голубые глаза, касаясь кончиками пальцев его щетины на подбородке, пленила мужчину взглядом.
— Эта ваша жена — пафосно сморщила губки Оксана, отражая выражение строптивой кошки, посмотрела через плечо парня на Валентину — Рыжая бестия, совсем меня игнорирует, считает меня пустым местом в вашем доме, будто я не…….
— Откуда у вас следы от иглы для пункции?
Не обращая внимания на пафос Оксаны, поинтересовалась Валентина, подошла к входу в гостиную, где она стояла рядом с её женихом, любезно строив ему глазки.
— С вас действительно взяли его да?
— А вот это уже
Возразила Оксана вошла в гостиную, в то время как лучи восходящего солнца над Москвой пронзали стекло окна в гостевой комнате, освещая светлые тона комнаты, делая их ярче.
— Не твоё дело — покачивая бёдрами, направилась Оксана к пуфику стоящему у парфюмерного комода Валентины, поправляя полотенце на бёдрах, села на него
— Вы стали донором костного мозга? — вошла быстро в зал Валентина, на её лице была всё та же допытывающая физиономия, с которой она продолжала вести этот неудавшейся для неё допрос
— Я же говорю — возразила Оксана, касаясь ладонью спины, когда выгнула её, выставив грудь, продолжая сидеть на белом пуфике — Тебя это не касается
— Это слишком долгая процедура, чтобы найти донора костного мозга потребуется время, пробы анализов и прочее
Рассуждала Валентина, подойдя к пуфику на котором сидела Оксана, в то время, мужчина, поставив разнос с кружками чая на парфюмерный комод рядом с ней.
— Тот человек, которому вы его дали — продолжала строить пустые доводы, говорила Валентина, коснувшись кончиками пальцев плеча Оксаны, посмотрела ей прямо в глаза — Раз вы не лежали в больнице, должен быть абсолютной вашей копией
— Ты кажется — играя иронию чувств, с холодным взглядом и улыбкой, ответила Оксана, забавляясь тому, как Валентина терзала себя переживаниями — Хотела попросить меня о помощи в лечение какого-то маленького мальчика?
— Сначала скажите кому вы дали свой костный мозг?
— Это так важно? — поинтересовалась Оксана, посмотрев на девушку, что допытывалась до неё
— Да это важно!
— И с чего ты вообще решила, что я дала его по собственной воле?
— То есть как? — была поражена Валентина, отойдя на шаг от Оксаны, посмотрела с ужасом на бледную кожу её тела и стройные исхудавшие формы
— Я не сама его дала — уверяла Оксана, продолжая смотреть в сторону беременной девушке, на глазах которой отражался ужас — Я ничего не могла тогда сделать, кроме как терпеть боль от иглы, которая протыкала мои бёдра и бедренные кости, ты хоть представляешь каково это……?
— Кому вы дали свой костный мозг?
— Расскажи мне сначала о деле, в котором тебе нужна помощь
— Оно вот в той красной папке
Кивнула Валентина, хладнокровно без всяких эмоций на белый мягкий диван с стены слева от входа на поверхности приятной прогретой лучами солнца лежала красная папка.
— Что лежит вон там на диване
— Ты не могла бы принести её для меня?
Обернулась Оксана, посмотрела выразительный лазурными голубыми глазами, заметив взгляд жениха рыжеволосой девушки, который был бы не против, разделить с ней узы терзающей любви.
«Бесчестная рыжая дрянь, а теперь смотри и любуйся, как я перед тобой уничтожу твоего парня и он даже сам будет рад это сделать», представила Оксана, сдерживая в себе нарастающий поры гнева, который она с трудом могла в себе контролировать.
— Ладно — поднимая колено одной ноги, вздохнула Оксана сдерживая себя, после того как Валентина упёрто отклонила её просьбу, оставаясь стоять на месте — Дорогой мой мальчик
Обратилась Оксана к парню что покорно, словно как официант стоял рядом с пуфиком, на котором она сидела, коснулась пальцами его лица, когда он нагнулся, послушно давая себя потрогать.
— Ты не мог бы принести
Говорила Оксана нежным голосом, рядом с губами жениха рыжеволосой девушки всматриваясь ему в глаза, понимая как легко он был очарован перед её красотой и всем что есть желал её.
— Вон ту красную папку для меня — словно как королева повелевала, указала Оксана на диван, на котором находилась нужная ей вещь — Пожалуйста
Любуясь своей неотразимостью, заметив как послушно этот молодой человек, направился как будто околдованный к дивану, по одному лишь нежному слову Оксаны, когда она так нежно прошептала у него над ухом.
— Вот видишь — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, всматриваясь в глаза Валентине
— Я делаю всё — сжимая пальцы обеих рук в кулаки, сдерживала себя рыжеволосая девушка, стерпев непростительную для себя выходу со стороны Оксаны — Как вы мне и говорили
— Этого мало
Расплываясь в довольстве улыбке, ответила Оксана, как только парень, держа красную папку, подошёл к пуфику, на котором она сидела, положив сексуально ногу на ногу, отразив перед ним упругую красоту бёдер.
— Спасибо дорогой — ухмыльнулась Оксана, довольствуясь тем, как очаровала жениха Валентины и забавлялась тем, как растаптывала её мнение — А теперь сделай это на коленях
Указала Оксана, задорно рассмеявшись тому, как недовольно, стоя у окна, на неё посмотрела Валентина, рыжеволосая девушка, словно уже не могла сдержать тот порыв гнев, что кипел в ней.
— Ну же давай
Продолжая показывать на пол, убедительно говорила Оксана, пользуясь доверием к ней этого парня, что покорно встал перед ней на колени, вручив в руки красную папку, которую она так любезно просила.
— Хороший мальчик
Похвалила Оксана забавляясь тому, как жених Валентины встал на колени протянув ей папку, после того как рыжеволосая девушка неохотно кивнула ему, словно приказывая это сделать.
— И так
Любезно улыбаясь, Оксана дотронулась до волос парня, которому Валентина строго настрого уже заранее приказывала следовать всему то, что она потребует от них.
— Посмотрим что тут у нас — раскрыла Оксана красную папку, положив её к себе на колени

Кратковременные проявления перегрузки правого предсердия, определила Оксана, заметив на листе проделанной кардиограммы пульмональный (легочной) зубец Р. После чего возникало возрастание первой (правопредсердной части) Р. Так же Оксана обратила внимание на, что на кардиограмме присутствуют выраженные высокие и заостренные Р в 2 и 3, aVF отведениях. Эти симптомы исчезают после нормализации состояния пациента, или их выраженность существенно уменьшается. При гипертрофии зубцы Р высокоамплитудные, заостренные, имеют нормальную продолжительность.
— Гипертрофия всей правой части сердца — заявила Оксана, всматриваясь на лист проделанной кардиограммы, Горелова Антона Викторович 2018 года рождения — Странно ему всего два года
Пальпация надсердечной области выявляет так называемое «кошачье мурлыканье» — пресистолическое дрожанье, перкуторно границы сердца смещены вверх и вправо. Аускультативная картина митрального стеноза характеризуется хлопающим I тоном и тоном открытия митрального клапана («митральный щелчок»), наличием диастолического шума.
— Митральный стеноз? — предположила Оксана перегрузку всей правой части сердца
Митральный стеноз — сужение площади левого атриовентрикулярного устья, приводящее к затруднению физиологического тока крови из левого предсердия в левый желудочек. Клинически митральный стеноз проявляется повышенной утомляемостью, перебоями в работе сердца, одышкой, кашлем с кровохарканьем, дискомфортом в груди.
Данные рентгенологических исследований («рентгенографии грудной клетки, рентгенографии сердца» с контрастированием пищевода) характеризуются выбуханием дуги легочной артерии, левого предсердия и правого желудочка, митральной конфигурацией сердца, расширением теней полых вен, усилением легочного рисунка и другими косвенными признаками митрального стеноза. Так же отмечается усиление легочного рисунка за счет переполнения вен, который имеет сетчатое мелкоячеистое строение, расширение ствола легочной артерии.
— Ты не могла определить это? — поинтересовалась Оксана, держа снимок зажав его пальцами одной руки направляя его на свет проникающих в гостевую комнату лучей солнца
Аукультативная картина сердца характеризуется громким, расщепленным II тоном, мезодиастолическим шумом с пресистолическим усилением.
— А вот это уже действительно интересно — отложив снимок рентгенографии, Оксана прочитала записи с карты лечащего врача мальчика — Возьми дорогой — закрыла она папку и передала в руки стоящего рядом с ней жениху Валентины
— Что скажите? — поинтересовалась Валентина, продолжая стоять у окна в гостевой комнате, присела на его пластиковый широкий подоконник
— Гипоплазии левых отделов легких?
Синдром гипоплазии левых отделов сердца — группа морфологически близких дефектов сердца, включающих недоразвитие его левых отделов, атрезию или стеноз аортального и/или митрального клапанного отверстия, резкую гипоплазию восходящей аорты или комбинацию этих дефектов. Проявления синдрома развиваются по мере закрытия артериального протока, в первые сутки жизни новорожденного и характеризуются признаками кардиогенного шока: тахипноэ, одышкой, слабым пульсом, бледностью и цианозом, гипотермией.
— Что действительно подходит под наш типичный случай
Попросила вежливо Оксана, щелкнув пальцами, когда парень её держал в руках, затем перелистывая страницу карты, где описывается наблюдения и симптомы лечащего врача за пациентов.
Одышка, «тахикардия», бледность кожных покровов с умеренным цианозом, кардиомегалия нередко создают ложное впечатление о «приобретенном пороке сердца» или сердечном заболевании. Наблюдается отставание в физическом развитии, рано развивается. Характерны кашель, одышка, акроцианоз, кровохарканье, постоянные хрипы в легких. Объективное обследование выявляет отеки на лице и конечностях, «гепатомегалию».
— Нет мне всё-таки интересно — ухмыльнулась Оксана, нагнувшись, сама положила красную папку на комод, рядом с которым сидела на белом пуфике — Какие версии у тебя?
— Тетрада Фалло
Предположила Валентина отошла от окна, заметив как Оксана, посмотрела, выразительно раскрыла глаза на её жениха, покусывая при этом краешек губы.
— Здесь, кажется, более убедительно вписывается
Тетрада Фалло — сочетанная врожденная аномалия сердца, характеризующаяся стенозом выводного тракта правого желу­дочка, дефектом межжелудочковой пере­городки, декстропозицией аорты и гипертрофией миокарда правого желудочка. Клинически тетрада Фалло проявляется ранним цианозом, задержкой развития, одышкой и одышечно-цианотическими приступами, головокружением и обмороками.
— Тебе кажется?
Удивилась Оксана, держа кончиками пальцев ароматный чай с жасмином в руке, обернувшись, посмотрела на девушку, которая медленно словно хищная кошка, направлялась к пуфику.
— Или ты просто не уверена
— Была бы я уверена — возразила Валентина, оспаривая мнение Оксаны, подошла к белому пуфику, на котором она сидела, держа кружку за ручку отпивая от неё глоток — Стала бы я просить вас
«А еще так унижаться самой и унижать своего парня, который по щелчку пальцев сделает любое моё делание и ему это будет в радость», коварно размышляя, предположила Оксана, смакуя глоток ароматного чая во рту, посмотрела искоса на рыжеволосую девушку, которая стояла рядом.
— Действительно — повела губками Оксана, оставляя на их пылкой поверхности этот прекрасный осадок чая — А что, по-твоему, может объединять так, как Гипоплазию левых отделов сердца и в то же время Тетраду Фалло?
— Транспозиция магистральных сосудов — рассуждала Валентина, словно будто специально дала Оксане потрогать свой живот, когда она так нежно прислонила к нему свою руку
Транспозиция магистральныхсосудов — тяжелая врожденная патология сердца, характеризующаяся нарушением положения главных сосудов: отхождением аорты от правых отделов сердца, а легочной артерии — от левых. Клинические признаки транспозиции магистральных сосудов включают цианоз, одышку, тахикардию, гипотрофию, сердечную недостаточность.
— У тебя сложный сочетанный порок сердца дура — огрызнулась Оксана, прошипев подобием королевской кобры, вставая с пуфика на котором сидела — Что может быть сочетаться с митральным стенозом и с тем, что ты мне тут называешь
— Миксома левого предсердия?
Миксома — первичная, гистологически доброкачественная, внутриполостная опухоль сердца. Миксома сердца может вызывать повышение температу­ры тела, одышку, ортопноэ, кашель, кровохарканье, сердцебиение, слабость, анемию, похудение, головокружение, преходя­щую потерю сознания, отек легких, тромбоэмболии.
— Мне нужно взглянуть на мальчика — заявила Оксана, встав между рыжеволосой девушкой и её женихом, ухмыльнувшись в лицо Валентине — С ним ведь кто-то лежит — передала она кружку? стоящему за спиной парню
— С ним лежит мать
Пояснила Валентина, в то время как на неё внушающим взглядом смотрела Оксана, подойдя к ней в плотную, словно хотела ощутить вкус её дыхания и жажду пылкой страсти губ.
— Она просила найти для её ребёнка лучшего из лучших
— И ты пришла ко мне — говорила Оксана, едва касаясь губ рыжеволосой девушки, продолжая, ухмыляясь смотреть ей в глаза — Зная, какой сукой я могу быть, когда тебе что-то надо от меня
— Жизнь мальчика важнее — уверяла Валентина, соглашаясь абсолютно со всем, что сказала Оксана и была готова принять её любое решение — А ваши капризы я могу и потерпеть
— Правда? — пафосно Оксана повела губками — Ну как же тогда я могу отказать в помощи девушки, которая носит в себе столь прекрасное дитя
— Так вы поможете? — в надежде спросила Валентина, словно как бы со слезами на глазах, как будто чувствуя себя обязанной, посмотрела на Оксану
— Я заломлю такую несусветную цену для тебя — заявила Оксана, перед женихом рыжеволосой девушки, наглым образом унижала Валентину — Пойдёшь ли ты на такие уступки, ради чужого ребёнка, жертвуя своим
— Что значит, жертвуя своим? — возмутился парень, встав между Оксаной и своей невестой, был недоволен требованиями, которые услышал
— Работать придётся много — заявила Оксана, дотрагиваясь кончиками пальцев до подбородка мужчины в глаза, которому так страстно посмотрела — А для твоей девушки, в её-то сейчас положении, это будет чревато потерей ребёнка
— Но ведь она просит вас взять это дело
— Аха-ха…… — рассмеялась Оксана озорным смехом, отвернувшись, прикрывая кончиками пальцев алые губы — Ты ведь не думал, что я буду работать, дорогой мой
Касаясь плеча парня, Оксана встала между ним и его девушкой, задорно посмотрев на них обоих, забавляясь тому, как Валентина стесняясь, прятала взгляд.
— Ты ведь, правда, подумал, что всю черную работу буду делать я?
Сохраняя искушенную красоту алой формы губ, убедительно говорила Оксана рядом с губами парня, словно пленяя его недовольством взглядом, вновь решая его склонить перед собой.
— Для этого у меня есть рыжий миньон
— Она так иногда меня называет — смутилась Валентина от того как её жених на неё предвзято посмотрел, но был всё еще согласен с позицией которую позволяла себе Оксана
— Этот мальчик, надеюсь, очень важен для тебя
Обратился он к Валентине, в то время как Оксана почти уже прильнула к его губам, находясь в максимальной близости, ощущая порыв его возбуждённого дыхания.
— Так как иначе — уверял он, когда Оксана нагло обвила его шею руками, прижалась к телу этого самца, чувствуя одной ногой, заядлое напряжение через его трико — Мне придётся сделать то, что хочет твоя начальница
— Смею предупредить — сдерживая свой гнев, говорила Валентина — Если с мальчиком что-то хоть случится, вы Оксана Владимировна будите в ответе за всё это
— А то, как будто я не поняла — ухмыльнулась Оксана, сжав пальцы в кулак, воспринимая сказанное как угрозу для себя
«Рыжая тупая сука, решила угрожать мне, я ведь за это могу тобой полы протереть и плевать мне глубоко, что ты беременна», размышляла Оксана, покусывая нервно краешек губы, представляя как еще морально унизить рыжеволосую девушку, на которую недовольно посмотрела.
— А сейчас не желаете ли пройти в больницу со мной
— Ну, если у тебя нет другого варианта, как развлечь меня — прошла Оксана мимо парня, который продолжал на неё так смотреть, словно желал разделить с ней любовь
— Да и я должна вас предупредить пока мы не явились в больницу
Говорила Валентина, в то время, как Оксана медленно покачивая бёдрами, проследовала к мягкому дивану, поверхность тёплой ткани была прогрета падающими на неё лучами солнца.
— Её мать испытывает некую странную симпатию к женщинам
— В каком смысле странную симпатию? — удивилась Оксана, обернувшись, встала у дивана, подогнув одну ногу в колено — Дорогой ты не принесёшь мне одежду, что приготовила твоя жёнушка для меня?
— Не смей!
Приказным тоном прошипела Валентина, с угрозой обращаясь к парню, который был уже готов покинуть гостевую комнату, когда Оксана сидела в лучах солнца на диване, положив ногу на ногу.
— Вот тут я вам посмею отказать Оксана Владимировна
— Правда?!
Недовольно повела губками Оксана, не поверив первому отказу со стороны рыжеволосой девушки, когда она подошла к дивану, наступая на его поверхность, касаясь пальцами сарафана.
— Это почему еще? — прикоснувшись коготками к бардовым крыльям бабочки, Оксана заставила заколку на голове запорхать крыльями, раскрывая лазурную голубую красоту глаз
— В этот раз моя королева
Странным образом, прежде чем наклониться к Оксане, Валентина подмигнула своему жениху, после чего так нежно говорила рядом с её раскрытыми губами, страждущим момента поцелуя.
— Вам придётся самой пройти в комнату — пристально смотрела в глаза рыжеволосая бестия, обращаясь к Оксане, наступая коленом на диван — Я и так дала вам в своём доме достаточно поблажек
— В самом деле? — сохраняя спокойный темперамент характера, милой улыбкой, ответила в ответ Оксана — Ну раз ты так считаешь
Говорила с ухмылкой она, вставая перед Валентиной с дивана, отразив, выгнув спину, роскошные бёдра и сочную грудь скованную оковами белого полотенца.
— Кто я такая чтобы оспаривать твоё мнение
— Очень рада, что вы Оксана Владимировна со мной согласны
— Это первый и последний раз!
Возразила Оксана, когда прошла мимо девушки, обернувшись, приткнула неожиданно её губы подушечкой указательного пальца, подошла к ней вплотную, почувствовав её живот своим.
— Когда ты посмела мне возразить
— Знаете что Оксана Владимировна!
Вскипел парень, решил, что ему надоело притворяться и угождать принципам своей ненормальной жене, которая считает во всём угождать Оксане.
— Мне уже…….
— Заткнись! — прошипела Валентина, испугавшись, заметив от крика своего жениха, смятение и панику в глазах у Оксаны — И иди на кухню…..
— Вот правильно — ухмыльнулась Оксана, стала еще довольнее от того, что Валентина в этом споре приняла её сторону — Слушай, что тебе мамочка сказала
Направляясь к выходу из гостиной в квартире, Оксана, покачивая бёдрами, прошла мимо парня, дотрагиваясь кокетливо кончиками пальцев до его подбородка, чувствуя пальцами его щетину.
— Ты ведь знаешь — делилась предвкушением власти Оксана, обвивая пальцами, челюсть мужчины говорила рядом с его губами — Если я захочу использовать тебя, я непременно это сделаю
— Оксана Владимировна
Обратилась Валентина, касаясь плеча Оксаны, когда она стояла почти уже в обнимку с её парнем, который был обязан подчиняться, благодаря воле своей супруги, во всём угождать.
— Я думаю, он прекрасно вас понял
— Вот и прекрасно — улыбнулась Оксана, застенчиво отразила ямочки на щечках — Хотелось бы чтобы впредь у нас не возникало разногласий
— Именно об этом я хотела сейчас с вами поговорить?
— Правда? — вновь выражая удивление, остановилась стоять в арочном проходе, входа в гостиную, спросила Оксана, продолжая любопытно смотреть на свою рыжеволосую собеседницу
— Но только не здесь…..
— Ну, так говори я тебя слушаю — не придавая значения, тому что говорила Валентина, настоятельно требовала Оксана
— Я же говорю вам
Набравшись наглости Валентина, потрясла Оксану за плечи, словно хотела чтобы она отправилась от безумия который окутал разум её порочный омут, постоянных капризов.
— Давайте поговорим в комнате — столь же убедительно она схватила Оксану за плечевой сустав, направляясь вместе с ней по коридору к развилке
— Вот это уже наглость!
Возразила Оксана, хотела вырваться, но хватка Валентины была настолько убедительно, что ей оставалось лишь только слепо повиноваться воли рыжеволосой властительницы.
— И поверь
Убедительно говорила Оксана, когда они с Валентиной, повернули направо, направляясь к развилке коридора между входом в комнату и дальше налево в другие две комнаты.
— Просто так я тебе такую дерзость с рук не спущу
— Я уже начинаю жалеть о том что обратилась к вам за помощью
— А знаешь, почему обратилась?
Ухмыльнулась Оксана, встав у открытой двери комнаты, которая была погружена во мрак задвинутых на окне тёмных штор, не пропускающих свет лучей восходящего солнца.
— Потому что в глубине души ты понимаешь — прильнула Оксана к губам рыжеволосой девушки, позволив себе непростительную наглость — Что ты всё еще тупая курица, которая боится взять на себя хоть каплю ответственности и решить, распутать этот клубок самой
— Хватит!
Не выдержала Валентина, со всей воли жестоких чувств, рана которых задела её достоинства, одарила лицо Оксаны крепкой пощёчиной, окончательно сбив её с ног, принуждая упасть на пол.
— О… господи!
Испугалась рыжеволосая девушка, после того как Оксана упала перед ней на колени, склонила голову, в то время как её бабочка, заколка, лежала возле колена, растрепав золотистые волосы.
— Простите, пожалуйста, Оксана Владимировна
Жалостным голосом молила Валентина, касаясь дрожащими ладонями, лица Оксаны, когда она сидела перед ней, чувствуя как по ранимой щеке, скатилась обильная слеза нанесённой раны.
— Я, правда, этого не хотела — уверяла Валентина, почувствовав ладонью влагу вытекающих слёз с глаз Оксаны
— Да ну — возразила Оксана, схватившись за кисть руки своей обидчицы — А мне кажется, ты сделала то, что тебе было больше всего сейчас нужно
— Это всё беременность — уверяла рыжеволосая девушка, оставаясь сидеть на полу у входа в комнату на коленях, коснулась пальцами другой руки её растрёпанных волос — В последнее время я как своя ни своя, я могу быть доброй и могу быть дико злой
— То что ты ебанутая это я и так знаю
Заявила Оксана, поднимая взгляд обиженных глаз, чувствовала как след прокатившейся по щеке слезы, обжигал кожу, на которой остался рьяный след от пощечины.
— Только не надо приплетать тут мне свою беременность — уверяла Оксана, продолжая держать девушку за руку, посмотрела ненавистно ей в глаза — Ребёнок здесь абсолютно не при чем
— Очень приятно Оксана Владимировна
Застенчиво улыбнулась Валентина, после того как услышала как высказала Оксана своё мнение, отпуская ей руку, поправила краешек почти расправленного полотенца на груди.
— Вы стали считаться с моим положением
— Мне просто стоит его принять
Заправляя полотенце в грудь, говорила Оксана, вставая с колен после того как удар пощечины рыжеволосой бестии сбил её с ног, повернулась тут же к ней спиной, не могла на неё смотреть.
— Ведь ничего другого
Говорила Оксана, покачивая бёдрами, вошла в комнату, обернувшись, оставаясь в пучине объятий сложившейся тени штор, коснулась пальцами спинки кроватью.
— Кроме как просто принять
Уверяла Оксана, ухмыльнувшись, повернувшись к девушке лицом, словно наполовину оставалась в тени, скрывая обиду ранимых чувств, не могла сдержать влагу вытекающих с глаз слёз.
— То, что и так имеется без моего вмешательства
— Приятно думать — переступила порог открытой двери, вошла в комнату Валентина — Что мы с вами Оксана Владимировна можем найти общий язык
— Ты это так теперь называешь?
Посмотрела Оксана на расправленную постель молодожёнов, которая сохранила запах её тела, когда она наглым образом заняла кровать хозяев квартиры.
— Значит, по-твоему, это мы нашли общий язык?
Повела недовольно губками Оксана, в то время как рыжеволосая девушка, словно как необузданная кошка подошла к постели. Оксана заметила на её пылких растормошенных простынях предложенное ей белое короткое платье. Материал, которого по схожести пошива и фасона изобретательности скорее напоминал вельвет, он плотно облегал тело Оксаны, подчеркивая изящностью сок фигуры и красоту изгибов. Открытые плечи, изящное декольте, подчеркивающее чашечками выразительный объём груди, а так же откровенный вырез на спине, позволял Оксане носить его, не прибегая к излишним оковам бюстгальтера. Подчеркивая упругую форму бёдер, Оксана наступила ногой на стул, касаясь его тёплой мягкой материю, всего кончиками пальцев одной ноги, выгнула при этом спину, продолжая стоять, смотрясь в зеркало, на стене подводя помадой губы. Роскошные золотистые волосы, преображались, словно в пучину страсти, как будто сама стихия тормошила их волны, когда они так прекрасно переливались между собой на голове у Оксаны, сохраняя их выразительный оттенок русого.
— И всё же вы прекрасно смотритесь
Ухмыльнулась Валентина, рыжеволосая девушка продолжала сидеть на постели, согнув ногу в колено перед своим животом, а одну держа согнутом положении, свесила с постели.
— У вас есть избранник? — поинтересовалась она, любуясь тому, как Оксана подводила губы помадой, встав у зеркала, что висело на стене — Я бы хотела на него посмотреть
— Ты сомневаешься во мне?
Нахмурила обидчиво Оксана губы, раскрыв лазурные голубые глаза, в то время, как свет с окна, когда его штора была отодвинута на половину проникал в полумрак этой комнаты.
— Или в том кого бы я там могла себе выбрать?
— А он у вас правда есть?
— Неужели ты подумала — свернув стержень помады обратно в тюбик, Оксана поёрзала губами, придавая губами изощрённую неотразимость алого цвета — Что я могу быть без своего избранника
— На ночь? — едва сдержала смех Валентина, прикрыла губы, заметила, как переменилась в лице Оксана, посмотрев на неё весьма рассержено
— Я же тебе не какая-то дешевая блядь — обернулась Оксана, положив помаду в сумочку, которая висела на лямке за спинку стула, опустила ногу со стула — Неужели ты думаешь…..
— Но именно так я о вас думаю
Возразила рыжеволосая девушка, нагло посмотрев на Оксану и на то как сексуально сидело на её фигуре белое платье, изящно подчеркивая каждый сексуальный изгиба её тела.
— С самого момента нашего знакомства
«Тупая рыжая курица, много ли ты о себе возомнила, стоит ткнуть тебя лицом в грязь, так ты сразу находишь к кому бежать», отошла медленно от стула Оксана, покусывая нервно краешек губы, чувствуя, как слова этой девушки задели её самолюбие.
— Ну что же — повела недовольно Оксана губами, вздохнув трепетно носом воздух в комнате, старалась сдерживать себя в руках — Когда-нибудь я докажу тебе как ты глубоко во мне ошибалась
— Ну, уверена, что этот день настанет — вставая медленно с постели, девушка выгнула спину, так как уже чувствовала нагрузку на поясницу
— Ты даже не представляешь
Ухмыльнулась Оксана, нашла в себе силы переборов обиду, взявшись за лямку сумочки, что висела на спинке стула, другой рукой обвила предложенную руку девушки, прижалась к ней.
— Как скора может это случится
Покачивая выразительной формой бёдер, Оксана первой вышла из открытой двери комнаты, довольствуясь тем как девушка, идущая сзади, любовалась упругой красотой ягодиц.
— Я вижу, как ты на меня смотришь — обернулась Оксана, встав на развилке комнат в коридоре квартиры, говорила тихим голосом, почти на ухо девушки
— Оксана Владимировна хватит — возразила Валентина, упрекнув Оксану в её порочной навязчивости, больше беспокоясь за реакцию своего жениха, когда он обо всём узнает
— Ну конечно хватит
Сохраняя красоту улыбки, осталась Оксана стоять в то время, как беременная девушка, прошла мимо неё, старалась не подавать вида естественного порочного желания.
— Мы же такие милые и невинные — говорила Оксана, следуя за девушкой, насмехалась над тем, как она себя вела, словно стесняясь своего жениха — На свадьбу позовёте
— Нет! — обернулась ненавистно прошипела Валентина, испугав своей яростью Оксану, принуждая её остановиться и отойти на шаг назад — Вы последний человек которого бы я не хотела бы там видеть
— Странно — повела губками Оксана, переводя дух после того как испугалась, отскочила назад от оскала взгляда беременной девушки — А мне показалось мы друзья
— Мы не друзья Оксана Владимировна!
— Ну да конечно — рассмеялась Оксана, прикрывая алые губы кончиками пальцев — Как же я могла забыть, я всегда буду твоим боссом, а ты моим рыжим миньоном
— После этого дела — заявила Валентина, разговаривая в пол тона — Вы покинете город и никогда слышите, никогда сюда не возвращайтесь
— С чего вдруг я слышу угрозы в тоне твоего голоса?
Возмутилась Оксана тому, как Валентина угрожающе посмотрела на неё, как только они остановились на развилке коридора, что был между дальними комнатами и кухней.
— Мне кажется, это ты нуждаешься в моей помощи
— И я этого не отрицаю — уверяла Валентина, прошла мимо Оксаны, оставляя её стоять рядом с открытой дверью ванной комнаты
— Тогда может
Касаясь дверной ручки, говорила Оксана двери ванной комнаты, откуда всё еще доносилось пламя горевших свеч и монотонный морской тусклый свет светильника, горевшего в нём над входом.
— Расскажешь мне в чем тогда дело — отошла Оксана, войдя в коридор, что вёл в прихожую и где доносился свет лучей солнца, проникая через окно в гостиной, падая на пол
— В том, что когда я вас звала на помощь
Утверждала рыжеволосая девушка, повысив тон голоса, говорила, так что даже её жених вышел из гостиной, встав у арочного входа, обращая внимание на горькие слёзы своей невесты.
— Я не думала, что вы такой окажитесь
— Ты ведь прекрасно знаешь, какая я сука — ухмыльнулась Оксана, когда подошла к полке, на которой стояли её черные туфли
— Неа — возразила кокетливо Валентина, схватившись за кисть руки Оксаны, не давая ей взять с гардеробной полки для обуви, надлежащую ей обувь — Вы их не оденете
— Это почему еще?
Возмутилась Оксана, не понимая совсем намёка рыжеволосой девушки, что держала её за руку, не давая ей поднять обувь с полки гардеробного шкафа, расположенного в коридоре у входа.
— Не босяком же мне идти
— Оденете мои сапоги
— А не слишком ли круто летом в сапогах ходить? — была не согласна Оксана с таким решением
— У вас на бёдрах следы от пункции — утверждала Валентина, продолжая держать за руку Оксаны, никак не хотела ей уступать — У вас белая кожа, вас морозит даже сейчас
— Откуда ты знаешь? — отрицала Оксана, отпустив туфли, отошла на шаг от рыжеволосой девушки, продолжая, покусывая краешек губы, смотрела на её небольшой живот
— У вас кожа покрыта мурашка и вас изредка подёргивает
— Это не правда — оспаривая такое утверждение, говорила Оксана, чувствовала себя неуютно, когда на неё смотрел жених Валентины, стоя у арочного входа в гостиную
— Посмотрите в зеркало, если мне не верите — говорила с улыбкой на губах рыжеволосая девушка, после чего развела руками, посмотрев на своего жениха
— Вам лучше согласиться с ней
Утверждал парень, посмотрев на Оксану, когда она стояла в замешательстве, смотрела при этом в окно в гостиной, когда за его стеклом над городом начинали хмуриться тучи.
— Я однажды так с ней поспорил — продолжил рассказывать он, забавляясь и в то же время стеснялся, посмотреть на Валентину — Пришлось всю посуду мыть
— А ты что думал, хотел заставить беременную мыть посуду?! — упрекнула Валентина, недовольно посмотрев на жениха
— Ладно — ответила Оксана отчаянно взглянула на супружескую пару — Но на меня все будут там смотреть как на дуру
— Просто удивляет — сдерживая себя, чтобы не сдержаться, чуть ли не через смех делилась Валентина впечатлением — Когда это вас останавливало
— На что ты намекаешь? — прошипела Оксана, подойдя к беременно девушке, очень осторожно поставила сумочку, свесив её с плеча на тумбу гардеробного шкафа в прихожей
— Я не хотела вас обидеть
Продолжая играть в застенчивость, рыжеволосая девушка, кивнула в сторону весенних высоких сапог, предлагая их настоятельным взглядом одеть Оксане.
— Просто вы наверно и так всё поняли
— Я поняла — хмурым выражением лица, ответила Оксана когда взяла с полки гардеробного шкафа предложенные ей сапоги
— Я просто забочусь о вас
— Только давай без этих сентиментальных чувств
— О каких? — не понимая о чём, удивилась Валентина
— Ты прекрасно знаешь о чём я
— Да ладно — рассмеялась Валентина, одевая, черные балетки без каблука — Мне вот знаете, муж не разрешает одевать каблук, вам повезло
— Ну-ну…. — нахмурив вновь губки, ответила Оксана, сдерживаясь чтобы не сорваться на беременную девушку
— Лучше вам её послушать
Уверял жених Валентины, оставаясь стоять в проходе, парень держал в руках красную папку, что Оксана оставила в гостиной, на парфюмерном комоде, рядом с разносом с чайными кружками.
— Так будет проще Оксана Владимировна
— Но сейчас же лето — нахмурила Оксана губки, обращая внимание как за окном слегка потемнело, как будто сумрачная туча, составила серыми красками приближение дождя
— Вам нельзя переохлаждаться
Убеждала Валентина, указала на сапоги с высоким каблуком, рыжеволосая девушка, обув на ноги черные балетки, взяла красный зонт с крючка гардеробной стойки в коридоре.
— А я вас балую платьем — указала она на платье, что прекрасно сидело на теле Оксаны, а так же высокий каблук сапог которые предлагала ей одеть
— В самом деле?! — развела руками, после чего уныло вздохнула Оксана, нахмурив обидчиво губки
«Пожалуй лучше одеть эти проклятые сапоги, когда на меня будут смотреть как на дуру, но всё же хоть сохраню себе рассудок и психику», убеждала себя Оксана решаясь принять предложенные ей сапоги отошла с ними вместе к тумбе.
— Стоило только зря мне нервы тратить — забавной улыбкой, улыбнулась в ответ Валентина, продолжая смотреть как Оксана, сидя на тумбе, обувала на ноги высокие сапоги
— Тебе это дорого будет стоить
Грозно прошипела недовольно Оксана, обувая на ногу первый сапог, потянув за собачку молнии, застегнула её, в то время как Валентина, взяла красную папку из рук своего жениха.
— Надеюсь, ты придумала, чем будешь со мной рассчитываться?
— Не волнуйтесь Оксана Владимировна — заверила рыжеволосая девушка, поцеловав мужу в щеку, держала в руках, которую взяла из его рук своего любимого человека — Я обязательно что-нибудь придумаю
— Я на это надеюсь
Недовольно подметила Оксана, застегнув собачку молнии, второго сапога, который обула на ноги, встав напротив зеркало в коридоре, любуясь изящным изгибом собственной фигуры.
— Потому что в противном случае
Подняла Оксана сумочку с тумбы, повесив к себе на плечо, подошла к закрытой двери у которой, держась за ручку, стояла рыжеволосая хозяйка квартиры.
— Я с тебя шкуру сдеру
— Я прекрасно вас понимаю Оксана Владимировна
Что-то символически она прошептала губами своему мужу, когда Оксана переступала порог открытой двери, вошла в подъезд, где сразу почувствовала запах спичек и сигарет.
— И убеждаю вас
Говорила убедительно Валентина, вышла следом за Оксаной на этажную площадку, сделала отвращение, почувствовав запах сигарет доносившейся с лестничной клетки.
— Вам не о чем беспокоиться
— Я надеюсь — заявила Оксана, стукая каблуками по бетонному полу, прошла в сторону кнопки вызова лифта, нажав которую обернулась, посмотрела на Валентину, когда она поцелуем прощалась со своим женихом — Что ты меня не разочаруешь
— Люблю тебя
Ухмыльнулась Валентина, поцеловав в губы своего избранника, выражая отвращение помахала ладонью у себя под носом чувствуя противный для неё запах сигаретного дыма на площадке.
— Фу… надоели эти курильщики — высказываясь недовольно, говорила Валентина, войдя первой в кабину лифта, когда его двери открылись на этаже
— Согласна, с тобой
Кивнула Оксана, наблюдая как парень, с которым прощалась Валентина, так изумлённо смотрит им вслед, после чего она нажала на кнопку первого этажа. Двери, кабины медленно закрылись, после чего лифт медленно направился вниз, жужжание мотора разносилось по шахте. В то время как Оксана облокотилась на стенку рядом с кнопочной панелью и любознательно наблюдала за Валентиной. Рыжеволосая девушка держала красную папку, зажав пальцами, стояла у противоположной стенки как будто боялась проронить слово, нарушить баланс, гармонии тишины, которая между ними создалась.
***
Тучи на небе сгущались, постепенно над городом стал нарастать сумрак их тени, краски становились смуглыми и серыми. Ветер усиливал своё влияние, раскачивая листья тополя, словно в танце страсти, зелень на деревьях вилась между собой. После чего обильные капли стали покрывать их ветки, поверхность листьев, ствол деревьев и асфальт, пропитывая его изобилием влаги. На дороге, больничного дворика стали образовываться лужи, постепенно влага стала заполнять их, грязной водой. Город стал пропитываться дождевой водой, воздух был пропитан вкусом влаги, мокрой землёй, травой, такая палитра вкусов природы словно вдохновляла своим неповторимостью обаяния. У больничного комплекса, прямо у входа стояло несколько машин такси, их работающие дворники словно сметали влагу, падающую рьяно на их стекло.
Плавно въезжая во двор красный мерседес Mercedes-Benz W124 E300, сверкая фарами в момент тумана густого разыгравшегося дождя. Наезжая плавно колесом на лужу, создавая будоражащие волны, машины, проезжала по больничному дворику, пропуская подъезжающую к главному крыльцу автомобиль такси. Дворники на лобовом стекле работали, не переставая, смывая нескончаемый поток воды, который словно как с ведра поливал на всё вокруг. Тихо урча мотором, мерседес направлялся вдоль тротуара, остановившись на въезде, чтобы дать дорогу перейти девушке в белом платье и белоснежным зонтом, когда она покидала автомобильную стоянку.
— Льёт как из ведра — поделилась впечатлением Оксана, когда сидела на переднем пассажирском кресле — Извини дорогая
Говорила, заигрывая Оксана, коснулась коготком указательного пальца руки рыжеволосой девушки, когда она держалась ею на рукояти переключения скоростей, выжимая сцепление.
— Но зонт придётся взять мне — забавляясь в улыбке, заявила Оксана, держа у себя на коленях красную папку — Как и эту папку
— Вы хотите выставить беременную девушку на улицу под дождь без зонта?
— А ты хочешь, чтобы я превратилась в мокрую вонючую тряпку?
Возмутилась Оксана, сморщив кокетливо губки, заметила, как автомобиль въехал на стоянку, что дождь начал значительно снижать обороты, стихия природы вновь стала успокаиваться.
— Хотя возможно — обратила внимание Оксана, как стало проясняться небо и дождь, заметно стал стихать — У тебя еще будет шанс выйти сухой
— Вы хотели сказать дойти сухой?
Ухмыльнулась Валентина, припарковав машину, пока Оксана довольствовалась влиянию работающей печки в салоне автомобиля, чувствовала, как её теплый поток обволакивает тело.
— Или я не права?
— Всё-то ты умеешь уточнять
Выражая отчаяние и недовольство, согласилась Оксана, касаясь пальцами дверной ручки, потянула её на себя, открывая дверь, после того как Валентина, заглушила мотор автомобиля.
— Могла ведь просто промолчать — ощущая влияние врывающегося потока свежего мокрого воздуха и то, как мелкие капли оставшегося дождя, касались колена, высказывалась Оксана
— Это не в моём стиле — возразила Валентина, доставая ключ из замочной скважины рулевой колонки, мило улыбнулась в ответ Оксане
— Ладно — выгибая спину, покидая тёплый, прогретый салон автомобиля, вышла на стоянку Оксана, наступая каблуком высоких сапог в лужу — Как скажешь
Нагнулась Оксана, сохраняя любезность улыбки, взяла в руки папку, что оставила на сиденье, чувствовала как капли дождя падали на её волнистые русые волосы. Вдыхая глоток свежего воздуха, Оксана почувствовала в его вкусе усладу подобающую во время и после дождя.
— Кто я такая чтобы с тобой спорить
— Ой, вот только не надо — держа ключи в руке, Валентина, повесив сумочку на плечо, быстро вылезла из машины, прихватив в свободную руку зонт
— Чего не надо?
— Вот этого вашего характера
— Милая моя
Изумилась в улыбке Оксана, кончиками пальцев толкнула дверь, чтобы она закрылась, словно получала удовольствие, вдыхая насыщенный красками лета, воздух после дождя.
— Я даже еще ничего не начала делать — покачивая бёдрами, направлялась Оксана по автомобильной стоянке, проходя между рядами, расположенных на ней машин
— Вы уже это делаете — утверждала Валентина, нажимая на кнопку брелка, включила автомобильную сигнализацию, после чего замки дверей машины тут же закрылись
— Что я делаю? — подойдя к выходу из автомобильной стоянки, обратилась Оксана, ощущая, как дождь будоражащей дрожью мелкими каплями моросил кожу
— Вы думаете, что вы во всём правы — пояснила Валентина, подойдя к Оксане, обвила пальцами одной руки ей локоть, беременная девушка прижалась к её телу
— Вот как — ухмыльнулась Оксана — Ты сама это придумала?
— Даже сейчас
Уверял рыжеволосая девушка, переходя проезжую часть больничного дворика, раскрыла одной рукой зонт, заметив, как стало Оксане холодно от моросящих мелких капель дождя.
— Вы делаете вид, будто ничего не происходит
— Ты помнишь, что ты мне обещала?
Обратилась Оксана, наступая каблуками сапог на бордюр тротуара пешеходной дорожки, ведущей вдоль дворника к подножью ступенек больничного крыльца.
— Когда я буду помогать тебе с этим делом — рассказывала Оксана, находясь под зонтом, посмотрела на Валентину остановившись, показала ей перед лицом красную папку
— Я знаю — недовольно прошипела рыжеволосая девушка — Я должна буду вам помочь разыскать вашу дочь
— Именно — встав у ступенек крыльца, кивнула головой Оксана, мило улыбнулась, отразив ямочки на щёчках — И мне хотелось, чтобы ты так же ответственно работала, как буду делать это я
— Помогите мальчику там — оспаривая уверенность Оксаны, говорила Валентина, посмотрев на неё недовольно, как только она начала медленно наступая на ступеньки покачивать бёдрами
— Я помогу — заявила Оксана, остановилась на ступеньках, пропустился сначала темноволосую женщину спуститься первой, когда она так хотела быстрей попасть в такси белой иномарки, остановившейся у входа — А ты не забывай то, о чём мне тут обещала
— Я своё слово буду держать
Ответила Валентина, заметила как Оксана, прикусывая краешек губы, посмотрела на выразительные бёдра женщины, когда ткань её черного длинного платья их так прекрасно обволакивала.
— А вы — предупредила рыжеволосая девушка, сосредоточив внимание Оксаны на себе, коснулась подушечкой пальца её пылких губ, когда она, мечтая о, теле этой брюнетки, когда она подошла, открывая дверь такси — Постарайтесь пока что сосредоточиться на работе
— Что я и буду делать
Ухмыльнулась Оксана, поднявшись на крыльцо, прошла по нему, мимо двух медсестёр, которые стояли на нём, наблюдая за тем, как погода после дождя, начала улучшаться.
— Ладно — вздохнула Оксана, подойдя к открытой парадной двери, переступая через порог, вошла в тёплый тамбур, где почувствовала душистый аромат жасмина — Что расскажешь о мальчике
— Мальчику два года — рассказывала Валентина, входя следом за Оксаной, обращая внимание, как она принюхивалась к этому сладкому запаху — Поступил к нам с одышкой, кашлем с кровохарканьем, дискомфортом в груди, тахикардия, цианотический оттенок кожи
— Как по мне — войдя в вестибюль больничного комплекса, ответила Оксана пожав плечами, наступая каблуками сапог на белую мраморную плитку — Все признаки сердечной недостаточности
— Я бы и дальше держала его на аппарате жизнеобеспечения, если бы вы тогда не забрали его наглым образом
— Мне он был тогда нужнее
— Зачем? — вскрикнула, возмутившись Валентина, привлекла к себе внимание двух молодых девушек с телефонами в руках, стоящими у окна в фойе
— Господи — изумилась еще больше в улыбке Оксана, заметив как молодые девушки, что держали телефоны в руках, удивлённо посмотрели на Валентину — Зачем же было так кричать
— Валентина опаздываешь!
Услышала Оксана голос Наталье Валерьевны, темноволосая женщина в белом длинном халате, отошла от стойки регистратуры, поправляя аккуратно пальцами дужки очков, надетых на глазах.
— Сколько раз тебе говорила
Обращалась она к рыжеволосой девушке, когда она ей загородила обзор на Оксану, не позволяя видеть, кто стоит у входа открытых дверей в вестибюле больницы.
— Не смотря на своё положение приходи на работу вовремя — утверждала, отчитывая Наталья Валерьевна медленно приближалась к входу где стояла Валентина — Надеюсь, у тебя есть веская причина тому, почему наши маленькие пациенты, должны тебя так долго ждать?
— Надеюсь Наталья Валерьевна
Застенчиво улыбнулась Оксана, выйдя из-за спины рыжеволосой девушки, показалась на глаза темноволосой женщине, чем очень сильно удивила её, когда она не ожидала такой встречи тут.
— Что моё появление снова в этой больнице — говорила Оксана, положив руки на бёдра, вышла к женщине в белом халате, которая держала в руках бумажный планшет
— Оксана — остановилась Наталья Валерьевна, никак не могла прийти в себя — Валентина
Произнесла она неуверенно прошла мимо рыжеволосой девушки, передав ей в руки, планшет, а сама заключила в объятия Оксану. Оказавшись в объятиях крепких рук этой женщины, Оксана ощутила коллекцию парфюма «Yves Saint Laurent OPIUM», что восхищала обворожительностью специй табака, жасмина и притягивала восточно-древесным ароматом.
— Но что ты тут делаешь?
Спросила Наталья Валерьевна, держа пальцы обеих рук на талии, у Оксаны, немного отодвинула её от себя, продолжая столь же удивлённо смотреть на неё.
— Я думала ты с Валентиной, больше не поддерживаешь связь
— У нас временное соглашение — пояснила Оксана, оставаясь в объятиях женщины
— В любом случае — не понимая сомнительную улыбку Оксаны, ответила Наталья Валерьевна, сохраняя на лице взаимность улыбки — Я рада, что ты здесь
— Я тоже рада вас видеть — застенчиво улыбнулась Оксана в ответ
— А это что за карта у тебя в руке? — выхватила неожиданно из руки Оксаны, Наталья Валерьевна, красную карту, что она держала, зажав пальцами за край
— Горелов Антон Викторович
Прочитала она имя хозяина карты, которую словно вырвала из рук Оксаны, после чего с таким же интересом посмотрела на Валентину, от чего рыжеволосая девушка смутилась такого взгляда.
— Мать Горелова видела, как ты не справляешься — отчитывала Наталья Валерьевна беременную девушку, что сгорая от стыда, спряталась за спиной у Оксаны — Она просила найти для своего ребёнка лучшего из лучших, она даже меня к своему сыну уже не подпускает
Рассказывала Наталья Валерьевна, отчаянно вздохнула женщина, отошла к окну, встав рядом с молодым девушками, которые смутились хмурого её вида, отошли в сторону с косым взглядом.
— Она даже не хочет пускать к себе нашего кардиолога Зиновьеву Анну Михайловну
— Его мать хочет забрать сына от нас — пояснила, прячась за спиной у Оксаны, рыжеволосая девушка, словно не могла говорить с этой женщиной в открытую — Всё просила лучшего из лучших
— Эх…. если бы тут был Серов
— Но я не Серов — возразила Оксана, сделав шаг на встречу к женщине, которая стояла у окна, положив карту на подоконник, прижала её ладонью одной руки
— Наталья Валерьевна — оспаривая утверждение, прошла Валентины за спиной женщины в белом халате и встала рядом — Мать нашего маленького пациента просила найти лучшего из лучших, а лучше чем Оксана Владимировна, здесь в этой больнице врача нет
— Соглашусь с тобой — уныло вздохнула Наталья Валерьевна — Но в этот раз
Повернулась она к Оксане и посмотрела на неё, словно хотела высказать воспитательную речь, за её непростительное поведение.
— Ты оденешь халат и бахилы — недовольно высказывалась Наталья Валерьевна — Мне рассказали уже медсёстры из терапевтического отделения, что моя девочка, обнаглела настолько, что входит в отделение ненадлежащим образом
— Какая еще девочка? — не поняла сути утверждения Оксана, посмотрела вопросительно на Наталью Валерьевну
— Не знаю, какая-то блондинка — развела руками она — Тебе лучше знать
— Наталья Валерьевна имела в виду вас Оксана Владимировна
— Это я уже поняла! — повела недовольно губами Оксана — Могу я увидеть мальчика?
— Да конечно — любезно улыбнулась Наталья Валерьевна — Только выдай ей халат и бахилы, я не позволю устраивать из этой больницы бедлам — говорила она, обращаясь к Валентине
— Я всё организую — уверяла Валентина, словно пытаясь проявить от этой женщины искру надежды, что в неё еще можно верить
— Идите — всё столь же отчаянно вздохнула Наталья Валерьевна — Придётся многое объяснить Воронову, боюсь при виде этой блондинки
— Наталья Валерьевна — взяла папку с подоконника, Оксана посмотрела недовольным взглядом на женщину, что её оскорбила — У меня ведь всё-таки есть имя
— Дура ты Оксана — пустым взглядом посмотрела Наталья Валерьевна на Оксану, после чего женщина подошла к ней, положив кончики пальцев к ней на плечо, мило улыбнулась — Но я всё же рада тебя здесь видеть
— Я тоже рада вас видеть Наталья Валерьевна — уверяла Оксана, в ответ столь же прекрасной тёплой улыбкой, одарила темноволосую женщину
— Пойдёмте Оксана Владимировна — предложила Валентина, взявшись за кисть руки Оксаны, потянула её за собой
— Не забудь зайти ко мне в кафетерий — прокричала вслед Наталья Валерьевна — Мне есть о чем с тобой Оксана поговорить
— Надеюсь — ухмыльнулась Оксана, отойдя лишь на несколько метров по вестибюлю — Если конечно у меня будет время
— Ты уж постарайся — обернулась Наталья Валерьевна, прижимаясь бёдрами к пластику подоконника окна в фойе — Иначе время тебе, найду я
— Я что-нибудь придумаю — отразив ямочки на щечках, ответила Оксана, проследовав за Валентиной к проходу по коридору, что вёл в приёмный покой
— Скажите спасибо мне — набравшись наглости, ответила Валентина, когда подошла к проходу, коридора, который выходил на приёмный покой больничного комплекса — Что я не сказала ей про вашу пункцию костного мозга
«Рыжая дура, много о себе возомнила, стоит поставить её на место, тупой курицы, просто надо чаще ей об этом напоминать», убеждала себя Оксана, когда подошла к входу, где стояла Валентина, касаясь выставленного бёдрами дверного проёма.
— Неужели ты думаешь — ухмыльнулась Оксана подошла к рыжеволосой беременной девушки, касаясь пальцами её подбородка — Что ты сейчас управляешь ситуацией
Выразительно Оксана раскрыла голубые лазурные глаза, встав рядом с рыжеволосой девушкой, вдыхая запах гармоничного сочетания вкусов её парфюма, который кружил голову.
— Если ты что-то делаешь — с застенчивой улыбкой на губах, ответила Оксана, после чего сморщила пафосно губки в трубочку — Значит, я тебе это позволяю
— Не думайте — возразила Валентина, посмотрев в глаза Оксане — Что вы всегда во всём правы
— Не всегда
Вошла первой в коридор Оксана, когда Валентина держала перед ней открытую дверь, вильнула бёдрами перед рыжеволосой девушкой, переступила порог. Оксана словно чувствовала каждую морщинку, недовольство, что отражала рыжеволосая беременная девушка, пытаясь скрыть обиду, которая действительно её ранила. Словно проглотив слюну, Валентину, как будто передёрнуло от одного только взгляда Оксаны ей в глаза, она словно смогла почувствовать ту пустоту извращенного порочного омута разума, который терзал её сознание.
— Но исключительно в отношении с тобой всегда
— Мне нужно дать вам халат и бахилы
— Только не притворяйся, прошу
Прошла Оксана мимо смотрового кабинета, где осматривали мужчину после аварии, когда медсестра заполняла карту больному, после того как врач наложил гипс, в процедурном кабинете.
— Что тебе теперь обидно
— Как можно быть матерью и такой бессердечной?
— А как можно быть сукой — ухмыльнулась Оксана, направляясь по коридору среди голубых стен в сторону приёмного покоя — И такой тупой курицей?
— Я заставлю вас за это заплатить?
Подошла рыжеволосая девушка, отражая в себе агрессию, посмотрела прямо в глаза Оксане, когда она, испугавшись, испытывая страх, прижалась к стене пытаясь найти выход. Стараясь не смотреть в глаза девушке, Оксана не ожидала от неё такой парадоксальной угрозы, выронила от испуга карту, которую держала, зажав пальцами. Отворачивая, взгляд, Оксана, словно не хотела смотреть на девушку, которая подошла к ней вплотную словно касалась уже её животом, взявшись пальцами за подбородок, Валентина обернула её взгляд на себя.
— Как же вы жалки Оксана Владимировна
Отпустила она подбородок Оксаны, после чего она пристально переживая испуг, смотрела ей в глаза, скатываясь по стене вниз, падая на бетонный прохладный пол.
— Даже порой противно смотреть
— Так не смотри — склонив голову, испытывая дрожь по всему телу, ответила Оксана, опираясь обеими руками на пол, поджала под себя ноги
— Не будь вы так умны — утверждала Валентина, протянув руку Оксане — Я бы к вам не обратилась
— Просто признай — прошипела Оксана, подняв свой ненавистный взгляд, коснулась кончиков пальцев протянутой руки девушки, медленно вставая с колен — Что кроме меня, тебе больше не к кому обратиться за помощью
— Которые столь тонко мыслят
Уверяла рыжеволосая девушка, помогая Оксане подняться с пола на ноги, уже могла стерпеть на себе её возмущенный от недовольства взгляд.
— Наверно нет
— Я так и знала
Поднимая карту с пола, ответила Оксана, поправляя платье на бёдрах, отвернула смутившийся взгляд, заметив, как медсестра вышла вместе с пациентом, придерживая его, помогая ему дойти на костылях.
— Просто ты не хочешь верить — медленно направляясь по коридору, Оксана словно сгорала от стыда после того как поняла что увидела медсестра, увидев её сидячей на полу посреди коридора
«Пиздец просто, ну я и дура, неизвестно что обо мне теперь подумают», размышляла Оксана, сразу скрывая лицо за прядью волос, повернулась спиной, к медсестре, вышедшей из кабинета.
— Моя подруга просто подвернула ногу и споткнулась — уверяла Валентина, придерживая Оксану за талию помогала, будто ей идти
— Разбирайся со своей подругой сама Валентина — произнесла шатенка, помогая своему пациенту придерживая его за талию подойти к инвалидной коляске — Только не надо здесь устраивать ваших этих сцен
— О чем она говорит? — обернулась Оксана, когда подошла к закрытой двери, что вела в вестибюль приёмного покоя больничного здания
— Да так не о чём — успокаивала рыжеволосая девушка, открывая дверь перед Оксаной — Давайте хотя бы здесь не устраивать ваших капризов
— Так вот как ты это называешь — выражая во взгляде лазурных голубых глаз недовольство, Оксана перешагнула порог и вошла в фойе приёмного покоя
Голубые покрашенные краской стены, белый натяжной потолок, бетонное напольное покрытие служило чуть ли не зеркалом, отражая в себе силуэты тени людей и окружающей обстановки.
— Ты считаешь, что я психованная истеричка
Звонко стукая каблуками сапог, Оксана прошла по холлу, чем привлекла внимание крупного охранника, что сидел на стуле в двух метрах от уличного входа читал раскрытую газету.
— Что всё, что я умею это показывать свои капризы
Прокричала Оксана, чем привлекла к себе еще больше внимание стража порядка дежурившего в отделении, мужчина приспустил очки, которыми читал газету, убрав её на край стола.
— Ты меня типа считаешь тупой курицей
Прошла Оксана мимом столика охранника, когда посетители, стоящие у гардероба, ожидая своих родных, которые спустятся к ним на встречу, так на неё сомнительно посмотрела. Работающая в гардеробе пожилая женщина, недовольно посмотрела на то, как вела себя Оксана то, что она звонко стукая каблуками, прошла по вестибюлю приёмного покоя. Крик голоса Оксаны взбудоражил женщину, что работала в гардеробе вестибюля приёмного покоя, от чего она отжила разгадываемый кроссворд, в сторону и положила на него ручку, внимательно наблюдая за сценой, которая творилась у неё холле.
— Но знаешь что…..
— Гражданка, пожалуйста, угомонитесь!
Суровым голосом, обратился охранник, следивший за порядком, в полицейской черной форме, он встал со стула, отложив очки, в которых читал, положив их на развернутую газету.
— В противном случае
Продолжил говорить он, обращаясь к Оксане, нарушителю беспокойства и его тишины, что встревожила людей стоящих у гардероба и за ней наблюдали в ожидание родственников.
— Я буду вынужден попросить вас уйти
— Да, пожалуйста! — хмыкнула Оксана, направляясь к выходу, закрытой двери, что вела на улицу к крыльцу, у которого припарковалась задом газель скорой помощи
— Нет!
Истерически прокричала Валентина, побежав за Оксаной не придавая никакого значения своему положению, успела схватить её за руку, отдышавшись, тут же схватилась за живот, ощутив боль.
— Я не могу позволить вам уйти
— Вот как — изумилась в улыбке Оксана, заметила, как перекосило от боли в животе, лицо беременной девушки державшей её за руку — Значит, я тебе всё-таки нужна
— Да….. — прошипела, отворачивая взгляд, ответила Валентина, держа руку на животе — Вы мне нужны и я не могу позволить вам уйти
— Вы что не видите ей плохо — вскрикнула девушка блондинка, стоящая со своей подругой у закрытого гардероба, обратилась к Оксане, посмотрев на неё недовольно — Ей нужно сесть
— Пожалуйста, садитесь — указал охранник на стулья скамейки, что стояли у стены в зоне ожидания приёмного покоя — Помогите же своей подруге
«Ну уж нет, ты от меня так не отделаешься, я поиграю на твоих чувствах, я уничтожу тебя, ты мне нужна без груза которого ты носишь у себя под брюхом», размышляла Оксана улыбнувшись злорадной посмотрела на страдания стоящей перед ней рыжеволосой девушки.
— Сесть говоришь — ухмыльнулась Оксана еще больше, состроив шикарную выразительную улыбку — Сядь на колени передо мной
— Что?! — вскрикнула всё та же блондинка, когда её каштановая подруга раскрыла рот удивления того что услышала от Оксаны
— Не вздумайте — возразил охранник, направляясь к двери, где стояла Оксана и Валентина, корчась от боли, не могла никак принять решение — Хватит, пора прекращать это безумие
— На колени — приказным тоном скомандовала Оксана, забавляясь страданиями беременной девушки — Иначе я уйду
— Ну и вали — крикнула, не выдержав, кашемировая девушка, подруга блондинки стоящей у гардеробной стойки услышав такое от Оксаны
— Да давай иди — прокричала блондинка, чем смутила женщину работающую в гардеробе
— Хорошо — вздохнула, переводя дух Оксана, повернулась уже к двери — Я уйду
— Нет! — воспротивилась Валентина, схватив за руку Оксану, когда она хотела открыть дверь, кинула специально карту к ногам рыжеволосой девушки — Я не отпущу вас
«Я знала прекрасно, что я тебе нужна», улыбнулась Оксана еще злее, держась за ручку двери, не решаясь её открыть, заметила отчаяние Валентины на лице, что отразилось в стекле на двери.
— Вы мне нужны
Вытирая слёзы с глаз, говорила Валентина, вставая на колени, чем подвергла всех присутствующих в холле в шоке, даже пожилая женщина, работающая в гардеробе, прикрыла ладонью открытый рот. Девушки, стоящие у гардероба, вместе отвернулись, перешептываясь между собой, не могли смотреть на картину такого жестокого унижения. Мужчина охранник махнув рукой, отошёл к стулу, с которого недавно встал.
— Я не смогу без вас
— То-то же — ухмыльнулась злорадно Оксана расплываясь в довольстве улыбки от того что беременная девушка сидела перед ней на коленях подняв голову — Подними карту ребёнка
— Но если я потеряю ребёнка из-за вас
Вытирая с щеки, потёкшую тушь, ненавистно говорила Валентина, вставая на ноги, смотрела на Оксану с чувством презрения.
— Вы дорого мне заплатите за это
— Что здесь происходит?
Спускаясь по ступенькам лестницы в холл приёмного покоя, спросила медсестра, с шоколадным оттенком цвета волос сурово посмотрев в сторону Оксаны и Валентины.
— Я видела, как ты сидела на полу перед ней — указала девушка в белом халате, который чудесно подчеркивал стройную фигуру её тела — Что происходит Валюша?
— Ничего
Переглянулась сначала Валентина на людей, что находились в холле, после посмотрела на Оксану, стараясь сделать так чтобы из-за свисающей чёлки рыжих волос, она разглядела обиду в её глазах.
— Я просто нагнулась, чтобы поднять карту
— А разве твоя подруга не могла это сделать сама?
— Во-первых! — возразила Оксана, вмешавшись в разговор, сделав шаг вперёд — Я ей не подруга, я её начальница, а во-вторых, чтобы ты тут не увидела
Говорила Оксана, выходя вперед к девушке в белом халате, стоящей на ступеньках лестницы, которая так удивлённо продолжала на них с Валентиной смотреть.
— Тебя это не должно никаким образом касаться
— Так это и есть твой специалист для мальчика?
Не обращая внимания на то что сказала сейчас Оксана, спустилась со ступенек, не подавая даже вида того возмущения что терзало её разум, обратилась она к Валентине.
— Что же — продолжая столь же недовольно смотреть на Оксану, девушка в белом халате сошла со ступенек — Чтобы я тут не увидела, будем считать, что этого не было
— Вот и прекрасно — обрадовалась Оксана, направляясь к ступенькам лестницы — А сейчас мне нужно посмотреть на мальчика и взглянуть на его анализы
Наступая на первую ступеньку, Оксана обернулась, посмотрела на Валентину, беременная девушка, продолжая стоять в центре вестибюля.
— Которые ты, надеюсь, для меня подготовила
— Анализы надо будет забрать на посту медсестры
— Сначала оденьте халат и бахилы! — строго предупредила медсестра, пройдя по вестибюлю приёмного покоя
— Ольга Ивановна — обратилась Валентина к женщине, работающей в гардеробе, что до сих пор не могла отойти от шока, что она совсем недавно увидела в этом помещении — Вы не могли бы выдать мне и моей подруге халат и бахилы
— Я выдам только твоей подруге — ответила она, недовольно положив белый халат на стойку и пару бахил — Пускай твоя подруга сама найдёт дорогу к мальчику, а ты пойди и приведи себя в порядок
— Тогда я пойду так! — прошипела Валентина, поджав от обиды губу, схватила предложенный халат и бахилы, направилась к Оксане — На вот возьмите
— Почему так грубо?
Возмутилась Оксана, улыбнувшись коварной улыбкой, прекрасно понимая подавленное состояние рыжеволосой девушки, стоя на ступеньках, стала надевать на себя белый халат.
— Могла бы и быть вежливее — расправляя халат на своём теле, продолжила говорить Оксана
— Валюша без халата туда нельзя
Говорила пожилая женщина, обращаясь к Валентине, когда беременная девушка, невзирая на своё положение, быстро поднималась по ступенькам, скорее хотела удалиться из этого кошмара.
— Сама же прекрасно….. — не стала дальше продолжать, женщина предположила замолчать
— Вот и я такого же мнение — стоя на ступеньках, Оксана согнула одну ногу сначала, потом другую, одевая поверх сапог бахилы
— Вы так и будите там стоять? — послышался голос Валентины со второго этаж, девушка так быстро успела подняться по ступенькам, стараясь отдышаться, опираясь на перила лестницы
— Что же — повела губками Оксана, удивившись тому, как она не берегла себя, показывая капризы и переживания, преодолевая такие нагрузки — Я же ведь не такая быстрая как ты
— И это говорите мне вы — подметила Валентина, нашла в себе силы улыбнуться, стараясь не показывать перед Оксаной слабость той обиды, что она испытала на себе
— Если ты не забыла — утверждала Оксана, недовольно поднимаясь по ступенькам, чувствовала боль после пункции в ногах — Я всё еще не могу так быстро подниматься
— У вас всё еще болят ноги? — поинтересовалась Валентина, заметив, как Оксана медленно, держась пальцами за перила лестницы, поднималась вверх
— Какая ты внимательная — недовольно ответила Оксана, поднявшись на второй этаж, встала рядом со ступеньками, где стояла Валентина
— Вам повезло, что мы уже пришли
— Могли бы воспользоваться лифтом
— Куда? — поинтересовалась Валентина — На второй этаж?
— М….. — вздохнула отчаянно Оксана, покусывая краешек губы, нагнулась, опираясь руками на колени собственных ног — Для меня и это считается нагрузкой
— Пойдёмте скорее — уверяла Валентина, похлопав Оксану по плечу — Хочу представить вас матери мальчика
— А ничего что ты не совсем одета?
Удивилась Оксана, выпрямив спину, прошла за Валентиной по коридору, направляясь к детскому отделению, двери которого были прикрыты и за их стёклами был слышен детский плач.
— Хоть это не моя больница
Первой подошла к закрытой двери Оксана, коснувшись кисти руки рыжеволосой девушки не давая ей открыть дверь, крепко прижала её обратно.
— Но это всё же детское отделение, тебе нужен халат
— И где же вы мне его возьмёте? — поинтересовалась Валентина, в тот момент как Оксана заметила, как дверь ординаторской открылась и оттуда вышла темноволосая девушка интерн, держа в руках планшет с прикреплёнными к нему листами — Ждать вы не намерены, пока я за ним схожу?
— А кто сказал, что ты за ним сходишь?
Задавая встречный вопрос, говорила Оксана, направляясь к двери кабинета, откуда вышла девушка, оставив за собой дверь не закрытой, направилась сразу к входу в детское отделение.
— Просто стой тут и жди
Распорядилась Оксана, дождавшись пока темноволосая девушка, с планшетом в руках, зайдёт в отделение и дверь за её спиной закроется.
— Я всё сама сделаю
— Что вы собираетесь сделать?
— То — направляясь по вестибюлю в коридоре перед входом в детское отделение, Оксана, выразительно покачивая бёдрами, подошла к приоткрытой двери — На что бы у тебя никогда бы не хватило смелости
— А то можно подумать вы всегда такая смелая
— Не смей мне дерзить
Прошипела королевской коброй Оксана, когда подошла к приоткрытой двери кабинета, коснувшись её пальцами, немного открыла, чтобы убедиться что кабинет остался пустым.
— Особенно тогда
Говорила Оксана, переступая осторожно порог открытой двери, вошла в кабинет, чувствуя запах кофе и вкус кондитерского торта, крошки которого остались на не помытом блюдце на столе.
— Когда я ради тебя
Выглядывая из кабинета, Оксана раскрыла лазурные голубые глаза, нагнувшись, выставив упругие бёдра, посмотрела на девушку, к которой обращалась.
— Так сильно рискую
Прошла по кабинету Оксана, вдыхая парфюмерную коллекцию духов малины и смородины сочетание вкусов которого кружило голову своим изощрённым вкусом. Направляясь мимо мягкого дивана, на котором лежал клетчатый плед, Оксана коснулась стеклянного столика, на котором помимо кружек с остатками кофе и блюдечек из-под торта лежали раскрытыми медицинские журналы. В кабинете был легкий полумрак, жалюзи на окне были наполовину прикрыты, на его поверхности еще оставались потеки капель от дождя. Окно было слегка приоткрыто, откуда доносился вкус прошедшего дождя и то ли этот легкий сумрак, то ли прохлада, веявшая от окна, моросила кожу тела Оксаны. Схватив халат с вешалки, которая стояла рядом с окном за столом, Оксана поспешно направилась к выходу из кабинета. Переступая порог открытой двери, Оксана под стук каблуков по линолеуму, прошла по кабинету, вскоре его покинула, прикрыв за собой дверь так, как она была.
— Ну вот твой халат — протянула халат в руки беременной девушки, изумилась в улыбке Оксана
— Пару пустяков правда? — мило улыбнулась Валентина, взяв из рук халат с табличкой Яковлевой Татьяны — Да табличку придётся снять
— Да жаль что ты не Яковлева — ухмыльнулась Оксана, подойдя к девушке, аккуратно сняла табличку с её халата
— Ну теперь я могу войти в отделение? — поинтересовалась Валентина обращаясь к Оксане
— Ну, по крайней мере, запрещать тебе этого я теперь не могу — уверяла Оксана прошла к закрытой двери отделения, покачивая перед своей спутницей выразительными бёдрами
— Давайте не будем терять времени — открыла Валентина дверь, перед Оксаной пропуская её первой войти в отделение, держа дверь открытой
— Какая палата? — поинтересовалась Оксана, войдя в отделение, наступая сразу каблуками своих сапог на линолеум
— Тут недалеко — ответила Валентина, решила первой пройти по отделению
Сразу на входе почувствовался аппетитный запах со столовой, отделение готовилось к завтраку, но некоторые всё еще проходили утрешние процедуры. Слышался детский плач и то же время смех, рядом с процедурным кабинетом на скамейке ожидала какая-то мамаша, в красном халате склонив голову, пока у её ребёнка производили забор крови. По коридору бегали мальчики, чуть не сбив с ног медсестру, что несла стопку отложенных историй болезни к заведующему отделению врачу. Из детской игровой комнаты доносился озорной смех и звук работающего телевизора, по которому слышался утренний сезон мультфильмов. На дежурном посту медсестры, сидела, набирала текст темноволосая девушка, которую Оксана заметила выходящей из ординаторской на этаже перед входом в отделение. Девушка, не отвлекаясь, стучала по клавишам клавиатуры, на её глазах были прямоугольные очки, преображая её сексуальный облик.
— И так
Обратилась Оксана, оборачиваясь к своей собеседнице, развела руки сделала полный оборот, озираясь, продолжая смотреть, как изменилось это отделение с последнего её визита в нём.
— Где находится палата нашего молодого пациента?
— Прошу за мной — убеждала Валентина, прошла мимо Оксаны, легонько пальцами коснулась её плеча — Она чуть дальше по коридору
— Что же веди — ухмыльнулась Оксана, решив проследовать за девушкой дальше по коридору
— Вот она — остановилась у двери рыжеволосая девушка, касаясь пальцами её пластиковой ручки, легонько надавила — Вы готовы?
— К чему? — не поняла вопроса Оксана, после того как девушка стояла у закрытой двери, никак не решаясь её открыть — Девочка моя
Состроив тёплую улыбку, Оксана подошла к беременной рыжеволосой девушки, аккуратно пальцами коснулась её подбородка, направляясь, взволнованный взгляд на себя.
— Я видела за свою жизнь такое
Утверждала Оксана, коснувшись нежно кончиками пальцев руки рыжеволосой беременной девушки, пристально посмотрела ей в глаза, принуждая открыть дверь.
— Что тебе даже и не снилось
— Ладно как скажите — такой же взаимной приветливой улыбкой, ответила Валентина, открывая дверь палаты
Переступая через открытую дверь, Оксана вошла в палату, прищурив слегка глаза от яркого света проникающего через окно. В палате работал увлажнитель воздуха, тихим гулом своих вентиляторов он фильтровал воздух через себя, сбивая все сторонние запахи. На больничной койке лежал ребёнок с выраженным отставанием в физическом развитии, приступы мерцательной аритмии мучали его. Рядом у окна сидела мать, темноволосая женщина в откровенном зелёном платье, по первому мнению Оксаны, она показалась ей весьма распутной, однако по-своему переживала тяготу положения своего сына. Обернувшись от того что дверь палаты открылась, женщина увидела перед собой Оксану, как она переступая через порог открытой двери.
— Валентина Андреевна — обратилась Валентина к матери мальчика, который лежал на больничной койке играл с игрушечкой пожарной машиной — Вы просили найти вам лучшего из лучших
— Ну лучшим меня конечно не назовёшь
Застенчиво улыбнулась Оксана, проходя по палате внимательно рассматривая внешние признаки и симптомы болезни, которые словно показывали себя.
— Я тоже человек
Утверждала Оксана, подойдя к больничной койке, когда темноволосый мальчишка с голубыми глазами на неё так внимательно смотрел. Оксана, коснувшись пальцами спинки стула, повернула его в сторону кровати, после чего поправляя халат на бёдрах, села на него.
— И как и многим другим
Положив ногу на ногу, Оксана посмотрела мальчика, приступы отдышки, не остались не замеченными, его бледная кожа с цианотическим оттенком, отражала в себе скрытую загадку.
— Мне тоже свойственно ошибаться
— Скажите вы та самая Орлова — обратилась мать мальчика, вставая со стула что стоял у окна, медленно направилась к стулу на котором сидела Оксана
«Нет блядь я её клон, тупая ты курица, ну конечно кто бы к тебе сюда пришёл», хотела высказать это Оксана, но сдержала в себе порыв ненависти к распутной по её мнению женщине, которая больше всего, чем упиваться с горя алкоголем который она почувствовала, лучше бы переживала за сына.
— Скажите гражданка Горелова
Не сдержала себя Оксана, повернувшись, так как ощутила от женщины, что подошла к ней, ощутила этот приторный сладкий вкус перегара, который сразу пробудил в ней дикую злость.
— А вот напиваться в палате у сына…….
— Оксана Владимировна — подскочила сразу же Валентина, коснувшись плечевого сустава руки Оксаны, попросила её силой взгляда замолчать — Прошу не надо…..
— Нет Валентина Владимировна пусть скажет своё! — возразила Горелова, темноволосая женщина в откровенно коротком зеленом платье, встала рядом со стулом, на котором сидела Оксана
— Вы пьёте, прям при ребёнке? — требовательно спросила Оксана, обращаясь к женщине недовольно на неё посмотрев
— Я никогда не пью при сыне — словно делая через каждое слово небольшую паузу, произнесла Горелова — Если вы об этом конечно подумали Орлова
«Я же прекрасно вижу, как эта тупая сука мне лапшу на уши навешивает», предположила Оксана, когда смотрела в глаза темноволосой женщины, стоящей возле её стула в коротком зелёном платье.
— Чтобы у вас там в голове не было — говорила Оксана опираясь рукой на стул внушительно посмотрела на эту женщину — Прошу не делайте это пре сыне, даже не позволяйте чувствовать ему ваш этот отвратительный перегар
— Валентина Владимировна говорила, что вы лучший из лучших
Убедительно говорила Горелова сменив тему разговора, специально стояла рядом со стулом, на котором сидела Оксана, давая почувствовать свою коллекцию духов. Будоражащая композиция «POLA SELENION», в переводе с древнегреческого наименование этого шедевра парфюмерии переводится очень романтично — «Лунный свет». Сoздaн аpомат японскими парфюмерами, и на столь высокyю цену повлияло использование дорогиx ингредиентов, среди которых резеда и опьяняющий османтус.
— Говорила что вы типа врач мирового уровня
— Судя потому, что я чувствую от вас
Обратила Оксана внимание на весьма дорогой, внушительный парфюм, которым пахло тело стоящей перед ней женщиной, чье платье имело весьма роскошный материал и фасон пошива.
— Вам нужен именно такой врач — взяла Оксана стетоскоп, что лежал на тумбе рядом с кроватью, на которой сидел ребёнок — Смею вас разочаровать, я таким, как меня описывала Валентина Владимировна, не являюсь!
При осмотре мальчика, Оксана заметила странную особенность, пальпация надсердечной области выявляет так называемое «кошачье мурлыканье» — пресистолическое дрожанье, перкуторно границы сердца смещены вверх и вправо. Взяв в руки стетоскоп, Оксана закатала футболку на мальчике, повернув его к себе, прислонила ушко стетоскопа к грудной клетке. Оксана определила хлопающий I тоном и тоном открытия митрального клапана («митральный щелчок»), наличием диастолического шума, характеризующий себя как митральный стеноз.
— Бред какой-то — снимая стетоскоп, высказала Оксана своё мнение, оставив его висеть на шее, повернулась к Валентине — Дай мне, пожалуйста, еще раз снимок рентгенографии
— Вот возьмите — предложила Валентина, раскрывая красную папку, что держала в руках, достала от туда снимок проделанной рентгенографии
Взяв рентгеновский снимок в руки, Оксана, зажав его пальцами обеих рук, повернула его к свету, проникающему через окно в палате, определила патологические нарушения развития лёгких. Также при изучении рентгенограмм обнаруживается кардиомегалия — переполнение легочных вен в силу затрудненного кровообращения, рисунок вен становится мелкоячеистым. Заметно увеличение ствола легочной артерии.
— Скажите в чём дело? — испугалась мать мальчика, заметив странный взгляд в глазах Оксаны, когда она с надетыми очками на глазах изучала снимок рентгенографии её ребёнка
— Оксана Владимировна хочет сказать
Утверждала Валентина, в то время, как Оксана придалась искушения страстью терзающей её разум головоломки
— Что у вашего сына застой крови в легочных венах, нарушение кровообращение, в скором времени симптомы опять вернуться и всё то, что вы видели, весь этот ужас, повторится для вас
— Тогда что же мне делать? — заметив, как серьёзно произнесла это Валентина, спросила, испытывая отчаяние Горелова
— Отец мальчика тут? — поинтересовалась Оксана, понимая, что эта женщина не тот человек, с которым следовало бы обсуждать дальнейшее лечение мальчика — Я могу с ним поговорить?
— Мы с ним расстались — утверждала, рассказывая Горелова, проходя по палате, направляясь к окну, отчаявшаяся мать, словно хотела скрыть ту муку, что её терзает
— Так….. — протянула Оксана, настораживая дальше продолжить этот разговор — Но он ведь жив
— Уверяю вас это лишняя трата времени
— Давайте я сама буду решать, что будет лишней тратой времени
Возразила, оспаривая этот довод, убедительно говорила Оксана, посмотрела на мальчика, который с признаками легкой отдышки, как ни в чем не бывало, продолжал играть с машинкой.
— Где отец мальчика
— Уверяю вас — обернулась стоя у окна, была не согласна Горелова с позицией, которую требовала Оксана от неё — Он вам ничем не поможет, мы с ним расстались
— Понимаете, госпожа Горелова — рассказывала Оксана — У вашего сына сложный сочетанный порог сердца
— Что это значит? — поинтересовалась мать ребёнка ни слова не поняла из того что сказала Оксана
— Это значит у вас два сложных врожденных порока — разъяснила Валентина, когда женщина что стояла у окна в коротком зелёном платье, плечи которого были открыты, с вырезом на бедре
— Я хочу поговорить с Вороновым! — заявила Оксана, понимая, что с этой женщиной просто так не договориться — Вы как мать мальчика
Рассудительно говорила Оксана, наблюдая за ребёнком, как он словно ничего с ним не происходит, продолжал играть на кровати с пожарной машинкой.
— Тоже должны присутствовать при этом разговоре
— Скажите, вы собираетесь заниматься лечением моего сына?
Поинтересовалась Горелова с гордым взглядом отражением зелёных глаз, присела на подоконник пластикового окна, эффектно положив ногу на ногу, отразила зелёные туфли.
— Валентина Владимировна сказала, что лучше вас мне не найти
— Уверяю вас
Валентина словно пресмыкалась перед матерью ребёнка, отложив карту на тумбу рядом с кроватью мальчика, подошла к женщине, что сидела на пластиковом подоконнике окна.
— У Оксаны Владимировны свои методы в лечение и её взгляды немного консервативны и отличаются от других
— Что значит, отличаются? — недоверчиво спросила Горелова, женщина была весьма недовольна конкретикой, что высказывала перед ней Валентина
— Это значит
Прошипела Оксана, специально отворачивая, взгляд, чтобы не напугать мальчика, говорила почти шепотом, обращаясь к его назойливой матери.
— Что я искренне не люблю, когда кто-то указывает мне, как лечить пациента
— Это я вам не успела сказать — чувствуя себя виноватой, говорила Валентина, стоя рядом с Гореловой, опустила взгляд в пол, словно стесняясь посмотреть ей в глаза
— Либо я выбираю метод лечения ваше сына — заявила Оксана, продолжая стоять перед Гореловой, ставя её в весьма неловкое положение — Либо вы зря ко мне обратились
— Тогда что же вы предлагаете? — поинтересовалась женщина, так удивлённо, как будто была поражена резкими выдвинутыми требованиями Оксаны
— Пойдёмте все к Воронову
Повторила своё желание Оксана, направляясь к выходу из палаты мальчика, покачивая выразительной формой бёдер, подошла к закрытой двери.
— Как раз Валентина там мне предоставит анализы крови мальчика
Открывая дверь, нажав на ручку пальцами, говорила Оксана, встав в её проходе опираясь бёдрами на каркас дверной коробки, выгнула спину, посмотрев взглядом искушения страсти.
— И будем решать, что же делать
Вышла Оксана, вильнув бёдрами в коридор, оставляя дверь открытой, направляясь вдоль по нему, играя телом, словно королевская кобра, запрокидывая голову, собрала волосы в пучок.
***
Тиканье больших часов в кабинете заведующего больницей, было единственным звучание не дававшим погрузиться этой комнате в объятие полной тишины. Шторы на больших окнах были слегка прикрыты, создавая в кабинете легкий полумрак, блеклой играющей по стенам, полу и потолку тени. В кабинете чувствовался легкий привкус аромата черного заваренного кофе, пар из которой, исходил до сих пор, когда коснулся Воронов ложки находившейся в ней, нарушив гармонию тишины, начал помешивать содержимое, легонько брякая, касаясь стенок кружки с кофе. Темноволосая женщина в откровенном зеленом платье, материал которого был служил шифон и имел кружевную вырезку на нём, облегал выразительные красоты её бёдра. Валентина стояла рядом со стулом, на котором сидела Оксана, держась за его спинку, рыжеволосая девушка словно считала себя обязанной перед ней и этим выражала свою покорность.
Держа в руках анализ крови, Оксана внимательно его изучая заметила повышение уровня лейкоцитов 13,5*10*9 (белых кровяных телец) вследствие активного ревматического процесса в организме. Нарушение фактора свёртываемости крови: время свёртывания 7 минут, уровень тромбоцитов 160г/л, длительность кровотечения по Дюке, превышало 7 минут, фиброген 4/0г/л, протромбиновый индекс 107%, тромбиновое время 35 секунд.
— Нарушение фактора свёртываемости крови
Рассуждала Оксана, поправляя дужки надетых на глазах очков, открепив листок с анализом крови от планшета, положила его на стол перед собой.
— Повышены ферменты печени в общем анализе крови
Просматривая лист, с другим анализом крови, поделилась своим мнением Оксана, обращая внимание, что в анализе был выше нормы билирубин, мочевина, креатинин.
— В общем анализе мочи появляются патологические показатели, свидетельствующие о нарушении функции почек
— Не факт конечно что мы имеем дело с митральной недостаточностью
— Но всё указывает на неё — утверждала Оксана, обернувшись, посмотрела на рыжеволосую девушку, что стояла за спинкой стула, на котором она сидела
— «Эхокардиографии», поможет определить площадь суженного отверстия
— «Чреспищеводная ЭхоКГ» необходимо для исключения вегетаций и кальциноза клапана, наличия тромбов в левом предсердии
— Это всё прекрасно Оксана Владимировна — обратился Юрий Владимирович Воронов, отпивая глоток черного кофе с кружки, что держал за ручку в руке, зажав пальцами — Но что вы конкретно решили со мной тут обсудить или вы попусту решили потратить моё рабочее время?
— Я хотела уточнить у вас как право лечащего врача для этой женщины
— Вы же прекрасно знаете — возразил Воронов, отклоняя просьбу Оксаны — Что вы тут не работаете, само присутствие вас в этом кабинете, основано на птичьих правах
— Я думала, ты решила этот вопрос — обратилась Оксана к Валентине, обернувшись, когда рыжеволосая девушка покорно стояла за спинкой стула, на котором она сидела
— Не совсем — смутилась беременная девушка того как на неё посмотрела Оксана — Юрий Владимирович понимаете
Касаясь кончиками пальцев плоскости стола, Валентина прошла мимо стула, на котором сидела Оксана, направляясь в сторону заведующего больничным комплексом.
— В общем, тут такое дело — говорила рыжеволосая девушка, словно была не уверена в своей решимости, но заведующий сделал вид, будто её внимательно слушал
— Ну же Львова говорите, что вы опять тут устроили
— Оксана Владимировна единственный врач, который может помочь этой женщине
— Если честно я не уверена — пожав плечами, поделилась впечатлением Горелова — Что эта блондинка, может мне хоть как-то помочь
— Эта наглая блондинка купила сердце для наркоманки, против правил выключила сигнализацию и отключила камеры, заняла операционную, чтобы спасти жизнь той, кто сидела на игле
— А ту девушку Филатова кажется — утверждала, добавив Валентина к словам заведующего — Её вообще хотели похоронить, потом отдать на органы
— И опять же Оксана Владимировна наплевала на правила этой больницы в своих личных целях
— Но ведь люди то остались живы — ухмыльнулась Оксана, обернувшись с хитрой улыбкой и искушенной формой алых губ, посмотрела на заведующего — По крайней мере, никого на органы не выпотрошили
— И вы этому рады? — укоризненно словно отчитывая, посмотрел Воронов на Оксану
— Вы хотите, чтобы моего сына лечила врач, которая здесь не работает
— Этот вопрос — обдумывая, ответил Воронов — Я могу решить прямо здесь и сейчас
— Вы говорили, что нет врача лучше
Утверждала Горелова, высказывая своё недовольства, подошла к Валентине, словно заигрывая легонько кончиком коготка указательного пальца, прикоснулась животу беременной девушки.
— А на самом деле эта вот блондинка — указала она пальцем другой руки на Оксану, повернувшись в её сторону — Здесь даже и не работает
— Этот вопрос решаем — заявил Воронов, повторяясь с ответом для этой женщины — Если вы только пришли за этим
Суровым голосом говорил заведующий, продолжая смотреть теперь на женщину в обворожительно красивом зелёном платье.
— То вы напрасно тратите моё время — отпивая глоток кофе с кружки, ответил Воронов, махнув вульгарно пальцами в сторону закрытой двери — Можете идти, я как-нибудь решу этот вопрос
— Я бы хотела уточнить
Возразила Оксана, не решаясь никак вставать со стула, на котором сидела, положив так ногу на ногу, что отразила упругие бёдра, кожа которых хорошо просматривалась благодаря вырезу.
— Поскольку я буду главным лечащим врачом сына этой женщины, я бы хотела, чтобы в лечение у меня были полностью развязаны руки
— В каком смысле развязаны руки? — не поняла Горелова такого прямолинейного со стороны Оксаны, почему так и удивлённо посмотрела в её сторону
— Это значит что в лечение — начала первой говорить Валентина, сделав шаг в сторону женщины в зелёном платье — У Оксаны Владимировны будут полностью развязаны руки
— Методы Оксаны Владимировны весьма неординарны — пояснил Воронов, добавив это к словам беременной девушки, которая стояла рядом с Гореловой — Но эффективны
— Я не позволю! — состроив испуганный взгляд, возразила темноволосая женщина, наотрез отвергая предложение Оксаны, которое она так резко восприняла в штыки
— Вы сами просили найти лучшего из лучших — указала Валентина на Оксану, кивнула в её сторону взглядом улыбнулась при этом — Уж извините, что лучшей является Оксана Владимировна
— Вы просите доверить лечение моего сына этой блондинке — словно, как будто насмехаясь, ответила Горелова — И сами говорите, что она немного двинутая
— А что ты на меня так смотришь — удивилась Оксана, обратив внимание, как Валентина на неё посмотрела — Это ты меня просила о помощи сама и разбирайся
— Так всё хватит! — ударив кулаком по столу, строго заявил Воронов — Устраивайте свои бабьи ссоры где-нибудь вон там
— Нет! — была не согласна Оксана не решаясь даже вставать со стула — Мы решим всё здесь и сейчас и я никуда не уйду пока буду уверена, что эта дура поймёт и признает меня лечащим врачом для своего сына
— Дура?! — прошипела посчитав это как за оскорблением, произнесла змеиным голосом Горелова, посмотрела то на Валентину то на Воронова — Ну знаете, Юрий Владимирович, вам предстоит угомонить свою блондинку, пока……
— Пока что?! — ухмыльнулась Оксана, отразив ямочки на щечках
— И это ваш лучший врач
— Вон из моего кабинета — ударив вновь кулаком по столу, прокричал Воронов, заведующий был вне себя от непростительного поведения, которое перед ним устраивали в его кабинете
— И не подумаю — оставаясь сидеть на стуле, с ухмылкой на губах ответила Оксана — Мне нужно искать мою дочь, которую у меня забрали, пока я тут знаете прохлаждалась, помогая другим
— Свои проблемы Оксана Владимировна — заявил Воронов, сжимая пальцы обеих рук в кулаки, мужчина ёрзал нервно губами, пытаясь подавить стресс — Решайте где-нибудь не в моём только кабинете
— А что так? — раскрыв губы в искушенной форме, спросила Оксана — Не хотела вас, конечно, обидеть, но мне нужно решить этот вопрос здесь и сейчас
— Хорошо, что вы хотите решить?
Вздохнул отчаянно Воронов, по внешнему виду, Оксана смогла предположить как своим присутствием и той сцепной, что она устраивает в его кабинете, как почти довела его до скандала.
— Только быстрее — потребовал заведующий сурово посмотрел в сторону Оксаны — У меня через час совещание
— Я так поняла я уже лечащий врач сына этой ненормальной? — поинтересовалась Оксана, повторяя уже этот вопрос только в другой формулировки
— Следи за своим языком! — прошипела ненавистно Горелова, обернулась к Оксане, выставила указательный палец коготком вверх — Тебе такого права еще никто не давал
— Хватит! — ударив в очередной раз кулаком по столу так, что Оксана, когда сидела напротив стола для совещаний в кабинете заведующего вздрогнула — Мне ваши уже распри надоели уже
— Если эта блондинка считается вашим лучшим врачом
Направляясь к выходу из кабинета, заявила Горелова, когда обошла большой длинный стол для совещаний, за которым на стуле сидела Оксане, женщина прошла за её спиной.
— То знаете что — говорила она, встав рядом со стулом Оксаны, наклонилась, посмотрела ей в глаза, после чего переметнула взгляд на заведующего — Я забираю своего сына из этого дурдома
— Боюсь, я не могу вам это позволить Горелова! — возразил Воронов, оспаривая решение матери, которое она принимала с пылу
— Это почему еще?
Была шокирована Горелова, заметив суровый взгляд в глазах заведующего и то, как он выступил против её решения, просто сломало, будто сознание этой женщины.
— Это мой сын и я его забираю
— Вы сами обратились к нам за помощью — уверял Воронов, свёл пальцы обеих рук вместе, наклонила вперёд — Вы вызвали скорую, когда вашему сыну внезапно стало плохо и эти приступы отдышки, цианотический оттенок кожи, весь этот ужас может повториться
— По крайней мере, я сама буду за него отвечать — заявила женщина в зелёном коротком ажурном платье — Я его мать!
— Дура ты, а не мать! — прошипела Оксана, сжимая пальцы в кулаки, так как понимала, как этот пустой спор изматывал её разум
— Да как ты смеешь! — огрызнулась Горелова — Сама потеряла где-то своего ребёнка и теперь думаешь обвинять меня в том, что я не компетентная мать
— Решайте свои вопросы в коридоре пожалуйста — говорил сдерживающим тоном Воронов, взглядом словно указывал на закрытую дверь — Пока я не вызвал сюда охрану и вас всех не вывели силой из моего кабинета
— Ладно, буду считать что вы уже назначили меня лечащим врачом сына Гореловой — улыбнулась Оксана, вставая со стула, выгнула спину подперев руками поясницу
— Считайте что хотите — ответил недовольно пробурчав Воронов — Только разбирайтесь там
— Ладно
Повела недовольно губками Оксана, посчитав, что её настоятельно выпроваживают, прикрепила обратно листки разложенные на столе к планшету, взяв его потом в руки.
— Значит, теперь я работаю в этой больнице
— Не формально конечно — предупредил Воронов — Но это даёт вам право и ресурсы на чтобы начать лечение сына гражданки Гореловой
— Этого мне более чем достаточно — радостно кивнула головой Оксана, держа в руках планшет с анализами пациента
— Поздравляю — хмуро ответила Горелова, когда Оксана проходила мимо неё — Теперь как ты лечишь моего сына, могу я с тобой переговорить его лечение
— Хоть я ни с кем не люблю советоваться по поводу или без повода — покачивая бёдрами, Оксана обошла стол, касаясь коготком указательного пальца его поверхности — Но раз ты сама желаешь, то почему бы мне тебя не послушать
— С чего ты планируешь начать искать проблему?
— Ну, для начала
Ухмыльнулась Оксана, подойдя к закрытой двери, чувствовала, как за спиной шла темноволосая женщина, выдавая своё присутствие в такой близости, изощрённым вкусовыми нотками парфюма.
— Мне следует поговорить с отцом мальчика
— Это без надобности! — возразила Горелова, как только Оксана открыла дверь, услышав её отказ, встала, затормозила в проходе открытой двери между кабинетом и приёмной
— Давайте я буду решать! — наклонилась Оксана к брюнетке, выразительно раскрыла голубые лазурные глаза, посмотрела на неё
— Оксана Владимировна!
Повысив голос, обратился Воронов, привлекая к себе внимание, стоящих в проходе открытой двери Оксану и её темноволосую собеседницу.
— Вы, кажется, хотели уйти
— Да-да конечно
Любезно улыбнулась Оксана, после чего вышла в приёмную, когда девушка секретарь, что работала там, так внимательно на неё смотрела, оторвав взгляд от монитора компьютера.
— Есть где-нибудь место, где я могла бы с тобой поговорить? — прошипела Оксана, внимательно изучая взгляд зелёных глаз, стоящей перед собой женщины
— Сейчас кажется
Говорила Горелова, проходя по приёмной, покачивая выразительной формой бёдер, ажурно подол её короткого платья играл на ней, качаясь словно как паруса на мачте. Темноволосая женщина встала на свете проникающих через окно лучей дневного солнца, развела руками, мило улыбаясь приветливо, смотрела на Оксану. В то время как девушка, секретарша, работающая у заведующего больницей, наблюдала за всем этим домыслом, совершенно не понимая, что происходит, кончиками пальцев немного приспустила с глаз оправу очков, касаясь, их дужки.
— В больнице наступает обеденный перерыв — утверждала брюнетка, продолжая стоять при свете дневных лучей — Я очень проголодалась и пока за моим сыном наблюдает медсёстры, я бы не отказалась перекусить
— Серьёзно?
Не понимала Оксана улыбки на губах этой женщины, в то время, как она должна унывать от отчаяния у кровати своего умирающего сына, она старалась на людях находить повод для радости.
— Как тебе удаётся так себя вести?
— А что в этом такого?
Выдавая любезность на своём лице, Горелова подошла к открытой двери, встав в дверном проёме, девушка коснулась его гладкого дерева, обернулась, посмотрела на Оксану, согну ногу в колено.
— Ты кажется, добилась того что хотела
— Ты ведь сама хотела — утверждала Оксана, сделав шаг в сторону брюнетки — Чтобы твоим сыном занимался специалист
— Я хотела, чтобы он был лучшим!
— Ну, Валентина посоветовала меня в качестве лучшего — встав в проходе открытой двери, рядом с Гореловой рассуждала Оксана
— Она посоветовала мне безнадёжную блондинку!
— Цвет волос не влияет на интеллект человека! — возразила Оксана, стоя рядом с Гореловой рядом с открытой дверью, входа в приёмную, продолжала нагло смотреть ей в глаза
— Это всё суеверия — ухмыльнулась Горелова, так и ничего больше не ответив, женщина вошла в коридор, направляясь вдоль по нему, проходя под светом проникающих, через окна
— Дура какая-то
Тихо ответила Оксана, войдя в коридор, подошла к первому окну, встав возле него, прищурив глаза, стала смотреть на дома и магазины, что находились, напротив через дорогу от больницы.
— И как меня только угораздило опять в это безумие ввязаться
— Просто кроме вас — утверждала Валентина, встав за спиной у Оксаны в коридоре больницы, тихим голосом, поделилась своим мнением — Некому взяться за это дело
— И ты думаешь, у меня получится?
— Я бы не обратилась бы к вам
Тёплым дуновением улыбки, ответила Валентина, разговаривая рядом с ухом Оксаны, обдавая его нежности горячего потока воздуха и лаской приятного звучания голоса. Завораживающая стихи аромата кашемирового дерева, словно как песнь необузданных слов, пленила рассудок Оксаны, когда она вдохнула исходящей запах стоящей за спиной рыжеволосой девушки.
— Будь у меня другой выбор
Приятным касанием пальцев она коснулась оголённого плеча Оксаны, после чего направилась вдоль по коридору, оставляя на коже лишь осадок от столь приятного прикосновения.
— Обратилась бы я к вам? — отойдя на пару шагов, обернулась Валентина
— Если бы я только знала — отчаянно Оксана коснулась поверхности прогретого лучами солнца стекла, продолжая смотреть на него, как ездили внизу машины и то, как по тротуару ходили люди
— Я знаю — ответила милым голосом, улыбнулась Валентина, отразив ямочки на щечках, после чего обернулась и направилась по коридору, оставив Оксану с пустым взглядом, стоять рядом с окном.


Кафетерий больницы словно сиял оттенками света и тени, огромный большой тополь, что возрастал рядом со зданием, создавал атмосферу гармоничных серых оттенков в помещение. В самом заведении собралось достаточно много народу из персонала больницы и посетителей клиники, пришедшие скоротать обеденное время больничного комплекса. Аромата разных блюд, не были сравнимы со столовской пищей, однако почувствовав их посетители этого заведения, ощущали в себе легкий приступ голода. Белые пластиковые стены, натяжной потолок с круглыми светильниками, кафельный белый пол, всё было словно так вычищено не пылинки, чистота и интерьер этого места служило особой оценкой для больницы. Большие пальмовые растения в горшках, по стенкам в горшках росли вьющиеся растения, обстановка создавала дикую природу, такое чувство, что сами гости находились в каком-то диком и в то же время приятном месте, где в сочетание с запахами, чувствовалось желание перекусить.
Расположившись за одним из столиков в конце, Оксана сидела напротив большого жидкокристаллического телевизора, наблюдая за дневным выпуском новостей по первому телевизионному каналу. Облокотившись на спинку сиденья, в форме лавочки с большой мягкой спинкой, Оксана, положив ногу на ногу, держала зажав пальцами стаканчик с кофе. Женщина с черными как уголь волосами, сидела напротив, в роскошном зеленом ажурном платье, она словно рассматривала свои открытые плечи, держа в руке стаканчик с кофе капучино. Некоторое время, Горелова просто молчала, просто наблюдала за Оксаной и то как она не решалась делать первый глоток со стаканчика с кофе.
— И так будешь сидеть молчать? — поинтересовалась брюнетка, продолжая наблюдать за Оксаной так, будто её поведение вызывало в ней какой-то скрытый интерес
— Давай поговорим о твоём муже — наклонилась к столу, предложила Оксана, аккуратно в пальцах вертела по кругу стаканчик с кофе
— Ой… да господи — изнурённо вздохнула брюнетка — Что он тебя так интересует?
«Тупая курица и как только с такими мне приходится работать», размышляла Оксана глядя в зелёные глаза сидящей напротив её столика женщины.
— Послушай, давай начистоту — предложила Оксана, открывая крышку закрытого стаканчика с кофе, отпила из него глоток сладкой прелести карамели — У твоего сына врождённый порок сердца, который свойственно, возможно, передаётся по генетической линии
— Так пусть изучит мою всю линию….
— Послушайте — прикусывая краешек губы, Оксана схватилась кончиками пальцев за кисть руки женщины, что она положила на стол — Мне нужно с ним поговорить, с его родными, возможно, есть что-то, что мне следует знать, прежде чем обратить внимание при лечении вашего сына
— Так я и говорю, проверьте сначала меня
— М…..
Стараясь сдерживать при себе наболевший характер, проурчала кошкой Оксана, прикусывая при этом краешек губы, ощущая во рту послевкусие сладкой карамели от глотка кофе.
— Вы меня совсем не слушаете
— В моей семье не было ни одного случая болезни сердца у всех моих родственников
— Да дело даже не в этом — уверяла Оксана, продолжая смотреть в глаза этой женщине
— А в чём тогда? — возмутилась, убирая руки Горелова, облокотилась на спинку сиденья, на котором сидела, держа в руке стаканчик с кофе — Послушайте, что мы с вами ходим всё вокруг да около, я вам говорю, что можете историю болезней меня и моих родственников
— Почему вы так пытаетесь скрыть от меня отца мальчика?!
Проявляя настойчивость, спросила Оксана, любознательно изучая поведение этой женщины, как она нервничала, отводила взгляд, да и вообще не хотела разговаривать на эту тему.
— В чём собственно причина?
— В том, что он нас бросил! — наклонилась она к столу, прошипела, словно гадюка на Оксану, когда она поняла что сорвала ту самую натянутую струну
— Так ладно — уверяла Оксана, заметив, как девушки, сидевшие за спиной у Гореловой, так внимательно посмотрели в их сторону
— Нет не ладно — возразила темноволосая женщина — Вам что доставляет радость пытать людей?
— А вам что так трудно назвать его адрес?
— Зачем еще? — удивилась Горелова, словно испугалась еще больше и не хотела наотрез говорить об этом, отвернулась в сторону окна, будто качающейся за ним тополь, намного интереснее расспросов об её сыне — Я сама могу всё о нём рассказать
— Ну, наверняка, прежде чем пойти с ним к алтарю вы изучали всю его историю болезни и болезней его родных — предположила Оксана, стараясь казаться милой для своей собеседницы
— Это бред! — сразу вынесла своё решение Горелова
— Просто скажите мне его адрес! — потребовала Оксана, доставая из сумочки блокнот с ручкой, положила его на стол, раскрыв на нём, чистую страницу — Я сама с ним разберусь…….
— Чтобы ноги его здесь даже не было!
— Хорошо — состроив выразительные ямочки на щечках, Оксана взяла с блюдечка один круассан, медленно поднесла его к губам, соблазнительно зажала его губами, словно впитывая его запах
— Зачем вы это делаете? — поинтересовалась Горелова, внимательно наблюдая, как Оксана в довольстве улыбки, прикусила губами круассан, что держала на кончиках пальцев одной руки
— Потому что больше некому — подошла сзади Валентина, рыжеволосая девушка в белом халатике, держала возле своего живота красную папку — Оксана Владимировна тот кто вам действительно нужен, вы ведь сами просили
— Ты кажется, мне это уже говорила
Обернулась с ехидной улыбкой Горелова, посмотрела, как рыжеволосая девушка подошла к столику, где они сидели с брюнеткой, положив красную папку на него.
— И пока я не вижу никаких веских доказательств
— Ты кажется что-то хотела сообщить?
Поинтересовалась Оксана, прежде чем откусить зубами зажатый губами круассан, медленно вновь отодвинула его ото рта, оставив на его поверхности тонкий слой смачной слюны.
— Так можешь хотя бы просто не стоять столбом
— Я хотела бы провести УЗИ сердца мальчику
— Ну и что тебя останавливает? — поинтересовалась Оксана, любознательно скривив губки
— Вы же сказали проводить эхокардиографию
— Ну так выполняй — ухмыльнулась Оксана, повернув опять свой взгляд в сторону телевизора, кусая круассан, что держала на кончиках пальцев — Не нужно зря терять моё терпение
— Как будто я вас этим раздражаю
— В общем вот адрес — записав на листке бумаги ручкой нужный адрес, обратилась Горелова, подвинув кончиками пальцев блокнот
— Этого будет более чем достаточно — ухмыльнулась Оксана, свободной рукой, пододвинула к себе закрытый блокнот
— Только пообещай мне
— Что на этот раз? — уныло вздохнула Оксана, отчаянно нахмурив губки
— Что ноги его здесь не будет!
— Желание матери для меня закон — уверяла Оксана, смакуя во рту смачно пережевывая круассан, ощущая внутри вкус завораживающей сладкой шоколадкой помадки
— Ты мне пообещала! — вставая сиденья, на которой сидела, предупредила Горелова, указывая на Оксану пальцем — Лучше бы тебе сдержать обещание
— Да конечно — ответила Оксана, легко кивнув головой, соглашаясь с требованиями, что выдвигала перед ней брюнетка — Ты, что хотела со мной обсудить?
— Да понимаете, Оксана Владимировна — склонив голову начала говорить Валентина, как только темноволосая женщина в зеленом платье вышла из-за стола
— Оксана! — обратилась Наталья Валерьевна, женщина в белом халате стояла прямо за спиной у Валентины с разносом в руках — Я могу с тобой поговорить
— Конечно Наталья Валерьевна — любезно улыбнулась Оксана, убирая блокнот обратно в сумочку, удобно уселась на сиденье в кафетерии — Здесь как раз освободилось место
— Оксана Владимировна — отчаянно еще раз обратилась Валентина — А как же?
— Иди займись лучше делом — вульгарно Оксана отмахнулась от надоедливой ей девушке пальцем, словно давая ясно ей понять, что не желает с ней разговаривать — Вы что-то хотели со мной обсудить?
— Всё как-то не было времени с тобой поговорить
Присаживаясь за стол, говорила темноволосая женщина в белом халате, обладательница такого запаха явно гордилась своей коллекцией «Yves Saint Laurent OPIUM», выразительность жасмина и пряным вкусом восточных специй.
— Как так получилось? — поинтересовалась Наталья Валерьевна, коснувшись теплотой руки, руки Оксаны, женщина посмотрела ей в глаза — Твои родители считают тебя умершей, а тело так и не нашли и я им старалась ничего не говорить
— Просто у меня дела — ухмыльнулась Оксана, отпивая глоток кофе со стаканчика
— Они ведь твои родные
— Ой, Наталья Валерьевна! — не обдумав фразу, сразу резко ответила Оксана — Только прошу не надо сейчас этого
— Твоя мать до сих пор оплакивает тебя
— Мне нет до неё никакого дела! — заявила Оксана, гордо поднимая подбородок
— А твой отец? — Наталья Валерьевна казалась уже достаточно назойливой, испытывая терпение Оксаны своей манерой надоедливого ей общения — Твоя сестра
Высказалась женщина в белом халате, словно хотела пробудить в Оксане чувства, как будто желала пробудить в ней сострадание к чувствам и переживаниям других.
— Их боль и страдания для тебя хоть что-нибудь значит?
— Как только я решу здесь свои проблемы — заявила Оксана, откусывая вновь круассан и вновь запивая его глотком кофе — Я сразу же дам о себе им знать
— Смотри, как бы не было слишком поздно
Предупредила Наталья Валерьевна, держась за руку Оксаны, женщина всё хотела уловить её холодный взгляд, понять, что она испытывать, чтобы дальше поддержать разговор.
— Как бы не случилось чего….
— Ой, Наталья Валерьевна — возразила Оксана, не желая дальше слушать пустой разговор от этой женщины — Что с ними может случиться, на следующей неделе я уже буду у себя в деревне
— Оксана всем ведь нельзя помочь — взяла ложку Наталья Валерьевна, посмотрела на Оксану с чувством материнского взгляда — Ты хватаешься за всё, совершенно не думая о себе, посмотри вон какая бледная, такое чувство, будто ты вампир
Рассказывала женщина в белом халате, которая сидела, напротив от Оксаны за одним и тем же столиком, держа ложку с супом возле рта.
— Твоя кожа холодная, будто как на кончиках конечностей твоих пальцев……..
«Синдром Рейно, но какого черта, что-то не вяжется, может это пустые догадки и я веду не туда, у мальчика насколько я помню помимо цианоза конечностей, были опухшие голени», размышляла Оксана, пытаясь уцепиться за малейшую деталь в этой головоломки.
Синдром Рейно — вазоспастическое заболевание, характеризующееся пароксизмальным расстройством артериального кровообращения в сосудах конечностей (стоп и кистей) под воздействием холода или эмоционального волнения. Синдром Рейно развивается на фоне коллагенозов, ревматоидного артрита, васкулитов, эндокринной, неврологической патологии, болезней крови, профессиональных заболеваний.
— Но лишь есть одно заболевание, с чем можно связать Синдром Рейно
— Прости, я тебя не поняла — была словно в смятении своего разума Наталья Валерьевна, совершенно не имея понятия, к чему сейчас Оксана начала свои размышления
— Миксома — тихо прошептала Оксана
Синдром обструкции внутрисердечного кровотока сопровождается легочной венозной или артериальной гипертензией, одышкой, кровохарканьем, ортопноэ, «тахикардией», головокружением, кратковремен­ными эпизодами потери сознания, развитием периферичес­ких отеков. При миксоме сердца возникновение и выраженность данных симптомов может изменяться при смене положения тела и перемещении опухоли.
— Проблемы с дыхание у него были и в состояние покоя — предположила Оксана, начиная рассуждать — А вот отёк голеней при его-то комплекции, что действительно странно
— Ты всё думаешь о мальчике Гореловой?
— Скажите, он терял сознание? — поинтересовалась Оксана, желая разгадать эту головоломку, металась от одной мысли к другой
«А что если это синдрома гипоплазии левых отделов сердца», противоборствовала Оксана в сознании омута своего разума, словно вступала с ним в непрерывный бой, терзание сознание искушение страсти головоломки.
Тяжелые расстройства кровообращения при гипоплазии левых отделов сердца развиваются вскоре после рождения и характеризуются в литературе как «гемодинамическая катастрофа». Сущность нарушения гемодинамики определяется тем фактом, что кровь из левого предсердия не может поступить в гипоплазированный левый желудочек, а вместо этого попадает через открытое овальное окно в правые отделы сердца, где происходит ее смешение с венозной кровью. Эта особенность приводит к объемной перегрузке правых отделов сердца и их дилатации, которые наблюдаются с момента рождения.
Как правило, дети с СГЛОС рождаются доношенными. У новорожденных наблюдается адинамия, сероватый цвет кожных покровов, тахипноэ, «тахикардия», «гипотермия». При рождении цианоз выражен незначительно, однако вскоре нарастает и становится диффузным либо дифференцированным, только на нижней половине туловища. Конечности наощупь холодные, периферическая пульсация на них ослаблена.
Однако при поступлении в больницу у мальчика диагностировали одышка, «тахикардия», бледность кожных покровов с умеренным цианозом, кардиомегалия.
Кардиомегалия — заболевание, провоцирующее увеличение сердца в размерах, патологическое изменение его формы и рост массы. В медицине такая патология имеет и другое название — «бычье сердце». Кардиомегалия не является самостоятельным заболеванием, оно возникает на фоне уже имеющихся сердечных патологий!
— Вот только с чем конкретно я имею дело? — продолжала размышлять Оксана, сама не замечая как сознание, окуналось в омут сексуального разврата и желание секса охватило её разум
— Серьёзно? — первое, что произнесла Наталья Валерьевна, впервые за долгое время пока ела суп с тарелки на разносе — И первое что ты теперь думаешь, как спасти мальчика той ненормальной
— Ну, она сама же ко мне обратилась — пожав плечами, мило улыбнулась Оксана, отпивая остатки кофе со стаканчика, поставила стаканчик на разнос рядом с пакетом с круассанами
— Оксана ты можешь хотя бы в обеденное время об этом не думать
— Поскольку эта рыжая пошла для меня проводить УЗИ — размышляла Оксана, сидя на сиденье в кафетерии больницы, повесила лямку сумочки на плечо — Мне ничего другого не остаётся кроме как наведаться к папаше моего пациента
— Ты бы лучше матери позвонила
— Она что-то скрывает — не слушая совсем Наталью Валерьевну, Оксана с головой погрузилась в головоломку, пытаясь противостоять сексуально извращенному разуму
— Ну и куда ты? — оставив аккуратно пустую тарелку с супом в сторону — Оксана у меня обед сейчас заканчивается в детском отделении
— А я вас никуда собой не зову — ухмыльнулась Оксана, обошла стол, за которым сидела, когда встала с сиденья, выгнув спину и выставив бёдра
— Но я хочу с тобой поговорить
— Ну, тогда вам стоит поторопиться
Сохраняя любезность улыбки на губах, ответила Оксана, направляясь между рядов столиков, стоящих в кафетерии, покачивая выразительно в каждом шаге бёдрами.
— В любом случае — обернулась Оксана, отойдя на пару шагов, обернулась — Ждать я вас долго не намерена
— И это мне говорит та — возмутилась Наталья Валерьевна, аккуратно салфеткой подтерев губы, скомкав её, оставила лежать на разносе — Которую я выходила и обучила азам работы в неотложке
— Какая есть — ответила Оксана, направляясь по кафетерию к выходу — Уж извините Наталья Валерьевна, что не во всём с вами последнее время я соглашаюсь
— Оксана! — ускорив шаг, быстро направилась женщина следом за Оксаной — Оксана стой, подожди!
Догнав Оксану, она настойчиво схватила её за плечевой сустав прямо посреди рядом столиков кафетерия, развернула лицом к себе.
— Ну что происходит, ты мне можешь рассказать?
Требовательно, но в вежливой форме, попросила Наталья Валерьевна, продолжая внимательно изучать взгляд Оксаны направленный в пол, потолок, на стену, посетителей, но только не на неё.
— Посмотри на меня — попросила она, продолжая держать Оксану за руку — Просто скажи мне, что с тобой происходит?
— Разве со мной что-то должно происходить?
Поинтересовалась Оксана, стараясь найти в себе силы посмотреть в лицо женщине, что держала её за руку, когда они стояли посреди ряда столиков в кафетерии больницы.
— Мне просто нужно на свежий воздух
— Я ради тебя рискую своим обеденным временем!
Прошипела Наталья Валерьевна, выражая недовольство, женщина металась сознанием и не могла пока принять решение, продолжая держать Оксану за руку.
— Ты можешь проявить хоть капельку уважения и сесть со мной за стол?
— Давайте проще выйдем на улицу — предложила Оксана, мило улыбнувшись, отразила ямочки на щечках, медленно высвободила свою руку
— Ай черт с ним — грязно выругалась Наталья Валерьевна, проследовав следом за Оксаной к выходу из кафетерия — Ладно поесть всё равно не удаться, но тебе это будет дорогого стоить
— И чего же вы хотите? — поинтересовалась Оксана, когда вышла из рядов столиков, направляясь по залу кафетерия, в сторону выхода, состроив строптивый взгляд королевы, посмотрела на белокурую девушку в белом халате, когда она стояла в очереди у кассы — М……
«Как же мне хочется секса, я не могу контролировать свои желания», изнывала Оксана порочным звучанием, состроив взгляд блондинке в коротком белоснежном халатике, направляясь, покачивая бёдрами к выходу из кафетерия.
— Я слышала, у тебя не хватает людей
Словно сама напрашиваясь в команду, предлагая помощь, говорила Наталья Валерьевна, после того как Оксана выходя из кафетерия, чуть не столкнулась с молодым интерном. Коснувшись грудной клетке парня в белом халате, Оксана от искушения страстью, собственного порочного омута, чуть ли уже не впала в его объятия. Прижавшись к телу парня и положив голову на плечо, причём всё это происходило в один момент столкновения. Чувствуя от него тягу влиятельной коллекции «Eau De Sauvage», этот бренд и парфюм олицетворяет мужскую брутальность, дерзость, бунтарство и даже некую дикость. Лицом этого сексуального аромата стала мировая звезда Ален Делон, поэтому каждый обладатель этого запаха может считать себя истинным соблазнителем женских сердец. Издавая порочный стон, Оксана лишь прикоснувшись к его телу стоя в проходе кафетерия, склонив взгляд, просто прошла мимо.
— Простите, пожалуйста — опуская свой порочный взгляд в пол, строя из себя ангельскую невинную натуру, Оксана прошла, мимо завораживая на себя взгляд сама и чувствуя его желание
— Просто папенькин сыночек — подумала Наталья Валерьевна, что Оксана сочла себя виноватой в том, что случайно столкнулась с входящим молодым парнем в кафетерий — Мажор и ничего большего, тебе не стоило даже извиняться перед ним
— Я просто проявляю манеры вежливости
Уверяла Оксана, обернувшись, отошла к окну, в коридоре рядом с входом в кафетерий, сексуально прикусывая краешек, наблюдала за тем, как парень обернулся, посмотрев в её сторону.
— В этом нет ничего такого — убеждала Оксана как будто себя, что не зависит от омута порочных желаний, но разум, словно на фоне сексуальных импульсов в мозг, твердил обратное, когда она подошла к окну, касаясь бёдрами его подоконника — Чтобы могло хоть как-то смутить вас
— О…. нет, я не смутилась Оксана
Заметила Наталья Валерьевна тот самый взгляд искушения в глазах Оксаны и тот тон, то самое искушенное дыхание, которое когда-то она познала в момент близости с её телом.
— Просто я кажется, понимаю, в чём дело
— Да — ухмыльнулась Оксана, повела, заигрывая губками, вела себя так, как будто искусительница и точно знала, чего хотела — И в чём же тогда? — облокотилась она на окно, забираясь на подоконник
— Ты возбуждена — подошла Наталья Валерьевна к Оксане, давая ей почувствовать в момент такой близости, свой парфюм, когда она развела перед этой женщиной ноги в стороны, словно хотела ощутить её объятия на себе — Но это больница
— А что разве может нам помешать? — положив руки на плечи женщины, Оксана выразительно раскрыла перед ней лазурные голубые глаза — Вы ведь воспитывали меня и знаете не первый год, работая с вами в одной машине, мы с вами многое повидали в своё время
— Я больше чувствуя себя как мать
— Для меня? — повела губками Оксана, без всякого стеснения наклонилась к женщине, продолжая столь же любознательно, сидя на подоконнике на неё смотреть
— Просто давай выйдем во дворик
Предложила Наталья Валерьевна, замечая, как с улыбками проходящие за её спиной медсёстры проходили в кафетерий, наблюдая за сомнительной для них сценой близости.
— Там мы всё с тобой обговорим
— Если вы только
Сползая кошкой с подоконника, Оксана кокетливо указала пальчиком на двух девушек входящих в кафетерий, которые хихикая и перешептываясь между собой, вошли в кафетерий.
— Не стесняетесь этих мочалок
— Эти мочалки как ты выразилась! — схватила Наталья Валерьевна за кисть руки Оксаны, вынуждая её остановиться, когда она хотела пройти мимо неё — Медсестры в моём отделении
— Да какая разница — ухмыльнулась Оксана, поправляя лямку висевшей на плечи сумочки
— Оксана я работаю в детском отделении — утверждала женщина в белом халате, направляясь вместе с Оксаной по коридору — Я заведующая им, ты представляешь, что теперь после такого обо мне могут подумать люди
— Пускай только попробуют — состроив серьёзное выражение лица, ответила Оксана, после чего одарила женщину тёплой и милой улыбкой
— Для тебя всё так просто
— Не понимаю о чем вы — сохраняя любезность улыбки, ответила Оксана, развела руками, вошла первой в вестибюль больничного комплекса
— На тебе высокие сапоги
Обратила только сейчас Наталья Валерьевна на обувь Оксаны и её короткое белое платье, оставляя лишь маленькую полоску просвета кожи между одеждой.
— И платье такое будто ты одета на осень
— Открытые плечи — дотронулась Оксана кончиками пальцев до своих плеч, обернувшись, проходя задом по холлу помещения — Выразительное декольте и вырез на спине, оно правда осеннее?
— Ты так любишь себя
Заметила Наталья Валерьевна, как Оксана отзывалась о своём платье, успев прежде схватить её за руку, когда она, направляясь спиной по фойе больничного здания, чуть не столкнулась с врачом.
— Осторожней!
Вскрикнула женщина, успев схватить Оксану за руку, когда она, обольщаясь в улыбке лаская своё тело руками, чуть не наступила каблуками своих сапог на туфли мужчины врача.
— Ты совсем, что ли не видишь куда идёшь?!
— Простите, пожалуйста
Почувствовав себя неловко перед мужчиной преклонного возраста в белом халате, что сначала укоризненно, а потом с улыбкой ответил на то, что заметил заботу женщины о ней.
— Я правда вас не видела — добавила Оксана, когда мужчина с на неё так серьёзно смотрел
— Ничего всё нормально
Потому как он ответил было, похоже, он знал Наталью Валерьевну, ответил он, обойдя Оксану со стороны, смотрел он больше на женщину рядом с которой она стояла.
— А вы мисс — состроив опять всё тот уже нравственный взгляд — Следует внимательно следить за тем, куда вы идёте
— Я ей о том же говорю, Виктор Николаевич! — уверяла Наталья Валерьевна, когда взяла Оксану под руку, направляясь с ней к выходу из больницы
— Не стоило было перед ним так расплываться в улыбке — сделав вид, что упрекнула, поделилась Оксана своим мнение, обращаясь к женщине, что вела её за руку и по всей видимости была в замешательстве от её недопустимого поведения — Не стоит давать ему ложную надежду
— Вот тебя я Оксана забыла спросить! — вскрикнула Наталья Валерьевна, как только Оксана зацепила её чувства и смутилась того мужчину с которым произошла неловкая встреча в холле
— Не нужно же так кричать — смутилась Оксана, сначала вздрогнув от крика женщина, сделав шаг назад, внимательно наблюдая за её реакцией
— Почему ты стараешься казаться такой? — поинтересовалась Наталья Валерьевна, когда стояла в фойе больничного здания, держась за руки Оксаны — Мы ведь вместе работали с тобой, я практически дала тебе ту уверенность что в тебе сейчас
— А то раньше я не была так уверена
Ухмыльнулась пафосной улыбкой Оксана, покидая объятия женщины, покачивая бёдрами, направилась по вестибюлю, стукая по белой мраморной плитке, каблуками высоких сапог.
— Я всегда была такой — обернулась Оксана, встав лицом к своей собеседнице, когда на фоне её, за большими окна холла, небо стало покрываться оттенками серой блеклости — Такой вот сукой
— То, что ты вредина — ухмыльнулась Наталья Валерьевна, подойдя к Оксане — Это я знала давно
— Может, выйдем на улицу
Смутилась Оксана перед проходящими рядом девушками, одна из них так внушительно посмотрела на них, когда она находилась в объятиях у этой женщины.
«О… нет-нет сейчас они подумают, что это моя мамочка, а я смазливая дура», была вне себя Оксана, когда заметила взгляд проходящей мимо блондинки с подругой, что заставлял, словно впасть в краску сложившейся неловкости.
— Пока всё-таки дождь не начался
— Хорошая идея — одобрила Наталья Валерьевна, кивнула одобрительно Оксане — Я всё-таки даже невзирая на произошедшие обстоятельства рада тебя видеть
— Взаимно — повела губками Оксана, сгорая от стыда, перед девушками, что проходили рядом в коротких выразительных летних платьях, направлялись к стойке регистратуры, держась за ручки сложенных зонтов — Но я бы хотела с вами поговорить там, пока погода не начала портиться
— Тебе ведь нужны руки в лечение мальчика Гореловой?
— Была бы неплохо и голова — ухмыльнулась Оксана, подойдя к закрытой двери в холле, коснувшись её ручки, потянула на себя — Помимо простых рук конечно — переступая порог открытой двери, вошла в тамбур, обернувшись, говорила это с улыбкой
— Помнишь нашу с тобой одну из первых выездов?
Поинтересовалась Наталья Валерьевна, когда вошла следом за Оксаной в тамбур больничных дверей, где в воздухе чувствовались витавшие ноты слияния смородины с малиной и жасмином.
— Там где мы приехали к пьяной беременной дуре в общежитие
Рассказывала женщина в белом халате, войдя следом за Оксаной в тамбур, как раз в тот момент, когда она открывала уже вторую дверь, переступая тут же через её высокий порог.
— Которое тебе было пока что лучше не видеть
— Радионова?
Прошипела Оксана, когда ступила на крыльцо, в то самое время, ощущая, как сила прохладного воздуха, предшествующего дождя, охватывает её тело объятиями нежных воздушных рук.
— Ненавижу эту суку — говорила шепотом с ненавистью Оксана, когда поток прохладного летнего воздуха обдувал её золотистые волосы, преображая её образ, словно в медузу
— Ну любить её по крайней мере не за что
— И я того же мнения — ухмыльнулась Оксана, встав на крыльце больничного здания, в то время как по нему поднимались девушки их платья так прекрасно на них колыхались, открывая завесу их красивой бархатистой кожи — Так вы кажется, хотели попроситься ко мне в команду?
— Ты ведь возьмёшь меня?
— По-моему
Утверждала Оксана, проходя по крыльцу, посмотрела на шатенку и рыжеволосую красотку, что в летних в красках цветочных оттенках направлялись к открытой двери больницы.
— Для вас и так там место забронировано
— Тогда мне следует помочь Валентине
— Я бы хотела чтобы вы взяли над ней шефство — утверждала Оксана, покачивая выразительной красотой бёдер, подошла по мраморному крыльцу к ступенькам лестницы, осторожно наступая на одну из них — Валентина последнее время кажется мне такой дурой
— Оксана она же беременна — возразила, укоризненно порицая, Наталья Валерьевна, наблюдая за тем, как сказочно Оксана с забавной улыбкой на губах спускалась по ступенькам — А как ты себя бы чувствовала не будь ты будущей мамой?
— Будущей?! — встав на ступеньках крыльца, возмутилась Оксана
— Прости, я забыла — стараясь казаться искренней, ответила Наталья Валерьевна — Но ведь……
— Аришка моя дочь — твердо заявила Оксана, состроив серьёзное выражение лица
— Ладно, хорошо — согласилась женщина в белом халате, поравнявшись с Оксаной на ступеньках крыльца, в то время как погода просто стала хмурой, небо покрылась серой пеленой, а ветер лишь слегка заигрывал на улице — Аришка твоя и только твоя дочь
— Так-то лучше — признала это Оксана, сходя со ступенек крыльца, на покрытый лужами тротуар пешеходной дорожки рядом с проезжей частью — М….. как же всё-таки здесь приятно
Вдохнула Оксана пропитанный воздух дождём, его влага и оттенки краски, сочетавшиеся в себе вкусу расцветающей летом мокрой травой, запахом впитавшей влагу коры деревьев.
— Давайте посидим в парке — утверждала Оксана, проследовав по тротуару в парк зоны отдыха рядом с больницей, где в обеденное время, там отдыхал персонал медицинского учреждения
— Но если вдруг начнётся дождь!
— Посмотрите — обернулась Оксана к своей спутнице, развела руками, ощущала на себе прохладу воздуха, вдохнула его приятный запах, чувствуя при этом будоражащую дрожь по телу и то, как кожа стала покрываться мурашками — Разве что-то предвещает теперь дождь, когда он уже прошёл
— Ладно, послушай, я трачу своё обеденное время
Уверяла Наталья Валерьевна, когда Оксана прошла по тротуарной дорожке, обходя с забавной улыбкой алых губ лужу на ней. Покачивая выразительной формой бёдер Оксана, подошла медленно к деревянной лавочке, висевшей на цепях, над которой в виде купола была крыша.
— В пустую
Высказывая недовольство, Наталья Валерьевна, приветливо кивнула двум девушкам медсёстрам, что сидели на другой из лавочек напротив, когда Оксана, усаживаясь, заняла свободную.
— Просто расскажи мне что происходит?
— Я просто не доверяю той рыжей суке
— Ты можешь выражаться без грубостей?
Упрекнула женщина в белом халате, присаживаясь на лавочку, когда Оксана выразительно отражая бёдра под платьем, положила ногу на ногу, случайно показав свой след от пункции иглы.
— А это, что за, еще след? — хотела дотронуться пальцами Наталья Валерьевна до розового следа на бёдрах, что уже почти начинал меркнуть и сливаться с оттенком кожи бёдер
«Ну всё пиздец, теперь она всё поймёт и кого я обманываю, это женщина воспитывала меня какое-то время и я прекрасно знаю её в ярости», предположила Оксана, больше испугавшись за последствия, узнав эта женщина всю правду.
— Да так ничего — убрала быстро ногу, сомкнув колени вместе, положила руки так, чтобы женщина, которая сидела с ней рядом не могла разглядеть этот след
— Это след от иглы для пункции — утверждала Наталья Валерьевна, точно зная, что за след она увидела на бедре у Оксаны — У тебя, что брали костный мозг?
— Это не ваше дело — растянула Оксана пальцами обеих рук материю платья, так чтобы след от иглы для пункции костного мозга был меньше виден
— Ты что была донором костного мозга?
Поинтересовалась Наталья Валерьевна, суровым взглядом посмотрела на Оксану, успев схватить её за руку, когда она хотела встать с лавочки.
— Сидеть! — прошипела эта женщина угрожающе, посмотрела на Оксану — Я еще раз повторяю у тебя, что брали костный мозг, если да, то для кого?
— Они похитили меня! — словно подвергнувшись стихии страха, произнесла, заикаясь в глаза Натальи Валерьевны — И против моей воли связали меня и взяли костный мозг без всякой на то анестезии, вы не представляете как я бы орала, когда мой рот был заткнут
— Так тебя похитили? — выражая ужаса от того что услышала, женщина прижала голову Оксаны к груди, беспокоясь за то что действительно произошло — Но кто и кому это действительно было нужно?
— Ну наверно тому — говорила Оксана прижавшись щекой к плечу этой темноволосой женщины, стараясь играть на её чувствах — Кому был нужен мой костный мозг
— Твой очередной пациент или кто?
— Тот, для кого бы, не потребовалось даже брать у меня анализы
Рассказывала Оксана, в то время, как Наталья Валерьевна обвила её лицо своими ладонями проницательным взглядом смотрела ей в глаза.
— Я не знаю, как это объяснить
— Просто говори как есть!
— Она похожа на меня — уверяла Оксана, испугавшись того что может сделать эта женщина, начала раскаиваться сразу перед ней — Понимаете, как две капли воды
— Похожа? — ничего не понимая, произнесла Наталья Валерьевна, словно ничего не понимая
— Я тоже не могла это сначала объяснить — уверяла Оксана, продолжая покорно сидеть рядом с женщиной, когда она просто держала её за руку — Её доставили к нам в больницу после аварии
Наталья Валерьевна внимательно наблюдала за тем что говорила Оксана и то как она её слушалась, скорее казалось забавным для этой женщины. Постепенно ветер начинал стихать, сквозь тучные густые серые облака стали пронизываться лучи дневного солнца, заставляющие Оксану прищурить глаза. Легкость касания и тепло света будоражило Оксану теплым влиянием на кожу, словно согревало её, от той боязни дрожи, что она постепенно начала испытывать. Мимо пробегал дворовой пёс, весело играя, он разогнал стаю собравшихся на площади зоны отдыха голубей. Свои лаем бездомный пёс, напугал двух девушек, так что у одной из них морожено с палочки соскочило прямо в урну, рядом с которой они проходили. Одна из девушек, в розовом роскошном летнем платье, стоящая на фонтане, чуть не упала в него, испугавшись собачьего неожиданного лая. Парень, который хотел её сфотографировать, но вместо этого оставив фотоаппарат висеть на шее, успел схватить свою возлюбленную за руку, не позволяя ей упасть в воду и намочить свой откровенный летний наряд.
— Ну, знаете там уличные гонки
— Так! — словно устраивая допрос, потребовала ответа Наталья Валерьевна, продолжая при этом крепко держать Оксану за руку — Каким боком здесь ты?
— Она была моей пациенткой
— Ты что теперь своим пациентам раздаешь костный мозг?
— Да нет же! — психанула Оксана и будто хотела уже дернуться, показать свои капризы, как будто заметила строгий взгляд в лице женщины, что продолжала держать её за руку, вспомнив взбучку которую она ей когда-то устроила — Всё было совсем не так
Уверяла Оксана, неожиданно для себя нашла в себе силы успокоиться, боясь внутри эту женщину и то, что она может ей устроить за свой характер.
— Она поступила к нам в весьма тяжелом состоянии после аварии
— Я не могу понять причём здесь ты, авария и твой костный мозг? — поинтересовалась Наталья Валерьевна ни слова не понимая из того что говорила Оксана
— Вот тут то, как раз всё самое интересное — рассказывала Оксана, облокотившись на спинку лавочки на которой сидела, уверенно теперь уже, не боясь, положила ногу на ногу
Некоторое время Оксана, сидя на лавочке с Натальей Валерьевной рассказывала ей ситуацию с девушкой, которая была удивительно похожа на неё. Стараясь казаться убедительной, Оксана понимала, что своими словами в то время, заставила свою собеседницу скучать. В то время уже небо испарило в себе серые оттенки, вновь его голубые оттенки заставляли радовать, а пробивная сила ярких лучей солнца сквозь облака освещала теперь тот сумрак, что скопился в парке больничного дворика. Воздух на какое-то мгновение становился более приятным, однако сила мегаполиса всё же преобладала в нём, запах угарных газов машин, вонь с канализации или с мусорных баков всё же доносилась и до больничной зоны отдыха.
— Знаешь что Оксана — вставая с лавочки, заявила Наталья Валерьевна, поправляя свой халат, женщина показала своё хмурое выражение лица — Вот больше всего я не люблю, когда мне врут
— Но я не врала вам честно — уверяла Оксана, оставаясь сидеть на лавочки, состроив специально гримасу отчаяние на лице — Послушайте Наталья Валерьевна
Обратилась Оксана после того как женщина, что стояла рядом с лавочкой на которой она продолжала сидеть ничего не ответила.
— Я не обязана перед вами отчитываться!
— Жаль Оксана, я думала, что вырастила дочь — ответила с огорчением в голосе Наталья Валерьевна — А на самом деле, ты не больше чем просто медсестра, работающая у меня отделении
— Это не так! — возразила Оксана, оспаривая такой оскорбительный довод в свой адрес, обиженно нахмурила губки — Да у всех ваших там мочалок, мозгов даже вместе взятых в половину, не будет того, что я приобрела при работе с вами
— Ой… вот только не надо — возразила Наталья Валерьевна, ни на секунду не поверив словам Оксаны, которые должны были вызвать в ней жалость — За время работы с тобой, единственное что я поняла это только одну вещь
— И какую же? — заметив серьёзные выражение лица у своей собеседницы, поинтересовалась Оксана, медленно вставая с лавочки
— То, что при работе с тобой
Сделав шаг к Оксане, женщина внимательно посмотрела ей прямо в глаза, пытаясь вызвать своими словами в ней хоть каплю сострадания к другим.
— Я сама не поняла как — создавая интригу и делая грамотно паузу между словами, рассказывала Наталья Валерьевна — Пригрела у себя змею
— Змею?! — возмутилась Оксана, отойдя на шаг, так как ожидала услышать для себя приятный комплимент из уст этой женщины
— Жаль, конечно, что всё это я говорю тебе — словно как вырывая из души скорбь произнесла это женщина — Хотя больше моё доверие уже к тебе не заслуживает
— Значит, вы мне не поможете в лечение мальчика Гореловой?
— Зачем ты это делаешь? — поинтересовалась Наталья Валерьевна, пытаясь понять скрытую цель того, что Оксана взялась за лечение ребёнка
«Вот именно то, что я хотела, такой человек как она мне явно пригодится, нужно не потерять момент, пора действовать», решила для себя Оксана, заметив как женщина, которая стояла рядом с ней, вдруг переменилась в эмоциях, мимике на лице.
— Я обязана отвечать на этот вопрос? — переспросила Оксана, сделав осторожно шаг на встречу к своей собеседнице
— Я не вижу никакой причины тебе вообще вмешиваться в это дело — утверждала Наталья Валерьевна — Это не твой пациент уж точно, не твоя больница, не твои проблемы…..
— Что вы хотите этим сказать? — поинтересовалась Оксана, не понимая сначала, к чему клонит женщина, что стояла с ней рядом
— То что тебя ждут родные дома — утверждала это в который раз Наталья Валерьевна сделав шаг на встречу к Оксане — Пока ты тут пытаешься спасти жизнь чужому ребёнку
«Сыграю перед ней наивную дуру, она мне поверит и её помощь в этом деле мне точно лишней не будет», предположила Оксана, состроив обидчиво губки трубочкой.
— Просто помогите мне — уверяла Оксана, отразив ямочки на щечках — В последний раз и я обещаю, больше вас и вашу больницу никогда не побеспокою
— Только из-за того — подошла Наталья Валерьевна к Оксане, обняв её прижала к себе — Но завтра я позвоню твоим родителям и скажу что ты здесь
— Нет! — испугалась Оксана, пытаясь вырваться из крепких объятий женщины обнимавшей её
— Они ведь тебя ищут! — утверждала Наталья Валерьевна в который раз — Они вообще уже думают, что тебя уже нет в живых
— Мне пока это на руку — уверяла Оксана, чувствуя отвращение к этой женщине невольно и от сильной обиды предательства, склонила голову ей на плечо, выражая влагу на глазах
— Я поговорю с ними
— Я сказала, нет!
Повторила еще раз своё возражение Оксана, вскрикнув на Наталью Валерьевну, когда она её обнимала, тогда женщина невольно ослабила объятия, позволив отойти ей от себя на шаг назад.
— Вы не понимаете
Высказывалась Оксана повышенным тоном голоса, чем привлекла внимание любовной парочки, что производили до сих фотосессию на фонтане рядом и проходящих рядом двух девушек.
— Они не поймут!
— Я ничего не скажу им, что ты была донором
— А и не надо
Продолжала кричать Оксана отходя постепенно задом, пока не уперлась обратной стороной колен в качающуюся лавочку, невольно испугавшись того что она качнулась, вскрикнула.
— Блядь! — грязно выругалась Оксана, рухнула удачно сев на качающуюся лавочку на цепях
— О… господи! — испугалась Наталья Валерьевна — Ты не ушиблась
— Нет! — отринула руку помощи этой женщины, обиженно огрызнулась Оксана — Не нужна мне ваша помощь, можете уже идти у вас наверно обед уже закончился
— Хорошо — отошла, выражая гордость женщина, посмотрев на Оксану с презрением — Я помогу тебе в любом случае, но и твоим родителям я сегодня же позвоню
«Эта дура думает, что проработав со мной, столько времени в одной бригаде неотложки, считает, как будто может служить мне матерью», размышляла Оксана, когда слёзы что наворачивались на глазах, скорее говорили уже об обратном.
— Ну и катитесь — прокричала Оксана со слезами на глазах, вслед уходящей по тротуарной дорожке женщине в белом халате — Без вас как-нибудь справлюсь
Ничего не ответив, Наталья Валерьевна, даже не обернувшись, направилась по дорожке в сторону больницы, оставив Оксану сидеть на лавочке одну. Вцепившись когтями обеих рук в лавочку, на которой сидела, Оксана чувствовала всю горечь, стекающих по щекам слёз. Продолжая смотреть с чувством сожаления какое-то время в спину уходящей женщины, Оксана после опустила взгляд, прикрывая ладонью губы и нос. После чего Оксана непроизвольно заплакала от чувства душевной боли и разлуки, беспокоясь оказаться отринутой близкому человеку.
***
Автомобиль такси плавно въехал по двор многоэтажки, что была расположена свечкой, скрывая частично за собой ту суету постоянной жизни большого города. Двор казался тихим, лишь шелест листьев и отзвуки постоянного потока машин по городу, витали в гармонии этого дворика, словно как в битве звуков. Тень большого здания скрывала половину двора, падая на детскую игровую площадку и стоянку машин рядом с угловым подъездом, у которого остановилась белая иномарка седан. Рядом с подъездом стояла влюблённая парочка, парень с девушкой о чём-то нежно говорили, смотря со страстью голодных взглядов в глаза друг другу. Рядом на лавочке сидел черный какой-то ухоженный кот, скрываясь в тени, это создание тихо урчало, довольствуясь спокойствием и тишиной.
Расположившись на заднем сиденье белой иномарки, Оксана приводила в порядок губы, проводя по ним кончиков стержня алой помады. Роскошные золотистые волосы, потоком необузданной страсти свисали, падали прямо на открытые плечи платья на Оксане. Убирая обратно помаду в сумочку, Оксана достала из неё кошелёк, когда автомобиль остановился напротив нужного подъезда, вынула из него купюру в тысячу и протянула её водителю. В машине чувствовался запах мускуса, бергамота и кожи, оттенки которых взбудоражили оплот капризов порочного желания в Оксане, когда она так чувствительно уже почти со стоном вдыхала их запах.
— Вот возьмите, пожалуйста
Улыбнулась милой улыбкой Оксана, вручив протянутую купюру водителю, мужчине, что сидел без всяких на то эмоций, даже не обернулся, взял предложенные ему деньги.
— И спасибо — поблагодарила Оксана, после того как водитель такси ничего не ответил
— Вам тоже удачного дня барышня — пробурчал он так, как будто каждый день возит таких вот роскошных дам
— Хм….
Повела недовольно губками Оксана, когда открыла дверь, почувствовав прохладу обворожительного воздуха. Силой своего потока легко проникал в салон, так приятно касался кожи ног и открытых плеч тела Оксаны.
— Ну ладно — прикусывая соблазнительно краешек губы, стояла Оксана рядом с подъездом, где парочка так влюблённо смотрела в глаза своему партнеру, не обращая на неё никакого внимания
Покачивая бёдрами, Оксана направилась к подъезду, толкнув пальцами открытую дверь машины такси, салон, который она покинула, выгибая спину, отразив пикантные бёдра. Подойдя к двери подъезда, которая была открыта, Оксана прошла за спиной парня, который что-то бормотал о любви своей возлюбленной. Поднимаясь на ступеньку его крыльца, Оксана, издавая каблуками надетых на ногах сапог, вошла почти тут же в подъезд. Розовые стены с побелкой, такое чувство складывалось, что за подъездом следит очень хорошо управляющая компания. Легкий запах приятных ароматов жасмина в сочетание с розой и гардении, туманил все сторонние запахи, в этом помещении, где совсем, к удивлению Оксаны, не чувствовался запах табачного дыма.
— Что же, по крайней мере — поднимаясь по ступенькам лестницы, Оксана взошла на первый этаж, в каждом шаге так выразительно играя бёдрами — Всё не так как у Валентины
Наступая на подъездную белоснежную, можно сказать даже зеркальную плитку, Оксана прошла по площадке, звонко стукая каблуками, о её поверхность. Подойдя к кнопке лифта, двери которого были белоснежными, на подъездной стене не было ни одной надписи, даже не одного окурка, обернувшись, Оксана заметила в углу рядом с подъездным щитком на этаже видеокамеру.
— Понятно — прикрывая кончиками пальцев накрашенные губы, задорно рассмеялась Оксана, дождавшись, когда двери кабины лифта откроются, перешагнула через её порог
Нажав кнопку седьмого этажа, Оксана облокотилась на его стену, после того как двери кабины плавно закрылись и лифт, издавая легкий гул работающего мотора, стал плавно подниматься вверх по шахте. В кабине лифта чувствовалось это странное сочетание жасмина, розы и гардении, когда Оксана, впитывая в себя, вдыхая ртом, эти запахи словно изнывала будоражащим стоном, желая скорее испытать страсть, боролось с тем, чтобы сохранять рассудок. Дождавшись когда кабина лифта, плавно поднимется на нужный этаж, Оксана, касаясь кончиками пальцев гладкой стены в лифту, выгнула спину. Изнывая порочной страстью, запрокинула голову и как только двери открылись, Оксана вновь опустила голову, состроив порочный хищный взгляд.
— Ну вот надеюсь этот тот адрес — предположила Оксана, переступила порог открывшейся двери, вошла на площадку на этаже
«Что я ему скажу, как я ему это скажу в моём-то состоянии, блядь да что со мной теперь происходит», размышляла Оксана, направляясь к нужной, кофейного цвета двери, с указанной на ней номерного знака квартиры.
— В любом случае — уверяла себя Оксана, когда подошла к нужной двери, касаясь осторожно пальцами кнопки дверного звонка — У матери и ребёнка разные группы крови, значит, остаётся отец, на случай, когда во время операции мне потребуется кровь
Нажимая на кнопку дверного звонка, едва слышным шепотом размышляла Оксана вслух, дождавшись, когда появится электронный звук, отошла инстинктивно на шаг назад.
— Виктор Сергеевич Жданов
Обратилась Оксана, как только перед ней открыл дверь мужчина, одетый в белую рубашку, пуговицы которой были расстёгнуты и черные, идеально поглаженные брюки.
— Я врач из городской клинической больницы №12 — первое, что успела произнести Оксана, внимательно изучая внешний облик идеального, по её мнению, внешности мужчины
— Ну сколько можно тебя ждать! — возмутился мужчина как будто знал Оксану, тут же схватил её за руку и не успела она опомниться, как оказалась в его прихожей — Ты ведь говорила что выйдешь просто в магазин, а тут я вижу и новое платье и волосы смотрю белые, ты зачем в блондинку покрасила волосы?
— Да что вы себе позволяете! — вскрикнула возмутившись Оксана, находясь в прихожей его квартиры, отдернула от себя руку мужчины — Не знаю что вам там в голову взбрело
— Таня ты чего? — не понимал сначала мужчина, но всё же закрыл дверь после того как Оксана уже находилась в прихожей стоя у гардеробного шкафа — Ты что головой ударилась
— Мужчина я говорю вам что я врач! — уверяла Оксана, пытаясь вразумить незнакомца, который позволял себе вести себя с ней, будто он её знает
— Да какой врач Таня! — рассмеялся он, наблюдая и восхищаясь Оксаной — Ты ведь сказала, что выйдешь совсем ненадолго, а уже успела покрасить волосы, сменить платье и надеть сапоги
— Мужчина я говорю — уверяла Оксана, сначала не понимая даже, о ком он говорит — Я врач, я занимаюсь лечением вашего сына
— Ты и про сына теперь уже знаешь
— Ты что глухой? — огрызнулась Оксана, испытывая страх в отношении этого мужчины, находясь с ним в одной квартире без посторонних лиц — Или может быть тупой?
Оценивая обстановку прихожей, бежевые обои, паркет кофейного цвета, как и в прихожей гардеробный шкаф и полка для обуви. Над входом висела бра в форме двух кувшинок, а в квартире пахло кожей, мускусом и бергамотом, оттенки этих запахов пленили сознание Оксаны.
— Я вам в сотый раз говорю, что я врач…….
— Откуда ты узнала про сына? — возмутился он, словно уже был готов начать отчитывать Оксану, за чрезмерное любопытство, совершенно не понимая, кто она есть
— Я занимаюсь его лечением……
— Да какой ты врач
Вскипел он, схватив Оксану за руку, когда она от испуга его реакции и угрожающего рассерженного лица, взвизгнула, покорно пошла за ним по коридору мимо гостиной к развилке коридоров.
— Таня что ты, черт возьми, несёшь? — встав на развилке коридоров, рядом с дверью ванной комнаты, вскрикнул этот мужчина
— Да какая я Таня?! — крикнула еще громче Оксана — Я вам не Таня и понятия не имею, кого вы во мне увидели
— Так а ну пошли поговорим с тобой в комнату — хотел он потянуть за собой Оксану, вцепившись мёртвой хваткой ей в руку
— Никуда я с вами не пойду — упиралась Оксана не желая идти с этим мужчиной, испытывая панический страх за свою жизнь
— Таня ну хватит! — продолжая разговаривать повышенным тоном голоса, держался за руку Оксаны и против её воли тащил в одну из комнат, что и была на первый взгляд спальней супругой
— Я вам не Таня! — уверяла Оксана со слезами на глазах вошла в светлую комнату с большим окном по центру, вид из которого выходил на площадь и на торговый центр Магнит
— Таня прекрати
Втолкнул он Оксану в комнату, так что она чуть не оступилась и не упала на пол, успев удержаться за стоящий рядом парфюмерный комод
— Ты что забыла, какой у нас сегодня день?
— Какой блядь день? — оцепенев, как кошка перед большой собакой, кричала Оксана на всю комнату, состроив разъярённый вид, в то время как её черная сумочка лежала на полу
— Сегодня мы едем к моим друзьям там будет сексуальная вечеринка — рассказывал он когда вошёл в комнату, не обращая внимание на психи Оксаны — Роскошные вызывающие наряды, стриптиз, сексуальные игры развлечение, даже порабощение
— О… нет спасибо я пас — возразила Оксана, оставаясь стоять посреди комнаты
— Да что с тобой Таня? — нежным голосом обратился мужчина, подходя к Оксане
— Да не Таня я — утверждала Оксана, изнурённо вздыхая, встав напротив белого кресла, когда оно стояло боком к окну
— Таня ты головой ударилась?
— А что должна! — вскрикнула Оксана, пытаясь сдерживать свой порыв гнева, когда вены на её шеи были так сильно напряжены и глаза смотрели в глянцевый потолок
— Да что с тобой сегодня? — не понимал ничего этот незнакомец — Ты должна была прийти еще час назад, а вместо этого покрасила себя, одела совсем другое платье и нацепила сапоги летом
— Да хватит уже Жданов! — возразила Оксана, оспаривая утверждения неизвестного ей мужчины, встав рядом с белым креслом — Я же вам говорю я не какая вам не Таня
— Ну вот оно опять повторяется
— Сколько вам говорить я Орлова Оксана Владимировна — утверждала Оксана, стараясь сохранять спокойствие и не понимала, почему этот человек считает её другой — Я врач вашего сына
— Дорогая ты что — не понимал он, но проигнорировал, то что Оксана говорила про его сына, подошёл к ней и хотел было будто уже обнять, в ответ она одарила крепкой пощечиной по лицу, обожгла при этом руку — Да что с тобой?
— Ты что блядь охуел?! — грязно и грубо выругалась на него Оксана
— Ты меня ударила — не понимал он, за что получил пощечину
— А нечего было руки распускать — прокричала на него Оксана, оставаясь стоять посреди комнаты
— Да ты в своём вообще уме Таня?! — прокричал он на Оксану в тот момент, когда во входную дверь в прихожей кто-то постучал
— Откроешь? — поинтересовалась Оксана, когда мужчина, сдерживая себя на неё с ненавистью смотрел
— Ладно — прошипел он недовольно, выходя из комнаты, оставляя Оксану стоять рядом с белым креслом — Но я заставлю тебя за это ответить — заявил мужчина на выходе из комнаты
— Да-да конечно — шепотом ответила Оксана, когда мужчина, хозяин этой квартиры направлялся по коридору — Ебанутый козёл
Какое-то время спустя Оксана слышала, как он открывал дверь, после чего молчание, которое по её мнению, словно как убило хозяина квартиры своим удивлением.
— Привет любимый — послышался женский задорный голос и чмок поцелуя, после чего какая-то девушка вошла в прихожую — Я тебя тоже рада видеть, ой как я устала, ты даже не представляешь
— Таня? — будто не уверенно спросил он, его голос напоминал скорее разбитое состояние и отчаяние — Но-но……
— Что-то не так? — снимая обувь и оставляя её в прихожей, девушка, покачивая бёдрами, прошла по квартире этого мужчины — Ты что не рад меня видеть
— Но тогда кто это
Направлялся он следом с девушкой по коридору в сторону комнаты, где находилась Оксана, забираясь коленями на белое кресло, опираясь локтями обеих рук на его спинку.
— Ты что привёл домой какую-то швабру? — грубо выразилась спутница хозяина квартиры
— Уверяю тебя дорогая — убедительно говорил мужчина, когда женщина в синем коротком платье, первой вошла в комнату, застыв в проходе открытой двери
Девушка с длинными, кашемировым оттенком волосами, цвет которых был похож с шоколадом, встала в проходе, опираясь рукой на каркас. Мило улыбнувшись, Оксане, она прекрасно зная чем она обязана для неё, выгнула спину, выставив бёдра перед своим кавалером. Короткое синее платье, облегало тело девушки, что в точности почти выглядела как Оксана, подчеркивая изящной упругой тканью атласа. Открытые плечи, позволяли носить одежду без бюстгальтера, откровенный вырез на спине и шикарной формы декольте, подчеркивающее грудь идеальной формой чашек. Загар тела этой девушки имел цвет спелого персика, такое чувство, что она регулярно посещала солярий, чтобы скрыть бледность кожных покровов, после перенесённой тяжелой формы болезни.
— Ну привет сестрёнка — мило улыбаясь вошла девушка в комнату, сохраняя радушие на лице, направляясь по комнате покачивала шикарной прелестью бёдер — Надо же
Восхитилась она продолжая изумляться в улыбке, наблюдая за тем, как Оксана стояла в кресле на коленях, смотрела на неё со всей внимательностью.
— Люди и правда не врали — говорила она, встав в паре метрах от кресла в котором находилась Оксана — Ты и правда очень сильно похожа на меня
«Теперь понятно про кого он говорил, эта тупая курица, дочка Васильевой и правду похожа на меня, единственное что нас отличает это цвет волос», размышляла Оксана начиная сначала изучать взглядом, вошедшую девушку в комнату.
— Я тоже впечатлена — сохраняя равнодушие, ответила спокойно Оксана — Теперь Виктор Сергеевич вы верите, что я не ваша Таня?
— Поразительно — был ошеломлен сначала копией сходства Жданов — Немного, есть конечно черты лица, хотя нет, вы почти как две капли
— Давайте поговорим теперь о вашем сыне! — предложила Оксана, оставаясь стоять в кресле на коленях — Я ведь сюда пришла за этим
— Прошу — подошла девушка креслу, в котором стояла Оксана — Останься у нас, мне так много надо с тобой обговорить
— Нечего обговаривать — возразила Оксана, отвергая предложение этой девушки — Жданов я хочу поговорить о вашем сыне!
— Ты не говорил, что у тебя есть сын! — возмутившись, обратилась Татьяна к своему мужчине, посмотрев на него укоризненно — Так ты приехала сюда к нему?
— Мне нужно узнать про его сына — уверяла Оксана, стараясь объяснить девушке этого мужчины, какую важность его слова могут сыграть в диагностики и лечении — Скажите у вас или у вашей семьи наблюдались сердечные пороки сердца?
Сползая по креслу, садясь в него, свесив ноги, касаясь каблуками надетых на ногах сапог паркета пола в комнате, Оксана выразительно положила ногу на ногу.
— Неважно какие — утверждала Оксана, специально повторяя вопрос, потому что заметила недопонимание в глазах мужчины, к которому обращалась — Было ли что-нибудь связано с сердцем возможно у вас или у ваших родственников?
— Не понимаю, к чему вы спрашиваете? — был растерян Жданов — Как говорите вас зовут
— Для вас я — продолжая серьёзным взглядом смотреть на мужчину в комнате, ответила Оксана, нахмурила губки, отразив ямочки на щечках — Оксана Владимировна
— Хорошо Оксана Владимировна — отошёл мужчина к большой двуспальной кровати, продолжая наблюдать то за Оксаной, то за своей возлюбленной — И что же вы хотите узнать от меня?
«Тупой блядь ублюдок ты, что меня за дуру держишь, ладно попробую подойти тогда с другой стороны», предположила Оксана, что те вопросы, что она задавала этому мужчине не дают ей нужного результата, нервно покусывая краешек губы, оставаясь сидеть в кресле.
— Как давно вы расстались со своей супругой? — задавай другой вопрос, рассуждала Оксана, пытаясь понять, что всё-таки послужило причиной врождённой аномалии сердца у ребёнка
— Где-то около года — неуверенно ответил он, присаживаясь на постель
— Останешься у нас? — держась за руку Оксаны, было видно, что эта девушка питала к ней особый интерес, который по взгляду настораживал
— У вашей жены и у вас разные резусы факторов — игнорируя эту девушку, обращалась Оксана к мужчине — Так же как и группа крови
«Может аутоиммунное заболевание, должно же быть хоть что-то, что может объяснить происходящее», размышляла Оксана, углубляя в искушение страсти головоломки.
— Хотя нет, что я такое несу, резус-конфликт в этой ситуации маловероятен — тихим шепотом предположила Оксана, продолжая смотреть в проход открытой двери в комнате — Миксома или синдром гипоплазии левых отделов сердца
— О чём ты говоришь? — не поняла сначала девушка, заметила, как странно Оксана смотрела в проход открытой двери входа в комнату, рассуждая шепотом — Может, чаю все попьём?
— Да Танюша — согласился мужчина, радостно кивнув — Так что вы хотели еще спросить
— Как вела она себя во время беременности? — поинтересовалась Оксана — Да и как в целом, расскажите, как протекала беременность?
— Да вполне обычно — уклончиво ответил мужчина, чем не удовлетворил ответом Оксану
— Ну что значит обычно! — психанула Оксана, посмотрев злостно на этого мужчину — Расскажите мне, как проходили роды, вы видели ребёнка, может вы что-то заметили, на что мне как врачу стоит обратить внимание
— Да послушайте — возразил мужчина, вставая с кровати — К чему вы клоните, я не могу понять сути ваших вопросов
— А суть такова! — прошипела Оксана всё так же продолжая смотреть на него недовольным взглядом — Вам сын там, страдает всеми формами дыхательной недостаточности, что выражается цианотическим оттенком кожи, склонности к респираторным заболеваниям и прочим другим симптомам и я хочу понять, что его так убивает…..
«Бледность и синюшность кожи, повышенная сонливость, быстрая утомляемость, общая слабость, боли в сердце, нарушения ритма», перебирая вновь в голове все перечисленные симптомы, проверяла себя Оксана.
Высокое давление в легочной артерии — постоянный или приступообразный кашель, эпизоды удушья, кровь в мокроте.
Недостаточность кровообращения — отечность голеней, боль и тяжесть в правом подреберье, набухание шейных вен.
— Да знаете — признался мужчина, почувствовав себя неловко, в том, что Оксана так многократно перечисляя симптомы, скрыто под ними обвинила его во всём произошедшем — У Антошки на тот момент наблюдался кашель, даже аж знаете с кровью, он был белый, вот знаете как снег
— Не типичное сравнение — возразила Оксана, перебирая в голове, что может подходить ближе под описанные симптомы — Особенно когда оно касается вашего сына
На рентгенограмме видно небольшое или значительное увеличение размеров сердца. Заметно, что увеличены его правые отделы. Так же отмечается расширение ствола легочной артерии, наблюдается отек легкого.
— Что-нибудь помимо бледности кожных покровов, отдышки и кровохарканья
Интересовалась Оксана, продолжая сидеть в кресле положив ногу на ногу, выразительно отразила упругую форму бёдер, за счет выреза платья с бедренной стороны. Начиная учащенно дышать, Оксана чувствовала, что в момент искушения страстью головоломки, стала впадать во мрак порочного омута. С трудом сдерживая себя перед сексуальным, по её мнению мужчиной, Оксана старалась не выдавать то чувство, которое очень сильно тяготило к соитию с ним.
— Кто-нибудь из ваших родных в семье
Спрашивала Оксана, положив руки на колено, старалась показаться гордой и недоступной для своего собеседника, когда сама сгорала в пламенной агонии порочной тяги к любви.
— Вообще страдал хоть какой-нибудь сердечной патологией — продолжая дальше интересоваться, говорила Оксана, прикусывая краешек губы, ощущала лёгкую раскованность, но которую могла контролировать — Неважно какой, просто назовите мне заболевание
— Бабушка болела диабетом — задумчиво ответил мужчина — Ну разве что дед, умер еще в молодости, как раз когда родился мой отец, остановка сердца внезапная
— Так с этого места подробнее пожалуйста!
Потребовала Оксана, заметив, как девушка в синем платье, держа разнос обеими руками на котором находился чайный сервиз и три кружки с чаем разных цветов.
— Что послужило причиной остановки сердца
— Ой, давайте хватит уже об этом — возразила Татьяна Васильева, поставив нагнувшись разнос на кофейный столик рядом с кроватью — Давайте просто попьём чаю
— Я не чаи сюда пришла распивать! — возразила Оксана, наотрез отвергая предложение хозяйки
— Оксана Владимировна — искренне начал говорить Жданов, как будто всем своим видом отражал вину перед Оксаной — Я виноват перед вами, простите, пожалуйста
Говорил мужчина, когда к нему на колени пришла и уселась девушка, словно как кошка облюбовала властью своих рук она, расстегивая ему пуговицы на рубашке.
— И меньшее, что я могу сделать, чтобы загладить хоть как-то свою вину — уверял он, пытаясь казаться для Оксаны гостеприимным — Это предложить вам, попить с нами чаю
— Простите — возразила Оксана, чувствуя брутальные вкусы парфюма мужчины, не могла устоять перед его соблазном — Но я должна идти
— Оксана стой, подожди! — вскочив тут же с колен мужчины, возразила Татьяна, ринулась тут же к Оксане — Я тебе многим обязана и особенно тем, что сейчас стою тут перед тобой
— Это ты верно подметила — согласилась Оксана, желая пойти дальше, но девушка, крепко держала её за руку — Но сейчас, мне действительно нужно идти
— Кружку чая — словно не хотела она никуда отпускать Оксану от себя — Ну пожалуйста, посидим поговорим
«Эта тупая сука заявляет, что использовала мой костный мозг, исцелилась и теперь я еще чем-то обязана, да вот хуй тебе», возмутилась Оксана настойчивостью девушки, когда она стояла с ней так рядом и взглядом, словно принуждала сесть и распить кружку чая.
— Нам не о чём говорить! — возразила Оксана, вырвав свою руку из хватки руки девушки
— Оксана прощу — жалостно, словно молила Татьяна — Прошу тебя, пожалуйста, я так много хочу тебе рассказать
— Мне всё равно! — безразлично ответила Оксана, не придавая никаких чувств, к жалким мольбам этой девушки
— Прошу, пожалуйста!
Повторила она вновь, словно была уже готова встать на колени, когда Оксана с гордым видом, прошла по комнате, нагнувшись, поднимая сумочку с пола, встала у открытой двери.
— В том, что моя мать так с тобой поступила — утверждала она, пытаясь пробудить в Оксане чувства жалости к себе — Если бы я только знала, что она поступит так ужасно
— Ты бы отказалась от моего костного мозга? — поинтересовалась Оксана, оставаясь стоять в проходе открытой двери — Когда шанс найти подходящего донора один на миллион
— Оксана прошу — нервничала девушка, оказавшись в неловкой ситуации перед своим возлюбленным, никак не могла сделать выбор — Просто давай обо всём поговорим
«Эта наглая дура, даже после того, как врач её подлой матери выкачала меня почти досуха, хочет еще о чем-то договориться», посмотрела Оксана на девушку с презрением и не желая пока что с ней больше продолжать беседу, оставаясь стоять в проходе открытой двери.
— Ладно — уныло вздохнула Оксана, сделав шаг навстречу в комнату — Но после этого я уйду
— Ну конечно — мило улыбнулась Татьяна, после чего развела руками, показывая застенчивость перед Оксаной — Если конечно ты сможешь
— В каком смысле? — поставив сумочку на парфюмерный комод, возмутилась Оксана, недовольно посмотрела на девушку стоящую перед ней, сделав осторожно шаг вперед, в то время как девушка села на колени к своему возлюбленному — Не если смогу, а уйду!
— Хорошо — ухмыльнулась Татьяна, пожав плечами, легонько пододвинула на разносе красную кружку к Оксане, когда она всё еще с опаской, но подошла к кровати — Уйдешь, если сможешь
— Не если смогу — возразила Оксана, выставив указательный палец вверх, стоя рядом с кроватью, двух влюблённых — А уйду!
— Ладно, как скажешь — загадочно улыбнулась шатенка, предложив намёком взгляда Оксане кружку чая — Я, по крайней мере, тебя здесь держать не буду
— Оксана Владимировна просто попробуйте наш чай — уверял мужчина, нежно обнимая сидящую у него девушку на коленях за талию — Уверен, вам он понравится
— Вы ведь не отвяжитесь — вздохнула Оксана, обошла колени мужчины, покачивая перед ним упругой формой бёдер, стукая каблуками сапог по паркету в комнате
— Ну, просто одну кружку — состроила губки трубочкой Татьяна
— Как будто вы мне дадите выбор — присаживаясь на постель рядом с мужчиной, вредничала Оксана, взяв с рядом стоящего столика красную, предложенную ей кружку с ароматным чаем
— Почему ты не дождалась меня? — состроив обиду на лице, спросила Татьяна — Я с больницы прямиком мчалась, чтобы поблагодарить тебя, а тебя и след простыл, ты даже мою мать обманула
— Просто у меня — положив ногу на ногу, держа кружку с приятным душистым чаем в руке, уверяла Оксана — Появились неотложные дела — сделала она осторожно один глоток сладкой травяной прелести, вкус которой пришёлся ей весьма по нраву
— Настолько неотложные, что ты не дождалась свою сестру? — укоризненно с улыбкой, посмотрела Татьяна Васильева на Оксану
— Почему ты не у себя в гараже? — поинтересовалась Оксана, предпочитая не отвечать на пустой вопрос этой девушки — Что больше двигателя, поршни и цилиндры не представляют для тебя интерес, как и гонки, которыми ты жила?
— Я ведь не дура теперь уже — посмотрев серьёзно, ответила Татьяна, держа я руках синюю кружку с чаем, одной рукой обвила шею мужчины у которого положа ногу на ногу, сидела на коленях
— Интересно, что способствовало такому решению? — поинтересовалась Оксана, сделав глоток чая из кружки — Ведь насколько я была наслышана от твоих друзей, ты не могла просто так покинуть это место, что же всё-таки случилось?
— Я почти побывала там — утверждала Татьяна, словно говоря о чем-то высшем — И если бы не ты сестрёнка, мне бы ни за что не выбраться, а твой костный мозг, решил все наболевшие проблемы
— Очень рада — смакуя чай во рту, его сладкий вкус, словно как пленил рассудок Оксаны, такой сильный душистый аромат его трав, как будто принуждал делать глоток за глотком, повторила она еще, отпив немного с кружки — Что я тебе всё же пригодилась
— Я не то хотела сказать — почувствовав в словах Оксаны обиду, уверяла Татьяна, пытаясь загладить свою вину — Я просто не могу поверить, что судьба свела меня с такой вот прекрасной копией как ты сестрёнка
— Ну ладно Таня скажешь тоже — смутился её мужчина, у которого девушка сидела на коленях, стараясь загладить оплошность своей женщины — Оксана Владимировна блондинка
— А вам что не нравятся блондинки? — обидчиво нахмурила Оксана губки, сделав так чтобы девушка, которая сидела у мужчины на коленях, заметила это
— И что с того, что она блондинка? — возмутилась Татьяна, толкнув игриво кончиками пальцев своего кавалера в плечо — Не понятно по какой причине, она моя копия, а теперь уже сестра по костному мозгу
— Прости — искренне извинился сначала он перед ней — Оксана Владимировна простите, я не то хотел сказать, вы тоже прекрасны, хоть и блондинка
— Ну хватит всё Виктор — возразила первая Татьяна, когда Оксана проигнорировав этот вопрос, чувствовала, жар по всему телу, кровь словно бурлила в ней, разжигая очаг скрытого порочного омута, которым был опутан её разум — Оксана не слушай его, он ерунду всякую говорит
— Ну просто у каждого свои вкусы
Говоря через каждое слово, затруднительно делая вдох, выразила Оксана свои мнение, ощущая, как приток крови к половым органом усилил своё влияние и то желание секса, казалось уже неконтролируемым.
— Можно мне скинуть с себя сапоги? — поинтересовалась Оксана, почувствовав тепло в ногах
— Да-да конечно — закивала головой девушка — Хочешь, Виктор может тебе помочь?
— Да нет спасибо — возразила Оксана, отвергая такую помощь, поставив кружку с чаем на столик, нагнулась, потянув за собачку молнии сапог, расстёгивая один из них
— Виктор помоги девушке — настойчиво попросила его девушка, вставая с колен мужчины, почувствовав себя неловко перед Оксаной
— Зачем? — удивилась Оксана, посмотрев, раскрывая лазурные голубые глаза на девушку, что укоризненно заставляла своего мужчину помочь ей — Я и сама могу справиться
— Но мне будет приятно — уверяла она, когда подошла к Оксане нагнувшись, коснулась её подбородка кончиками пальцев, принуждая словно обратить на себя внимание — Если он за тобой начнёт ухаживать и выполнять всё то, чего хочешь ты
«Блядь ну почему я не могу отказаться, мне так хочется её поцеловать, этот аромат, что словно дуновение душистых полевых цветов, так сладко пахнет у неё из-за рта», размышляла Оксана, поддавшись музе соблазна, сама понимая как, разум подчинился воли романтических чувств.
— Ну что же — повела кокетливо Оксана губками, отодвигаясь назад, чтобы не поддаться власти искушения так просто, опираясь руками на постель на которой сидела — И чем ты теперь занимаешься, если не секрет
Поинтересовалась Оксана, протянула ноги, скрестив их между собой, рядом с которыми мужчина сел на колено, медленно коснулся собачки молнии сапог.
— Должно быть, тяга твоего гаража и тех старых друзей тянет тебя назад?
— Поначалу какое-то время было нелегко это признать
Утверждала Татьяна, держа в руках кружку с чаем, смотрела на Оксану, рассказывая при этом выражая чувствами эмоций, переживаниями, чуть ли не через каждое слово.
— Но я справилась — изумилась она в волшебной улыбке — Даже по своей крысе, которую пришлось мне так и оставить, зная причину этого, я нашла себе занятие
— И какое же?
Поинтересовалась Оксана, ощущая свободу после того как мужчина медленно стянул сначала один из сапогов одетых на её ногах, затем так же поразительно сказочно нежно потянул за другой.
— Что может быть важнее
Не могла устоять от услады чая, после чего как её ноги были разуты, оставаясь сидеть на кровати, нагнулась, чтобы поднять с разноса красную кружку.
— Того чем ты занималась?
— Решила посветить себя танцу на пилоне
— Да ну — не поверила сначала Оксана, в то что услышала — Ну и как успехи
— Не поверите Оксана Владимировна — утверждал мужчина, вставая с колен, поставив рядом с кроватью сапоги Оксаны — Таня даже попросила меня установить этот шест
Указал он на пилон в углу комнаты, что был расположен напротив входа и кроватью молодых супругов, который Оксана только сейчас заметила и не понимала, как его она раньше не видела.
— Только чтобы помочь ей отвлечься — уверял он, рассказывая это Оксане, когда его девушка мило покачивая бёдрами, подошла к нему, присаживаясь на колени, обвила ладонью лицо мужчины
— И как успехи? — поинтересовалась Оксана, любознательно наблюдая за влюблённой парочкой, когда они со страстью и огнём в глазах смотрели друга на друга
— Если честно — нахмурила шатенка губки с обидой, посмотрев на Оксану с чувством сожаления и тут же выражая застенчивость — То не очень
«Наверно всё-таки я покажу ей, как нужно действительно танцевать, но возможно стоит сначала посмотреть на то, что она умеет», предположила Оксана, отпивая еще глоток душистого травяного чая с кружки, чувствовала неутолимую жажду секса, как он разжигал в ней агонию желания.
— Покажешь? — поинтересовалась Оксана, отпивая еще глоток за глотком с кружки, впитывая в себя его утонченный травяной вкус
— Ладно — ухмыльнулась Татьяна, оставив кружку с чаем на разносе, встала с колен мужчины, медленно покачивая выразительными бёдрами, направилась к пилону — Только не смейтесь сильно
— Обещаю, не буду — уверяла Оксана, прижав ладонь к груди, словно верно давала клятву — Если конечно, мне не будет очень смешно
— Ну, Оксана — состроив такие же ямочки на щечках, девушка подошла к пилону, обвивая его шест пальцами обеих рук, выражая в каждом шаге восхитительный изгиб бёдер, обошла его по кругу
Девушка словно как начинающая, играла бёрдами, вращая красиво тазом, садясь на корточки, держась за шест руками, потом снова вставая, раздвигая и сводя колени вместе, прижимаясь к пилону телом. Потом снова оборачиваясь, сделала круг, прижимаясь к шесту спиной, девушка встала лицом к своей публике, в то время как Оксана допила свой чай, поставив пустую кружку на разнос, повела губками, сгорая от сильной жажды любви.
— Ну как? — поинтересовалась Татьяна, когда играя телом, рядом с пилоном, обратилась к Оксане
— Ну что же — прикусывая краешек губы, Оксана не могла уже контролировать свою порочную стихию — Для начинающей, вполне даже неплохо
— А если честно? — девушка, направляясь к кровати, обвив обеими руками талию, выставив указательный палец левой руки вперёд, словно требовала конкретики и строгой критики
— Тебе не хватает конкретики — сорвалась у Оксаны с языка критика, которую она не могла в себе удержать, воспевая себя в гордости, представляя богиней после выпитого чая — Виртуозности
— Да ладно вам Оксана Владимировна — выступая в защиту своей женщины, заступился мужчина, посмотрев на Оксану, как недовольно она отзывалась — Она ведь только учится
Утверждал он, выгораживая шатенку, когда она мило улыбаясь, подошла к своему кавалеру, обвив пальцами обеих рук его плечи, забираясь на постель, села к нему на колени.
— Как будто бы у вас получилось лучше
— А разрешите попробовать? — состроив вновь улыбку гордыни, спросила Оксана, строя из себя застенчивость
— А почему бы и нет — кивнула положительно Татьяна, играя на лице милую улыбку — Попробуй и ты, чего тебе стесняться, уж мы тебя тут судить строго не будем
— Ну как знаете — медленно встала Оксана с постели, расправляя платье на бёдрах, столь же пикантно, отражая в каждом шаге изгиб эластичной формы бёдер, направилась к пилону
Обвив пальцами обеих рук шест, Оксана подтянулась на нём, перевернулась, застав вниз головой, развела ноги в сторону на полную растяжку. После чего скрестив обратной стороной колен ноги, оплетая ими пилон, Оксана расслабила руки, начиная медленно опускаться по нему, расправив руки в разные стороны. Касаясь руками пола в комнате, Оксана, прижимаясь спиной к шесту, выполнила переворот, встала ногами на пол. Прижавшись к шесту спиной, играя телом словно змея, выражая пластикой тела сочную форму изгиба, Оксана, завораживая своих зрителей, находилась под властью чая. Согнув обе руки в локоть, Оксана завела их за спину, расстегивая застёжку молнии, на спине, после чего продолжая смотреть на своё правое плечо, прикрывая золотистыми волосами половину лица, медленно стала оголять плечи. Играя телом, Оксана стала освобождаться, как змея от шкуры, опуская материю нежного платья до талии, придавая на обозрение сочную грудь. Вращая на изумление тазом, Оксана столь же плавно освободилась от платья, и зависнув его кончике пальцев левой ноги, подняла её чуть согнув, после чего так же пикантно скинула его на пол. Повернувшись вновь спиной к своим зрителям, Оксана, прижавшись к пилону, играя бёдрами, занося их за пилон, медленно села на корточки, затем так же столь же плавно стала подниматься. Подтянувшись на шесте, постепенно до потолка, Оксана медленно отклонилась, опустив руки, крепко обвив пилон ногами, стала опрокидываться назад. Свисая вниз головой, Оксана развела руки, словно кружилась, постепенно опускаясь всё ниже и ниже на шесте, пока не коснулась пальцами пола. Выполнив разворот, Оксана встала на ноги, прижавшись спиной к пилону, улыбаясь порочной формой улыбкой, коснулась пальцами обеих рук резинки белых кружевных трусиков, одетых на ней.
«Им и так хорошо, зачем я буду всё портить собой», обратила внимание, с какой страстью, девушка шатенка, не обращая никакого внимания на танец Оксаны, целовалась с мужчиной.
Поджав от обиды губу, Оксана убрала руку от резинки трусиков, нагнулась и подняла с пола платье, держа его в зажатых пальцах, направилась к кровати, где стояли её сапоги. Схватив, пока влюблённая парочка придавалась власти любви, сапоги, что стояли у кровати, Оксана быстро направилась к выходу из комнаты. Чувство непомерного для неё стыда перекрывало её, Оксана не могла даже посмотреть на них, быстро вышла из комнаты, предпочитая одеться в коридоре.
— Оксана ты куда? — послышался голос Татьяны, как только Оксана почти пулей покинула комнату, направляясь ускоренным шагом по коридоры квартиры, проследовав к прихожей
— Это была ошибка! — уверяла Оксана, обернувшись, выразила своё мнение, чувствуя себя раздавленной в отношении двух влюблённых
— Что была ошибка — настойчиво девушка выбежала за Оксаной в коридор, когда она подошла уже к прихожей хотела, поставив сапоги на пол, хотела одеть на себя платье
— Что было ошибкой? — не понимала ничего Татьяна, встав в коридоре, в то время как Оксана ставила сапоги напротив гардеробного шкафа в прихожей
— Приходить сюда — пояснила Оксана, расправляя, держа в пальцах обеих рук платье перед собой
— Никуда ты не пойдёшь! — возразила девушка, испугавшись, такой сокрой разлуки, подошла к Оксане, выдернув у неё из рук платье, кинула его небрежно на пол
— Ты что дура! — вскрикнула Оксана, возмутившись такому хамскому поведению
— Оксана Владимировна — вышел из комнаты мужчина, поддерживая свою девушку, обратился он, когда Оксана хотела забрать платье у шатенки — Прошу останьтесь
— Нет! — была не согласна Оксана когда подошла к девушке вплотную, а она заводя руки за спину держала её платье — Отдай лучше по хорошему!
— Просто пойдём со мной
— Куда? — возмутилась Оксана, так как эти игры ей порядком надоели — Просто отдайте мне моё платье — почти умоляла она, сгорая после выпитого чая от желания страстной любви, искушение пасть в порочные объятия, было в ней превыше всего
— Оксана Владимировна
Подошёл сзади неожиданно мужчина, когда Оксана хотела забрать платье у девушки, а она, играя с ней, не отдавала ей его. Схватив Оксану за обе руки, в плечевом суставе, он завёл её локти вместе за спиной, когда она, взвизгнула от резкой боли.
— Прошу останьтесь
— Отпустите меня!
Требовательно вскрикнула Оксана, начиная извиваться еще больше, когда девушка, подошла к ней, кончиками пальцев коснулась резинки её белых ажурных трусиков. Состроив озорную улыбку, она улыбнулась Оксана, начиная снимать с неё трусики в то время, она сама этого желая, выражая перед ней недоступность, извивалась в оковах мужчины, что держал её за руки. В такой максимальный близости, Оксана распознала на девушке сочный всплеск ежевики присутствует в аромате «Promesse Cacharel». Он оттенен брызгами мандарина, терпкими нотками бергамота, согрет амброво-сандаловым шлейфом и окутан нежнейшей вуалью из жасмина, фиалки и орхидеи. Этот жизнерадостный и утонченный аромат, который преображал стоящую рядом девушку в принцессу.
— Что ты делаешь? — вскрикнула Оксана, возмутившись тому, как ощутила что резинка трусиков, одетых на неё, начала плавно скользить по бёдрам
— А ты разве не видишь — удивилась Татьяна, как легко и непринуждённо Оксана переступила через лежащие на полу трусики, обратила внимание на то как изнывала она в стонах
— Зачем ты это делаешь? — извиваясь вновь королевской коброй в оковах рук мужчины, простонала Оксана, запрокинув голову к самцу на плечо
— Пойдём с нами
Поманила Татьяна пальцем, когда прошла мимо Оксаны, когда мужчина, держа её за руки, девушка, покачивая бёдрами, дотрагиваясь кончиками пальцев до выставленной груди.
— Мы просто посидим
— Ты обещала
Продолжала метаться в агонии оков, пояснила Оксана жалостливым голосом, чувствовала, словно как тело и разум стали подвергаться власти порочного искушения. Оксана испытывала такое чувство, что каждая клеточка её тела, непосильно для её сознания требовала любви.
— Что выпив чаю я смогу уйти
— А ты действительно этого хочешь?
Ухмыльнулась шатенка, когда подошла к Оксане, легонько кончиками пальцев коснулась её выставленной сочной формы груди, держа в другой руке за спиной белое платье.
— Мы просто посидим поговорим
— Я не могу просто
Уверяла Оксана, когда мужчина настойчиво вёл её по коридору квартиры в сторону комнаты, откуда она не так давно выбежала, почувствовав себя неловко перед влюблённой парочкой.
— Сидеть и говорить
— Понимаю
Покачивая специально перед Оксаной выразительными бёдрами, обернувшись, согласилась девушка, когда мужчина подвёл её на развилку коридора между кухней и комнатами.
— Всё будет так — утверждала она играя с Оксаной, вновь стая ноги крест накрест, направилась по коридору в сторону открытой двери комнаты — Как ты сама захочешь
— Я тебе ни какая-то там дешевая шлюха! — вскрикнула, возмутившись, Оксана, понимая к чему клонит эта девушку — Но я, но я……
— Я знаю — встав в проходе комнаты, ответила Татьяна, коснувшись выставленным указательным пальцем губ Оксаны — Просто пойдём и поговорим в комнате на кровати
— Ты издеваешься надо мной?! — возмутилась Оксана, когда сама уже текла соком возбуждения, неотъемлемая часть её безудержно уже хотела просто отдаться во власти секса
— С чего ты так предположила? — ухмыльнулась девушка, обернувшись, вращая бёдрами в каждом шаге, вошла через открытую дверь в комнату
— Зачем ты раздела меня? — поинтересовалась Оксана, изнывая песнью стонов, пытаясь извиваться, находясь в оковах крепких рук мужчины, что свёл её локти вместе за спиной
— Мне кажется, ты сама этого хотела
— Я не хотела портить вам отношения — входя по принуждению мужчины в комнату следом за девушкой, ответила Оксана, прикусывая при этом соблазнительно краешек губы
— Ты их не испортишь
Заявила, обернувшись, Татьяна встала посреди комнаты, в то время как за окном в комнате уже начина смеркаться, уходящий день начал сменяться сумерками приближающей ночи.
— Тем более, когда я хочу
Утверждала шатенка, когда мужчина сзади, который держал Оксану за руки, подводил её всё ближе и ближе к девушке, когда она стояла посреди комнаты, окутанной сумеречной тенью.
— Когда я сама хочу
Убеждала она, создавая интригу в оттенках комнаты, словно как строптивая желанная муза, не позволяя к себе прикоснуться, но давая чувствовать лишь специально свой естественный аромат.
— Нашей с тобой близости
— И тебя не смущает то
Уточнила Оксана, обернувшись, посмотрела на кавалера, который был для неё убедительный своей силой, состроила перед ним выразительные ямочки на щечках, чаруя его красотой улыбки.
— Что ради этой близости — сама уже направлялась Оксана за девушкой к кровати, продолжая оставаться в желанных крепких мужских оковах — Мы разделим твоего мужчину
— А ты думаешь, он будет против? — поинтересовалась Татьяна, забираясь на кровать, созерцая в лучах света уходящего за горизонт солнца
— Какой мужчина — говорил он, отпуская руки Оксаны, когда она сама подошла к кровати, на которой уже находилась шатенка, наступая на тёплую постель коленом, выгибая спину, опираясь руками, забралась на неё — В здравом уме откажется сразу от двух женщин
— Особенно — рассказывала Оксана, находясь на постели, расположилась сидя на коленях, обернулась, заметила как мужчина сел за её спиной — От тела такой прекрасной и милой блондинки
— От блондинки — шептал он над ухом Оксаны так, что воздух, который он сотрясал, будоражил нотами порочного звучания, пробуждая в ней сексуальный инстинкт с еще большей силой
— От блондинки
Обернулась Оксана, оставаясь сидеть спиной к мужчине, коснулась кончиками пальцев его щетины на подбородке. Выразительно Оксана раскрыла перед ним неотразимую красоту лазурных голубых глаз, что светились искорками порочной искушенной страсти.
— Которая просто сейчас возьмёт
Рассказывала Оксана шепотом упоительного соблазна, разговаривала с губами мужчины, ощущая, исходящий от них пыл жажды сексуального желания.
— И использует тебя
Повернулась Оксана к самцу, касаясь кончиками пальцев оголённого торса мужчины, когда верхние пуговицы на его белой рубашке были расстёгнуты. Другой рукой Оксана, большим пальцем, коснулась горячих губ кавалера, от которых исходил жар вкус душистого травяного чая.
— Так как посчитает нужным для себя образом — встала она перед ним на колени, словно как богиня, выпрямив спину, отражая перед ним сочную форму выставленной груди
— А я разве против…….
Не давая мужчине договорить, Оксана с хищной страстью, впилась в губы мужчины, прижимаясь к его телу. Оксана чувствовала, как сходит с ума по аромату исходящему от его тела, нежности крепких рук, которыми он лаской приятного касания обвил её бёдра. Запах дыхания мужчины сводил с ума, Оксана испытывала жар его губ, сливаясь с ними в искушенном поцелуе. Пальцы мужчины крепко опутали ягодицы Оксаны, когда она стояла перед ним на коленях, обвивая руками его лицо, запрокинув ему голову, придавалась сладострастию поцелуя. Чувствуя ласки нежных рук девушки на себе, Оксана выгнула спину, предаваясь тому, как ладони шатенки приятно скользили по нежной бархатистой коже. В момент такой услады поцелуя, Оксана испытывала, как язык этого мужчины так приятно и нежно ласкал её, пока она придавалась власти сексуального желания, расстегивала пуговицы одетой на нём рубашке.
— Еще бы ты был против — произнесла лаской, приятного голоса Оксана, завершая поцелуй, голодом искушенного страстью желания облизывала губы самца
— Ты так красиво целуешься — поблагодарил мужчина, оставляя держать руки на бёдрах Оксаны
— Целуешься где? — поинтересовалась Оксана, состроив милую порочную ухмылку, вела коготком указательного пальца по оголенному торсу мужчины, словно как царапая, оставляя розовый след
— Губами — ответил мужчина, улыбнувшись, потому, что не понял сути вопроса Оксаны, как она настойчиво вцепилась в бляшку ремня его черных брюк
— Разрешишь мне — просила Оксана разомкнула ловко бляшку ремня, другой рукой кончиками пальцев потянула за собачку молнии — Поцеловаться теперь с ним
— Разве можно от такого предложения отказаться — посмотрел он в глаза Оксане, когда она, стоя на четвереньках в постели перед ним, подняла свой искушенный взгляд, смотрела на него
— Какие красивые бёдра — облюбовала пальцами обеих рук выставленные ягодицы Оксаны, девушка, сидевшая сзади, прижалась к ним щекой
— Ты ведь не будешь возражать, если я им воспользуюсь — поинтересовалась Оксана, когда вытащила член мужчины из трусов — В своих целях
Нежным шепотом говорила Оксана, наклоняясь к напряженному пенису, оголяя его головку, когда она пульсировала агонией неутолимого желания. Раскрывая алые губы, Оксана обдала нежную поверхность напряженного члена обворожительным тёплым дыханием. Шатенка, расположилась сзади у Оксаны, когда она стояла перед ней на четвереньках, девушка положила пальцы одной руки на половые губы, аккуратно их раздвинула. Поднимая взгляд порочных глаз на самца, Оксана, выставив язык, смачно облизну им напряженную голову члена мужчины. Девушка, что была сзади, легонько кончиком прохладного языка, как показалось на тот момент Оксане, прошлась по поверхности её возбуждённых половых губ. Играя кончиком языка с головкой пениса мужчины, Оксана хотела такой завистью круговых движений, пробудить в нём зверя. После чего Оксана легонько прикоснулась губами к напряженному члену, начиная ими водить по поверхности твердой головки, ощущая вкус мужских половых выделений на её поверхности.
— А…..
Издавала Оксана стон, отпрянув от головки члена, выгнув спину, повернула голову, оставляя алые губы раскрытыми, почувствовала как девушка сзади, облизывая её влагалища, ввела в неё палец.
— А….а…а….. — раскрыв алые губы, порочной песнью воспевала Оксана, когда девушка всунула в неё её один палец, принуждая стенки влагалища еще немного растянуться
После чего мужчина, взявшись за русые волосы Оксаны, заткнул её рот, всунул в него свой член, так что она, чувствуя его весь у себя во рту. Ощущая поверхностью языка, как пульсировали жилки на его крепком стебле, Оксана, изнывая в глухих стонах, обволакивала ствол пениса изобилием слюны.
— М…… — облизывая смачно губы, Оксана уже текла соком необузданной любви, когда выгнула спину, ощущая на губах вкус смазки члена
— Обращайся с ней как с богиней — предупредила девушка, в объятия к которой Оксана впала, когда выгнула спину — Иди ко мне дорогая
Обратилась она к Оксане, обвив руками её сочную грудь, встала на четвереньки над её лицом, наклонившись так чтобы чувствовать тёплое завораживающее дыхание. Мужчина держал бёдра Оксаны у себя в руках, в то время, как она слилась с губами девушки. Смачно целуясь, Оксана ощутила, как в неё входит крепкий член, который благодаря изобилию смазки на половых губах, словно скользил в неё. Скрестив ноги за спиной мужчины, в то время как голова свисала вниз с кровати, Оксана изнывала стоном прямо в рот девушке, испытывала тот пленяющий момент вхождения в себя члена. Каждой стеночкой влагалища Оксана чувствовала, как в неё входит крепкая мужская мощь, как его сила расстегивала их нежную покрытую изобилием влаги нежную кожу. Вцепившись когтями обеих рук в простыню, Оксана раскрыла глаза, испытывая ощущения поступательного движения члена в себе. Крепость головки сексуальным трением входила в Оксану, продолжая заставлять её тактом порочной любви, стоном искушенной страсти, в момент сладострастия поцелуя.


Комната уже погрузилась во мрак необузданной ночи, по стенам и потолку бегали тенистые оттенки, тень качающегося за окном дерева, блики фар въезжающих во двор машин. Постель была скомкана после прошедшей сексуальной стихии, впитавшая в себя палитру искушающих ароматов, вагинальных выделений и спермы мужчины. Оставаясь лежать в постели, Оксана изумлялась в улыбке, лежа боком спиной к мужчине, чувствовала у себя во влагалище его напряжённый член. Девушка, которая лежала спереди, так страстно смотрела на Оксану, в её глазах отражались искорки порочного желания. Татьяна нежно держала руку на лобке у Оксаны, пальцами специально разводила её половые губы, позволяя члену, находящемуся в ней, беспрепятственно входить. Ноги Оксаны были согнуты в колени и раздвинуты порознь, руки самца облюбовали её бёдра своими пылкими ладонями, а его губы, нежно целовали ей плечи.
— Только попробуй — прошипела Оксана, ощутив, что мужчина хотел вытащить из неё свой член
— Я уже проголодался — начал жаловаться мужчина, лаской шепота разговаривал рядом с ухом Оксаны, его ноты приятного голоса, принудили её истекать соком порочной любви, обволакивая пенис мужчины своей жидкостью — Да и устал
— А мы тебя покормим — предложила Татьяна, улыбнувшись — Вот прямо сейчас пойдём на кузню с Оксаной и что-нибудь вдвоём приготовим
— На кухню? — удивилась Оксана, изумляясь в улыбке, чувствуя, как внутри по стеночкам влагалища едва двигался с медленной скоростью член мужчины
— Ну да Оксана мне поможет с готовкой — уверяла шатенка, разговаривая рядом с губами Оксаны, едва их касаясь — Правда ведь Оксана?
— Если ты к нам присоединишься — заявила Оксана, обернувшись, сводя локти согнутых обеих рук вместе, посмотрела через плечо на мужчину, спиной к которому она прижималась — То я хочу, чтобы ты выбрал там меня, тебе ясно?
— Чего ты так на меня смотришь? — удивилась Татьяна, не понимая взгляда мужчины — Я ей должна, а ты теперь отрабатывай мой долг
— А тебе не кажется — возразил мужчина, осторожно вынул из Оксаны свой член, с головки которого на белую простыню пробурлил фонтан спермы — Что это немножко несправедливо
— А ты что дорогой мой — говорила Оксана в пол оборота, коснувшись подбородка самца, заметила рядом с ногами на простыне лужицу спермы — Разве против, разделить со мной усладу любви?
— Я не то хотел сказать
Начал оправдываться мужчина, когда Оксана повернулась к нему, встала перед его телом на четвереньки, сексуально выгнув спину и выставив бёдра. После чего Оксана обвила пальцами обеих рук его пенис, с головки которого свисал прямо на простыню, сгусток спермы.
— О…. нет-нет-нет — хотел возразить мужчина, когда Оксана, раскрыв алые губы, высунув язык, смачно провела по его головке им, слизывая с него всю сперму, затем проглотила её
— Ты кажется кушать хотел — ухмыльнулась Оксана, продолжая держать в руках член мужчины, сексуально облизнула губы, проводя по ним кончиком языка, ощущая на них вкус спермы
— Теперь, кажется — говорил самец, словно, как задыхаясь от перевозбуждения, в тот момент, когда Оксана нагло и самовольно забралась на него, расположилась сидя на его теле, поджав под себя ноги, положила обе ладони к нему на торс — Я хочу снова тебя
— Но ты ведь хотел кушать
Состроив милую порочную ухмылку, заявила Оксана, подмигнув девушке лежавшей рядом на постели. Находясь под влияние чая, который всё еще держал разум Оксаны под властью порочных оков, она пыталась контролировать в себе это сексуальное безумие. Аромат одеколона, который исходил от тела мужчины, да и сам запах, тонкий вкус его феромонов, возбуждал, в тоже время Оксана хотела, чтобы этот самец теперь зависел от неё, сгорал в агонии желания, по её телу.
— И я собираюсь исполнить твою просьбу
Сползая так же на четвереньках с тела самца, Оксана вела себя перед ним необузданной кошкой, отражая специально красоту упругих бёдер, форму сочной груди и изгиб спины.
— Правда ведь Татьяна?
— Пойдём на кухню Оксана — предложила шатенка, обнаженная девушка следом за Оксаной покинула тёплую постель, оставив на ней мужчину, лежать одного
— Что будем готовить? — поинтересовалась Оксана, покачивая бёдрами, подошла к выходу из комнаты
— Мы сегодня собираемся на закрытую вечеринку — рассказывала девушка, направляясь следом за Оксаной, вышла в коридор она коснулась клавиши выключателя, включая свет в коридоре
— Я срываю вам планы? — обернулась Оксана, встав сразу рядом под падающим светом настенного светильника, облокотилась на стену рядом с открытой дверью ванной комнаты
— Нет-нет — уверяла Татьяна, когда подошла к Оксане, касаясь кончиками пальцев кисти её руки, выражая перед ней страх расставания — Тем более когда я тебя никуда теперь от себя не отпущу
«Блядь да она втрескалась в меня по уши, даже не была против, разделить со мной своего мужчину», предположила Оксана, взяв девушку за руку, направилась с ней вместе к темной кухне.
— И что ты предлагаешь? — подошла Оксана к открытой двери кухни, позволяя шатенке первой переступить порог и войти в тёмное, окутанное сумрачной тенью помещение
— Поехали с нами — включая свет нажатием на клавишу выключателя, девушка состроила перед Оксаной забавной формы ямочки на щечках — Обещаю, будет весело, я во всём буду прислушиваться к твоему мнению
— Вот как! — изумилась в улыбке Оксана, когда вошла в светлую кухню, где был белоснежны кафельный пол, белые стены, гарнитур древесного цвета и окно вид с которого выходил прямо на многоэтажки бурного города — Ну что же
Покачивая бёдрами, Оксана прошлась по прохладному кафелю, любуясь цветной вывеской баннера, рекламного щита, который светился рекламой «Мегафон».
— Если для вас с мужем это необходимо
Утверждала Оксана, встав рядом со столешницей, когда девушка, раскрыв холодильник, достала из него недавно купленную буженину в пакете, отошла от него, закрывая за собой дверцу.
— Я поеду с вами
— Правда? — разложив пакет с мясом и овощами на столешнице за спиной у Оксаны, девушка продолжала стоять рядом с ней
— Ну конечно — пожав плечами, ответила Оксана, чувствуя завораживающее дыхание с губ девушки, что огнём необузданной силы потока обжигало ей губы
— Это же замечательно
Воодушевляющим поцелуем, шатенка отблагодарила Оксану, после чего отошла к печке, подойдя к столешнице рядом, открыв них которой достала из неё черную сковородку.
— Я приготовлю для тебя такой костюм
— Костюм? — не поняла сразу Оксана, взяла из рук девушки предложенный ей зелёный фартук
— Ну да это закрытая костюмированная вечеринка в масках — рассказывала Татьяна Васильева, одевая на себя фартук — Всё, что там происходит, должно оставаться в строжайшем секрете
— Мне уже нравится — ухмыльнулась Оксана, прижав к груди зеленую ткань фартука, провела её по упругой коже, сгорая всё еще в предвкушении секса — А как быть с тем, что я всё еще хочу секса, после твоего блядского чая?
— Я знаю — завязывая фартук у себя за спиной — Ну просто потерпи и мы сами всё с тобой там сделаем
— Там? — удивилась Оксана, когда девушка подошла к Оксане, коснувшись аккуратно пальцами её зелёного полосатого фартука
— Ну не только там — заметила она огонь в глазах Оксана, помогая одеть на неё фартук, когда она всё еще была опутана сознанием омута бездонного порочного желания
— Вот с этого — игриво коснулась Оксана, коготком пылких губ девушки, повернувшись к ней спиной, завязала бантиком фартук — И надо было начинать
— Я тебе более чем обязана — утверждала девушка, продолжая стоять у столешницы рядом с Оксаной лицом к лицу их взгляды сошлись воедино, словно как играя глазами, все чувства, все эмоции при этом взгляде были без слов понятны им обеим — Ты спасла мне жизнь дважды
— Нет всё-таки
Ухмыльнулась Оксана, взяла большой нож с подставки для ножей, разложив мясо на досточке, стала медленно нарезать его кусочка, пока шатенка в паре с ней подлила масла в сковородку.
— Куда ты дела эту крысу?
— Мне говорили, ты с ней неплохо подружилась
Мило улыбнулась девушка, нагнувшись стоя рядом со столешницей, достала из отодвинутого ящика две деревянные лопатки.
— Как тебе это удалось? — спрашивала Татьяна Васильева, положив обе лопатки на столешницу, в то время как сковородка стоящая на плитке постепенно начала раскаляться — Даже парни в моём гараже её боялись, её размеры, а ты сделала её ручной, как?
— Наверно потому что я работала с ним — пожав плечами, рассказывала Оксана, улыбнувшись
— Ты работала с крысами? — была удивлена Татьяна — Интересно, что за работа такая у тебя была
— В лаборатории — утверждала Оксана — Мы тестировали на них лекарство для детей, в то время когда я еще работала на Серова
— И как опыты принесли, положительный результат?
— Все опытные образцы умерли — отчаянно нахмурила губки Оксана, нарезая мясо кусочка, постепенно отделяя их от основной массы — У нас нет ответа, как вылечить детский церебральный паралич, этот процесс пожизненный
— Значит, ты губила крыс ради детей?
«Неужели эта дура ставит каких-то крыс выше людей, выше жизни детей», была раздражена Оксана, заметив критику в глазах стоящей перед ней девушкой, когда она обернулась.
— Прости — возмутилась Оксана, посмотрев в глаза девушке — Тебя удивляет, что я пыталась помочь детям, жертвуя лабораторными крысами?
— Нет — возразила Татьяна, пытаясь как-то скрасить обиду в глазах Оксаны — Ты не так всё поняла, в моих глазах ты герой — говорила она, аккуратно взяв досточку с мясом, ссыпала её в сковородку
— Вот как!
Взявшись так сексуально за помидор, Оксана, состроив порочный взгляд, искушено, сгорая сознанием в омуте порочного соблазна, прикусила соблазнительно краешек губы.
— Герой значит — держа в одной руке помидор, другую положила на талию
— Ты старалась ради детей
— У тебя есть дети? — поинтересовалась Оксана, зная прекрасно историю болезни своей собеседницы, но всё же решила проверить её искренность
— Ты же ведь читала мою карту — ухмыльнулась шатенка, понимая прекрасно, что Оксана её просто проверяет — И знаешь, что у меня детей пока нет, да и зачем
— Понятно — скрасив румянцем на щечках застенчивость, ответила Оксана, когда держа нож в одной руке, прикоснулась его лезвием к помидору, отрезая его ломтик — Просто хотела проверить, насколько ты передо мной будешь честна
— Поверь! — коснувшись так приятно кончиками пальцев плеча Оксаны, девушка обратила на себя её внимание — Тебе мне врать, нет никакой надобности и уж тем более выгоды
— О…. как ты заговорила — играя с ней в улыбку, говорила Оксана, медленно нарезая ломтиками лежащей перед ней на досточке помидор
— А что касается тебя — поинтересовалась шатенка — У тебя-то самой дети есть?
— У меня дочь! — заявила Оксана, посмотрев серьёзно на девушку, которая стояла перед ней
— Зачем ты мне врёшь! — вскрикнула она, возмутившись, тому, как Оксана ей солгала
— Захарова тебя осмотрела — утверждала Татьяна — Ты не была даже беременна, у тебя нет детей
— У меня есть дочь — еще раз строго и сурово повторила Оксана — И чтобы ты там сейчас себе не накручивала, она до самой клеточки моя
— Ладно-ладно
Заметив тот самый убедительный взгляд в глазах Оксаны, девушка отошла на шаг назад, помешивая аккуратно сковородку, стоящую на плитке, нарезанные в ней кусочки мяса.
— И где же сейчас твоя дочь?
— Радионова! — прошипела Оксана с ненавистью фамилию, которая была для неё противна — Она украла у меня мою дочь, пока я пыталась спасти твою жизнь и жизнь той ненормальной Филатовой, когда комиссия по трансплантации органов, хотела вы распотрошить
— И ты им этого не позволила? — удивилась Татьяна Васильева, состроив на своём лице восторг, когда разговаривала с Оксаной, легонько помешивала кусочки мяса
— Видела бы ты, что я им там устроила — ухмыльнулась Оксана, ссыпая с досточки кусочки нарезанного мяса в сковородку
— Да — смутилась шатенка, как смотрела Оксана на неё — Представляю, если ты о дочери так отзываешься, не могу себе даже представить……
— Так прошу — коснулась Оксана выставленной кисти руки девушки, заострив всё её внимание на себе — Только о моей дочери ни слова, она моя и только моя
— А кто такая Радионова? — поинтересовалась Татьяна Васильева, начиная перемешивать нарезанные овощи и мясо в сковородке — Ты так сердито произнесла эту фамилию
— Одна дура — говорила Оксана, взяв лопатку, принялась тоже размешивать мясо и овощи в сковородке, пока шатенка добавляла соевый соус и какие-то специи для вкуса — Которая думает, что имеет какие-то права на мою дочь
— А эта дура — утверждала шатенка, продолжая внимательно смотреть на Оксану, словно как дергала за струнки гитары, хотела проверить её выдержку — Не та что её родила
— Это всё что она сделала для неё
Говорила ненавистно Оксана, продолжая неистовым шепотом шипеть подобием королевской кобры, чувствовала исходящий от сковородки душистый аромат специй.
— Она бросила малышку в родильном отделении — рассказывала Оксана, пытаясь пробудить в своей собеседнице чувство жалости — После того, как я приняла у неё роды
— Ты приняла у неё роды?
— Ну, довелось поучаствовать при этом — пожав плечами, ухмыльнулась Оксана — Когда эта дура болтала всякую ерунду пока мы её везли на сокрой в больницу
— Похоже, ты сделала для этой девочки
Рассуждала девушка, пока Оксана нарезала болгарский красный перец на досточке маленькими кусочками, после чего так же ссыпала его в сковородку.
— Нечто большее — утверждала Татьяна, наблюдая, как Оксана ссыпала нарезанный перец с досточки в сковородку — Чем просто стала её матерью
— Я её мать! — схватилась Оксана со злостью за кисть руки девушки с такой силой, что она взвизгнула от того как её когти впивались ей в кожу
— Ладно-ладно — стонала она, выронив лопатку на столешницу, посмотрела на Оксану, признавая её убедительность — Ты её мать
— Так то лучше — мило улыбнулась Оксана, отпуская руку девушки — Я вылечила свою дочь, она была больна, открытый артериальный проток и всё из-за этой чокнутой дуры алкашки
— Понимаю — схватившись тут же за руку, шатенка отошла назад, пока не упёрлась бёдрами в сзади стоящую столешницу — Часто родители, ой нет прости, носители, не думаю о том, кого носят
— Я единственный её родитель — заявила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху — Её опекун и настоящая мать!
— Хорошо-хорошо
Уверяла Татьяна, стараясь усмирить тот материнский пыл в глазах Оксаны, осторожно подошла к плите, рядом с которой она стояла, держа лопатку в руке.
— Давай сменим тему
— Ты, кажется, хотела приготовить для меня костюм
Рассказывала Оксана, помешивая содержимое сковородки, вынула из неё лопатку, облизнув её смачно губами, была под впечатлением играющих специй, создавших палитру идеального вкуса.
— Что за костюм? — поинтересовалась Оксана, сходя с ума, от того как чувствовала во рту вкус соуса и специй, который она слизнула губами с лопатки
— Ты будешь королевой — пояснила Татьяна, подойдя к Оксане, легонько касаясь её руки, посмотрела ей в глаза — Клеопатрой этой ночи
— А тебе не кажется того — ухмыльнулась Оксана, не поверив словам этой девушки — Что для Клеопатры, я немного блондинка
— Цвет волос — утверждала шатенка, продолжая столь же внимательно смотреть на Оксану — Не имеет ведь значения для того, кто ты есть на самом деле!
— Ты считаешь меня королевой? — поинтересовалась Оксана, внимательно с улыбкой на губах посмотрела на стоящую перед ней девушку
— Я обязана тебе своей жизнью
Уверяла девушка, когда подошла к Оксане, положив приятные пальцы к ней на плечи, когда каждая клеточка её тела пылала жаром порочной неукротимой любви. Дыхание в момент такой близости становилось учащенным, аромат чарующего вкуса парфюма, что исходил от этой нимфы, манил к себе, чарую оттенками неповторимостью вкуса. Желание слиться с ней в единой гармонии сладострастия поцелуя, достигло уже верхнего значения, Оксана, прикусывая краешек губы, сгорала в оковах омута безграничного тёмного порочного желания. Она была так удивительно похожа на Оксану, те же черты лица, та же мимика, тот же строптивый и тоже время желанный взгляд голубых глаз, который светился искорками искушения страстью.
— И я никогда не смогу отплатить тебе этот долг — лаской упоительного шепота говорила она рядом с губами Оксаны, едва касаясь их — Всё, что ты скажешь, всё что захочешь, ты только скажи
«Как же ты втрескалась в меня, стоит мне только пальцами щелкнуть, ты уже будешь у моих ног, а твой жених, будет беспрекословно делать то, что я скажу», мечтала Оксана, утопая в глазах стоящей перед ней девушкой, была под впечатлением вкуса исходящего от неё парфюма.
— Это всё замечательно — ухмыльнулась Оксана, держа в руке деревянную лопатку — Но наш с тобой самец очень голоден и в наши с тобой обязанности входит, накормить его и духовно и естественной пищей
Пожав плечами, мило улыбнулась Оксана, повернувшись к плите, стала перемешивать на ней поджарку овощей и мяса, предаваясь власти вкуса душистых витающих в воздухе специй.
— Но и сексуальной
— Это точно — ухмыльнулась шатенка, начиная весте с Оксаной мешать овощи и переворачивая кусочки мяса на сковородке
— М…. что вы тут такое вкусное готовите — вошёл на кухню мужчина, с оголённым торсом, обернутый в белое полотенце ниже пояса
— Тебе понравилось? — обернулась шатенка, заметив как самец, с оголённым крепким торсом вошёл в кухню, состроила выразительные ямочки на щечках перед ним
— Мне уже нравится
Говорил он приятным голосом, подойдя к Оксане со спины, обвив руками её бёдра, в тот момент, когда она так искушенной обернувшись на него, смотрела, состроив порочную улыбку на губах.
— Как это пахнет
— Я знала — говорила Оксана, касаясь свободной рукой щетины на подбородке у мужчины, смотрела прямо ему в глаза — Что ты вернёшься к нам
— Могу лишь предположить — говорил он над ухом Оксаны, обращаясь к девушке, которая стояла рядом — Что вы тут вдвоём неплохо проводили время
— Оу… мой дорогой — состроив губки трубочкой, говорила Оксана, держа свои пальцы на подбородке у мужчины — Как же нам тебя тут не хватало
— Не хватало меня?
Переспросил он, обвив выставленные бёдра Оксаны, продолжая говорить над её ухом, будоража нежными нотками, пробуждая в ней и без того играющую сильную сексуальную страсть.
— Или того что у меня между ног?
— И этого тоже — улыбнулась Оксана, играя бёдрами, специально тёрлась половыми губами, о напряжённый пенис мужчины, разжигая в нём огонь желания
— Правда вкусно пахнет
Поблагодарил мужчина, когда Оксана услужливо перед ним зачерпнула перед ним на лопатку кусочки поджаристого мяса с овощами, давая ему попробовать, аккуратно кормила самца.
— М….. просто объедение — попробовав, высказал благодарность кавалер, в объятиях которого была Оксана, ощущая спиной, как он прижимался к ней своим могучим торсом
— Не вздумай — прошипела Оксана, когда мужчина убрал руки от её выставленных бёдер и хотел отойти — Положи руки обратно
— Ты меня никуда не отпустишь? — поинтересовался он, вновь положив ладони жарких рук на выставленные бёдра Оксаны
— А ты разве куда-то собрался? — возмутилась Оксана тоном голоса, как будто уже нагло заявляя права на этого самца
— Ну, если вы только меня накормите
— Ну, если за это предпочитается благодарность
— А какого рода?
Шептал он над ухом Оксаны, когда она, играя бёдрами, словно королевская кобра, нащупав его крепкую головку, чувствовала, как её нежная поверхность скользила по её половых губам.
— Вас будет интересовать благодарность
— А ты сам не догадываешься? — изнывая сексуальным стоном, ответила Оксана, выгнув спину, впала в объятия мужчины, чувствуя, как оковы его пут обвили её ягодицы
— Могу лишь предположить
— Ты ведь сам всё прекрасно знаешь — скользила Оксана, продольной поверхностью губ, желая чтобы этот крепкий, как нефритовый камень член вошёл в неё
— Ты составишь нам компанию сегодня вечером у друзей на маскараде?
— По-моему — утверждала Оксана, положив лопатку на столешницу, отошла от мужчины, выражая перед ним необузданность, прошла мимо, покачивая бёдрами — Мы всё уже обговорили и без тебя
— И что же вы обговорили? — поинтересовался он, наблюдая, словно как приворожился за телом Оксаны, как она подошла к кухонному столу, обернувшись, опираясь бёдрами о его грань
— То, что я там буду королевой
Утверждала Оксана, повернувшись к столу, облокотившись на него руками, наступая коленом, с легкостью забралась на кухонный стол, вставая на нём на четвереньки.
— Твоя женщина уже приготовила для меня костюм
— Это надеюсь не тот
Поинтересовался он, обращаясь к шатенке, когда девушка, покачивая выразительными бёдрами, направлялась к столу, на котором Оксана стояла на четвереньках.
— О котором я думаю?
— Оксана в нём будет просто бесподобна
— Но я хотел бы, чтобы он был на тебе
— А он будет на мне — заявила Оксана, ухмыльнувшись, мужчина, села на колени, находясь на столе, опираясь руками о его гладкую поверхность, выгнула спину, выставив бёдра
— Клеопатра будет блондинкой — ухмыльнулся недоверчиво мужчина, медленно направляясь к столу, на котором сидела Оксана
— А тебе что не нравятся блондинки?
— Я не то хотел сказать — возразил он, оспаривая мнение Оксаны
— А мне послышалось именно то — обвила очень нежно пальцами одной руки пенис мужчины, другой рукой вложила его гениталии в ладошку, нагнулась, стояла на четвереньки, опираясь на локти перед ним — Что ты хотел меня оскорбить
— Уверяю вас Оксана……
Не позволяя мужчине договорить Оксана, некоторое время дышала рядом с головой члена, шкурку которого она так ласково открыла, после чего впилась в него губами. Жадно начиная обсасывать пенис мужчины, Оксана, стоя наклонившись, ёрзала по нему губами. Девушка, которая встала сзади, забралась на стол рядом с Оксаной, ладонями приятных рук обвила её выставленные бёдра. Взяв обе руки Оксаны, она настойчиво завела их за спину, связав запястье, полотенцем вместе, придав её тело оковам безудержной любви. Нежные приятные пальцы легли на поверхность набухших возбуждением половых губ, они с такой поразительной нежностью развели их в стороны. Язык девушки сзади, кончиком обворожительной прохлады прикоснулся к анусу Оксаны, начал искушено хоть по поверхности входа кончиком, оставляя за собой обильный след слюны. Пальцы девушки ловко вошли во влагалище Оксаны, словно как скользили по стеночкам, которым и без того обильно пропитались влагой возбуждения. В тот момент такого проникновения женских тонких пальчиков в себя, Оксана оторвалась от крепкого стебля пениса мужчины, состроив губы трубочкой, словно целуя его головку, издала порочный стон, ощущая каждой стеночкой влагалище столь приятное для неё проникновение.
Мужчина наглым образом схватившись за пряди русых волос Оксаны, в момент того как она состроив губы трубочкой. Оксана, буквально обсасывала головку его пениса губами, после чего самец, держась за русые волосы, принуждённо насадил её ртом на свой член. Медленно силой принуждения, мужского желания, он вводил пенис в ротовую полость Оксане. Девушка так приятно вводила пальцы во влагалище Оксане, находясь с ней на одном кухонном столе, она расширяла его стеночки, сплёвывая туда обильно слюну. Шатенка так смачно облизывала мокрые стеночки Оксаны, держа в них пальцы, она просовывала свой язык во влагалище, жадно проводя по стеночкам всей поверхность, стимулируя клитор подушечкой большого пальца. Оксана испытывала сильные сексуальные ощущения, обсасывая губами, член мужчины, чувствовала напряженную волю его желания, в то время как девушка сзади сплёвывала через каждое определенное время этого акта ей слюну во влагалище. Мужчина вёл себя словно лев, пока Оксана переживала страшный момент оргазма, когда шатенка так эффектно, словно зная её точки, стимулируя их, легко довела её до конвульсивного оргазма. Извиваясь как королевская кобра, Оксана обсасывала член губами, с поверхности которых на стебель напряженного пениса мужчины сползла слюна, нежно обволакивая вязким эффектом его гениталии. Пальцы связанных за спиной рук Оксаны судорожно сжимались в кулак, потом снова расслаблялись, в то время как она ощутила вкус сгустка спермы у себя во рту. С губ Оксаны стекала сперма прямо на поверхность стола, в то время как он отпрянула от члена мужчины, страстно облизывая губы, глотая семенную жидкость. Девушка медленно по мере того как Оксана выпрямила спину, вытащила из неё пальцы, смачно сплюнув в разведённые пальцами, стеночки влагалища.
— Ну как — прошептала, находясь за спиной шатенка, прямо над ухом Оксаны, вытащив из неё пальцы — Тебе понравилось
— Это было….. — задыхаясь от пережитого оргазма, хотела высказаться Оксана — Это было просто...
— Не говори — решила быть под впечатлением своего труда, девушка слезла со стола обойдя его покачивая бёдрами, взяла со столешницы полотенце — Подожди, отдышись
— Мне так нравится
Выражая мнение, говорила Оксана, задыхаясь, хватая воздух ртом, желала, чтобы эта парочка её обездвижила, хотела подчиняться их прихотям, хотела испытать бездну порочного соблазна.
— Быть в ваших оковах — говорила Оксана, облизывая смачно губы, чувствовала на них и во рту вкус семенной жидкости — Хочу, чтобы вы связали меня
— Хочешь испытать сексуальное извращение? — поинтересовалась шатенка, встала перед Оксаной, держа полотенце в руках
— Очень хочу, почувствовать на себе грязное извращение — требовательно говорила Оксана — Хочу испытать оковы порочного соблазна
— Ну что же Оксана — продолжая играть любезность, согласилась Татьяна, вытирая потёки вытекшей спермы со рта Оксаны на стол полотенцем — Ты сама захотела
— А что в этом такого
Ухмыльнулась Оксана распущенной улыбкой, когда с кончика края её губы, уже был готов упасть сгусток семенной жидкости, которой мужчина опорожнился прямо ей в рот.
— Когда я просто хочу……
— Прости Оксана — возразила Татьяна Васильева, не давая Оксане договорить, засунула краешек полотенца ей в рот, которым как раз вытерла сперму со стола
— Уверена, что следует это делать? — был не согласен с решением своей девушки мужчина, после того как она засунула полотенце в рот Оксане так глубоко что она сама не могла его выплюнуть
«Такого конечно я не ожидала, но блядь как мне это нравится, не могу даже понять почему, но я хочу быть заложницей для них», находясь в плену эротического бреда Оксана с полотенцем во рту и завязанными руками за спиной наблюдала за парой мужчины и девушки.
— Послушай
Уверяла Татьяна Васильева, положив обе ладони на колени к Оксане, обратилась к своему возлюбленному, пододвинув табурет ближе к столу, села на него положив ногу на ногу.
— Это всё эффект нашего чая — убеждала она своего мужчину — Просто я так обязана этой женщине, я перед ней в неоплатном долгу
— То есть ты предлагаешь мне выплатить твой долг?
— Я знаю, как это звучит — встала шатенка со стула, направляясь к плите, на которой стояла сковородка с приготовленным на ней мясным блюдом — Просто пока поешь
— Ну, хоть на этом спасибо
— Послушай! — опять обратила внимание мужчины на себя, девушка, поставив сначала кухонную досточку на стол, после чего на неё поставила сковородку — Чего тебе не нравится
— Господи да ты посмотри
Утверждал мужчина, посмотрев на Оксану когда с её рта, свисала обильная слюна, падая сразу на плоскость живота, обворожительным скольжением скатываясь вниз. Как только сгусток слюны достиг оголённого лобка Оксаны, в этот момент она, извиваясь коброй в порочных оковах, чувствовала, как он достиг её половых губ. Переживая тот момент, когда сгусток слюны скатывался по половым губам Оксаны, падая на поверхность стола, она вновь испытала от такого сильного ощущение оргазм. Изнывая глухим порочным стоном, Оксана переживала момент оргазма, когда с её влагалища тонкой струйкой вытекал сок пережитой любви.
— Она даже сейчас получает от этого удовольствие
— Ну и что? — пожав плечами, возразила шатенка, была не согласна с осуждением своего мужчины
— Да это же ненормально……
Не успел он высказать своё мнение, как выхватил крепкую пощечину от руки своей девушки, когда вдобавок она одарила его ненавистным взглядом.
— Еще раз скажешь что-нибудь про Оксану — прошипела она перед ним, строго начиная смотреть ему в глаза — И я тебе гарантирую, ты об этом сильно пожалеешь
— Ладно…… — потирая щеку, злобно посмотрел мужчина на свою девушку
— Что ладно? — недовольно переспросила Татьяна, присев на стул рядом с кухонным столом
— Я ничего не скажу больше про твою подругу
— Эта подруга сегодня не переставала радовать тебя — утверждала шатенка, указав на свисающий член своего кавалера — В сексуальном смысле этого слова
— Я тебя понял
— Я надеюсь — утверждала Татьяна, обращаясь к своему возлюбленному, выставив указательный палец, коснулась коготком его крепкого торса — Что больше к этой теме разговора, мы никогда возвращаться не будем
— Разве у меня есть выбор?
Удивлённо спросил он, указывая на стол, на котором на коленях склонившись с полотенцем во рту и связанными руками, стояла Оксана.
— Оксана доходит до безумия
— А до какого безумия ты доходил — возразила Татьяна, когда первый раз выпил этого чая — Ты уже почти на стену готов был лезть, да тебя же остановить нельзя было
Утверждала, рассказывая это шатенка, словно, как упрекая своего мужчину в том, что он сделал, одновременно старалась высмеять его.
— А ведь ты тогда лишь сделал пару глотков — с усмешкой пояснила она ему — А Оксана целую кружку выпила, представь какое безумие у неё в голове сейчас, после твоего китайского чая, что мы с тобой взяли, чтобы разнообразить нашу сексуальную жизнь
«Эти двое, не пойму, почему, но они мне нравятся, тем более член её возлюбленного я была не против обкатать еще раз, я хочу, чтобы он склонился передо мной, признал меня своей истинной и единственной королевой», опускалась Оксана сознанием в бездну порочного омута.
— Оксана выпила кружку? — был удивлён мужчина, вспоминая, похоже прошлую оплошность которую он допустил, испив этого чая не до конца
— Ты это только сейчас понял? — поинтересовалась девушка, когда Оксана посмотрела то на неё, то на её парня, отражая в глазах глубокую сексуальную бездну, тонула разумом во мраке омута
— О…. господи — почувствовав себя неловко, ответил он — Его ведь действие восемь часов не меньше и пить надо было его всего пару глотков
— Ты думаешь ей об этом кто-нибудь сказал? — ухмыльнулась Татьяна
— Но ведь я хотел познакомить тебя с моим другом и его семьёй
— Я тебя понимаю — заигрывая со своим мужчиной, строя ему улыбку безупречных губ, ответила Татьяна — Но как нам взять Оксану с собой
— Предоставь это мне
— Подожди-ка — возразила Татьяна Васильева — То есть ты хочешь, чтобы опеку самого дорого мне человека, который теперь мне дороже моей чокнутой матери, я поручила тебе?
— Я обещаю тебе — уверял он в своей полной ответственности, обвив талию рядом сидящей перед ним девушки на стуле — Я прослежу за Оксаной и не допущу, чтобы с ней что-нибудь хоть случилось
— Глаз с неё не спускай — прошипела она перед его лицом
— Так и будет
— Если хоть что-нибудь с ней случится — пригрозила она ему указательным пальцем перед носом мужчины, при этом настойчиво смотрела ему прямо в глаза — Поверь мне, ты за это ответишь!
— Можешь дать ей свой костюм — утверждал мужчина — Только представить только блондинку в образе Клеопатры
— Зато Оксана будет в центре внимания
— Ты этого действительно хочешь? — удивился он, не понимая, поначалу, логику своей возлюбленной
— Я хочу чтобы Оксана была королевой этой ночи — заявила она перед своим мужчиной, игриво касаясь выставленным пальцем кончиком его носа — И ты мне это устроишь
— Ладно — пожав плечами, согласился Жданов — Как скажешь
— Что вот так просто? — не поверила она словам своего мужчины
— Ну да — развел Виктор Сергеевич руками, вставая со стула на котором сидел — Я не вижу в этом ничего такого
Говорил он, посмотрел на Оксану, как она извивалась, находясь в искушении страстью, вела себя подобно королевской коброй, даже находясь в оковах крепких пут, выражала пластику тела.
— Ты сказала, что хочешь чтобы Оксана была королевой маскарадного бала — заверил он свою ответственность, когда говорил со своей девушкой — Обещаю, я всё устрою, Оксана будет просто неотразимой звездой этой закрытой карнавальной вечеринки
— Оставь нас — кивнула она ему в сторону открытой двери — Поедешь на свой бал голодный!
— Голодный? — удивился он строгой критики своей девушки — Но почему?
— Потому что нечего было выпендриваться
— Ну да конечно — состроив специально ироничную обиду перед своей девушкой, мужчина отчаянно опустив голову, направился к выходу из кухни
— Дурак какой-то
Ухмыльнулась Татьяна Васильева, как только мужчина покинул кухню, девушка положила ладонь на колено к Оксане, выразительно раскрыла глаза, посмотрела на неё.
— Послушай — говорила она, продолжая смотреть в глаза Оксане, когда с её губ сочилась вновь слюна, медленно вытягиваясь вниз — Я понимаю, что не имею права не о чём тебя просить
«Как я хочу, чтобы мной овладели, скрутили, доставили такое удовольствие, что блядь ну просто пиздец, хочу раствориться в океане безудержной любви», развращая свой разум, мечтала Оксана, впадая всё больше и больше в искушение страстью.
— Но пожалуйста, поехали с нами — говорила она, склонив голову к коленям Оксаны — Обещаю, будет весело, ты будешь королевой этого закрытого карнавального бала в масках
Посмотрела она, на Оксану держа руку у неё на коленях, когда в её глазах от искушения разыгралась бездна сексуального омута, в котором она безудержно тонула сознанием.
— Ладно, мне нужно поговорить со своим женихом
Встала она со стула, на котором сидела, коснувшись кончиками пальцев подбородка Оксаны, направила её взгляд порочной бездны на себя.
— А ты пока побудь тут одна
Говорила она, продолжая смотреть на Оксану, после чего отошла, покачивая бёдрами обошла стол, снимая с себя фартук, оставила его лежать на спинке стула, мимо которого прошла.
— Обещаю
Утверждала она, когда подошла к выходу из кухни, касаясь пальцем клавиши выключателя, девушка словно забавлялась картиной, которую испытывала Оксана, стоя на коленях на столе.
— Что не заставлю тебя тут долго ждать одну
Выключая свет в кухни, она погрузила это помещение во мрак ночи, под звук уходящих шагов, оставляя Оксану связанной стоять на коленях на столе, погружаясь в глубину сексуальной бездны.
***
Черный седан медленно двигался по гравийной дороге, загородного посёлка, по обе стороны которого словно возрастали шикарные богатые особняки. Дорогие автомобили были припаркованы в кармане у въезда каждого из домов, их красота, как и рыночная цена, вызывала восторг и удивление роскоши богатой жизни. Огромные макушки кедров, создавали уют дикой местности, прорастали за оградой каменного забора каждого из домов, мимо которых по улице двигался черный BMW седан представительского класса. В конце улицы возрастал на опушке огромный трёхэтажный особняк, словно как король всех богатеев, хозяин этого поместья выбрал место у подножия горы, к которому вверх по склону холма медленно приближался седан. Небо словно было усеяно взрывами фейерверков, их яркие краски озарили, озаряли небосвод загородного посёлка рядом с Москвой. Посреди площади был расположен большой фонтан, который можно было сразу заметить, проезжая периметр больших кирпичных стен, колонны которых завершались треугольным окончанием. На площади находились такие же дорогие автомобили, припаркованные рядом с каменным большим крыльцом, на ступеньках которого стояли дамы в роскошных бальных платьях, с откровенным декольте и вырезом на спине.
Черный седан медленно пересёк границу периметра, на входе которого стоял охранник в черном смокинге, остановившись рядом с которым, Жданов показал своё приглашение. После чего, охранник положительно кивнул, разрешив продолжить движение, остановившемуся возле него автомобилю, который с тихим урчанием мотора под капотом, плавно тронулся вперёд. Въезжая на площадь, машина плавно обогнула фонтан, расположенный в центре, рядом с которым девушки в откровенном нижнем ажурном белье, стояли, держа бокал с шампанским в руке, производили фотосессию. Все гости были в маскарадных масках скрывающих либо половину верхней части лица, либо полностью лицо целиком, строгая конфиденциальность, позволяла гостям раскованно вести себя на этом эротическом мероприятии, оставаясь при этом инкогнито.
— Это же кто же в этом доме живёт?
Была поражена Оксана, размерами наблюдая за домом, когда в небе в этот момент разразился салют, разлетаясь на несколько разноцветных частичек. Поправляя почти полупрозрачную ткань платья, Оксана смотрела на людей, стоящих на площади в карнавальных масках, о чем-то ведущих светскую беседу. Две дамы, заигрывая между собой, одетые в кружевное сексуальное белье, с бокалами в руках, весело смеясь, обменялись поцелуями в губы. Две бестии блондинка и шатенка, словно приворожили собравшихся мужчина рядом с собой. Каждая, из которых, носила маску, позволяющая ей поддаваться любим прелестям порочного искушения, оставаясь при этом никем не узнанной. Мужчины, одетые в солидный деловой костюм, имея надетый на себе черный плащ, поверх белой рубашки, пиджак или фрак. Кто-то носил шляпу цилиндр, кто-то просто с модельной стрижкой покрытой лаком для укладки волос. Все были в масках, каждый из которых нашел себе даму на ночь сексуальных утех.
— Да смею заметить
Выразила впечатление Оксана, находясь на заднем сиденье черного седана рядом с Татьяной, легонько кончиками пальцев одной рукой дотронулась до её руки, другой рукой поправила маску.
— Ваши друзья господин Жданов
Наблюдая Оксана за двумя девушками в ажурном белье, которые со всей страстью, агонией порочного влечения и ласки непреодолимой тяги ласкали тела друг дружки.
— Очень влиятельные люди
— Вы даже не представляете насколько Оксана Владимировна
— Уже представляю — поправив маску на лице, Оксана коснулась ручки закрытой двери, как только автомобиль остановился на стоянке рядом с каменным большим крыльцом кирпичного дома
— Ну что пойдём развлекаться
Улыбнулась шатенка, открывая заднюю дверь с другой стороны, пропуская влияние ночного воздуха в салон, мило состроила форму губ, когда на её лице была одета черная кружевная маска.
— И я обещаю тебе сестрёнка
Гордо говорила девушка в зелёном платье, материал которого служил шифон, легкостью фасона и тонкой материи, просто идеально смотрелся на её теле.
— Что мы с тобой конкретно
Указала она на себя и потом на Оксану пальцем, когда она, открыв дверь со своей стороны, выгнув спину, выставив бёдра, покинула салон роскошного седана, вышла на площадь дома.
— Весело проведём время
— Я в этом не сомневаюсь
Ухмыльнулась Оксана, заметила, как некоторые девушки ревниво обратили на её наряд внимание и на её черную маску, скрывающую верхнюю половину лица и укладку белокурых волос.
— Предлагаю наверно сначала выпить по бокальчику — предложила Оксана руку своей спутнице, когда направлялась вдоль автомобиля, обошла его спереди, касаясь коготками пальцев, капота
— Отличное предложение — одобрила Татьяна Васильева, взяв Оксану под руку, направилась вместе с ней к ступенькам каменного крыльца, на которых сразу же стояли две очаровательные женщины в бальных дорогих платьях — Надеюсь, здесь есть барная стойка
— Я думаю
Предположила Оксана, заметила, как одна из женщин очень оценивающе посмотрела на полупрозрачное платье на ней и на дорогие цацки, одетые на руках, завершающие образ Клеопатры.
— Что в таком доме
Делилась впечатлением Оксана, проходя за спиной одной из блондинки, смотрела, как шатенка на неё смотрит искушено, отпивая при этом шампанское с бокала.
— Он просто обязан быть
— Что предпочитаешь выпить?
— Прям так сразу?
Встав на ступеньках каменного крыльца, Оксана специально встала рядом с двумя мужчинами в масках о чем-то вели деловую беседу, один из которых так изучающе посмотрел на неё.
— Может, сначала пойдём, познакомимся с хозяевами дома
— О…. это пока лишнее — уверяла Татьяна Васильева, предложила свою руку, когда Оксана остановилась рядом с двумя мужчинами
— Почему? — удивилась Оксана, пропуская вперед шатенку в зеленом платье, вырез на спине которой, позволял носить это платье, не прибегая к излишним оковам бюстгальтера
— Потому что они присоединяться к нам после полуночи
— Ну, сейчас уже первый час — вытащив телефон из сумочки, Оксана посмотрела на время на часах
— Ну, значит после двух часов
Утверждала Татьяна Васильева, поднявшись первой на крыльцо, протянула руку Оксане, когда она легонько коснулась её пальцев, поднялась еще на ступеньку, встав рядом с ней.
— У них какие-то сейчас дела
— Какие могут быть сейчас дела?
Удивилась Оксана, разводя руками, подходя следом за девушкой к открытым двустворчатым дверям огромной по площади гостиной, погрузившейся во мрак необузданной ночи. По стенам полу и потолку, витали цветные огоньки цветомузыки, слышалось звучание медленной электронной музыки для танца на пилоне. По центру зала, как только вошла Оксана, наступая каблуками черных босоножек на белую мраморную плитку, были расположенные круглые столики, рядом с которыми стояли стулья с высокой спинкой. По периметру стояли большие столы, рядом с которыми на кожаных черных диванах сидели важные гости этой карнавальной ночи, на некоторых столика из которых танцевальные обнаженные девушки в ажурных масках, вращая искусно телом. Чуть дальше у лестницы, ведущей на верхние этажи этого большого дома, находилась построенная танцевальная сцена с пилоном, на котором кружилась рыжеволосая девушка, опускаясь вниз вставая на каблуки, красиво играла бёдрами. Все гости были в масках, их одежда имела тёмные оттенки ткани, что было в такой обстановке трудно разглядеть лицо хоть одного представителя из этого маскарадного бала. Запах шампанского, аромат дорогих парфюмов, прекрасно гармонирующих как с мужскими, так и женскими нотами, витали в воздухе этой большой гостевой комнаты. Вкус помады, чувствовалось, как пахло сигаретным дымом, так как гости курили прямо в доме и приятный искушающее влияние дорогих коньячных напитков, которые Оксана ощутила, проходя мимо одного из столиков по центральному ряду.
— Тут даже танцовщицы есть — ухмыльнулась Оксана, когда прошла за спинкой одного из стульев в гостиной, касаясь неосторожно плеча темноволосой девушки, которая была в такой же черной, как и её волосы, маске, обратила на неё внимание — Всё по высшему разряду
— Что будешь пить?
Поинтересовалась Татьяна первой пробираясь к барной стойке, где на высоких стульях без спинки сидели полуголые девицы, с бокалами в руках, их соски груди скрывали прекрасные накладки.
— Я бы не отказалась от какого-нибудь коктейля
— Поддерживаю — ухмыльнулась Оксана, заметив, сколько разврата и искушенной сексуальной обстановки, люди позволяли себе на этой карнавальной закрытой вечеринке
— Для тропических микса
Обратилась шатенка к молодому парню бармену с короткой модельной стрижкой, который подбрасывал красиво бутылки в воздух и вертел их на кончиках пальцев.
— Давай присядем куда-нибудь
— А где твой мужчина? — поинтересовалась Оксана, оглядываясь на вход через который вошла в гостиную — Он должен был идти прямо за нами
— По-моему — игриво касаясь груди Оксаны кончиком пальца, возразила Татьяна — За последний вечер, он стал наверно больше твоим мужчиной
— Не я ведь себя специально таким чаем поила
— Я просто не подумала
Оправдываясь, уверяла девушка, присаживаясь на освободившейся один из стульев, когда обе девушки, сидевшие на них, встали и направились в танцевальную зону в гостиной.
— Что он окажет на тебя столь сильный эффект
— А чего ты ожидала?
Рассмеялась Оксана, прикрывая кончиками пальцев алые, накрашенные щедрым слоем помады губы, на которых отражался свет, благодаря, покрытых на их поверхности блеском.
— Твоему мужчине хватило и пару глотков — дотрагиваясь до руки девушки, Оксана взошла, располагаясь сидя на высоком стуле у барную стойке, на которую положила обе руки
— Давай не будем об этом
— Конечно, не будем — ухмыльнулась Оксана, взявшись за предложенный ей с милой улыбкой парнем барменом бокал, коснулась игриво кончиков пальцев этого самца — Когда твой чай, до сих пор действует во мне
— Давай ты просто проведешь это время с пользой для себя
Коснувшись руки Оксаны, заметив, как она посмотрела на бармена, когда взяла из его рук коктейль, возразила Татьяна.
— Можешь даже подцепить тут любого — утверждала шатенка, стараясь привлечь на себя всё внимание Оксаны — Но есть одно единственное правило
— И какое же? — поинтересовалась Оксана, кокетливо состроив губки, отпила глоток предложенной оранжевой прелести с бокала, обольщаясь его нежному тропическому вкусу с алкоголем
— Ты не должна снимать маску — предупредила Татьяна, выставив указательный палец вверх перед Оксаной — Ты не должна допустить, чтобы твоё лицо тут увидели и тебя узнали
— Значит во всём остальном — ухмыльнулась Оксана, проводя кончиком пальца по блекло-зелёному шарфику на шее, который словно пылал ароматом, исходящей дамасской розы — Ты будешь не против, если я с кем-нибудь тут разделю постель
— Ну я думаю ты предпочтёшь общество меня и моего жениха
— Которого я уже обкатала вдоль и поперёк
Повела губками Оксана, сделала еще небольшой глоток, тщательно смакуя во рту, через трубочку, вкус безупречной тропической свежести, поддаваясь ему незыблемому чувства искушения.
— Но я не исключаю и такой вариант — уверяла Оксана, положив ногу на ногу — Если твой муж завтра со мной вернётся в больницу
— Он пойдёт за тобой — заверила, коснувшись кисти руки Оксаны, убедительно говорила Татьяна, продолжая на неё столь же любознательно смотреть — Куда ты только скажешь
— В таком случае — с улыбкой порочной страсти на лице, ответила Оксана, искушено раскрывая губы касаясь трубочки коктейля, медленно начиная его посасывать — Я подумаю над твоим предложением
— Мне будет очень приятно
— Да ну — недоверчиво Оксана повела губками, на поверхности которых остался сладкий слой слизи тропического микса — В самом деле?
— Посмотри, как танцует! — указала Татьяна на танцовщицу на пилоне — Я тоже теперь так же хочу научиться
— Так что тебе мешает? — с ухмылкой спросила Оксана, после чего сделала большой глоток коктейля в бокале, допивая разом всё его содержимое
— Да ну — возразила шатенка, в зелёном платье, недоверчиво, словно не веря в свои силы, посмотрела на Оксану — Куда мне до такого
— Может, хочешь попробовать? — решила Оксана воодушевить свою собеседницу
— Нет, ты чего! — возразила Татьяна, отвергая предложение Оксаны — Надо мне все смеяться будут
«Наивная тупая дура, что на тебя зря время я буду тратить, когда я до сих пор чувствуя себя возбуждённой», размышляла Оксана, наблюдая за взглядом сидящей рядом за барной стойкой девушки.
— Тогда можно мне попробовать? — спросила Оксана, дотрагиваясь кончиками пальцев до руки девушки, посмотрела на неё внушающим взглядом
— Ты серьёзно? — переспросила, удивившись, Татьяна
— Ну, если нельзя — обвивая тонкую ножку бокала шатенки, Оксана медленно потянула его на себя, пока девушка была отвлечена внимание на танцовщицу на пилоне — Сразу так и скажу
— Я не говорила тебе что нельзя — пытаясь нащупать стоящий рядом на барной стойке бокал, ответила Татьяна, после чего обернулась, возмутившись тому, что увидела — Оксана!
— Что?! — ответила, удивившись недовольству на лице девушки, мило улыбнулась Оксана — Я просто пить хотела, что тут такого?
— Могла бы просто попросить заказать тебе еще — утверждала Татьяна, отчаянно от обиды нахмурила губки — Ну да ладно
Мило улыбнулась шатенка в очаровательно вызывающем коротком зеленом платье, кошкой сползла со стула, состроив очаровательные ямочки на щечках.
— Как мне тебя представить? — поинтересовалась она, обращаясь к Оксане, встав рядом с её стулом
— Не поняла? — оторвав губы, от трубочки, что находилась в стеклянном бокале с коктейлем, переспросила Оксана, выразительно раскрыла светящиеся искорками отраженного света глаза
— Ну, реальных имён тут никто не называет — утверждала Татьяна Васильева, словно любуясь красотой лазурных голубых глаз, которые так сексуально раскрыла Оксана перед ней
— Ну, хорошо — ответила Оксана, отставив в сторону полупустой бокал с остатками в нём оранжевой прелести, смачно облизнула губы краешком языка — Карамель
— Что карамель? — не поняла сначала шатенка — А…. всё поняла, ладно
— Трудно представить
Размышляла Оксана, наблюдая вслед уходящей по залу гостиной девушки в обворожительно коротком вызывающем зеленом платье, у которой цвет оттенка волоса был восхитительного оттенка шоколада.
— Что моя половинка — тихим шепотом говорила Оксана, вновь обвила ножку стеклянного бокала, поднесла трубочку в нём, к раскрытым алым губам — Которая как две капли воды, похожа на меня
«Будет такой тупой наивной дурой», додумала Оксана дальше своё высказывание, начиная медленно посасывать остатки коктейля, что держала в руке, сама не понимала как с моментом пролетевшего времени, она сильно опьянела.
— Я всё устроила — неожиданно подошла Татьяна, коснувшись локтя руки Оксаны, когда она наблюдала за танцем девушки на пилоне — Тебя вызовут
— Правда? — повела губками кокетливо Оксана, продолжая так же любознательно смотреть на девушку, которая стояла перед ней
— Иди на сцену — прошептала она, наклонившись на барную стойку прямо над ухом Оксаны, девушка встала на носочки, одетых на ней зелёных туфель
— Но ты же сказала — утверждала Оксана, не понимая сначала девушку — Что меня вызовут
— Как раз когда дойдёшь до сцены — шептала таким же обворожительным шепотом шатенка, над ухом Оксаны — Тебя уже и вызовут
— Так быстро!
Выразила восторг Оксана, наблюдая за обнаженными девушками в зале, некоторых из них находились в компании мужчин. Другие танцевали для них на столах, остальные просто проводили время в компании другой спутницы. Общаясь на ступеньках лестницы или в тёмных углах гостевой комнаты, распивая с бокалом спиртные напитки, представительницы прекрасного пола, предаваясь искушению власти любви.
— Что же ладно — ухмыльнулась Оксана, сползая со стула, отразила перед своей собеседницей и девушками, проходящими сзади, красивую форму бёдер
— Проведи время — говорила она пленительной лаской голоса, рядом с ухом Оксаны — С пользой для себя и ни о чем слышишь!
Предупредила она, выставив указательный палец перед лицом Оксаны, когда она внимательно на неё смотрела, затем игриво коснулась кончика её носа коготком.
— Ни о чём не жалей — продолжила она читать нотации, мило улыбнувшись Оксане — И ни в коем случае, если ты чего-то захочешь, не вздумай в чём-то себе отказать!
— Я думаю, мы поняли друг друга — улыбнулась взаимной улыбкой Оксана, дотронувшись кончиками пальцев до оголённого плеча девушки, прошла мимо неё, покачивая бёдрами
— Простите вы Карамель? — подошла тут же к Оксане светловолосая девушка в откровенном прозрачном белом платье, ажурной узор на ткани которой действительно казался сексуальным
— Эта девушка руководит сегодня тут балом
Пояснила Татьяна, когда Оксана обернулась с растерянным взглядом, посмотрела на шатенку, после чего на девушку в белом платье. Восхитительное сочетание вкуса «Vera Wang Princess», что казался достаточно сладкий и подходит на каждый день, но обладает и мускусным оттенком, поэтому его можно носить и для шикарных случаев. Выразительное белое платье, почти было прозрачное, что отражало под нежной тканью красивой силуэт женской груди. Шикарное декольте, подчеркивало чашечками с кружевным узором форму сексуального бюста.
— Просто иди с ней — уверяла шатенка с улыбкой на губах, кивнула Оксане — Ты же этого хотела
— Что же — пожав плечами, посмотрела Оксана на девушку, которая стояла перед ней в прозрачном белом кружевном платье — Пойдёмте
— Скажите, вы умеете танцевать? — поинтересовалась блондинка, обращаясь к Оксане — Просто сегодня важный вечер и не хотелось бы, чтобы наши гости увидели……
Немного потянула она, когда направлялась с Оксаной между рядами столиков, к сцене стоящей у лестницы, ведущей на верхние этажи дома.
— Ну, вы понимаете
— Понимаю — с ухмылкой на губах, ответила Оксана, когда вместе с девушкой подошла к ступенькам лестницы, ведущей на танцевальную сцену с пилоном — Постараюсь не быть той курицей, про которую вы тут подумали
— Что же — повела неловко губками блондинка, пройдя, поднявшись по ступенькам на сцену, направилась к подставке для микрофона — Дамы и господа
Обратилась она к собравшимся гостям в зале, в этот момент музыка стихла и всё внимание собравшихся важных гостей, представительниц прекрасного пола, была направлено на неё.
— Сегодня на нашей с вами сцене — говорила она восторженным голосом — Решила попытать счастье одна танцовщица
Расправила она руки, держа микрофон в руке так, когда Оксана, покачивая выразительной формой бёдер, направлялась по сцене к пилону, замечая на себе оценивающие взгляды мужчин и женщин.
— Попрошу приветствовать — говорила она всё тем же воодушевляющим голосом, когда по ступенькам лестницы сцены, спускалась прошлая темноволосая танцовщица, склонив голову, девушка, будто стесняясь смотреть в глаза своим зрителям — Карамель!
— Карамель?! — восторженные взгляды и женские возгласы, прокатились по залу, будто кто-то не ожидал совсем такой встречи
— Прошу вас
Уверяла блондинка, указывая Оксане на пилон, к которому она медленно словно хищная кошка, ставая искусно ноги, крест-накрест направлялась.
— Видимо вас тут некоторые уже знают — заметила она, как зал оживился, когда она произнесла псевдоним Оксаны — Бывали когда-нибудь хоть у нас?
— Впервые — мило улыбнувшись, пожав плечами, ответила Оксана, обвив пилон пальцами обеих рук, встала к наблюдавшей за ней публике, спиной
Играя телом, словно королевская кобра, Оксана заносила бёдра за пилон, медленно опускаясь по нему, разводя колени сомкнутых ног в разные стороны, после чего обратно их сводила. Так же медленно поднималась, словно кружилась на шесте, перед тем как достаточно крепко за него ухватиться, Оксана демонстративно выражала сочные прелести тела. После чего прижавшись к шесту спиной, Оксана выполнила вокруг него полный круг, ставя ноги в каждом шаге крест-накрест. Схватившись крепок за пилон, Оксана подтянулась на нём, ловко кружась в момент этого вокруг него, занесла за него ногу так, чтобы упираясь за его стержень обратной стороной коленного изгиба. Начиная эффектно крутиться вокруг пилона в воздухе, Оксана ловко с себя сорвала надетого на ней ткань прозрачного блекло-зеленого цвета платья. В плавно падении, материя, которую Оксана сорвала с себя, начала порхая в воздухе падать на пол, вызывая восторг зрителей который она произнесла таким легким движением.
Оставаясь висеть на пилоне, Оксана, обвив его ногами как лиану, медленно развела руки в сторону, плавно начала отклоняться назад, пока не оказалась вниз головой. Кружась на пилоне, Оксана, свисая вниз головой, постепенно съезжала вниз, заводя руки за спину. Касаясь застёжки черного кружевного бюстгальтера, Оксана с легкостью расстегнула его, ослабив тиски давления на грудь. Опуская руки вниз, обольщаясь в искушенной пьяной улыбке тому, как его чашечки скользили по груди, Оксана постепенно по мере скатывания вниз по пилону, оголила грудь, после чего лифчик в свободном падении упал на пол. Касаясь пола танцевальной сцены кончиками пальцев, Оксана сделала переворот, встав на каблуки черных босоножек, прижимаясь тут же спиной к пилону. Скрестив руки на груди, Оксана, создавая перед публикой интригу, прижалась вновь к шесту, обвив его пальцами обеих рук, выполнила разворот, занося ногу за пилон, опираясь обратной стороной колена на месте сгиба. Начиная раскручиваться на шесте, Оксана, схватившись за него обеими руками, в воздухе ногами сделала мельницу, после чего перевернулась через себя, вставая на каблуки черных босоножек. Играя бёдрами, начиная ходить по кругу вокруг пилона, Оксана потом в другую сторону, словно не хотела пока показывать полностью на обозрение публики свою сочную грудь. Развернувшись снова, Оксана, играя бёдрами, сгибая ногу в колено, прижалась спиной, отражая перед зрителями грудь, прикоснулась пальцами к резинки черных ажурных трусиков, прикусывая при этом краешек губы. Вращая бёдрами, словно в танце, представляя образ королевской кобры, Оксана медленно снимала с себя трусики, красивым движением таза, обольщалась в распущенной улыбке тому, как нежно приятная ткань скользила по бархатистой упругой коже.
— Дамы и господа — представила еще раз блондинка с микрофоном, после того как Оксана переступила через лежащие на полу трусики — Карамель
Склонив голову, Оксана продолжала смотреть в пол, медленно направляясь к ступенькам лестницы, под бурные аплодисменты зрителей и их восторженный свист. Медленно чувствуя себя королевой этой ночи, Оксана, поддаваясь пьяному бреду и выпитой большой, для себя, дозе алкоголя, скрывала искушенную форму улыбки прямо под маской.
— Простите Карамель — подошла обнаженная девушка к ступенькам сцены, по которым спускалась Оксана, отвлекла её внимание на себя — Можно вас на секунду
— Да — ухмыльнулась Оксана, с изумлением разглядывая тело обнаженной девушки, на лице которой была одета черная кружевная маска — Чем могу помочь?
— Да мне собственно ничем — забавной улыбкой, улыбнулась блондинка, верхняя часть лица которой была скрыта под маской — А вот тем джентльменам……
«А почему нет, я могу провести время, так как я захочу, маску я снимать не буду», предположила мило в ответ улыбнулась девушке, которая словно не знала как вести себя перед ней, немного казалась Оксане растерянной.
— А…. понимаю
Ухмыльнулась Оксана, встав у ступенек сцены, заметила как мимо неё, прямо к ним подошла девушка с шоколадным оттенком волоса, которая не так давно до её прихода покинула пилон.
— Ну, думаю — играя в любезность, Оксана, прикусывая краешек губы, всё еще находилась под властью выпитого чая — Уделить им какое-то время я смогу
— Позвольте — предложила девушка, мило улыбаясь Оксане, блондинка протянула ей свою руку, выставив кокетливо поиграв пальчиками — Я вас провожу
— Это было бы
Взявшись за кончики её пальцев, Оксана сделала шаг навстречу к белокурой бестии, подойдя ближе, ощутила коллекцию «Desire Pheromone I*M LADY», которым так приятно пахло от её обнаженного сексуального тела. Верхние ноты парфюмерной композиции составляют экзотические плоды личи, спелая черная смородина, сочный персик и розовый перец. В “нотах сердца” аромат покоряет запахами душистой фиалки, иланг-иланга и цветущей розы, а на смену им приходят базовые ноты пачули, ванили и мускуса.
— Очень любезно с вашей стороны — прикусывая краешек губы, Оксана подошла вплотную к девушке, была польщена ароматом, парфюма, который исходил от её тела
— Красивый танец
Выразила почтение девушка, когда за её руку взялась Оксана, направляясь мимо столиков, обращая внимание, что некоторые гости до сих пор продолжали наблюдать за ней.
— Готова поспорить
Высказывала собственное мнение блондинка, оборачиваясь, сохраняя любезность улыбки, однако её взгляд был скрыт в тени обстановки гостевой комнаты. Лишь блики цветомузыки отражали зеркальный оттенок того, что под маской у блондинки светились глаза.
— Не каждый может повторить нечто подобное
— Спасибо
Направлялась Оксана к мужчинам, что сидели на кожаном угловом диване, расположенном по периметру круглого стола. Девушка с кашемировым оттенком волос, искусно исполняла эротический танец, девица была полностью обнаженная.
— Очень приятно
— Карамель
Обратился приветливо мужчина, одетый в белую рубашку, ворот которой был расстегнут, которая при томной обстановке в помещении, казалась как будто фиолетовой и вызывающей не нём.
— Очень приятно с вами лично познакомиться
— А вы меня знаете? — удивилась Оксана, подойдя к столику, за которым сидело двое мужчин, между которыми было достаточно расстояние, чтобы спокойно могло сесть несколько человек
— Я видел ваши выступления в клубе
Рассказывал мужчина, пропуская Оксану пройти между столиком и диваном, когда сам предпочёл насладиться шикарными бёдрами, которыми она искусно демонстративно выражала перед ним.
— Вы тогда еще работали у Волкова
Продолжил говорить он, передавая бокал с шампанским в руки Оксане, когда она покачивая бёдрами прошла между диваном, где он сидел и столом на котором танцевала голая девушка.
— Должен признать
Высказываясь с восхищением, рассуждал он, наблюдая за Оксаной, как она прошла к свободному месту на диване, передавая взятый бокал из рук мужчины в руки идущей сзади блондинке.
— Последнее время ходил туда — откровенно говорил мужчина, облокотившись на спинку дивана на котором сидел, положил руку на его спину, немного запрокинув колено на диван, расставил ноги — Только чтобы посмотреть на вас
«Да мне не нужен ваш пустой трёп, я просто хочу оказаться в крепких оковах страсти, хочу, чтобы меня связали, чтобы мной повиливали», размышляла в тот момент Оксана, наступая коленом на диван, красиво выражая упругую форму ягодиц, забралась на него, поджав под себя ноги.
— Есть одно условие — предупредила Оксана, положив обе руки к себе на колени, предварительно скрестив их между собой, как бы закрывая свой выраженный объёмом бюст
— Какое условие Карамель? — поинтересовался мужчина, любопытно и в тоже время желанно, рассматривал Оксану, по всей видимости, как она смогла предположить, её лицо ему было уже известно, маска была просто без надобности — Просто скажите нам, чего вы желаете?
— Я хочу
Заявила Оксана пьяным голосом, стоя на коленях, находясь на диване, коснулась кончиками пальцев мужчины в черной маске, который сидел слева от неё, внимательно посмотрела на него.
— Чтобы на эту ночь
Высказывалась искушенным тоном голоса, чувствуя от мужчины, как пленительно пахло изумительной коллекцией «DAVIDOFF THE BRILLIANT GAME», мужской коктейль, сотканный из интриги, азарта, силы и сексуальной харизмы. В верхнем аккорде звучит роскошный аромат коктейля Americano — он состоит из нот кампари, вермута и содовой с послевкусием красных ягод, цитрусовых и пряного шалфея. Парфюм раскрывается дымно-хвойным аккордом элегантного кедра, окруженного ароматом цветущего апельсинового дерева. Завершает композицию струящийся шлейф — микс из ароматов свежескошенного сена, экзотических бобов тонка и сливочных оттенков карамели.
— Как ваша
Уверяла Оксана, нежностью голоса разговаривая рядом с губами мужчины, изучая его спрятанный под надетой маской на лице взгляд, сгорала в предвкушении от его брутального запаха одеколона.
— Собственность — развязывая легкий шарфик на шее, Оксана передала его рядом сидевшей девушке на диване, сплела у себя обе руки за спиной, кокетливо поиграв пальчиками
— Кажется, я вас понял
Ухмыльнулся мужчина в маске, кивнул одобрительно блондинке, к которой Оксана повернулась спиной, позволяя ей связать обе руки и сделать это красивым подарочным бантиком.
— Дорогая — обратился он к блондинке за спиной — Помоги нашей гостьи, пожалуйста
— Скажите Карамель — наблюдая за всем этим, высказал предложение, второй мужчина, который сидела на другом краю кожаного дивана — Не хотите ли вы поработать в нашем клубе?
«Его одеколон, блядь как он меня манит, как я хочу быть его собственностью, хочу, чтобы он был моим царём на эту ночь», размышляла Оксана, облокотившись на спинку дивана, вынесла связанные руки за спиной к левому бедру.
— Я бы с удовольствием
Уверяла Оксана, ухмыльнувшись тому, как блондинка в маске поднесла услужливо бокал шампанского к её губам, когда она вновь села на колени.
— Но со временем последнее время стала большая проблема
— Давайте я решу ваши проблемы Карамель?
Поинтересовался мужчина, коснувшись пальцами ножки бокала, что блондинка держала перед раскрытыми губами Оксаны, в тот момент, когда она запрокинула голову, стал его наклонять.
— Обещаю вам только те танцы
Убедительно говорил он, искусно выливала шампанское в рот Оксане, когда она в сексуальной искушенной порочной форме раскрыла губы, наслаждаясь прелестью этого напитка.
— Которые вы сами будите выбирать
— Какая красивая и идеальная грудь
Прикоснулась блондинка ладонью руки к выставленной груди Оксаны, касание поверхности которой она почувствовала утонченными искушенными порочной властью чувствами.
— Всегда мечтала о такой
— Согласитесь работать с нами
Уверял мужчина, продолжая держать бокал рядом с губами Оксаны, вливая в ротовую полость сладкий напиток шампанского с бокала, ножку которого лишь придерживал на кончиках пальцев.
— Создам вам все необходимые условия
Шептал он рядом с ухом Оксаны, когда полностью всё до капли вылил ей в рот с бокала шампанское. После чего мужчина медленно отодвинул бокал от губ Оксаны, позволив ей кончиком языка слизать остатки капель с их пылкой поверхности.
— Всё будет для вашего удобства
«Он готов мне ноги лизать, лишь бы только я согласилась на его условия, но я уже к счастью знаю, что такое работать в частном ночном клубе танцовщицей», повела губками Оксана, оставляя голову запрокинутой, продолжала смотреть в потолок по которому бегали лучи цветомузыки.
— Да — ответила Оксана, покусывая краешек губы, чувствовала во рту сладкое послевкусие шампанского, напиток которого завораживал крепостью и сладостью алкоголя
— Вы согласны? — состроив хитрое любопытное очертание нижней части лица, спросил мужчина
— Хотела сказать
Ответила Оксана, раскрыв лазурные голубые глаза, в которых отражались блики от цветомузыки в гостиной, что вырисовывали страсть движения по стенам, потолку, полу и на людях в комнате.
— Что рада бы согласиться
Уверяла Оксана, мило улыбнувшись мужчине, чувствовала как каждая клеточка её тела, что пылала в ярости жажды искушения страстью, безудержно хотела секса.
— Но у меня нет на это времени
— Очень жаль
Стараясь выразить отчаяние, ответил мужчина, держал на кончиках пальцах бокал с коньячным напитком, запах которого Оксана почувствовала, когда разговаривала рядом с его губами.
— Могу я хотя бы убедить вас Карамель — достаточно галантно говорил он, вёл себя, словно Донжуан — Остаться с нами на ночь?
— Уж в этом поверьте — ухмыльнулась Оксана, чувствовала как сзади за спиной, руки белокурой девушки начали сказочно приятно ласкать её тело
— Скажите Карамель — пододвинувшись чуть ближе, спросил мужчина в белой рубашке, кивнув подозрительно девушке сидевшей на диване сзади у Оксаны — Вы, кажется, говорили, что хотели бы быть на эту ночь моей собственностью
«Он прям читает мои мысли, я хочу, чтобы он овладел мною этой ночью», мечтала Оксана, улыбнулась тому, как интонация обращающегося к ней мужчине, так приятно ласкала слух.
— Это было бы просто замечательно — нервно сжимая пальцы связанных рук за спиной, ответила искушено Оксана, сгорая в желание поддаться порочному соблазну любви
— Только вот
Говорил он так убедительно, словно каждое его слово Оксана внимательно слушая, желала разделить с ним усладу сексуальных чувств, что терзали её разум, вьюгой бурной страсти.
— Я не люблю когда моя собственность
Пояснил он, когда девушка что сидела сзади у Оксаны вставила ей на рот шарик-кляп, застегнув ремешок на шее, пока она ничего не успела сообразить.
— Что-то пытается говорить
— Так-то лучше — прошептала рядом с ухом Оксаны блондинка, обращаясь к мужчине, который сидел, держал в пальцах бокал с коньячным напитком
— Обязательно это нужно было делать? — обратился товарищ этого мужчины, который сидел напротив, тоже держал в руке бокал с коньяком
— Пускай немного посидит молча
Положив ладонь к Оксане на голову, говорил он, словно считая её своей собственностью, когда она послушно сидела на коленях на диване возле него, нервно сжимала и разжимала пальцы рук.
— Хорошая девочка — погладил он Оксану по спине, когда она покорно сидела перед ним на коленях, сгорая в предвкушении любви
— Может тебе удастся её уговорить
Предложил мужчина, который сидел напротив, взяв в пальцы рук конфету, когда перед ним девушка, танцевавшая на столе, встала на колени, он засунул ей в рот эту уморительную сладость.
— Предложи ей денег — посоветовал он ему, когда вставил в рот девушке конфету, после этого нагнулся и смачно поцеловал её в губы — Столько, сколько попросит, предложи квартиру
— Я думаю, я найду решение — заверил он своего партнера по бизнесу — А пока давай не будем о делах, тем более, когда рядом сидит такая послушная девушка
— Скора уже спуститься хозяин со своей супругой — ответил мужчина, опускаясь ладонью по спине у Оксаны, затормозил её у неё на бёдрах
— Может предоставить эту твою девочку им
— А что это мысль — согласился он с таким предложением, легонько похлопав Оксану по бедру
— А вот кажется король и королева — указал мужчина, который сидел напротив в черной рубашке, кончиком пальца руки, в которой держал бокал с коньяком, на появившегося мужчину и белокурую женщину в масках на лестнице в гостиной — Решили почтить нас своим присутствием
— Готов поспорить — уверял мужчина, держа руку у Оксаны на бёдрах, когда она покорно продолжала сидеть перед ним на коленях на диване — Что сначала они подойдут к нам
— С чего ты так решил? — недоверчиво спросил его товарищ, который гладил бёдра танцовщицы, которая покорно сидела перед ним на столе, повернувшись к нему спиной
— Дела — заверил он, ответив словно гордясь собой — Не требует отлагательств
— А…. вот как
Ухмыльнулся он, именно поэтому он и его женщина сейчас подошли вот вон к ним у барной стойки, указал его товарищ. Оксана посмотрела туда, то заметила, что мужчина и женщина, когда их приветствовала публика аплодисментами, подошла сначала к Жданову и его девушке.
— Тогда почему они сначала подошли вот вон к ним
— Наверно подумали — предположил он, улыбнувшись своему товарищу, при этом положил руку к Оксане на спину, словно считал её своей собственностью — Что-то обсудить сначала с ними
— Что-то
Утверждал мужчина в черной рубашке, поставив пустой бокал на стол, словно намекая девушке стоящей на нём на четвереньках наполнить его коньячным напитком.
— Что важнее наших денег
— Наверно важнее
Утверждал его компаньон в белой рубашке, начиная нежно гладить по спине Оксану, когда она послушно сидела возле него на диване, на коленях.
— Раз они так долго уже обмениваются любезностями
«Конченные идиоты, чего они ждут, я не могу уже себя держать в руках, я хочу чтобы кто-нибудь уже из них овладел мною», извиваясь королевской коброй, истязала себя Оксана сильным сексуальным желанием, продолжая послушно сидеть рядом с мужчиной.
— Вот смотри — указал он своему другу, кивнул в сторону барной стойки, куда подошли хозяин и хозяйка этого громадного дома — Наверно к нам идут, все вместе
— Стоит обсудить ему план наших инвестиций
— Думаешь, стоит это делать сейчас?
— А ради чего, по-твоему, мы здесь собрались? — упрекнул своего товарища мужчина в черной рубашке, заметил, как к нему подсела блондинка, которая сковала Оксану оковами любви
— Добрый день джентльмены
Обратился до боли знакомый, для Оксаны, голос мужчины, который она отлично знала, но из-за маски на лице незнакомца не могла распознать кто он такой. Мужчина был одет в праздничный смокинг, на его лице была одета черная маска, идеально подходящая под ткань и оттенок тона пиджака. Знакомая композиция аромата «SalvadorDaliBlackSun», завораживали нотами сочного юза, сливаясь, словно в один будоражащей океан страсти чудесного запаха кедра. Верхом этого аромата служила гармония герани и черемухи, такое сочетание оттенков просто будоражило и притягивало к себе всё внимание Оксаны, как только она его почувствовала в воздухе.
— Вижу, вы неплохо проводите время
Продолжил говорить этот мужчина, встав рядом с диваном, со своей белокурой девушкой, которую почему-то по форме тела, Оксане тоже была странным образом знакома. Женщина, которая стояла с этим таинственным мужчиной, хозяином этого дома, была одета в длинное белое кружевное платье, с шикарным вырезом на спине её плечи были оголены и представляли красивую кожу, как после солярия. Пепельного цвета волосы, имели знакомую Оксане укладку, красивым плетением были сплетены между собой в одной косу за спиной. На лице этой женщины была серебристая маска, разукрашенная яркими стразами, а сбоку было большое перо, такого же оттенка пепла, что и маска. Такая же знакомая коллекция парфюма «L`Eau par Kenzo Homme», созерцала в себе, ноты гармоничное слияние запаха водяного перца и аромата белого лотоса.
— Сразу с тремя
— О… господи Окс……. — чуть не оговорилась, смутилась шатенка в зелёном платье, заметив Оксану с эротическим кляпом во рту — Ой простите, пожалуйста, прикрыла она губы, я забыла никаких имён, это просто моя подруга, скорее даже сестра
— Сестра? — ухмыльнулась белокурая женщина с пепельным оттенком волос
— Помните господин Жданов
Обратился он к мужчине, заметив, как вежливо и взволнованно подбежала Татьяна Васильева к Оксане, буквально вырвав её из лап мужчины, в которых она сгорала от искушения нежности.
— Что вы мне обещали этой ночью?
— Что я вам должен на ночь — ответил Жданов перед этим таинственным человеком, склонив голову, словно чувствовал себя перед ним обязанным — Отдать самое мне дорогое
— Насколько я вижу
Ухмыльнулся мужчина в черной маске, состроив загадочную ухмылку, его голос словно как говорил в нос, когда маска на нём закрывала большею половину лица, оставляя лишь рот.
— Как ваша девушка заботиться об этой таинственной и загадочной особе
— Это Карамель — вставая с дивана, улыбнулся мужчина в маске, пожав руку незнакомцу в черном пиджаке, который стоял, держась под руку со своей дамой — Очень рад встречи с вами
— Карамель?! — вопросительно состроив интонацию голоса, переспросил он, совершенно — Я видел, как вы прекрасно танцуете на пилоне
Рассуждал мужчина, хозяин этого дома, когда Оксана встала с дивана, отражая перед ним сочные прекрасные формы обнаженного тела. Чудесно отразив перед этим незнакомцем гармонию коллекции духов «RoseSauvage». Композиция завораживающего запаха дамасской розы, как поняла на тот момент Оксана, когда мужчина их вдохнул, он как будто уже знал этот аромат.
— Спасибо — поблагодарила Оксана, после того как шатенка расстегнула ремешок кляпа и вытащила шарик у неё из-за рта — Так вы и есть хозяева этого дворца?
— Дворца? — ответил мужчина в черной маске, в то время как его белокурая дама задорно рассмеялась, прижав кончики пальцев к выставленной шикарной груди — Ну можно и так назвать
— Что ты себе позволяешь?!
Начала отчитывать Татьяна, после того как была поражена до какого распутства Оксана была способна докатиться, оказавшись пьяной в компании двух мужчин и к тому же связанной.
— Ты в своём уме вообще?
— А прости — обернулась Оксана, забавно коснувшись кончика носа разъярённой шатенки, которая с гордым выраженным видом на неё смотрела — А ты кто такая, чтобы меня взять и начать при всех тут отчитывать
— Да как ты смеешь…….
— Так дамы-дамы-дамы — вмешался быстро Жданов, так как заметил назревающий конфликт интересов — Давайте все успокоимся
— Мне уже нравится ваша гостья господин Жданов — поблагодарил хозяин этого дома, прикрывая губы, мужчина выражал свою галантную манеру поведения, сдерживая смех
— Это как бы так сказать……
— О…. прошу не надо — коснувшись руки, женщина в серебристом платье и маске, уверяла она, обращаясь к Жданову, держа его за руку — Давай не раскрывать карты, хотя бы в эту ночь
— Так чего же вы тогда хотите
Поинтересовался Жданов, посмотрев на хозяина дома и на его супругу, когда они оба казались Оксане близко даже очень знакомы, но из-за надетых на их лицах масках не могла их узнать.
— Вы сказали, что в эту ночь я должен вам отдать самое дорогое для меня
— В самом деле
Подметила белокурая женщина в серебристой маске, взяла рядом с проходящей обнаженной девушки с разноса бокал шампанского.
— Я бы взяла эту блондинку — указала она на Оксану
— Что?! — возмутилась сразу же Татьяна Васильева — Я не отдам вам её!
— В противном случае — решил сыграть бесчестно хозяин этого дома — Мы возьмём вашу невесту к себе на ночь любви
— Дорогая! — возмутилась Оксана, прикрывая губы шатенки, которая была вне себя от услышанных предложений — А ты меня вообще-то спросила, хочу ли я провести ночь с королём и королевой этого бала?
— Что?! — была вне себя от недоумения шатенка, выразительно раскрыла глаза под маской, смотрела на Оксану — Ты в своём вообще уме?
— Мне удостоилась такая честь
Вышла вперед Оксана, в то время как таинственный для неё незнакомец в маске и пиджаке так на неё очаровательно смотрел, когда она встала между ним и его женщиной.
— Прости ночь с королём и королевой
Нагло позволяя себе почтить себя объятиями этого мужчины, Оксана, словно подобие всей нежности впала в его объятия. Обвив шею этого кавалера, Оксана смотрела через надетую на его лице маску в его глаза, словно как человек скрывавшейся за ней был слишком близко ей знаком.
— И ты думаешь
Высказывалась недовольно Оксана, чувствуя, как мужчина столь же приятно обвил её выставленные бёдра, когда она обернулась назад к девушке, к которой обращалась.
— Я могу позволить тебе всё испортить
— Ты с ума сошла что ли?
Возмутилась Татьяна Васильева, подойдя к Оксане, схватив её за руку, словно оторвала её от незнакомца в черном пиджаке, когда она обвила его шею, вкушая в себе его естественный аромат.
— Надень на себя хоть что-нибудь……
— Отстань от меня! — вырвалась Оксана, обернувшись, прошипела на девушку с яростью, которая лишила её столь пленительных для неё объятий, скрывая свой гнев за надетой на лице маской
— Ты совсем уже обезумила! — вскрикнула, испугавшись Татьяна, отойдя на несколько шагов от Оксаны, девушка чуть не споткнулась о рядом стоящий черный кожаный диван
— Так-так дамы успокойтесь! — Жданов понимал всю неловкость положения перед своим незнакомым для Оксаны товарищем и поэтому решил снова вмешаться
— Послушайте…… — хотел он обратиться к мужчине в маске
— Без имён — предупредил он, выставив согнутую руку, обращаясь к этому мужчине, в тоже время смотрел на тело Оксаны так, как будто на оплот своей любви, словно как будто всё когда чего бы он желал, стояла буквально в шаге от него — Таковы наши правила господин Жданов
— Всё что происходит в стенах этого дома
Предупредила белокурая женщина в очаровательно длинном белом платье, напоминающем больше цвет серебра, материя которого касалась лишь едва мраморной белой плитки пола.
— Остаётся лишь — говорила она, сделав шаг к Жданову, когда он стоял между Оксаной и своей возлюбленной, женщина коснулась его руки — В стенах этого дома, никаких имён!
— Да-да конечно — виновато, признал он свою ошибку, которую мог бы совершить
— Если хотите — указал он на Оксану — И если Карамель конечно не против, то можете…..
— Я согласна
Словно тяга, с которой Оксана не могла противостоять влекла её к мужчине, аромат его одеколона, интонация его голоса, даже то, как он вёл себя, его манеры, нежность рук, всё тянуло к нему.
— Я готова — уверяла, подойдя вновь к загадочному человеку в черном пиджаке, скрестив руки за спиной, Оксана ставила ноги крест-накрест — Пойти на такую жертву ради вас
— Хорошо! — признала шатенка в зелёном платье своё поражение — Скажите, а я могу чуть позже зайти к вам, ну чтобы проверить всё ли будет нормально с моей подругой?!
— Вы можете зайти к нам любой момент
Прикоснувшись руки Татьяны, ответила, рассмеявшись задорным смехом женщина, в серебристой маске, прикрывая губы кончиками пальцев, так чтобы не стереть на их поверхности помаду.
— Когда вам только будет удобно — протянула она руку Оксане, поиграв в воздухе кокетливо пальцами — Пойдём радость моя — предложила она свой локоть
— Как приятно чувствовать себя между королём
Делилась впечатлениями Оксана, обвив рукой предложенной локоть белокурой женщины, другой рукой притянула к себе таинственного мужчину в пиджаке, открывая его от разговора мужчин.
— И королевой этого бала
— Вот это ты правильно сказала
Выставив палец свободной руки, женщина в серебристой маске легонько коснулась подушечкой пылких губ Оксаны, когда она ощущала сладость недавно выпитого вина от незнакомки.
— Между королём и королевой
— Разделите ли вы Карамель
Предложил таинственный мужчина в пиджаке, обращаясь к Оксане так словно не оставляя ей выбора, ведь манера его общения, как интонация голоса и аромат его парфюма уже всё решила.
— Нашу с супругой любовь — мило улыбнулся он Оксане в ответ, когда она как кошка ластилась телом о его пиджак, проходя мимо рядом столиков, направляясь к лестнице
— Это предложение?
Поинтересовалась Оксана, держась за пальцы руки мужчины, подошла она к ступенькам лестницы, когда один из кавалеров ублажал свою даму прямо на перилах, крепко обвив ей бёдра.
— Или это приказ — сгорая в предвкушении дикой любви, строя интригу сексуального разговора подошла очень осторожно Оксана к мужчине — Мой король?
— Это просьба!
Оттянула белокурая женщина Оксану, схватившись за её руку, от своего супруга, почувствовав нечто большее, чем просто порочную тягу между ними.
— Давайте не будем пока забегать вперёд — уверяла, разговаривая нежным голосом рядом с ухом Оксаны — Тем более, когда тебе удостоилась честь провести с нами ночь
— Давай не будем смущать нашу гостью дорогая
Упрекнул мужчина свою супругу, предложил снова свою руку Оксане, когда стоял рядом со ступеньками лестницы, на первой из которых стояла она, любезно улыбаясь им двоим.
— Прошу Карамель
Уверял мужчина, когда Оксана строя между его женщиной вновь свою игру, аккуратно взялась за предложенные пальцы мужчины, заметила, что он не сводит глаз с её тела.
— Пройдёмте с нами в нашу комнату
— Нам ведь пока нельзя отлучатся надолго — странного, говорила белокурая женщина, поднимаясь следом за Оксаной
— А у вас всегда так — ухмыльнулась Оксана, замечая, как мужчина ввёл девушке сидящей не перилах лестнице, свой член во влагалище, наблюдая при этом, как она красиво выгнулась, раскрыв в искушенной форме губы — Здесь жарко?
— Ах… это
Рассмеялась вновь всё тем же знакомым озорным смехом женщина, поднимаясь следом за Оксаной, когда она, с мужчиной держась за его пальцы, уже была на площадке между этажами.
— Не обращай внимания
Прошла она мимо порочной пары, девушка, которая сгорала в искушенных стонах, была в черной шелковой накидке скрывающей свой образ. Хозяйка дома просто стащила накидку с девушки, потянув аккуратно держась за ткань кончиками пальцев, оголила обнажённое тело скрывавшегося под ней шатенки.
— Здесь всегда так
— Это вам будет нужнее
Предложил мужчина, когда Оксана удивлённо посмотрела на протянутую ей черную шелковую ткань, что держала в руке женщина, изумлённо при этом улыбаясь.
— Не всё же вам быть голой
— По крайней мере, на мне маска — ухмыльнулась Оксана, взявшись за накидку с капюшоном, обернулась к мужчине в черном пиджаке, когда он изучающе на неё смотрел
— Давайте я вам помогу Карамель
Предложил он свою помощь, взяв из рук Оксаны накидку, когда она стояла к нему спину, лишь обернувшись с искушением страсти, смотрела на него. Ощущая нежность его пальцев и ласку ложившегося на тело материю, издала Оксана порочный стон, раскрыв в порочной форме губы.
— Она на вас так прекрасно сидит
Расправив ткань по телу Оксану, похвалил мужчина так, что во влагалище у неё в момент, когда она слышала этот шепот, у себя над ухом обильно стало влажно.
— Идеально сочетается с вашим телом
— Спасибо — держа губы едва раскрытыми, произнесла Оксана в ответ, была готова уже положить голову к нему на плечо, стоя спиной к мужчине, желала впасть в его объятия
— Давайте не будем терять времени
Предложила вновь его супруга, разлучив гармонию назревающей страсти между Оксаной и её супругом, белокурая женщина кивнула в сторону лестницы ведущей наверх.
— Прошу Карамель — словно прошипела она на Оксану, чувствуя, что между ней и её мужем, хоть она и этого хотела, но всё же сыграла связь, которую она не могла для себя допустить
— Вы так любезны
Мило улыбнулась Оксана, продолжила подниматься дальше по ступенькам, покачивая роскошной формой бёдер, так что ткань, облегающая её тело, так трепетно колыхалась. На стенах этого дома, висели дорогие картины художников эпохи возрождения, а на ступеньках лестницы, пары мужчина и женщины придавались утехи любви, страстно целуя своих партнёрш. Всё в этом доме напоминало шикарную обстановку дорогие обои на стенах, ковровая красная дорожка на ступеньках лестницы. Оттенки вкуса чарующего шлейфа духов, которые Оксана чувствовала, поднимаясь по ступенькам, наблюдая за парой женщин, искушено целующих друг дружку, вызывали в ней неутолимую порочную дикую страсть. Наблюдая за их голодными сексуальными взглядами, Оксана прошла мимо пары целующихся женщин и мужчину, ублажающих темноволосую бестию держа её за бёдра прижав спиной к стене. Сгорая от сильного порочного желания, Оксана поднялась на второй этаж, смуглой атмосферы, которая была украшена оттенками алого. Оксана проследовала следом за женщиной в белом платье, которая словно заманивала пальцем пройти с ней в порочную темноту коридора расположенных по обе стороны комнат. Поддавшись такому желанию, Оксана ощутила как мужчина идущей сзади, обвил её талию, нежным касанием ладоней, скомкав пальцами ткань накидки на бёдрах, трепетным желанным дыханием дышал над её ухом, вызвав агонию бурной любви. Чувствуя мужскую поддержку и опору за спиной, Оксана, словно как под защитой самца проследовала в бездну за женщиной, которая всеми чарами заманивала её пойти за собой в окунувшуюся темноту коридора.


Коридор дома был окутан сумеречной тенью, лишь частичка света фонарных столбов, освещения периметра площади рядом с домом, проникали через щелочки штор висевших на окнах. В воздухе витали ноты искушающих шлейфов ароматов, их порочные аккорды, созерцая и сливаясь между собой, вызывали при вдыхании искушение страстью. На полу красной ковровой дорожки в коридоре, среди бардовых, вызывающих эротические ощущения стен, лежало женское ажурное белье. Расположенные на тумбе рядом с закрытой дверью одной из комнат, стояли два бокала, их стёкла была покрыты алым оттенком губной помады, оставленной в порыве яркого ощущения соблазна. Рядом с окном у красных тёмных штор, мужчина, одетый в белую рубашку, воротник у которой был, расстегнут, разговаривал с обнаженной темноволосой дамой, оба они были в масках, держа в руках бокалы с шампанским, когда они о чем-то мило шептались друг другу над ухом.
— Здесь у вас всегда так весело? — поинтересовалась Оксана, проходя за спиной у мужчины, когда он обернулся, немного отвлёкшись на силуэт её тела
— На время карнавала — рассказывала это женщина, касаясь лепестков алых роз, букет которых стоял на тумбе в хрустальной вазе
— Наши гости
Рассказывал мужчина, следуя сразу за Оксаной, так пленительно нежно шептал у неё над ухом, каждое его слова, нет даже каждый аккорд его звука, вызывал в ней неугасаемое трепетание.
— Крупные инвесторы — подошёл он справа, от Оксаны согнув её руку в локоть, положил её ладонь на свою ладонь, так чтобы их пальцы соединились вместе — Чтобы обеспечить денежное вливание, в нашу корпорацию, основанную с супругой, мы обязаны привлекать таких людей
— И как ты сама видишь
Встав в коридоре, женщина по щелчку пальцев зажгла настенные светильники бра в коридоре, когда они в одном мгновение осветили своим светом обратившейся в сумрак ночи коридор.
— Мы позволяем нашим гостям абсолютную свободу действиям на карнавальной ночи
— Естественно при этом
Уверял мужчина, направляясь, держась за руку с Оксаной, странным образом тепло которого, дыхание, голос и манера его поведения была ей необычно знакома.
— Каждый из них
Говорил он, повернувшись, остановившись напротив окна, когда за его спиной, на улице разразился в ярких красках запущенный фейерверк, озаряя своим цвета площадь рядом с домом.
— Статус инкогнито
«Такое чувство как будто я его знаю, как будто жила с ним, почему меня к нему так тянет, я хочу его на эту ночь обкатать», размышляла Оксана, продолжая слушать, как говорил этот мужчина, когда он стол рядом с окном, за стеклом у которого раскрывался в красках цветка салют в воздухе.
— Это всё замечательно
Подошла Оксана к нему, коснувшись пальцев его руки, посмотрела через надетую маску на лице, понимала что он, стоя в такой максимальной близости, её не мог узнать.
— Но я хотела спросить
Создавая интригу пикантного разговора, говорила Оксана, так что через каждое слово выражала вдох воздуха, в котором слышался искушенный порочный стон тяготы сексуального желания.
— Не угостите ли вы даму
Поинтересовалась Оксана, улыбкой состроив, знакомые для этого мужчины ямочки на щечках, в которые, как она поняла, он был когда-то безумно влюблён.
— Бокалом вашего вина?
— А почему бы и нет
Поддержала супруга этого мужчины, подойдя к Оксане, чувствуя между ней и её супругом какую-то эмоциональную взаимосвязь, которая была выше, чем просто порочная одноразовая интрижка.
— У нас в комнате — говорила она продолжая смотреть на Оксану, как будто хотела понять кто скрывается за черной маской надетой на её лице, но в то же время, на тот момент совсем не испытывала чувств ревности за своего мужа — Стоит как раз стоит ящик нашего вина
— Это же замечательно — ухмыльнулась Оксана, взявшись за предложенную ей руку белокурой женщины, но в тоже время не хотела разлучать гармонию сложившейся атмосферы с мужчиной в маске и черном пиджаке — Тогда не вижу причин
Направилась Оксана, мило улыбаясь женщине в серебристой маске, которая с удивлением и изучающим взглядом на неё смотрела.
— Нам здесь больше оставаться
— Скажите, пожалуйста, Карамель — поинтересовался, не сдержал себя мужчина, питал к Оксане чувство большие, чем просто порочная искушенная близость — А женщине господина Жданова вы кем приходитесь?
— Ну, теоритические — сохраняя красоту улыбки, которая этому мужчине неоспорима почему-то, нравилась, ответила Оксана — Я почти ей сестра
— В каком смысле почти?
Удивилась белокурая женщина, когда они остановились у закрытых двустворчатых дверей комнаты расположенной в конце коридора, рядом с лестницей, что вела на третий этаж в доме.
— Разве сестрой можно было стать и потом?
— Простите мою жену Карамель — открывая дверь комнаты, ответил мужчина, искренне извинившись перед Оксаной — Она просто блондинка и не понимает, что говорит…..
— Вы сейчас этим — прикоснулась Оксана вульгарно подушечкой указательного пальца к губам мужчины, заставляя его замолчать — Оскорбили и меня в том числе
— Так расскажите нам — поинтересовалась женщина в белом платье, вошедшая в комнату следом за Оксаной, когда она озиралась по сторонам богатой роскошью обставленной комнаты
Атмосфера гармонии света и тени, была романтично подстроена горевшими свечами в настенных подсвечниках. Пламя, которых вырисовывала страсть танца по стенам, потолку и полу комнаты, излучая стойкий приторный аромат роз. В комнате была большая, просто огромная кровать с балдахином из белых шелковых простыней, что скрывала за собой крепкий шоколадного цвета дуб и простынь с одеялом красного, будоражащего кровь, цвета порочного влечения. Сбоку был камин, выложен из кирпичной кладки, в котором медленно тлели угли, излучая легкое, почти блеклое розовое свечение их аромат, так прекрасно сочетался с запахом горящих в комнате свеч.
— Достойная комната — прошла Оксана по паркету в комнате, наступая на белую медвежью шкуру, встала рядом с камином, чувствуя на себе исходящий от него жар, посмотрела на окно, что было наполовину закрыто алыми шторами из бархата — Для короля и королевы
— Спасибо
Поблагодарила женщина в серебристой маске, встав у входа в комнате, словно показывая отчаяние и покорность перед своим супругом. Опустив взгляд в пол, коснулась алых, так же как шторы на окне, настойного обойного покрытия стен, как будто о чем-то грустила.
— Иногда мне просто необходима чья-то оценка
— Вас что-то печалит? — поинтересовалась Оксана, состроив строптивый взгляд перед самцом, что создавая интригу сексуальной страсти, медленно подошёл к ней
— У нас с мужем не все гладко
— Как и в любой семье — пожав плечами, ответила Оксана — Вот мой, например, трахает наглым образом брюнетку за моей спиной?
— Какая низость — уверял мужчина, встав перед Оксаной, когда оттенки пламени свеч, играли пёстрыми переливаниями огня на его маске — Променять вас на кого-то другого
Коснувшись согнутым пальцем подбородка Оксаны, он направил её взгляд на себя, пытаясь разглядеть вопреки его же правилам, человека скрывавшегося за ней.
— Он просто вас не достоин
«Как же он прекрасен, блядь да меня просто тянет к нему, я хочу быть с ним, я одно целое, он должен быть моим», твердила мыслями себе Оксана, хоть и понимая, что это невозможно.
— А как вы думаете
Продолжая столь же послушно смотреть в глаза самца, Оксана сгорала в пучине эротического соблазна, чувствуя неповторимый шлейф аромата его парфюма.
— Достойна я разделить любовь короля и королевы на эту ночь? — прошептала Оксана рядом с ухом мужчины, когда он наклонился к ней, чувствуя, как пробудила в нём страсть
— Ну, ты же ведь уже здесь — ухмыльнулась женщина в серебристой маске, направляясь по комнате к столику рядом с которым, на полу был расположен, ящик с бутылками вина
— Как на счёт чтобы распить с нами бутылку вина? — поинтересовался мужчина, взяв в руку свисающие локоны волос Оксаны
— Бутылку? — ухмыльнулась Оксана, продолжая радость мужчину прекрасным изгибом ямочек на щечках — Я думала, что этот ящик, будет принадлежать мне
— А я и не возражаю — легким касанием, мужчина поцеловал Оксану в губы, словно будоража всё до каждой клеточки её сознание
— Дорогой — обратилась его супруга, отвлекая мужчину от внимания Оксаны на себя — Ты не поможешь мне открыть бутылочку вина
— Эта ночь будет принадлежать нам — произнёс он так же нежно рядом с губами Оксаны, снова одарив их пылкую страждущую по соблазну поверхность поцелуем — Хорошо дорогая
— Я и не сомневаюсь — с такой же признательно улыбкой ответила Оксана, оставаясь под впечатлением от того как легко и в тоже время страстно мужчина коснулся её губ своими
— Я надеюсь, вы понимаете Карамель
Рассказывала белокурая женщина в серебристой маске, передавая штопор и бутылку вина в руки супруга, после чего обошла черный стол, рядом с которым стоял черный кожаный диван.
— Что разделите с нами ночь
— Я думала — сделав шаг навстречу к этой женщине, ответила Оксана, играя с ней улыбку любезности — Что именно для этого я тут
— У нас с мужем в последнее время не клеится
Продолжила говорить он, создавая иронию ранимости женской натуры, опуская взгляд в пол, коснулась кончиками пальцев плеча мужчины, когда он ввинчивал штопор в пробку бутылки.
— И мы хотели разнообразить нашу сексуальную жизнь
— А я разве против?
— Тогда — улыбнулась она, строя перед Оксаной интригу бесчувственного делового содружества, сделала шаг навстречу к ней — Что вашим телом, мы вдвоём сегодня воспользуемся в полной мере
— А я надеюсь — подошла Оксана к женщине стоящей перед ней в серебристой маске, обвив её лицо своими ладонями — Вы понимаете, что я обязана получить от этого одно только наслаждение
— Она мне нравится
Обратилась она, к своему мужу, когда в этот момент Оксана легкостью касания прикоснулась к её губам своими губами, подарив ей сладкий и в то же время мгновенный поцелуй. Продолжая при этом после поцелуя смотреть в глаза этой женщине, Оксана не могла держать себя в руках, словно всё бурлило в ней ураганом сексуальной страсти. Не сдержав себя, Оксана, не давая выдохнуть воздух белокурой бестии, жадно впилась в её губы. Обвивая при этом шею женщины, Оксана поразительно нежно ощущала, в момент сладострастия поцелуя, её руки у себя на бёдрах. Пальцы белокурой хозяйки, взявшись за ткань черной накидки, легонько и в тоже время настойчиво оголил её кожу упругих ягодиц. После поцелуя, Оксана отпрянула от губ женщины, оставляя руки у неё на шее, пристально мгновение нескольких секунд смотрела ей в глаза, пытаясь понять чувства белокурой бестии и как с ней нужно обходиться.
— И прекрасно знает, чего хочет — благодарственно манерой взгляда королевы, ответила женщина блондинка в сексуально красивой серебристой маске
— Я очень рад
Выразил впечатление мужчина, направляясь, держа по бокалу в руке, к Оксане и своей супруге, когда они стояли, вместе улыбаясь пленительным объятиям любви.
— Дорогая моя
Передал он первый бокал Оксане, когда его пальцы коснулись её руки, словно вздрогнула внутри, представляя какую уже заранее сексуальную страсть она испытает, когда он войдёт в неё.
— Что тебя впечатлил мой выбор на эту ночь
— А меня впечатлит — обернулась Оксана, посмотрев на мужчину, отражая языки пламени горевших в комнате свеч в глазах, нервно прикусила краешек губы — Если вы посчитаете порадовать меня в полной мере, как я этого заслуживаю
— В этом Карамель могу вас заверить — затормозил он немного, когда Оксана, взявшись за ножку бокала с вином, мужчина, словно не хотел ей его отдавать — Что вы будите, словно как в сказке от ощущений, что мы вам с женой приготовили
— Поверю вашим словам
Любезно улыбнулась Оксана, после чего сделала с бокала глоток вина, сладкий вкус и крепость которого завораживала утонченной специфической насыщенностью. Алая прелесть, когда так легко вскружила голову Оксане, каждый его глоток словно требовал от организма повторения.
— М….. какое вкусное вино — похвалила Оксана, сама как не заметила, что выпила всё с бокала без остатка, оставив на его стекле оттенок алого
— Очень рад, что вам понравилось Карамель
Взяв из рук Оксаны пустой бокал, мужчина направился с ним к столу, в то время как белокурая женщина, не решаясь сделать и глотка, отошла к окну, поставила его на подоконник.
— Желаете ли повторить его
«Что они туда блядь подмешали, я вся горю и мне дико хочется трахаться, я не могу держать себя уже в руках, как будто мной кто-то овладел», размышляла Оксана, отойдя к пуфику в комнате, разом скинула с себя черную шелковую накидку.
— Я думаю
Ухмыльнулась Оксана, ощутив как ткань накидки, что была на ней одета, под влиянием её рук с легкостью сползла по телу, падая на пол, оставляя на коже приятный нежный осадок от касания.
— Что с меня уже на сегодня достаточно алкоголя
— Тогда может, разрешишь мне — обращаясь к Оксане, говорила женщина, подходя к парфюмерному столику, взяла с него стеклянный флакон с каким-то гелем — Кое-что попробовать
— И что же вы хотите попробовать? — любознательно поинтересовалась Оксана, подогнув одну ногу под себя, словно королева продолжала сидеть на пуфике
— Подойди к дивану — состроив порочную ухмылку губ, произнесла женщина, так пленительно водила по крышке флакона геля пальцами, словно как по головки члена самца
— Что это? — поинтересовалась Оксана, любознательно смотрела на флакон с каким-то гелем в руках у белокурой женщины, встала медленно с пуфика, выгибая спину отразив упругие бёдра
— Тебе должно понравиться — утверждала она, снимая крышечку с флакона достаточно нежно, вдохнула, словно его запах
— Хм….
Повела губками Оксана, предвкушая сильные сексуальные ощущения, подошла осторожно, словно хищная кошка к дивану, при каждом шаге ставила ноги крест-накрест. Обвивая бёдра руками, Оксана состроила хищный выразительный взгляд кошки, который отражался даже через маску одетую на её лице. Словно всё в Оксане бурлило, каждая клеточка её тела трепетала испытать порочную назревающую связь, которой она не могла противостоять.
— Мне это должно понравиться?
— Ты просто не представляешь насколько — уверяла женщина, когда Оксана подошла к дивану рядом с которым, она стояла — Вот поставь ногу так — похлопала она по подлокотнику дивана
— Хорошо
Наступая подошвой черных босоножек на подлокотник дивана, Оксана оставила одну ногу выпрямленной стоять на полу, выгнув спину, наклонилась вперёд. Обернувшись, прикусывая краешек губы, Оксана словно желала и настойчиво взглядом требовала, чтобы то, что задумала с ней совершить эта женщина, непременно прям, применила это в действие.
— М….. — изнывая кошкой, проурчала Оксана, наблюдая за тем, как сексуально женщина в серебристой маске, смочила два пальцы во флакон с гелем
— Стой спокойно
Поставила белокурая женщина флакон на диван, она одной рукой обвила выставленные бёдра Оксаны, а пальцы другой руки, пропитанные гелем, поднесла к её влагалищу. Положив ладонь на ягодицы Оксаны, блондинка, будто специально вынесла большой палец к анусу Оксаны, когда держа пальцы пропитанные гелем у её набухших возбуждением, прилива крови, половых губ.
— Хорошая девочка
Наблюдая за тем, как Оксана сгорала в искушение страсти, медленно выставленный большой палец, ввела ей в анус, радуясь тому, как она изнывала, испытывая это пронзающее ощущение.
— Вот так — нахмурила она пафосно губы, заметила, как Оксана нервно кусала свои, чувствуя её продвижение большого пальца у себя в анусе и ладонь у себя на ягодицах.
— А…..
Издала Оксана порочный стон, выгнув спину, запрокинула голову, ощутила, как белокурая бестия медленно ввела в неё два пальца, втирая гель, что был на них в стеночки её влагалища.
— М….. — нервно покусывая губу, Оксана чувствовала как женщина, держа ладонь на её бедре, пальцами другой руки настойчиво и тщательно втирала гель в нежные стеночки
— Вот так вот — шептала нежно она над ухом Оксаны, вводя полностью в неё пальцы, хотела, чтобы этот гель весь с её пальцем оказался на стеночках её влагалища
— Что это? — поинтересовалась Оксана, дождавшись, когда женщина что втирала в её стеночки влагалища гель, вытащила из неё свои пальцы
— Тш….. — прикоснувшись пальцем к своим губам, нахмурила их пафосно белокурая блондинка в серебристой маске
— Но мне хотя бы будет приятно?
Поинтересовалась Оксана, наблюдая, как женщина что от неё отошла, легким движением пальцем скинула с себя платье, направляясь к большой кровати завлекая за собой пальцем.
— Ну почему ты ничего не отвечаешь — сама не поняла Оксана, как издала легкий стон, повинуясь воли этой женщины, проследовала за ней
— Просто иди за мной — повторила она более внятно, завлекая за собой пойти Оксану пальцем, обнаженная женщина в маске, подошла к кровати, аккуратно рукой поднимая на ней балдахин
— Ладно — пожав плечами, ответила Оксана, направляясь следом за блондинкой, чувствовала по мере этого, как её разум одолевает неконтролируемая жажда соития
— Я покажу тебе усладу любви
Уверяла она, забираясь на постель, прошлась по кровати на четвереньках, после чего расположилась спиной на больших подушках, раздвинув согнутые ноги в коленях перед Оксаной.
— Вкуси же меня
Выгнув спину, отражая шикарный, сочный обнаженный бюст, простонала блондинка в маске, запрокинув голову, вцепилась когтями обеих рук в простыню под собой, собирая её буграми.
— Я не могу больше ждать
— М….. — покусывая нервно губу, взошла на четвереньках на кровать Оксана, направляясь к изнывающему телу женщины, когда она извивалась, как змея вцепившись в постель
— Я так ждала нашей близости — уверяла женщина, в тот момент, когда Оксана уже была над её телом стоя на четвереньках, смотрела через надетую на лице маску в её глаза
— Стой вот так спокойно
Не ожидала Оксана когда, обернувшись, увидела за собой сзади мужчину, его черные брюки были спущены, а его крепкий член был подобно прочному камню. Его убедительные ладони обеих рук легли на выставленные бёдра Оксаны, когда она, выгнув спину, запрокинув голову, издала порочный стон. Раскрывая в порочной форме алые губы, Оксана почувствовала убедительность руки мужчины на ягодицах и его как его пульсирующая головка подошла медленно к половым губам влагалища. Медленно и очень настойчиво он начал вставлять член во влагалище Оксаны, продвижение которого она чувствовала достаточно утонченно каждой стеночкой влагалища.
Гель смазка, которую женщина так тщательно втирала во влагалище Оксаны, оказала эффект подтягивания мышц влагалища. Оксана достаточно сильно испытала ощущение продвижение члена мужчины в себе, от чего её влагалище благодаря такому действию выделяло многократно количество влаги и чувства были усилены в разы. Мужчина, взявшись за волосы Оксаны, когда она хотела запрокинуть голову, изнывала в стонах порочной любви. Словно сгорала в ощущении того, как тонко, Оксана как будто каждая клеточка стеночки своего влагалища, чувствовала в себе продольные движения мужского пениса. Держа за волосы Оксану, когда она стояла на четвереньках над телом белокурой женщины с раздвинутыми ногами, он наклонил её голову, словно как будто специально хотел, чтобы она губами впилась во влагалище бестии. Ощущения были настолько сильными, что Оксана чувствовала каждой клеточкой, продольные движение в себе члена. Раскрыв губы в такой момент, Оксана смачно облизнула, всей поверхностью языка, половые губы белокурой лежащей перед ней на кровати женщины. Женщина выгнула спину, выставив грудь, когда лежала спиной на больших пышных подушках, от того как Оксана обвив обратную сторону бёдер оставила на половых губах изобилием слюны от языка. Поддаваясь такому соблазну страсти, сильных порочных ощущений, из-за того что гель стянул мышцы влагалища, Оксана испытывала яркие оргазмы находясь в порочных оковах. Играя телом как королевская кобра, Оксана не могла погасить в себе ту сексуальную ярость, что из неё сочилась, ей, словно хотелось от переизбытка чувств, кричать бешеным голосом.
— Что за крики там? — поинтересовалась женщина в серебристой маске, услышав за дверью своей комнаты чьи-то крики, большие похожие на детские
— Не знаю — ответил мужчина, вытаскивая член из Оксаны, когда она вся сгорала по чувствам сильной сексуальной любви, рухнула на постель — Сходи, разберись
— Простите Карамель
Извинилась она, одарив поцелуем губы Оксаны, когда она изнывала стонами упоительной страсти, извиваясь королевской коброй на постели, раскрыв алые губы, стараясь глотнуть воздуха.
— Наверно дочь там опять устроила истерику
— Дети — улыбнулась Оксана в благодарность за поцелуй, продолжала смотреть на женщину, сидевшую перед ней на постели порочным искушением — Как я вас прекрасно понимаю, у меня у самой дочь, трудный ребёнок
— Я скора вернусь — сошла белокурая бестия с кровати, словно подобие королевы, направляясь по комнате покачивая упругой формой сочного тела
— Несомненно
Ответил её супруг, обвив бёдра Оксаны, когда она лежала спиной на кровати, потянул её на себя, собирая под ней всю простыню, после чего эффектно поднял её на руки, так что она взвизгнула.
— А мы пока продолжим без тебя — держа Оксану на руках, пленительной нежностью голоса, говорил он рядом с её раскрытыми губами, обжигая их поверхность огнём пылкого дыхания
— Вы такой настойчивый — похвалила Оксана, находясь сидя на руках у мужчины, обвила его шею, взглядом царицы смотрела искушено на самца через маску на лице
— Потому что я знаю, чего хочу! — заявил он, держа Оксану на руках, обвив ладонями её бёдра, направился вместе с ней к окну
— И чего же вы хотите? — поинтересовалась Оксана, почувствовав, как мужчина посадил её на тёплый деревянный подоконник большого окна в комнате, обвила его шею руками
— В данный момент — утверждал он, нежным шепотом разговаривая рядом с ухом Оксаны, мужчина медленно стал насаживать её на свой член, когда она во всех тонкостях испытывала это ощущение проникновение в себя — Я хочу вас Карамель…….
— А…..
Запрокинув голову выгнув спину, раскрыв губы в искушенной форме, издала Оксана громкий стон, вцепившись в подоконник обеими руками на котором сидела, процарапала его когтями.
— А....а…..а….. — вела себя словно свирепая бестия Оксана, изнывая в порочных стонах, испытывала в себе твердое движение пениса самца, когда внутри её влагалище всё было сужено
— Может, объясните мне, что тут происходит? — не выдержала хозяйка дома, когда шатенка в зеленом коротком платье ворвалась в комнату
— Я так и думала — была возмущена от недовольства Татьяна Васильева, заметив Оксану на подоконнике, как она придавалась власти искушенной любви с мужчиной — Так вот вы чем тут все занимаетесь?
— Послушайте — говорила, сдерживая себя белокурая женщина, которая была уже одета в белое длинное платье — Господин Жданов успокойте свою женщину
— Дорогая успокойся
Уверял мужской голос за прикрытой дверью, в то время как Оксана сгорала в пламени любви, как мужчина, словно истинный самец, принуждал её воспевать стоном искушенной страсти.
— Давай пойдём и выпьем чего-нибудь
— С меня хватит — прокричала за прикрытой дверью в комнате Татьяна, суда по всему сняла с себя маску, чем вызвала удивление собравшихся в коридоре людей
— Мама! — вскрикнула неожиданно какая-то девочка
— Оксана?! — послышался голос хозяйки дома за прикрытой дверью
— Оксана?!
Остановился мужчина, медленно и так чувственно вытащил член из Оксаны, когда она в этот момент издала порочный искушенный стон, оставляя губы раскрытыми.
— Прошу простить меня Карамель
Искренне извинился мужчина, перед Оксаной, когда она уже не могла себя контролировать, текла соком любви, влагалище переполняла обилие выделяемой смазки.
— Мне нужно срочно уладить дела
— Куда вы? — успела только спросить Оксана, напоследок коснувшись щетины мужчины, который только что от неё отошёл
— Оставайтесь на подоконнике — пригрозил но приказным тоном, сурово обращаясь к Оксане, когда сам застёгивая черные брюки на себе, направился к выходу из комнаты
— Это не моя мама?! — слышался детский голос за прикрытой двери комнаты к которой только что подошёл мужчина в маске
— Что здесь происходит? — недовольным голосом, спросил он, как только вышел из комнаты в коридор — Оксана! — выразил мужчина удивление, по всей видимости заметив Татьяну без маски
— Ты не моя мама — первая распознала ложь девочка
— Да сколько вам говорить — прокричала Татьяна — Я не Оксана
«Радионова украла мою дочь, а сейчас какая-то девочка называет Васильеву мамой, видимо она подумала это про меня», прикрывая кончиками пальцев губы, была шокирована Оксана, оставаясь сидеть на подоконнике большого окна в комнате.
— Аришка — первое, что произнесла Оксана, свесив ноги с подоконника, сползла по нему кошкой, направляя по комнате, поднимая с пола черную шелковую накидку
— Господин Жданов! — обратился суровым голосом мужчина хозяин дома к возлюбленному Васильевой Татьяны — Почему вы мне не сказали, что вы встречаетесь с Оксаной?
— Где моя мама?! — прокричала требовательно девочка, в тот момент, когда Оксана, одевая на себя черную шелковую накидку скрывая под ним обнаженную красоту тела, подошла к двери
— Простите Мария Константиновна
Обратилась, как Оксана поняла, открывая дверь комнаты, оставаясь всё еще в маске, смотрела на кашемировую девушку с шоколадным оттенком волос в форме домработницы.
— Ваша дочь не смогла уснуть — склонив виновато голову, девушку, словно боясь посмотреть в лицо хозяйке дома — А я за ней не уследила а тут она увидела эту женщину и судя по всему посчитала её своей матерью…..
— Заткнись — прошипела возмутительно белокурая женщина в серебристой маске, в тот момент, когда Оксана, переступая порог открытой двери, вошла в коридор — Ты уволена!
Подошла она к девушке, которая должна следить за ребёнком в эту ночь, посмотрела ей в глаза, а потом обернулась и с той же ненавистью в глазах посмотрела на Васильеву.
— А ты — говорила она всё таким же ненавистным голосом — Я не знаю, как тебе удалось попасть сюда, ты никогда не получишь Аришку тебе ясно!
— Дорогая отведи нашу дочь спать
Обратился мужчина подойдя к своей супруге, после того как хозяйка обидела девушку домработницу и та в слезах, что потеряла работу чуть ли не бегом направилась по коридору.
— А с тобой Оксана я хочу поговорить — обернулся он заметив как Оксана вышла из комнаты, был весьма удивлён её присутствием — Карамель что вы тут делаете, идите в комнату, я вами сейчас займусь!
— Я не Оксана! — повторила это наверно трижды Васильева Татьяна — Вы меня явно путаете
— Пойдём Аришка — взявшись за руку девочки, когда Аришка смотрела на Оксану в маске, в тот момент она уже находилась в коридоре с гордым выраженным видом, направлялась к ней
— Где моя мама — кричала девочка, когда хозяйка дома схватила её за руку и хотела её отвести наверх — Почему та тётя так похожа на мою маму, почему она не заберёт меня……
— Потому что я ей тебя не отдам — подошла уже к лестнице белокурая женщина с девочкой, держа её за руку — А тебе пора в постель, кто разрешил тебе вставать
— Я сама буду решать! — вцепилась Оксана в руку этой женщины, другой рукой снимая с лица маску, предстала перед девочкой — Когда будет ложиться спать, моя дочь!
— Карамель — обернувшись в этот момент, была возмущена женщина, когда Оксана снимала маску и шокировалась тому, что увидела — Оксана……
Радионова, от страху отпустила руку девочки, которую держала, так как прекрасно понимала, что у Оксаны на неё прав гораздо больше.
— То есть Карамель — она совсем уже не понимала, отошла к ступенькам лестницы, словно увидела призрака — Ты и есть Оксана
— Да я Оксана — гордо заявила Оксана, взявшись нагло за руку девочки, что стояла перед ней в белом ночном детском платье — А это моя дочь!
— Мама!
Вскрикнула девочка, обнимая талию Оксаны, девочка прижалась к её животу лицом, словно как будто чувствуя заботу любящей её матери.
— Мама-мамочка, мама — твердила Аришка, обнимая своими ручками Оксану за талию, прижалась к ней — Я думала, что ты умерла, я уже никогда бы не думала, что увижу тебя снова
— Ну что ты девочка моя — положив ладонь на щеку ребёнка, Оксана мило улыбнулась девочке обнимавшей её — Я никогда тебя не оставлю, тем более не с этими плохими людьми
— Мы все думали, что ты умерла
— Как видишь — уверяла Оксана, пожав плечами, прекрасно понимая, кто скрывается за серебристой маской — Я воскресла из мёртвых
— То есть я только что сейчас — рассуждала Радионова, снимая маску с лица — Разделила с тобой любовь и своего мужа
— Не удивлюсь, знаешь — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, обернулась, посмотрела в сторону спорящего хозяина дома с Васильевой и Ждановым — Что тот очаровательный самец
Состроила Оксана выразительные ямочки на щечках и нахмурив губки, указала в сторону мужчины в черном пиджаке, который всё еще оставался с маской на лице.
— Это Коновалов!
— После той неудавшейся свадьбы…..
— Хватит! — прошипела Оксана, подобием королевской кобры, крепко держа за руку Аришку, смотрела с презрением на женщину что сидела на ступеньках — Я натерпелась вашего вранья, по уши, нравится Коновалов, забирай его
— Оксана! — обратился мужчина, снимая маску, заметил Оксану в коридоре без маски, когда она держала девочку за руку — Но как?! — посмотрел он потом на Васильеву, такое чувство, как будто он не мог объяснить такую схожесть
— Я же ведь вам и вашей жене говорила, что я не Оксана — пожав плечами, ответила Татьяна, мило улыбнувшись хозяина этому дома как раз в тот момент, когда он снял маску с лица
— Мы уходим отсюда — не став слушать никакого, Оксана, крепко держа девочку за руку направилась с ней по коридору
— Оксана стой!
Остановил Коновалов, когда Оксана проходила мимо этого мужчины, он схватил её за плечевой сустав, притянул насильно к себе. Проявляя материнский инстинкт, Оксана инстинктивно спрятала рукой, которой держала ребёнка за себя, подставляя в первую очередь себя под возможный для неё удар.
— Так ты и есть Карамель?
— Как жаль — мило улыбнулась Оксана, сдерживая порыв страсти геля, в себе, ответила она, стараясь не поддаться соблазну искушения — Что ты Серёжа, это только сейчас понял
— Мы занималась с тобой сексом — чувствовал мужчина, как низко был унижен такой выходкой перед людьми — Ты смотрела мне в глаза и не могла сказать ничего
— Ты бы маску снял и сразу сам всё понял — ответила Оксана, возмутилась тому, как мужчина грубо схватил её за плечевой сустав и держал рядом с собой — А теперь отпусти меня!
Была раздражена Оксана тем, что Коновалов, которого она узнала, когда мужчина снял с себя маску, вдруг разом стал ей противен. Оксана смотрела ему в глаза ненавистно, презирая каждый миг, каждое мгновение, проведённое с ним, вспоминая последствия несостоявшейся свадьбы.
— Я сказала, отпусти меня! — прокричала на него Оксана, испытывая при этом страх, беспокоясь за последствия, но мужчина всё же продолжал держать её за руку
— Господин Коновалов — подошёл Жданов к мужчине, который держал Оксану за руку — Уже нет смысла скрывать имён так ведь, отпустите Оксану Владимировну
— Оксану Владимировну?! — заострил на этом внимание Коновалов, отпуская руку Оксану, стал он рассуждать — Значит, она тебя зовёт просто Оксана, а он Оксана Владимировна?
— Тебя что это удивляет?
— У вашего же сына Виктор Сергеевич кажется какое-то заболевание
— Тебя это не касается — вновь схватив Аришку за руку, прошипела Оксана, перед лицом Коновалова, стараясь специально разозлить этого мужчину
— Оксана я хотела отдать тебе эту сумочку
— Спасибо — выхватила Оксана из рук Татьяны сумочку, когда проходила мимо неё, даже не взглянув на девушку
— Постой — проследовала шатенка ускоренным шагом вслед за Оксаной и ребёнком, которого она так стремительно хотела скрыть от этого казавшегося ей дурным, обществом — Куда ты?
— Я уезжаю из этого дурдома
Не останавливаясь, ответила Оксана, проходя мимо темноволосой обнаженной девушки в маскарадной маске, толкнула её плечом, нагла так, что пьяная девушка завалилась на пол.
— Смотри куда прёшь
Грязно выругалась Оксана, обернувшись, заметила, как девушка чудом не разлила вино с бокала, который несла в руке, расплескав только его капли на комод, на котором в вазе стояли розы.
— Швабра синяя
— Постой — догнала настырная шатенка Оксану, схватившись за руку в которой она держала сумочку, обратила её внимание на себя — Ну куда ты?
— Я же блядь тебе сказала — огрызнулась Оксана нецензурной лексикой, прошипела вне себя от ярости, выражая подобие королевской кобры — Что уезжаю из этого дурдома
— Ну, куда ты поедешь? — уговаривала Татьяна, когда испугавшись взгляда лазурных голубых свирепых глаз Оксаны, отпустила её руку, отошла от неё на шаг назад
«Да отвяжись ты уже от меня, заебала курица блядь, привязалась тут ко мне», размышляла Оксана, направляясь по коридору, с трудом сдерживая слёзы от нанесённой ей обиды и от встречи с дочерью, которую она себе представляла уже немыслимой.
— Подальше отсюда
Подошла Оксана к ступенькам, касаясь пальцами их перил, начала медленно спускаться, прикрывая глаза ребёнку, пытаясь скрыть весь тот разврат, что устроили женщины на лестнице.
— Меня уже тошнит от этого места
— Постой!
Хотела схватиться Татьяна за руку Оксаны, но не успела, но интонацией своего голоса вынудила её обернуться, оставаясь стоять на ступеньках. Прикрывая глаза девочке, Оксана не хотела, чтобы её дочь видела, как пьяные женщины целовались между собой, предаваясь власти разврата, обнажились полностью, разбросав одежду по всей лестнице. На ступеньках стояли пустые бокалы из-под шампанского, на перилах лестницы висели чьи-то кружевные красные трусики, воздух пропах помадой и алкоголем. Слышались чмоканье поцелуем, шлепки по коже, искушенные женские стоны, которые приводили Оксану в один только ужас, от того что всё это теперь происходило на глазах у Аришки, которую она всей душей хотела защитить от этого.
— Поехали к нам! — прокричала Татьяна вслед спускающейся Оксане по ступенькам, когда она взяла ребёнка на руки, после того как повесила сумочку на плечо
— Признайся, ты знала? — обернулась, держа ребёнка на руках, Оксана прижимала голову девочки рукой к плечу, так чтобы она не могла видеть тот разврат, что творился в эту карнавальную ночь
— Честно
Ответила растерянно шатенка, стараясь казаться по выражению лица к Оксане жалкой и убедительной, выражая глубокое отчаяние в мимике на лице.
— Я только узнала это, прям сейчас
Рассказывала девушка, сделав шаг навстречу к Оксане, прошла мимо двух со страстью целующихся на ступеньках пьяных обнаженных женщин.
— Я до последнего момента даже предположить не могла
Отражая в голубых глазах влагу ранимых слёз, девушка, хотела быть для Оксаны более откровенной в своих словах, всеми силами пыталась её убедить, поверить ей.
— А то, что твоя дочь окажется у них — спустившись на ступеньку ниже, рассуждала она, продолжая столь же внушительно смотреть на Оксану — Вообще как-то в голове не укладывается
— Мне всё равно — безразлично ответила Оксана, спустившись на лестничную площадку между пролётами лестниц, на которой мужчина, что-то нежно шептал своей женщине, здесь тоже на перилах висели ажурные трусики — Можешь говорить теперь, всё что угодно
— Ну, куда ты теперь пойдёшь?
— Не твоё дело — не хотела говорить с ней Оксана прошла за спиной мужчины, с презрением посмотрев на то, как романтично и в тоже время желанно он целовал брюнетку в маске в шею
— Ты с ребёнком — утверждала Татьяна, пытаясь уговорить Оксану с ней остаться — Поехали к нам домой, ну зачем тебе мучать ребёнка?
— Твой муж
Возмутилась Оксана, встав на последних ступеньках лестницы, прежде чем полностью спуститься в зал, обернулась она, со злостью в глазах посмотрела на дотошную собеседницу.
— Он знал Коновалова ведь?
— Я его не знала — оправдываясь, говорила Татьяна, сбегая быстро по ступенькам, понимая, что Оксана совершенно отказывается её слушать
— Простите вы Орлова? — случайно остановил Оксану мужчина, одетый в черный деловой костюм, под которым на ночном фоне фиолетовым цветом светилась его белая рубашка
«Блядь ну напугал, тебе то, какого хуя надо?», испугавшись, Оксана, держа еще крепче на руках, с испугом смотрела на двух крупных охранников за спиной этого мужчины.
— А вам-то, какое дело? — возмутившись, стараясь не показывать дикого ужаса, ответила скрепя зубами Оксана, испытывая при этом дикий душераздирающий страх
— Я искал именно вас
— С какой целью — чувствуя себя матерью, Оксана проявляла материнский инстинкт, вцепившись в ребёнка — Что вас от меня нужно? — медленно отходя назад, боялась она
— Дело в том — рассказывал он, оглянувшись на своих охранников, мужчина в маске был весьма галантен по отношению к Оксане и взглядом приказал своим охранникам отойти в сторону, заметив, как их присутствие мешает разговору — Что мой сын тяжело болен
— Простите, а мне какое до этого дело?
— Я ищу лучшего врача — утверждал он, сделав шаг в сторону Оксаны
— Не понимаю — вздохнула Оксана облегчённо, обратив внимание как за спиной у этого мужчины, два мордоворота из его охраны, отошли к барной стойке — Причём здесь я?
— Никто не может понять причину его болезни
Продолжил говорить он, подманив девушку пальцем, в руке которой был разнос с бокалом шампанского, мужчина поставил бокал с коньячным напитком на него.
— Я ищу лучшего врача
— Да только я таким не являюсь — ответила Оксана, хотела пройти мимо мужчины, который оказался более настойчивым, позволив себе наглость схватить её за руку
— Простите, возможно, мне следовало сначала представиться — искренне извинился он и тут же отпустил руку Оксаны, как только она на него злостно посмотрела — Я Громов Сергей Викторович
— Вы мне не знакомы — ответила Оксана, прикусывая нервно губу, понимала, что ей нужно срочно покинуть это место — И мне нужно идти, ребёнка укладывать спать, если вы не заметили
— Вы лучший из лучших врачей — произнёс он в спину Оксане — Прошу дайте мне шанс всё объяснить
«Блядь этот гандон ведь просто так не отстанет, в любом случае его кину, во-первых у меня уже есть дело, а во-вторых у меня Аришка на руках и нет у меня времени в этом гадюшнике больше шарады разводить», предположила Оксана, изнурённо вздохнула, хватая ртом воздух.
— В двух словах — переводя дух, произнесла Оксана, обернувшись, держа крепко ребёнка на руках, произнесла Оксана — Чего вы от меня хотите?
— Я собираю команду лучших врачей
Продолжил рассказывать он, сделав шаг навстречу к Оксане, как только она ему это позволила, изучала его взгляд, что скрывался под маской, надетой на лице мужчины.
— И хочу, чтобы вы их возглавили
— Послушайте как вас там? — сделала шаг навстречу к этому мужчине, ответила, выражая недовольно Оксана — Я же вам сказала, что у меня на это нет времени
— Пожалуйста, доктор Орлова — утверждал незнакомец, оставаясь стоять посреди зала — Кроме вас некому помочь
— Она же сказала вам, что не может! — вмешалась в спор Татьяна Васильева, девушка хотела исправить сложившееся положение обиды
— Что? — был удивлён мужчина, посмотрев на шатенку — Но как такое возможно, вас двое
— Да Орлова это она — стараясь пройти мимо этого мужчины, ответила Оксана, когда он настойчиво преграждал ей путь
— А у меня другие сведения — схватив за руку Оксану, он вызвал в ней череду возмущения, так как остановил её и против воли держал возле себя — Мне сказали, что Орлова это знойная блондинка, кое-кто даже сказал, что вы горячая штучка
— Отпустите — прошипела недовольно Оксана, посмотрев почти уже разъярённо на незнакомца
— Что вы делаете? — вновь оказывая влияние на этот скор Татьяна, подбежала и коснулась руки мужчины, когда он держал Оксану рядом собой — Вы что не видите что она с ребёнком на руках, с ребёнком который хочет спать
— Простите — видимо образумился он, отпуская руку Оксаны — Оксана Владимировна мне сказали, что вы лучший и единственный доктор, способный справиться с проблемой моего ребёнка
— Это не в моих интересах — заявила, Оксана, когда прошла скорее мимо этого незнакомца, пока он её снова не остановил, направляясь к выходу
— Больше никогда не подходите к ней — прошипела Татьяна Васильева, вставая на сторону Оксаны, девушка хотела загладить вину
— Вы копия доктора Орловой?
— Её вторая половина! — нагло заявила шатенка, когда прошла мимо этого мужчины, оставив его стоять одного посреди карнавального зала
— Видит бог я по-хорошему, вас просил
— Мне похуй — грязно нецензурно выразилась Оксана, прошла мимо пару мужчины и женщины, что стояли на крыльце
— Оксана стой — выбежала девушка следом за Оксаной на крыльцо, когда она выскочила быстрее как ошпаренная, лишь бы скорее покинуть этот ужасный для неё дом — Ну куда ты теперь поедешь
— Это не твоё дело — спускаясь по ступенькам крыльца, заявила Оксана, не оборачиваясь, так как всё в этой навязчивой собеседнице, вызывало отвращение
Чувствуя обворожительную легкую прохладу ночи и пустоту на площади, Оксана сошла со ступенек, звонко стукая каблуками босоножек по каменной плитке. Площадь, на которой был маскарад, опустела, здесь не было слышно никого кроме свирели сверчков и озорного женского смеха, доносящегося с балкона со второго этажа. Фонарные столбы освещали периметр площади, создавали яркую гармонию света и тени необузданной ночи. Автомобильная парковка на площади наполовину уже опустела, однако оставшиеся гости, все еще продолжали веселье бурного сексуального карнавала, который оставшееся время проходил в доме. По периметру ограждения, патрулировали охранники, мужчины в шикарных костюмах, ходили взад и вперед, один даже вокруг пустого фонтана. Воздух был пропитан фейерверком, запах пороха особенно чувствовался, сбивая всю свежесть ночного загородного воздуха, вкус шампанского и алкоголя, а так же оттенок губной помады, который особо чувствовался в доме.
— Оксана ну постой — сбегая по ступенькам лестницы, громко кричала Татьяна Васильева на весь тихий двор — Ну куда ты пойдёшь…..
— Отстань от меня! — обернулась, злостно прошипела Оксана, продолжая держать ревностно ребёнка у себя на руках
— У тебя ведь ребёнок на руках
— Тебя это не касается — ответила Оксана почти шепотом, стараясь не разбудить ребёнка, который уже почти уснул на её руках, когда она направлялась по площади рядом с домом
— Оксана стой, подойди…….
Не смогла догнать шатенка Оксану, когда она совершенно её не слушая, обошла по площади фонтан, направляясь к большим воротам, что были еще открыты.
— Оксана…..
Прокричала она взвизгнув, от того что упала, после того как её каблук босоножек был сломлен и девушка подвернула ногу, упала на колени.
— Оксана……. — отчаянно пыталась кричать Татьяна вслед уходящей Оксане, когда она направлялась по площади, освещенной фонарными столбами, к выходу из этой обители
— Дура блядь тупая — прошипела Оксана, обернувшись, заметила сидящую девушку на холодном камне площади
«Она всё знала, как и её муж, не стоило им доверять», убеждала себя Оксана, когда покинула периметр охраны дома, вышла на дорогу, где по обе стороны которой вдалеке располагались дома.
Какое-то время, Оксана направлялась по дороге с ребёнком на руках, в темноте пустой дороги, ощущая на себе влияние прохлады ночного воздуха. Заметив как к одному из дому, подъехала случайно автомобиль такси, после того как спустя сорок минут, спускалась по склону, с холма на котором был расположен дом. Быстро направляясь к красной машине, остановившейся у дороги, Оксана почти уже чуть ли не спотыкаясь, находясь пьяной, достаточно опрометчиво дошла до дома, когда из автомобиля вылезла семейная парочка.
— Извините
Подошла Оксана к водителю автомобилю, который дожидаясь пока распрощаться мужчина со рыжеволосой девушкой, когда она его совсем не хотела отвлекать, завлекая его своими чарами.
— Вы до города не довезёте меня и ребёнка?
— Я занят девушка, что не видите! — грубо ответил водитель, недовольно посмотрев на Оксану, почувствовав, как от неё разило дико спиртными напитками, помадой и дорогими духами
— Вот смотри — указала рыжеволосая девушка на Оксану, притягивая к себе мужчину, что был перед ней в рубашке с короткими рукавами — Зачем тебе ехать, этой блондинке с ребёнком на руках, такси как видишь важнее
— Ай…. ладно шеф….. — ответил он, заметив, как Оксана отчаянно отошла от автомобиля, стараясь достать из сумочки телефон — Довезите лучше девушку, куда она там просит
— Девушка — обратилась рыжеволосая бестия к Оксане, когда она отошла, нахмурив отчаянно губы от автомобиля такси, доставая из сумочки телефон — Девушка подождите…..
— Вы что-то хотели? — поинтересовалась Оксана, когда рыжеволосая незнакомка подошла к ней слишком близко, ощутив, что от неё пахло перегаром выпитых спиртных напитков
— Да я просто
Смутилась она, высказывать Оксане недовольства, из-за ребёнка на руках, остановилась и встала как вкопанная, на некоторое время даже показалось, что она проглотила язык.
— Хотела вам сказать — была словно сама не в себе от того что видела на руках у Оксаны ребёнка и то как он неё разило спиртными напитками — Что вам была нужна машина, езжайте
— Серьёзно? — удивилась, обернувшись, Оксана, встав у кирпичного забора двух этажного дома, где рядом у обочины дороги стоял автомобиль такси — Но ведь ваш мужчина, хотел ехать обратно
— Он передумал — быстро отошла рыжеволосая девушка к своему парню, о чем-то ему стала шептать прямо под ухо, презренно при этом, оборачиваясь, смотрела на Оксану
«Дура какая-то, но другого выбора у меня нет, такси ждать тут всю ночь я не собираюсь, к тому же у меня Аришка на руках», предположила Оксана, продолжая какое-то время смотреть вслед уходящей парочки, когда мужчина у рыжеволосой девушки, открыл перед своей дамой дверь.
— Девушка вы ехать собираетесь? — обратился недовольно таксист, после того, как пара влюблённых скрылась за оградой дома
— Да-да конечно — обернулась Оксана, посмотрела на таксиста, который сидел в машине, медленно с ребёнком на руках подошла к задней двери
— Ребёнка пристегните
Пробурчал мужчина, так же презренно, как и рыжеволосая девушка посмотрел на Оксану, он даже не вышел, чтобы помочь ей открыть дверь и влезть в салон автомобиля.
— Не хочу, чтобы из-за вас меня еще и оштрафовали
— Ладно
Не став спорить, Оксана с трудом открыла заднюю дверь, положила аккуратно ребёнка на заднее кресло, чувствуя при этом на себе уже знойную прохладу ночи. В салоне машины Оксана почувствовала смесь кориандра и мускуса, а так же вкус герани и легкий оттенок малины, сочетавшая в себе палитра запахов путала между собой женский и мужской парфюм клиентов.
— Макеевская улица 19 — назвала Оксана адрес, место назначения, после чего расположившись на сиденье, материал которого был тёплый велюр, закрыла за собой дверь
— Ребёнка пристегните — повторил еще раз свою просьбу водитель, прежде чем сдвинуть свой автомобиль с места, после чего машина плавно тронулась с места
«Поверить не могу, я только что переспала с Коноваловым, да блядь как такое вообще могло произойти», размышляла Оксана, прищурив глаза от свете фонарного столба уличного освещения улицы, мимо которого проехал автомобиль.
Испытывая тёплую и уютную обстановку в салоне машине, Оксана пристегнув ребёнка, ремнём безопасности, облокотилась на спинку. Прикрывая глаза, Оксана укуталась в шелковую накидку, одетую на ней, до сих пор чувствуя холод по всему телу, вжалась в угол сидения. Какое-то время, влияние холода окутывало разум Оксаны, она только в машине почувствовало его силу, ощущая дрожь по всему телу. После чего автомобиль, плавно двигаясь по гравийной дороге, словно как корабль, плывущий по волнам, позволил Оксане в темноте ночного сумрака уснуть в машине такси, когда она двигалась по тёмному участку дороги, направляясь постепенно к большому городу, огни которого были ясно видны на горизонте, как он красиво сиял в ночи.
***
Яркие огни баннеров, цвет сигналов светофоров, свет фонарных столбов на улице, вынудил Оксану проснуться, когда автомобиль такси плавно двигался по Макеевской улице, уже почти подъезжая к нужному дому. Поток тысячи машин, словно не спящих в эту ночь не переставал двигаться то в поперечном, то в обратном направлении. Сотни людей, не спящих в ночи, направляясь куда-то, гуляли по ночному городу, светя экранами сотовых телефонов. Закрытые окна в машине не давали разносортным влияниям запахов, большого города, проникнуть в салон.
Такси плавно въехала во двор дома, направляясь вдоль его протяженности, между стоящих у подъезда машин, автомобиль двигался к нужному подъезду. Двор был погружен в темноту ночи, лишь свет с окон, освещения подъезда, виднелся в доме, когда все оставшиеся окна были погружены во тьму необъятной ночи. Постепенно машина, медленно шурша колёсами по асфальту, остановилась у нужного подъезда, тихо урча двигателем под капотом.
— Ну, всё барышня приехали — обратился, обернувшись, мужчина, впервые за всё время, посмотрел на Оксану, когда она протирала глаза, сидя на заднем сиденье
— А да конечно
Раскрыла Оксана сумочку, достала из неё тысячную купюру, передала её водителю, после чего расстегнула детский ремень безопасности на Аришке.
— Тище-тише — уверяла Оксана, лаской шепота, когда девочка начала недовольно постанывать, но оказавшись на её коленях и прижатой к ней, тут же успокоилась
— Осторожней там — предупредил водитель такси, после чего Оксана, открывая дверь, почувствовала влияние проникающего холодка в салон
— Да уж постараюсь — недовольно ответила Оксана, повесив обратно сумочку на плечо, вышла из машины, держа Аришку на руках, когда ребёнок не переставал спать
— Удачи — произнёс таксист, перед тем как Оксана толкнула пальцами дверь, из которой вышла, закрывая за собой её
— Надеюсь, Валентина еще всё не спит — убеждала себя Оксана, направляясь к подъезду, дверь которого была подпёрта камнем и не закрыта
«Что я ей скажу, ведь я так некультурно пропала, просто исчезла, когда она занималась моим, нет скорее даже своим пациентом», убеждала себя Оксана, подойдя к подъезду наступая на его крыльцо, аккуратно держась пальцами одной руки за дверь, приоткрыла её.
Подъезд был пропитан запахом сигаретного дыма, первое, что ощутила Оксана, когда вошла через открытую дверь, переступая порог, старалась сохранять равновесие, держа Аришку на руках.
— Фу… как тут накурено — выразила отвращение Оксана, свободной рукой помахала у себя под носом, стараясь не уронить девочку на руках, подошла к ступенькам лестницы
Услышала Оксана, как за закрытой дверью одной из квартир, кто-то выяснял отношения, испугалась, не рискуя подойти к ступенькам. Набравшись в себе силы постоя какое-то время, оперев ребёнка на перила лестницы, Оксана взяла девочку под другую руку, держа на себе, чувствовала как рука, на которой она у неё была, нестерпимо затекла. С трудом и чувствуя изнурительную усталость и чувство такое испытывала Оксана, как будто от выпитой дозы алкоголя её вывернет на изнанку. Поднимаясь по ступенькам, Оксана не могла отдышаться, но и не могла уронить ребёнка, из-за всех сил, чуть ли не изнывала от бессилия. Боясь произнести хоть какой-то звук, так как за закрытой дверью одной из квартир, мимо которой прошла Оксана, кто-то ругался благим русским матом. Нажимая на кнопку лифта, Оксана обернулась, посмотрела на дверь, откуда доносились крики, прикусывая краешек губы, больше беспокоясь за ребёнка и переживая за себя. Ожидала кабины лифта идущей с верхних этажей, Оксана услышала, как-то разговаривал этажами выше на лестничной площадке. Как только двери лифта раскрылись, Оксана, словно пулей заскочила туда, нажимая на кнопку пятого этажа.
«Ну наконец-то, а то я уж подумала, что никогда не дождусь этого блядского лифта», размышляла Оксана, когда оказавшись в кабине лифта, быстро нажала на кнопку пятого этажа.
Двери лифта плавно закрылись, когда кабина направилась вверх по шахте, Оксана от испуга, слыша такие крики посреди ночи в подъезде, перевела дух. Облокотившись на стенку лифта, держа Аришку на руках, Оксана чувствовала, как руки сводит усталостью. Дождавшись, когда лифт поднимется на нужный этаж, Оксана быстро покинула его кабину, направляясь по подъездной площадке на этаже, подошла к закрытой лакированной двери. Нажимая на кнопку дверного звонка, Оксана испытывала необъяснимый для себя приступ паники, мрачная пугающая обстановка в самом подъезде многоэтажки пугала её. Мерцающая лампа на площадке этажа внушала Оксане ужас, как и отголоски звука диалога, двух людей, которые разговаривала этажом ниже, принуждали её учащенно нажимать на кнопку дверного звонка.
— Да иду, я иду
Сонным голосом, послышался мужской голос за дверью куда Оксана неистово звонила, пытаясь скрыться от мрачной, нагнетающей ужас обстановки подъезда.
— Оксана Владимировна? — был удивлён парень, жених Валентины, когда заметил Оксану у порога его квартиры, стоящую в подъезде с ребёнком на руках
— А ты кого-то другого ожидал тут увидеть? — недовольно спросила Оксана, перешагнула порог квартиры, как только он отошёл на шаг назад, позволяя ей войти
— Но что вы…..
— Дорогой кто там — услышала Оксана сонный голос Валентины и то как рыжеволосая девушка, вялой походкой зашагала по коридору — Оксана Владимировна?!
Встала она в полный стопор, совершенно не ожидая увидь Оксану в такой поздний час, да еще и с ребёнком на руках, когда она уже едва изнывая от недостатка сил, едва держала её.
— Но что……
— Я знаю — передала Оксана нагло ребёнка в руки парня — Дорогой ты не подержишь
Мило улыбнулась Оксана, закрыв за спиной молодого человека входную квартирную дверь, толкнув её легонько пальцами.
— Спасибо дорогой
Одарила его Оксана, забавляясь, поцеловала в щеку, оставив яркий алый след от помады на его щетине, когда сама от прикосновения почувствовала пылкой поверхности губ её колкость.
— И конечно я тоже тебя рада видеть Валюша — нахмурила Оксана игриво пафосно губки, посмотрела, забавляясь на рыжеволосую беременную девушку
— Отнеси ребёнка в детскую спальню — распорядилась Валентина, едва сдерживая себя от наглости которую выказывала перед ней Оксана — А с вами Оксана Владимировна я хотела бы поговорить
— Ой, вот только не начинай ладно
Скидывая черные босоножки с ног, Оксана, пошатывая, прошла мимо рыжеволосой девушки, смутив его запахом алкоголя, вкусом губной помады и палитры духов которые её окружали.
— На сегодня скандальных сцен
Возразила Оксана, когда проходила мимо рыжеволосой девушки пикантно покачивала упругой формой бёдер, так что материя её черной накидки соблазнительно колыхалась на её теле.
— Думаю
Вошла Оксана, пошатываясь в гостиную, которая была освещена огнями вывесок снаружи и огней фонарного освещения, светом бесконечного потока машин, проезжающих по улице.
— С меня будет достаточно
— Давайте начнём с того — была не согласна Валентина, словно влетела мухой в зал за Оксаной, включая свет, проводя по клавише выключателя пальцем — Куда вы так пропали?
— А про мою дочь ты не хочешь спросить?
— Это конечно интересная тема для разговора
Подпирая талию руками сзади, ответила Валентина, по её самочувствию и той усталости, что она выражала, Оксана смогла предположить что живот, который едва выпирал, уже считался нагрузкой для рыжеволосой девушки.
— Но она пока может и подождать — тяжело и изнурённо вздохнула рыжеволосая красотка с веснушками на лице, направляясь к белому мягкому дивану, что был расположен у стены слева
— Но хорошо
Подошла Оксана, сделав поворот, словно цвела и пахла, оказавшись в тёплой квартире, градусы алкоголя, сразу дали о себе знать, когда она, пошатываясь, подошла к шторам, висевшим на окне.
— Тогда что ты хочешь знать? — поинтересовалась Оксана, вытянула руку, обернувшись, касаясь пальцами нежной материи штор
— Что вам удалось узнать у отца ребёнка?
Поинтересовалась Валентина, внимательно наблюдала за тем, как Оксана, сходя уже с ума, не понимала, уже готова влезть на окно, нежно трогая пальцами материю приятной на ощупь шторы.
— Ведь если я не ошибаюсь — положив ногу на ногу, рассуждала она, продолжая смотреть на Оксану и то, как она лелеяла себя от трения кожи о приятную ткань штор — Вы были у него
— За эту ночь
Изумилась Оксана в улыбке, чувствуя на себе влияние гель смазки, которое так тщательно впиталась в стенки её влагалища, оказывая сокрушающий эффект на сознание, извращая его.
— Где я только не была
— Так хорошо — тяжело вздохнула Валентина, после чего скрестила руки, положила их на колено, когда сидела на диване боком — А что касается вашей дочери?
— А причем здесь моя дочь? — удивилась Оксана, вновь обернувшись, состроила взгляд кошки, посмотрела на девушку
— Вы явились ко мне пьяной посреди ночи — утверждала рыжеволосая девушка, продолжая сидеть на диване в гостевой комнате — Да еще и с ребёнком на руках как, по-вашему, я должна это начать воспринимать?
— Нормально — повернулась Оксана посмотрев удивлённо на девушку что сидела на диване и так недовольно на неё глядела сонным возмущённым взглядом
— Оксана Владимировна! — шлепнула она по дивану, сердито продолжая смотреть на Оксану
«Оу…. она хочет чтобы рядом села, хм…. почему бы и нет, мне будет только на пользу что после моих психов она будет надо мной властвовать», предположила Оксана, повела кокетливо губками, направляясь к дивану как хищная кошка, ставя ноги крест-накрест в каждом шаге.
— Ты хочешь, чтобы я с тобой села? — поинтересовалась Оксана, медленно направляясь к дивану, на котором сидела рыжеволосая красотка, то как она смотрела на неё, только возбуждало
— Вы являетесь ко мне пьяной посреди ночи — продолжая высказывать, недовольно говорила Валентина, положив руку на живот
— Ну хорошо — ответила Оксана, так же игнорируя девушку, прокричавшую на неё, когда подошла к дивану, сгибая сексуально ногу в колено, наступила на его мягкую поверхность — Я сяду
— Да не нужно
Уверяла Валентина запротестовав от того как покорно Оксана села перед ней на коленях на диване склонив голову, специально забавляясь тому, как она пыталась её приструнить.
— Что вы черт возьми делаете? — возмутилась Валентина тому, что Оксана её совершенно не хотела воспринимать всерьёз
— Ты же сама хотела
Прильнула Оксана к губами девушки, разговаривая так, что едва их касаясь, вызвала отвращение у рыжеволосой красотки, как только она почувствовала стойкий исходящий перегар от неё.
— Тебя не поймёшь — обидчиво Оксана нахмурила губки, положив руки к себе на колени
— Так хорошо — переводя тему разговора, рыжеволосая девушка вздохнула, ртом хватая воздух, держа руки на животе — Откуда с вами появилась ваша дочь?
— Это долгая история
— А вы знаете — возразила Валентина, опровергая заявление Оксаны — Я уже знаете никуда не спешу, я ведь для вас как лошадь, вы не щадите меня, даже не смотря на моё положение
— В котором извини меня — оспаривая такой довод, Оксана подняла взгляд на девушку, которая её упрекнула в безответственном поведение — Моей вины, сама понимаешь, быть никак не может
— Я всегда знала, что вы еще та змея — вставая с дивана, выражая отчаяние на лице, ответила Валентина, направляясь к выходу из гостиной
— Ты куда? — поинтересовалась взволнованно Оксана, наблюдая вслед уходящей девушке
— Я пошла спать
Заявила Валентина, встав у арочного входа, облокотилась на его каркас спиной, запрокинула голову, было видно как рыжеволосую девушку, что-то изнурённо беспокоило.
— Мне через час вставать на работу — уверяла она, продолжая смотреть на Оксану пустым взглядом, словно как потеряв к ней всякий интерес — Так что будет с пользой если я проведу его со своим мужем в постели
— А как же я? — с обидой в голосе, продолжая сидеть на диване, спросила Оксана
— Проведёте ночь тут
— Но тут же не постелено! — нахмурила обиженно губки Оксана
— Вам это не нужно
— Я же тебе не собака — обратилась Оксана к девушке, пытаясь пробудить в ней чувства жалости к себе — Я не могу просто так взять и спать на постели, на которой даже нет белья
— Вам оно и не нужно
— Ну спасибо
— Кстати — обернулась Валентина, встав в проходе, как только отошла от арочного входа — Если ищите чем себя занять, посмотрите на досуге вон ту красную папку
— Ты думаешь, она поможет мне уснуть?
— Она поможет вам провести время с пользой
— Я бы провела его с пользой в тёплой постели — обнимая сама себя, говорила с обидой в голосе Оксана, обращаясь к уходящей девушке
— Вам оно не к чему — уверяла Валентина, не став слушать Оксану
— Может, ты мне её хотя бы подашь
— У вас ноги есть — прокричала, находясь в коридоре, ответила Валентина — Сами встанете и возьмёте с комода
— Всё приходится делать самой
Возмутилась Оксана, свесив медленно ноги с дивана, после чего встала, выгнув спину, направилась к комоду, на котором лежала красная папка.
— Не понимаю — возмущалась Оксана в тишину комнаты, когда только в гостиной горел свет, вся остальная квартира была всё еще погружена во мрак омута ночи, на горизонте которой за окном, промеж больших высоток уже назревало зарево рассвета — Зачем мне тогда люди
Продолжая читать карту, Оксана расположилась на диване, положив к себе на колени документы производимого лабораторного исследования. Движение и вид тока крови через митральный клапан, читала Оксана результата проведённого УЗИ, надев на глаза из сумочки, нормально. Это никак не могло укладываться у Оксаны в голове, так как она явно представляла в голове картинку митрального стеноза. Ушко левого предсердия и овальное окно расположены дистальнее мембраны, а легочные вены впадают в проксимальную камеру. Во время диастолы митральный клапан куполообразно вдается в левый желудочек, а экскурсия задней створки снижена. Однако Оксана сосредоточила всё своё внимание на аномальное изогнутое образование выше митрального клапана, вглядываясь в это пятно на картинке.
Перелистывая вновь карту, Оксана внимательно читала записи врача Львовой, которая наблюдала и принимала на амбулаторное лечение ребёнка.
Кислородное голодание — отставание детей в росте и развитии, бледность и синюшность кожи, повышенная сонливость, быстрая утомляемость, общая слабость, боли в сердце, нарушения ритма.
Высокое давление в легочной артерии — постоянный или приступообразный кашель, эпизоды удушья, кровь в мокроте.
Недостаточность кровообращения — отечность голеней, боль и тяжесть в правом подреберье, набухание шейных вен.
Эти три вещи никак не давали Оксане покоя, когда она ходила какое-то время по гостиной кругами, взяв в руки снимок проведённой рентгенографии. Рентгенограмма грудной клетки, когда Оксана направила снимок, держащий обеими руками к свету от люстры в гостиной, отображала обструкцию легочного венозного возврата. От корня легких веерообразно расходится тонкий диффузный сетчатый рисунок. Правый желудочек и легочный ствол расширены. Имеются признаки дилатации левого предсердия в виде двойной плотности по правому краю сердечной тени.
— Тетрада Фалло — отложив снимок на комод, рядом с которым стояла, произнесла Оксана, задумчиво прислонив указательный палец к губам — Синдром гипоплазии левых отделов сердца
«Нельзя исключать пока Миксому, что-то в этом левом предсердии есть, что приводит к застою крови в легочных венах, возможно дефект межпредсердной перегородки», не могла Оксана объединить все известные ей симптомы в одну общую проблему.
Клиническая картина при обструкции левых отделов сердца обусловлена венозным застоем в малом круге и легочной гипертензией. Иногда, особенно в раннем грудном возрасте, бывает трудно дифференцировать хронические заболевания собственно легких от обструкции легочных вен. Поэтому при застойных явлениях на фоне хронического заболевания легких всегда следует думать об обструкции легочных вен.
Наиболее характерными особенностями легочной гипертензии определяется сердечный горб, вызванный активностью правого желудочка, усиленный легочный компонент ІІ тона, систолический щелчок выброса.
— Возможно, я принимаю одно за другое — предположила Оксана, никак не могла объяснить симптомы того, почему она так ясно восприняла сначала митральный стеноз
Оставив папку, лежавшую на комоде, Оксана вышла из гостевой комнаты, когда за окнами уже начало проявляться ясное зарево рассвета. Проводя кончиком пальца по клавише выключателя, Оксана, выключив свет, покачивая бёдрами, наступая на паркет пола, вышла в коридор. Глаза уже сами закрывались, тело изнывало от бессилия, когда Оксана направлялась по коридору квартиры, чувствуя сильную изнурительную усталость. Подойдя к комнате, которая была закрыта, где находилась Валентина со своим мужем, Оксана, обвивая рукоять ручки пальца, легонько надавила на неё, плавно открывая дверь. Открывая дверь, Оксана изумилась в улыбке, услышав легкие женские стоны и какое-то движение под одеялом. В самой комнате был мрак, шторы на большом окне были плотно задвинуты, поэтому Оксана, используя эту обстановку, с легкостью на ходу скинула с себя накидку, которая обволакивало её тело. Походкой подобно кошке, во время охоты, Оксана бесшумно прошла по комнате, наступая коленом на постель молодоженов, забралась на неё, выгибая спину, выражая красоту упругих бёдер. Поднимая краешек одеяла, пока парочка была увлечена властью любви, Оксана заползла под одеяло, продвигаясь по кровати на четвереньках. Чувствуя сжатый воздух под одеялом, который был пропитан запахом тел влюблённых и их половыми выделениями во время слияния, Оксана прошла мимо влюблённых, оказавшись над лицом Валентины. Рыжеволосая девушка, сгорая в экстазе любви, случайно открыла глаза, испытывая сказочное удовольствие, в момент которого самопроизвольно подняла веки и увидела перед собой лицо Оксаны.
— Оксана Владимировна?!
Учитывая даже своё положение, девушка словно пуля, смутившись такого наглого поведения, вылетела из-под своего парня, как только заметила рядом с собой Оксану.
— Что вы, чёрт возьми — высказываясь недовольно, говорила Валентина — Вы тут делаете?!
— О… господи Оксана Владимировна — смутился парень, сдирая на себя одеяло, хотел прикрыть своё хозяйство, расположившись сидя на коленях на кровати
— Я просто пришла спать
— Я же вам сказала
Всё таким же возмущённым приказным тоном, рассуждала Валентина, продолжая смотреть на наглую хамскую улыбку, что была на губах Оксаны.
— Чтобы вы спали там, на диване в зале
— Вот сама там поспи
— Оксана Владимировна голая — указал он на Оксану, словно смутившись того, как Валентина, недоверчиво и в тоже время ревниво на него посмотрела
— А я вижу почему-то, тебя это совсем не смутило — недовольно обратилась рыжеволосая девушка к своему парню
— Господи — удивилась Оксана, увидев у девушки между ног силиконовую игрушку, что лежала на кровати, в обилии вагинальной смазки — Может, расскажешь блядь, что это всё такое?
— Не всё вам нужно знать — ответила с глубоким отчаянием Валентина, понимая, как Оксана её разоблачила и буквально высмеяла, забрала к неё из руку эту игрушку
— А ты-то чего такой возбуждённый?
Изумилась в пьяной улыбке Оксана, продолжая сидеть на кровати между Валентиной и её мужем, посмотрела на член парня, который был крепким как скала, когда она сидела перед ним.
— Ты что возбудился от того что ты её этим?
Забавлялась Оксана, специально хотела разозлить Валентину, расположилась к парню спиной, обернувшись, улыбнулась ему распущенной улыбкой безупречной формы алых губ.
— Тебе хоть понравилось это? — поинтересовалась Оксана, обращаясь к рыжеволосой девушке
— Вы всё стараетесь превратить в шутку
«Сейчас я превращу блядь тебе в шутку, когда я буду скользить по члену твоего женишка и он безмерно этому рад», ухмыльнулась Оксана, очарованием улыбки, отразив ямочки на щечках, специально сидя спиной к парню скрестила руку за своей спиной, позволяя её заключить в оковы.
— А разве это плохо? — строя из себя саму невинность Оксана опустила взгляд в пол оборота на постель, касаясь пальцами рук, что скрестила за спиной, крепкого пениса самца
— Вам всегда нравится высмеивать людей?
— А что в этом такого? — ухмыльнулась Оксана, играя на чувствах рыжеволосой девушки, почувствовала, как желанно парень взял её обе руки за спиной, скрестил кисти вместе
— И вы думаете всерьёз Оксана Владимировна — ухмыльнулась девушка, держа в руках силиконовую сексуальную игрушку — Что я позволю вам так легко, сравнять меня с грязью?
— Ну, по крайней мере
Пожав плечами, Оксана была польщена тем, что парень сковал её обе руки в оковах за спиной, его близость, трепет дыхания льва, просто завораживала частой порочного такта.
— Я просто уверена
Прижимаясь спиной к самцу, Оксана чувствовала резкий аромат мужского дезодоранта исходящий от его тела, столь тонкий и чувствительный запах пробудил в ней дикий инстинкт.
— Что ты ничего мне не сможешь сопоставить
Говорила Оксана, играя бёдрами по коленям мужчины, у которого так нагло позволила себе расположиться, прижимаясь к его крепкому, как её казалось торсу самца, спиной.
— Так что тебе остаётся просто сидеть и……
Не успела Оксана договорить, как ощутила силиконовую игрушку у себя на губах и то, что рыжеволосая девушка. Встав перед Оксаной на колени, Валентина так повелительно смотрела в её извращенные глаза, лишь забавляли необъятной порочной страстью.
— И что дальше? — поинтересовалась Оксана, наблюдая за нерешительностью рыжеволосой девушки, когда она держала её пальцами за подбородок
— Вы змея Оксана Владимировна — отошла Валентина от Оксаны, словно передумав сделать то что задумала — Но вы мне нужны в трезвом и здравом уме
— Тогда что ты предлагаешь? — спросила Оксана, освободившись от оков парня, что её так нежно и ласково держал за руки, когда она так этого хотела
— Вам нужно выспаться — ответила Валентина, сползая с кровати, когда в комнате неожиданно зазвенел будильник телефона, оставленный на парфюмерном столике
— Но ведь ты уже собралась
Уверяла Оксана, вставая в постели на четвереньки, прошлась по тёплой постели, падая на тёплые, пышные большие подушки, расположилась на них, словно как змея на тёплом камне.
— Тогда как же мне быть? — поинтересовалась Оксана, специально потянувшись, отразила перед сидящим рядом парнем сочную обнаженную и в тоже время стройную красоту тела
— Это не страшно — мило улыбнулась Валентина, убирая эту силиконовую игрушку в ящик комода рядом с которым стояла, отодвинув его одним пальцем, другой рукой выключила будильник на сотовом телефоне — Придёте в больницу сами, как выспитесь
— А интересно ты
Поинтересовалась Оксана, была не согласна с решением рыжеволосой девушки, лежала на подушках, прижимаясь к их мягкой поверхности животом, подогнула под себя ноги.
— Куда так спешишь?
— У меня график работы с восьми часов
Утверждала рыжеволосая красотка, стоя у комода, когда его ящик был задвинут, положив на него руки, прижалась бёдрами к его гладкой и нежной поверхности.
— По-моему не мне вам объяснять что за опоздание, полагается лишение премии
— А вот если бы ты работа у меня — ухмыльнулась Оксана, положив ладонь на мягкую поверхность подушки к которой прижималась грудью, поделилась своим мнением — То тех денег, которые я тебе поставила в оклад, вам бы на двоих бы хватило с лихвой
— А на троих? — поинтересовался муж рыжеволосой красотки, продолжая сидеть на кровати рядом с Оксаной
— А подрабатывать поломойкой — обернулась Оксана, серьёзно посмотрела на самца, который возбуждал её своим телом, мускулатурой — Ты не пробовал
— Вообще-то я фельдшер в неотложке
— Ладно, пойду я — стянула полотенце с полки шкафа, дверь которого была открыта, что стоял у комода, Валентина ловко обворачивая себя, скрывая обнажённую красоту тела — А то из-за вас пропущу свою процедуру массажа
— Массажа? — удивилась Оксана, отрывая голову от подушки, смотрела в след уходящей девушки и то, как она шикарно и выраженно покачивала бёдрами в каждом шаге, просто притягивала к себе всё внимание — Какого еще массажа?
— Валентина ходит на сеанс массажа для беременных
— Сходи лучше оденься — упрекнула его Валентина, за то как он рассказывал про неё, рыжеволосая бестия встала в проходе открытой двери — Перед Оксаной Владимировной голый сидишь, фу…. какая мерзость
— Я значит мерзость? — посмотрела, возмутившись, Оксана, приняла услышанное за оскорбление
— И это тоже
Признала это Валентина, когда её тело, облегала материя белого полотенца, тщательно подчеркивая каждый изгиб, выражая пикантную сексуальную форму рыжеволосой красотки.
— Я не отрицала
— Ну блядь спасибо
Отчаянно Оксана нахмурила губки, опуская взгляд, прикусывая краешек губы, чувствуя как влияние гель смазки, что впиталась в её влагалище, всё еще терзала искушенный её разум.
— Вот от тебя я такого точно не ожидала
— Спасибо я рада, что смогла вам угодить — милой улыбкой, одарила Валентина — Оденься, пожалуйста — указала она своего жениха, который продолжал сидеть на постели рядом с Оксаной
— Массаж
Еще раз произнесла Оксана, никак не могла поверить, чувствовала, как каждая клеточка её тела словно ныла от бессилия, словно всё, включая и разум, требовало расслабиться.
— Подумать только
— Врач, у которого Валентина наблюдается
Рассказывал жених Валентины, когда медленно сполз, с кровати, укутываясь так забавно для Оксаны простынкой, что она, увидев, это рассмеялась озорным смехом, прикрывая губы.
— Ну что? — был удивлён он, смеху которой позволила себе Оксана в его адрес, прикрыв губы кончиками пальцев, смотрела на него
— Ты зачем так укутался? — убирая руку от губ, Оксана не могла сдержать свой смех — Ты словно куколка, которая готовится стать бабочкой
— Ну не могу же я перед вами вот так вот ходить — скинул он с себя простыню на пол, полностью обнажился перед Оксаной
— Ой, да чего я там не видела — махнула рукой Оксана, прижав голову к подушке, смотрела в открытую дверь, через которую только что вышла Валентина, оставив за собой сладостный аромат от своего тела, витавший безудержно в воздухе — Как по мне, можешь и так ходить
— Вижу по вашей реакции — утверждал он, поднимая нагнувшись простыню с пола, направился прикрывая ниже талии её свои достоинство — Что я вас не впечатлил
— Ты бы мог — указала кокетливо на него пальцем, отрывая снова голову от подушки — Если бы просто сделал мне массаж, как ты делаешь своей жене
— Откуда вы знаете, что я делаю ей массаж?
— Я ведь не дура — ухмыльнулась Оксана, отражая ямочки на щечках — И могу предположить, что по выходным никто твоё женушке, массаж делать не будет, а за деньги, так вы бы честно говоря, охуели бы
— Значит массаж? — переспросил он, соглашаясь с Оксаной, дойдя до шкафа, нагнулся, поднимая с пола трусы, снятые в порыве страсти
— Их можешь не одевать — заверила Оксана, расположившись животом на постели, вытянула ноги, немного их раздвинула, а обе руки, обняла в локтях рядом с лицом
— Могу я хотя бы дверь закрыть? — поинтересовался он, стоя у открытой двери в комнате, легонько толкнул её пальцами — Валентина сейчас будет около часу принимать ванну и прихорашиваться
— За это время — обернулась Оксана, навязывая самцу условия, когда он медленно направлялся к кровати, на которой она лежала на животе, раздвинув ноги в стороны — От тебя требуется сделать мне массаж
— Хорошо — согласился он, подойдя к кровати, медленно наступил на неё коленом, забираясь в постель, расположился на коленях рядом с Оксаной
— Будь, пожалуйста, требователен!
Заявила Оксана, ухмыльнувшись, чувствуя в себе искушение страстью в момент такой близостью когда самец сидел рядом с ней. Оксана могла ощутить его жажду желания через его дыхание, что тактом необузданного искушения, что влекло мужчину к ней. Изнывая легкой песнью стона, забавляясь в порочной улыбке, Оксана, словно как будто чувствовала, как этот парень её желал.
— И нежен со мною
— Как будто бы у меня есть выбор
Столь приятно и желанно мужчина положил обе ладони на спину Оксане, когда она так изнуренно чувствовала их касание тёплой поверхности своей кожей.
— Когда вы так просите — уверял он когда его ладони столь пленительно скользили по коже спины Оксане, будоража каждым моментом касания подушечек пальцев
— Я требую — заявила Оксана, ощущая на себе его дыхание, такт порыва которого горячим потоком ласкал шею, мочку уха, принуждая накапливать влагу на стеночках влагалища
— И я для вас это исполню — прошептал он, нагнувшись над ухом Оксаны, расположившись на ней сверху, так что она своими ягодицами чувствовала его гениталии на себе
Руки парня так приятно разминали плечи Оксаны, снимая нервное скопившееся напряжение, будоражащим касанием скользили по спине, вызывая от своего грубости и настойчивости сильное порочное желание. Постепенно с плеч, он перешёл на рёбра, едва словно завистливо касался груди Оксаны, что она прятала лёжа на подушках под собой на животе. Едва касаясь кончиками пальцев груди, что сильно забавляло Оксану, самец плавно перешёл на талию, сползая, когда сам сполз вниз на ноги. Его руки так настойчиво обхватили талию Оксаны, плавно сползая на бёдра, он словно знал, как их разминать. Настойчивость парня, пробуждала в Оксане сильный порочный инстинкт, когда он большими пальцами убедительно проходил по промежности между ягодиц.
«Блядь да войди ты уже в меня, сделай мне приятное, когда я в этом так нуждаюсь», допускала себе мысль Оксана, когда её сознание погрузилось на глубину порочного омута.
Издавая сладкий насыщенный сексуальными эмоциями стон, Оксана уже извивалась на постели, когда мужчина что был над нею. Расположившись рядом с телом Оксаны на кровати, он так нежно говорил у неё под ухом, что сотрясая воздух, делал так, чтобы её влагалище пропиталось изобилием влаги. Обернувшись, повернувшись на спину, Оксана посмотрела в глаза парню, когда он нависал над нею, стоя на четвереньках над её телом, словно подобном титану, его мускулы и крепкие руки казались для неё всем в этот момент. Проводя кончиком пальца по его пылким губам, Оксана чувствовала такт его дыхания, вызывающий поддаться жажде искушения страсти. Их взгляды сошлись в этот момент воедино, Оксана смотрела на самца, желая познать его силу себе, вкусить плод любви, который он просто обязан был подарить её страждущим губам. Раздвинув ноги согнутые колени, Оксана смотрела в желанные глаза мужчины, что стоял над ней в кровати на четвереньках, ощущала гладкой поверхности лобка, как его крепкая головка члена едва его касалась. Аромат, исходящий от его крепкого тела, мужской композицией, словно палитра искусного художника пленил разум Оксаны очертаниями первых нот безупречного вкуса.
— Ты хочешь сделать массаж моей груди? — поинтересовалась Оксана, после того как испытывала на себе руки парня, как его пальцы массировали плечи
— А разве вы позволите? — поинтересовался он, убирая золотистые вьющиеся пряди волос с лица Оксаны, мужчина горячим потоком дыхания, дышал рядом с её губами
— Именно для этого — уверяла Оксана, чувствуя так тонко, как парень нежно обвил пальцами её груди, начиная их легонько и так приятно сжимать — Я тебя и попросила остаться со мной
— И так чего же вы на самом деле
Обратился он неуверенно к Оксане, словно как будто спрашивал у неё, её разрешения, на то, что и так по взгляду у неё в глаза было понятно.
— Хотите Оксана Владимировна?
Спросил он, когда головка его члена изнурённо прикоснулась к возбуждённой поверхности половых губ Оксаны, оставляя на её гладкой поверхности остаток мужской смазки.
— Просто скажите мне
— И ты на самом деле
Обвивая шею самца обеими руками, Оксана скрестила их у него за спиной, испытывая давление пениса на своих половых губ, буквально чувствуя, как он желал в неё проникнуть.
— Намерен это для меня исполнить?
Мило улыбнулась Оксана, состроив выразительные ямочки на щечках, забавлялась тому как пульсация полового члена самца стукала по её половым губам, желая в неё проникнуть.
— Тогда можно спросить
Говорила Оксана, забавляясь тому, как он реагировал, как был пленён её красотой, словно был скован в решениях благодаря взгляду завораживающих голубых лазурных глаз.
— Чего же ты тогда…..
Не успела Оксана договорить, как ощутила проникновение в себя члена мужчины, его движение властью продольной силы, растягивала стеночки влагалища. Обвивая Оксану за бёдра, самец старательно ввёл весь свой член во влагалище, когда она, раскрыв губы в порочной форме, смотрела на него покорным взглядом. Извиваясь под телом самца, королевской кобры, Оксана чувствовала благодаря эффекту геля, который оставил свой эффект на её влагалище, она чувствовал весь секс в деталях. Каждая стеночка влагалища Оксаны достаточно плотно облегала член самца, что в неё так изумительно трением необузданной любви входил. Оксана стонала глухими стонами, слившись с губами покорителя, что овладел её телом. Страстно целуясь, искуситель любви, словно повиливал языком Оксаны у неё во рту, доставляя удовольствие будоражащим танцем слияния поцелуя, жарких пламенных губ, гармония которых воцарилась бурной порочной игрой.
Мужчина медленно вытащил член из Оксаны, движение которого она чувствовала каждой стеночкой влагалища, как он обворожительно скользил внутри просто, сводил её с ума. После чего Оксана тут же прижалась к мужчине спиной, расположившись у него на коленях, она просто сгорала от желания вкусить его плод любви в себе. Скользя по члену самца, Оксана, обернувшись назад, запрокинув голову к нему на плечо, раскрывая алые губы, настойчиво взглядом порочного омута требуя поцелуя. Сливаясь с губами мужчины, находясь в его объятиях то, как он сжимал грудь, будоражило Оксану до самой клеточки, было так приятно, что она сладко стонала в его рот, когда он повиливал властью поцелуя. Руки самца начали медленно опускаться по животу Оксаны, когда она сидела у него на коленях, прижавшись к нему спиной, испытывала оргазм за оргазмом. Движение его пальцев служило как бальзамом для души Оксаны, обворожительное трение и каждый сантиметр их продвижения медленно стремился к лобку. Достигнув лобковой кости Оксаны, его пальца медленно её обогнули, ловко выделяя клитор, он очень умело и грамотно начал его стимуляцию. Раскрыв тут же лазурные голубые глаза в момент этого, ощущения, Оксана изнывала порочным воплем в его рот, испытывая сильные сексуальные ощущения. Переживая момент сильного оргазма, Оксана испытывала самый сильный, извиваясь в конвульсивных движениях, подобно королевской кобре, исполняющей танец ритма страсти, находясь на члене самца.
— Вот это да
Оторвавшись от губ парня, Оксана сползла с его члена, с легкостью покинув его хватку, пережив момент конвульсивной судороги, после чего расположилась спиной на кровати.
— Кто тебя такому научил? — поинтересовалась Оксана, была просто на пике её удовольствия, каждая её клеточка была просто измотана от переизбытка сексуальной энергии в её организме
— Я же медик
Стоял на коленях перед Оксаной, когда она повернулась и встала рядом с ним на четвереньки, была удивлена, заметив, что его член был таким же твёрдым, как и во время секса.
— Просто применил знания на практике
— Позволь мне — обвивая стебель пениса мужчины, руками, Оксана, поднимая взгляд искушенных глаз на него — Применить свои знания любви
Игриво прикоснулась Оксана кончиком языка к голове члена мужчины, словно, как забавляясь тому, как парень бурно отреагировал на это, вздрогнув от прикосновения. Затем жадно облизнула всю поверхность его головки. После чего касаясь так поразительно нежно губами, Оксана, опираясь на локти в постели, выгнула спину, выставив бёдра, так поразительно медленно скользила по нему губами. Оксана чувствовала поверхностью языка, как пульсировала каждая жилка на его пенисе, как будто он своей крепостью выражал огонь неутолимого желания. Полностью заглотив его, Оксана чувствовала, как он проходит в горло, потом вновь вернулась назад до самой головки, так же медленно каждый миллиметр своего продвижения по нему губами, покрывала его стебель изобилием слюны. Испытывая такие сильные ощущения, когда губы Оксаны зависли на его головки, мужчина спустил свою сперму прямо ей на язык. Сгорая в довольстве сильного довольства, Оксана, показывая ему его старания, после чего тут же проглотила её, рухнув на постель спиной перед ним, дыша тяжело и учащенным тактом ритма.
— Вы так прекрасны
Похвалил он, нагнувшись, поцеловав Оксану в губы, благодарность за то что она для него сделала, продолжала просто лежать на спине, когда её голова свисала с кровати.
— Богиня любви
Коснулся самец двумя пальцами пылкой поверхности губ Оксаны, когда она так сексуально раскрывала челюсть, хватая ртом воздух, смотрела пустым искушенным взглядом в потолок.
— Которая, просто заслуживает поклонения
Ввёл он два пальца в ротовую полость Оксаны, когда она жадно поддаваясь власти порочного соблазна начала их смачно обсасывать, сгорая в безудержном пожаре любви.
— Я вас оставлю Оксана Владимировна
Произнёс он, вынимая пальцы из-за рта Оксаны, поднял её тело на руки, положив на большие пышные подушки головой, укрыл с заботой пышным толстым одеялом
— Но обещаю — отошёл он от кровати, когда Оксана от бессилия сил уже закрывала глаза, поддаваясь власти тёмного омута, сна — Что в скором времени наша с нами связь повторится
С этими словами, мужчина, укутываясь простынёй по пояс, вышел из комнаты, закрывая за собой дверь, оставляя Оксану одну в комнате. Какое-то время Оксана смутно смотрела на закрытую дверь, не могла даже пошевелиться, для неё всё было как в тумане, стены комнаты, после такого сильного оргазма словно плыли, больше даже было похоже на карусель. После чего Оксана полностью отдалась власти сна, сладко засопев инстинктивно повернувшись набок, почти уткнувшись лицом в подушку. Чувствуя нежность её гладкой и приятной материи Оксана, извиваясь коброй в постели, не отдавая себе отчёт, облизывала жадно наволочку губами, словно переживала момент страстного возбуждения. Изнывая во сне песнью порочных стонов, Оксана, терзая пальцами одной руки свою грудь, когда пальцы другой разминали набухшие половые губы. После продолжительных минут таких конвульсивных движений, больше напоминающих на танец королевской кобры, Оксана излила свой сок оргазма на постель. Выгнув спину выставляя грудь вперед так чтобы одеяло сползло, Оксана, издавая громкий стон, раскрывая в искушенной форме губы, рухнула замертво на постель, отдаваясь власти безудержного сна.


Открывая медленно глаза, Оксана заметила в кресле, что было расположено в комнате у окна рыжеволосую девушку. Валентина была в белом летнем обворожительном платье для беременных, сомкнув колени обеих ног вместе, она обратила своё внимание, как не спеша Оксана открыла глаза. Постель вся пропиталась соком необузданной силы оргазма, вагинальными выделениями, простыня под телом Оксаны, была смята буграми страсти. В комнате за закрытыми шторами создавался легкий полумрак, тень буквально опутала омутом, создавая гармонию без света, когда его блики пытались проникнуть за плотную ткань штор. Воздух казался немного душным, с примесями витавших в нём ароматов парфюмов, которые благодаря сексуальной страсти и выделения пота лишь усилили свой аромат.
— Вы хоть понимаете
Недовольным голосом, говорила Валентина, продолжая сидеть в кресле, после некоторого создавшегося момента молчания, когда рыжеволосая девушка, не решалась заговорить первой.
— Что из-за вас я на работу опоздала
— Не поняла — продолжая лежать в плену тёплой обворожительной постели, вялым голосом ответила Оксана, ощущая сухость во рту — Каким боком здесь я?
— А таким! — вскрикнула Валентина, от чего схватилась за живот, почувствовала, легкую колющую боль — Вы кричали одна в комнате так, что ваша дочь проснулась, мне пришлось её развлекать и говорить ей, что вы еще спите
— Я кричала? — удивилась Оксана, раскрыв широко веки уставших сонных глаз
— Еще как — повела губами обиженно Валентина, отворачивая свой взгляд в сторону — Вам лечиться нужно у вас явно психическое расстройство
— Сама разберусь — оспаривая такое утверждение, ответила Оксана
— Когда вы засыпаете — утверждала Валентина — Вы словно другой человек, я была тогда в комнате, когда всё это случилось
«Знала бы ты из-за кого это случилось», нахмурила Оксана губки, продолжая смотреть на подушку, на которой лежала, скрывая тот факт о неверности жениха Валентины.
— Почему ты еще не на работе? — удивилась Оксана, заметив на тумбе, заметив стакан с апельсиновым соком, изнурённо пальцами схватилась за него, чуть не расплескав его капли
— Такой как вы любите
Ответила мило улыбнувшись Валентина, наблюдая с какой жадностью Оксана опираясь на локоть в постели, держа бокал с соком в другой руке, испила из него большой глоток.
— А вы как думаете?
— А я никак не думаю
— Я испугалась за вас — рассказывала Валентина — Услышав ваши стоны, я вбежала в комнату, когда вы сами себя удовлетворяли во сне
— Во сне? — оторвавшись от бокала, Оксана, ощущая во рту его кисло-сладкое влияние послевкусия, раскрыла губы, сделав большой вдох — Где моя дочь?
Неожиданно вспомнила Оксана, что пришла ночью с ребёнком на руках, только сейчас, стала переживать за состояние своего ребёнка.
— Я ведь пришла сюда с Аришкой?
— Именно её вы и разбудили своими стонами
— Хм…. — ухмыльнулась милой улыбкой Оксана, продолжая лежать на постели, в то время как Валентина кивнула ей на полотенце, висевшее на спинке у кровати — А мне показалось, я просто заснула
— Если бы — отчаянно вздохнула Валентина
«Значит действительно у меня поехала крыша», предположила Оксана, признавая для себя ужасающую мысль, оставаясь лежать в постели, посмотрела на рыжеволосую девушку.
— Хотя бы пойду приму ванну
— Давайте — недовольно ответила Валентина, чуть ли не скрепя зубами — Делайте всё это быстро, мне из-за вас придётся на работе объясняться, почему я пришла к обеду
— А вот когда ты одевалась
Выражая в голосе играющую обиду, нахмурила губки Оксана, посмотрев на свою собеседницу, якобы с презрением, пытаясь надавить на остатки её совести.
— Я тебе не мешала
— Вы не дали мне помыться в ванной своим воплем — пояснила Валентина — Я даже с ванны слышала, как вам было хорошо, когда вы сами себя руками довели до оргазма
— Правда? — ухмыльнулась Оксана, не понимая, о чем говорит рыжеволосая девушка — А мне почему-то показалось, что было всё наоборот
— Давайте не будем ходить кругами
Вставала Валентина с кресла, когда её плотная материя легкого платья, так изящно облегало силуэт тела беременной девушки, подчеркивая сексуально её сочные формы. Покачивая выраженными бёдрами, она прошла по комнате, к спинке кровати, на которой висело белое полотенце. Взяв его в руки, рыжеволосая девушка посмотрела на Оксану так, будто что-то хотела сказать, но потом передумала. Валентина просто кинула его на колени к Оксане, когда она продолжала сидеть в постели, свесив ноги, касаясь ими пола.
— Просто примите ванну
Уверяла рыжеволосая беременная девушка, столь же пикантно и красиво играя бёдрами, направилась к закрытой двери, оставляя за собой шлейф головокружительного аромата.
— Постарайтесь на это потратить чуть меньше времени чем пол дня
— Если бы ты знала — отчаянно держа полотенце на коленях, забавляясь над девушкой, ответила Оксана — Что для этого потребуется значительно больше времени, чем ты мне выделяешь
— Больше времени я вам предоставить не могу
Уверяла Валентина, встав в проходе открытой двери в комнате, рыжеволосая девушка облокотилась бёдрами и плечами на дверной каркас, сексуально выгнув спину.
— Вам и так предстоит объясниться за меня — ухмыльнулась Валентина — За то, что я из-за вас опоздаю на работу и к тому же взять с собой свою дочь
— Аришка?
Удивилась Оксана, обвернувшись полотенцем, которое лежало у неё на коленях, встала спиной к своей собеседнице, вдохнула воздух, хватая его ртом, чувствуя душную атмосферу.
— А что твой жених не может с ней посидеть
— Вот ему больше делать нечего
Возразила Валентина, оспаривая такое предложение, сохраняя любезность улыбки, отошла от открытой двери, покачивая бёдрами, вышла в коридор. Силуэт её тела прекрасно выделялся за счёт тонкой материи её платья, больше похожей на атлас, плотно прилегающей к телу своей обладательницы. Завораживающий аромат от её тела, так и манил за собой, столь искусные нотки запаха кашемирового дерева, вызывали легкую похоть и чувства порочного желания.
— Кроме как сидеть с вашей дочерью
— Вообще-то это из-за тебя я здесь
— Я вас к себе домой ночью не звала
Была не согласна с таким утверждением Валентина, развернувшись, остановившись на развилке коридора между другой комнатой, подготовленной как детской и кухней.
— Вы сами пришли
— А куда мне оставалось идти?
— Хотя бы туда, откуда вы пришли — сделав придурковатый вид, ответила рыжеволосая красотка с веснушками на лице, мило пожав плечами
— Мама…. — вскрикнула девочка, находясь в гостевой комнате, откуда даже в отдаленном коридоре слышались отзвуки идущих по телевизору мультфильмов
«О… господи Аришка, что я блядь ей скажу, да от меня же перегаром разит за километр, какой же я дрянью себя чувствую», смутилась Оксана, как услышала голос девочки и её топающие шаги в коридоре квартиры.
— Это ваша дочь — состроив забавную ухмылку, поделилась своим мнение Валентина — Сами и разбирайтесь
— Ну, спасибо — недовольно пробурчала Оксана, заметив Аришку выбегающую из-за поворота коридора квартиры — Девочка моя
Присев на колени в коридоре, Оксана радостно развела руки, давая, подбежавшему к ней ребёнку, себя обнять.
— Как я по тебе соскучилась — одарила Оксана поцелуем девочку в щеку
— Я тоже по тебе скучала
— Аришка ты не возражаешь — подошла, прикусывая губу Валентина, коснувшись пальцами плеч ребёнка — Твоей маме нужно принять ванну и потом мы все вместе с тобой поедем на работу
— Вы и меня с собой возьмёте — Аришка была словно без ума от услышанного — Я тоже по тебе очень сильно скучала мама
— Я по тебе тоже доченька
Обняла Оксана Аришку, поднимая её к себе на руки, посмотрела ребёнку в глаза, на какое-то мгновение микросекунд, словно изучала и пыталась понять её взгляд.
— Мама сейчас примет ванну, чтобы проснуться
— Но что ты тут делаешь?
— Где?
Помешкала Оксана, с ответом немного направляясь по коридору квартиры, прищурила глаза от того, как яркие лучи света солнца просачивались через окно кухни в коридор.
«Как мне объяснить своей дочери то, что я тут из-за своего безрассудства и тяги к головоломкам, меня больше интересует загадка чем просто помощь людям», размышляла Оксана, после того как Валентина навязчиво её легонько толкнула локтём в бок.
— Я просто помогаю Вале с лечением ребёнка — мило улыбнулась Оксана — Помнишь, когда тебе нужна была помощь, мама ведь тебе помогла
— И что тот мальчик точно так же болен?
— Ну, если честно — прикусывая губу, Оксана поставила Аришку на ноги, прямо у открытой двери ванной комнаты — Я пока не знаю чем, он болен
— Я приготовила вам ванну Оксана Владимировна
Утверждала Валентина, после того как Оксана обернулась, посмотрела на рыжеволосую девушку, заметив в обилии пены плавающие лепестки роз. В ванной горел легкий розоватый притемнённый свет, создавая легкую атмосферу романтики. По периметру самой ванной горели восковые свечи, их аромат искушения, очаровывал сладкими оттенками розы, при сгорании выделяя его в воздух.
— Это ванна с подогревом — мило улыбнулась рыжеволосая беременная девушка
— Удивляет что у тебя еще с подогревом — изумилась Оксана, в улыбке переступая порог ванной комнаты, сексуально вильнула бёдрами
— Уж наверно не то, что вы подумали — ответила недовольно и при этом, смутившись Валентина, оставаясь стоять в коридоре квартиры, взяла Аришку за руку
— А откуда ты знаешь — продолжая сохранять красоту улыбки, Оксана облокотилась на каркас открытой двери, посмотрела на рыжеволосую девушку, что держала её ребёнка за руку — Что я могла про тебя подумать
— Именно то — стеснялась говорить Валентина при ребёнке, когда девочка так на неё посмотрела потом на Оксану — О чём вы подумали
— Я ведь не экстрасенс
Пожав плечами, улыбнулась Оксана, коснувшись пальцами ручки двери, закрыла её за собой, стоя в ванной комнате, объединённой в один с туалетом. Покусывая губу, коснулась края завернутого полотенца на груди, Оксана медленно развернула его на себе. Оставив его лежать на стиральной машинке, Оксана придала своё тело обнаженной красоте, стояла посреди ванной комнаты наблюдала с изумлением на приготовленную ей ванну.
Через какое-то время, Оксана находилась в ванной, расположившись в пышных сугробах пены, когда обильные сгустки пены играючи прикасались к её розовым соскам. Вдыхая глубоко приятный скопившийся аромат роз в ванной комнате, Оксана, запрокинув голову, провела пышной пенистой мочалкой по груди, покрывая её обильными сгустками пены. Закрывая медленно глаза, Оксана предпочла насладиться моментом тишины, глубоко вдохнув, была под влиянием сладкого искушающего аромата роз, заполонил атмосферу ванной комнаты. Золотистые волосы Оксаны были собраны в один пучок на голове и скреплены заколкой в форме бабочки с большими бардовыми крыльями.
— Ну как вода?
Поинтересовалась Валентина, открывая дверь ванной комнаты, когда Оксана стояла в ванной на четвереньках, по её бархатистой коже стекали обильные сгустки пены. По упругим ягодицам Оксаны, которые он так сексуально выставила, выгнув спину касаясь розовыми сосками груди пышных сугробов пены, медленно сползал сгусток. Обворожительно скольжение этого комочка пены, завораживало сознание Оксаны то, как он коснулась ануса, медленно сползая по его бугорку, достаточно плавно перешло на промежность половых губ. Раскрывая в искушённой форме алые губы, Оксана была поражена тонкому ощущению, сгустка пены, чувствуя его детально на своём влагалище.
— О….. господи Оксана Владимировна — смутилась Валентина, быстро зашла в ванную комнату, закрыла за собой дверь
— Зачем пришла? — не открывая глаз, спросила Оксана, когда её голова была запрокинута, а алые губы снова приобрели искушенную форму
— Мне нужно уже на работу
— Так в чём проблема? — раскрыла Оксана возбужденные лазурные голубые глаза, показывая своей собеседнице, как её зрачки были расширены
— Я не могу туда явиться без вас
— Это не моя проблема — была не согласна Оксана не желая пока что покидать ванну, приятная тёплая сила воды и её подогрева, оказывали расслабляющий эффект на её организм
— Но это моя проблема
Возразила Валентина, подойдя к Оксане, когда она стояла на четвереньках и одной рукой водила мочалкой по груди, с закрытыми глазами, машинально схватилась за кисть её руки. Не ожидая такой реакции, Оксана тут же инстинктивно выронила мочалку из рук. В свободном падении пенистая пышная мягкая принадлежность для ванны упала в воду, расплескав сугробы скопившейся пены по всему телу Оксаны. Покрывая сочную грудь, плоскость живота и лобок с половыми губами, от чего Оксана сама не ожидая как взвизгнула, почувствовав тёплые капли воды на своей коже в сочетание с пеной было просто обворожительно.
— Помогите мне понять, что с этим мальчиком
Требовательно, просила Валентина, продолжая смотреть в испуганные глаза Оксаны, держа её за кисть руки, когда он чувствовала потёки стекающей пены и воды по своему телу.
— Это всё что я от вас прошу
— Еще раз так сделаешь — прошипела Оксана, продолжая смотреть в глаза своей обидчицы, которая нарушила её покой и непроизвольно её напугала — И я заставлю тебя об этом пожалеть
— Мне нужно явиться в больницу — повторила еще раз Валентина, поджав от обиды губу, смотрела в недовольные глаза Оксаны — И вы поедите туда со мной
«Эта рыжая дрянь просто так от меня не отстанет, мне просто придётся поехать с ней», подумала Оксана, после чего мило улыбнулась своей собеседнице.
— Горелова же меня разорвёт — села в ванной на колени, пояснила Оксана
— Я вас порекомендовала этой женщине — гордо заявила Валентина, нагнувшись, сунула руку в воду, выдирая пробку из ванны — Значит в первую очередь, если ей что-то не нравится, пускай высказывает своё недовольства мне
— Вот как
Изумилась в довольстве улыбки Оксана, вставая на ноги, когда рыжеволосая девушка предложила ей с заботой свою руку. Почувствовав исходящий от Валентины аромат парфюма, Оксана была польщена таким вниманием, испытывая к ней непреодолимую жажду.
— И с чего это вдруг ты переменила своё мнение обо мне
— Я его не меняла — ответила Валентина, отлепила лепесток алой розы, прилипший к бедру Оксаны, когда она переступала через борт ванной — Оно всегда было одни
— Хм…. — недоверчиво Оксана, посмотрела на рыжеволосую девушку, когда ступила на голубую плитку пола в ванной комнате и в тот момент Валентина услужливо, словно питая к ней чувства, стала обтирать её тело полотенцем — Смутно верится
— Ваше право
— Да я могла сама бы обтереться — была удивлена Оксана такой заботой со стороны рыжеволосой девушки, когда она находясь в положении, селе в ванной перед ней на колени, вытирая тщательно её ноги, когда вода на её теле постепенно испарялась — Не нужно такой заботы
— В самом деле? — выражая такое же удивление, ответила Валентина, вставая с колен, держа в руках полотенце — Я приготовила вам нижнее белье
— Постой — схватила Оксана за руку девушку, когда она хотела выйти из ванной — Ты бы не стала просто так ставать на колени и вытирать меня полотенцем
— Я просто помогаю вам
— С чего бы это?
— Вы делаете то
Рассказывала Валентина, словно отражая в голубых глазах чувства и открытость всей души перед Оксаной, девушка как будто хотела, чтобы в этот момент её кто-нибудь пожалел.
— Что вы не обязаны делать это
Продолжила говорить, рыжеволоса девушка, при этом пристально смотрела в глаза Оксане, держась с ней за кончики пальцев руки. Как будто между их взглядами возникла на мгновение гармония, понимание, необходимое для секса, который Оксана себе уже начала воображать.
— По доброй воле
Пояснила Валентина, указав Оксане на вешалку рядом с полотенцем, на котором висели белое ажурное белье, когда сама медленно зашла к ней за спину.
— Пытаетесь понять — уверяла беременная девушка, встав за спиной у Оксаны, медленно и очень аккуратно пальцами распустила собранные волосы в пучок — Чем болен мальчик
— Отсюда поверь
Мило улыбнувшись, ответила Оксана, прошла мимо рыжеволосой девушки по ванной комнате, покачивая бёдрами, отражая на теле тенистые оттенки пламени горевших свеч.
— Я не смогу это узнать
— Нам нужно в больницу — уверяла Валентина, проследовав за Оксаной к вешалке, сняла с неё белый бюстгальтер — Я и так уже многим обязана Наталье Валерьевне, она сказала, что отругает вас в больнице за безответственность
— Безответственность? — удивилась Оксана, надевая на себя белые трусики, обернувшись через плечо, нагнувшись, посмотрела на девушку, которая стояла я за её спиной
— А как еще можно назвать ваше поведение
— Может у меня просто пропал интерес
— О… нет, поверьте — возразила Валентина, оспаривая утверждение Оксаны, когда она стояла к ней спиной, поправляя резинку трусиков, одетой на талии — Вы либо в замешательстве, но тщательно скрываете это, либо просто пытаетесь мне отомстить
— За что хотя бы?
— Да хотя бы за то
Утверждала рыжеволосая девушка, стоя за спиной у Оксаны, прислонила подушечки бюстгальтера к её груди, обхватив их, страстно прижала плотно. Издавая насыщенный нотками сексуальный стон, Оксана раскрыла губы в порочной форме, после того, как девушка, стоящая у неё за спиной сомкнула грудь застёжкой, в оковах бюстгальтера. Нежные оттенки вкуса, влияния безупречных нот парфюма «Azzaro Club Women», испытывала на себе Оксана, когда обладательница столь сильной коллекции стояла у неё за спиной, буквально каждый в нём запах вызывал сильное искушение страсть.
— Что я бросила вас в деревне с Серовым
— Переживу как-нибудь — возразила Оксана, оспаривая такие доводы, открыла дверь ванной комнаты, переступая порог, вошла в коридор
— А мне кажется
Была не согласна Валентина и проявляя назойливость, как муха вылетела за Оксаной в коридор, когда она так пикантно покачивая бёдрами прошла по нему, направляясь в комнату.
— Вас до сих пор гложет обида
— Вот если ты не заткнёшься
Обернулась Оксана, встав на развилки между коридором в прихожую и выходом в кухню отойдя на пару метров от открытой двери ванной комнаты.
— Меня уже действительно — уверяла Оксана, посмотрев на дотошную девушку, после чего направилась дальше по коридору к дальним комнатам в квартире — Начнёт, гложет обида
— Ладно, хорошо
Уныло вздохнула Валентина, проследовав следом за Оксаной по коридору квартиры, наблюдая за тем, как она в каждом шаге, выразительно покачивает бёдрами.
— Вы читали ведь вчера карту исследования УЗИ ребёнка
— Вот что меня действительно удивило
Обернулась Оксана, встав на развилке продолжения дальше коридора к дальним комнатам и детской, посмотрела на девушку идущую сзади.
— Что всё это время я думала — рассуждала Оксана, состроив задумчивую гримасу на лице — Что у мальчика митральный стеноз, как я могла так сильно ошибаться?
— У него наблюдается гипертрофия правого желудочка и правого предсердия
— Судя по данным УЗИ — пояснила Оксана — Я видела снимок, перегрузка едва достигает 25%, не столь критично пока для него
— Он ведь маленький ребёнок — уверяла Валентина, проследовав следом за Оксаной — Мы явно что-то упускаем и не можем понять……
— Аномальное образование в его левом предсердии
Не давая договорить беременной девушке, подойдя к открытой двери комнаты, из которой она вышла, Оксана встала в проходе, повернувшись к своей собеседнице.
— Такое чувство как будто мы имеем дело с миксомой
— Мы можем в этом убедиться, проделав чреспищеводную эхокардиографию
— Твои медсёстры уже подготовили мальчика? — поинтересовалась Оксана, войдя в комнату, отражая перед сзади идущей девушкой, упругую красоту ягодиц
— Они им занимаются — объяснила девушка, войдя следом за Оксаной в комнату, шторы которой уже были раздвинуты, пропуская лучи восходящего над городом солнца
— Так — обернулась Оксана, встав у стены, где был на ней расположен телевизор — И какое же я платья сегодня надену?
— Полагаю, то платье что я вам дала — смутилась Валентина оставаясь стоять в проходе открытой двери в комнату — Оно мне больше не вернётся
— Я с тобой за него рассчитаюсь
— О….. нет — возразила Валентина, сразу отказываясь от предложения Оксаны — Ваши грязные деньги мне не нужны
— Хорошо — состроив ямочки на щечках, изумилась Оксана в улыбке, посмотрев на рыжеволосую девушку — Тогда чего же ты хочешь?
— Просто помогите понять
Отвернула Валентина свой взгляд после того как к ней подошла Оксана, вдыхая глубоко исходящий от её тела аромат парфюма. Оттенок вкуса кашемирового дерева, манил к себе необузданной страстью, разум Оксаны.
— Чем болен этот мальчик
— У тебя не хватит умения и знаний — оспаривая такое утверждение, говорила Оксана, стоя с рыжеволосой девушкой лицом к лицу — Чтобы провести коррекцию предсердий, мы ведь с тобой теперь точно знаем, что там что-то есть
— Аномалий сердца много — вскрикнула, возразила Валентина, понимая давление Оксаны со своей стороны, девушка схватилась за живот, почувствовав резкую боль
— Оу…, правда, тебе наверно больно?
Ухмыльнулась Оксана, злостным взглядом посмотрев на девушку, что стояла перед ней, скривив лицо от боли, явно выражая патологию беременности перед ней, которая требовала лечения.
— Сама виновата
Насмехаясь, ответила Оксана, повернувшись, отошла от девушки, подошла к спинке кровати, на которой висела приготовленная одежда.
— Что это? — выражая удивление, Оксана заметила синюю юбку, белую блузку и такие же белоснежные чулки
— Что вы имели в виду
Подойдя к Оксане, девушка, испытывая боль и злость, схватилась за юбку, которую она держала в руке, выставив её перед рыжеволосой девушкой.
— Под словом
Прильнула Валентина к губам Оксаны, продолжая смотреть в её глаза, беременная девушка пыталась понять смысл оскорбительных слов, который и так был ясен.
— Что якобы я сама виновата в том
Утверждала она, продолжая настойчиво и столь же упорно смотреть в глаза Оксане, стерпев при этом боль напряжения внутри её живота, в котором явно была патология беременности.
— Что беременна?
— Сама понимаешь! — прошипела Оксана королевской коброй, позволяя себе такую дерзость в отношение, беременной девушки, уже прямым текстом её в этом обвиняя
— Значит так да — нахмурила Валентина обидчиво губки — Ну да ладно
— Конечно, ладно
Рассмеялась озорным смехом Оксана, прикрывая пальцами губы, отошла к пуфику парфюмерного комода расположенного в комнате рядом с кроватью, постель на которой была сложена.
— А что ты можешь сделать
— Ладно….
Отразив в отражение зеркала комода, к которому только подошла Оксана, на лице страшную месть ухмыльнулась рыжеволосая беременная девушка.
— Сейчас сами увидите
Спустя некоторое время, Оксана сидела на пуфике рядом с парфюмерным комодом, на ней была одета белоснежная белая блузка, верхние пуговицы на которой были расстегнуты, отражая специально форму сочной груди. Поверх была одета синяя юбка, в которую заправлялась блузка, её коротка и легкая длинна, словно при каждом шаге открывала за счёт колыхающегося материала красоту восхитительных бёдер Оксаны. Белоснежные чулки служили продолжением юбки, их ажурный узор завершался как раз там, где заканчивался её синий край. В своих личных целях, Валентина для украшения золотистых волос Оксаны, решила использовать два белоснежных банта на её голове, что служило сексуальной привилегией прически.
— По-моему — выразила застенчивость Оксана, поправляя дужки очков одетых на глазах, смотрела в своё отражение, что было на зеркале парфюмерного комода — Банты наверно будут лишним
— А по мне — нахмурила игриво рыжеволосая девушка губки, отразив веснушки на своём лице в еще более выразительной красоте — Они выглядят прекрасно, я всегда хотела себе дочь
— Но я то твой начальник
— Ну, могу я хотя бы помечтать — на мгновение в отражение зеркала девушка отразила какое-то уныние, после принялась укладывать ровно банты на голове у Оксаны
— Ты понимаешь, что сейчас мы идём в больницу?
— Ну и что?
— А почему ты сама так не оделась? — была вне себя Оксана, так как стыдилась образа, в которой Валентина её превратила
— Очки только не снимайте — отошла от пуфика Валентина, поправив ленточку на банте, прикрепленного к волосам Оксаны — Они вам очень идут
— Тогда я хотя бы губы накрашу…..
— Нет-нет — возразила Валентина, когда Оксана хотела достать помаду из сумочки, что стояла перед ней на парфюмерном столике — Только не ваш алый!
— А в какой тогда? — обернувшись, держа зажатый тюбик помады в пальцах, Оксана выразительно посмотрела на девушку, которая так нежно и в тоже время приятно схватилась за кисть её руки
— Розовый!
— Розовый? — ничего не понимая, Оксана продолжала смотреть на девушку, пытаясь понять её взгляд и намерения издевательств
— К вашему образу — утверждала, стараясь казаться убедительной, говорила Валентина — Он будет просто шикарно подходить
— Ты мне мстишь? — поинтересовалась Оксана, не сдержав от злости эмоции при себе
— С чего вы решили? — отошла на шаг назад рыжеволосая девушка, заметила недовольство в глазах Оксаны и то с каким выразительным хищным взглядом она на неё посмотрела
«Эта дрянь решила меня высмеять, сделать меня клоуном, я же могу по щелчку пальцев сделать из неё тупую курицу, кем она собственно и является», размышляла Оксана, прикусывая от раздражения краешек губы, старалась подавить в себе бурно играющие эмоции.
— Ты нарядила меня не просто так
Встала Оксана с пуфика, на котором сидела, сделав шаг навстречу к Валентине, вынуждая её взглядом отойти назад, пока не уткнулась спиной в телевизор, что висел напротив кровати.
— Хочешь, чтобы меня всё больница высмеяла
— Вы хотели, чтобы я была с вами в одной команде — выставив руки инстинктивно как в целях самозащиты, перекрестив локти, спрятала за ними свой испуганный взгляд
— С чего ты вдруг решила? — высмеивая девушку, поинтересовалась Оксана, встав в шаге от вытянутых рук Валентины
— Вы бы не взялись за дело мальчика Гореловой — заявила Валентина, убирая руки, гордо сделала шаг навстречу к Оксане, встав с ней лицом к лицу — И уж тем более не поехали бы к Жданову и не согласились на тот маскарад, что вы устроили прошлой ночью
— Я забрала свою дочь — громко и достаточно отчётливо прокричала Оксана — От весьма ненормальных людей!
— Мама?! — дрожащим голосом, произнесла девочка, оставаясь стоять в проходе открытой двери в комнате, чем обратила на себя внимание Оксаны и Валентины
— Вы забрали свою дочь — утверждала Валентина, легонько заигрывая, коснулась кончика носа Оксаны, коготком указательного пальца — У женщины которую её родила
— Чтобы ты там себе не придумала — возразила Оксана, прошипела, выражая подобие королевской кобры, перед лицом рыжеволосой беременной девушки — Я её мать, её настоящая никем
Рассуждала отчетливо достаточно громко Оксана, перед лицом Валентины, когда беременная девушка, смутившись на неё, смотрела испуганным взглядом широко раскрытых голубых глаз.
— Слышишь! — убедительно говорила Оксана — Я никто больше, так о ней никогда не будет заботиться, как это из-за всех сил делаю я
— Я знаю мама
Испугавшись за беременную девушку, Аришка подошла к Оксане, когда она поддавшись ярости гнева схватила за руку Валентину. Девочка осторожно коснулась пальцами руки Оксаны, когда она держалась за кисть руки рыжеволосой беременной стоящей перед собой девушки.
— Ты у меня одна — рассуждала она, что всё внимание Оксаны было приковано к ней — И других мне никого больше не надо
— Спасибо доченька — состроив милую улыбку на губах, Оксана чувствовала себя какой-то дрянью, когда в отношении дочери, проявила дерзость по отношении к беременной девушки
«Блядь какой же я себя сукой чувствую, что смогла так поступить на моей дочери в отношение этой дешевой курицы», подумала про себя Оксана, обнимая девочку за плечи, когда сидела перед ней на коленях.
— Простите Оксана Владимировна — почувствовала себя виноватой, извинилась Валентина, опустив голову, стояла за спиной у Оксаны
— Нет — возразила Оксана, чувствуя себя виновницей скандала — Это ты прости меня — вставая с колен, пытаясь придать искренности своему голову, просила она
— Оксана Владимировна?! — обратился жених рыжеволосой девушки, встав в проходе открытой двери, словно видя всю картину произошедшего накала страстей, боялся переступить порог
— А…. дорогой мой — стараясь скрыть того что ничего не произошло, обратилась Оксана к парню, на глазах его невесты, заурядно с ним флиртуя, пытаясь разозлить Валентину — У нас всё тут нормально, можешь не переживать за свою рыжеволосую жену
— Дорогой мой — закипела как чайник Валентина и тут же выбежала следом за Оксаной из комнаты, когда она держа за руку с ребёнком в спешке покинула комнату, заметила недовольство во взгляде беременной девушки — Что это еще значит……
— Ничего такого — ухмыльнулась Оксана, ускорив шаг, направляясь по коридору квартиры в прихожую — О чём бы тебе стоило бы переживать
— Ты такая смешная — специально вырываясь из руки Оксаны, девочка представила это за игру, бегом побежала к прихожей
— У вас с ним что-то есть?
Поинтересовалась Валентина, ускорив шаг, догнала Оксану, схватившись за её руку, стоя на развилки продолжая коридора к прихожей и кухней, выражая ревность в глазах, смотрела на неё.
— Отвечайте! — вскрикнула она, всё с таким же ревностным голосом, после чего девушка схватилась за живот, корча лицо от боли
— У тебя резкие боли в животе — заметила Оксана как девушка, что держала её за руку, корчась в мимике на лице, показывала свои страдания
— Не важно — отдёрнула она свою руку от Оксаны — Если я вдруг узнаю, что у вас с моим парнем что-то есть или что-то было
— То, что тогда?!
Изумилась в улыбке Оксана, посчитав тон этой девушки за угрозу, решила высмеять её еще больше, когда из-за поворота в коридоре выходил её жених
— Что ты мне сделаешь?
— Дорогая — быстро направился парень к своей беременной невесте, заметив на её лице обиду и страдания, выражая перед ней заботу и любовь подошёл к ней обнимая за плечи прижал к себе
— Признайся!
Оттолкнула она его тут же от себя, со злостью и лютой ревностью в глазах, продолжала смотреть на него как разъярённый зверь.
— У вас с Оксаной Владимировной что-то было
— Что?! — был ошеломлен он, не ожидая такого подвоха от своей девушки
— Ты трахал её?! — прямым текстом и громко спросила Валентина, подойдя к своему жениху, встала между ним и Оксаной показывала на неё злостно пальцем
— Пожалуй, я кажется, забыл сумочку Оксаны Владимировны в комнате
Переглянулся он с Оксаной, оказавшись в замешательстве, чем выдал себя перед рыжеволосой беременной невестой, пожелав поспешно удалиться и сбежать от конфликта.
— Я скора вернусь
— У вас с ним что-то было? — уже кажется, как поняла на тот момент Оксана, обратился Валентина, отражая ревность и влагу ранимых слёз на глазах, сделала шаг к ней на встречу
— Да как ты вообще могла такое подумать?! — вскрикнула, возмутилась Оксана, посмотрев на девушку, посчитав её безосновательные доводы за оскорбления — Неужели, по-твоему, я какая-то дешёвая шлюха?!
— По-моему там, на вчерашнем маскараде
Утверждала осознанно Валентина, видя, как старательно Оксана опровергает обратное, успокоилась и даже впервые за всё время улыбнулась.
— Вы именно это и показали
— То был Коновалов — посчитав это за обиду, прошла мимо Оксана, скрывая свой взгляд, сгорая в пламени неопровержимого стыда перед беременной рыжеволосой девушкой
— Вы знали об этом? — схватившись за руку Оксаны, девушку еще больше задела её чувства и когда она обернулась с недовольным взглядом посмотрела на неё, так что принуждая отпустить её
— Это тебя не касается! — заявила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху, пожелала удалиться, так как больше не могла смотреть в глаза покрытые слёз обиды у беременной девушки
— Так значит, всё-таки нет! — желая опять развязать скандал, Валентина проследовала за ней в прихожую, где стояла босиком Аришка
— У меня дочери нечего обувать! — возразила Оксана, не желая слушать пустые доводы рыжеволосой девушки, встала посреди прихожей, показывая на ноги ребёнка
— Это ваши проблемы!
Пожав плечами, безразлично ответила Валентина, когда за её спиной вышел её жених, держа в руках сумочку Оксаны, встав рыжеволосой девушки, мило улыбнулся ей в ответ.
— Вы же её мать
— Ах так да! — возмутилась Оксана такому ответу, пожелав отплатить Валентине той же монетой, признательно улыбнулась парню, которой подойдя к ней, передал ей в руку сумочку
— Да теперь будет вот так
— Может мне стоит вызвать такси — уверяла Оксана, когда подошла к гардеробной полке, взяла свои туфли, наглым образом заняла первой пуфик в прихожей — И отправится в деревню
— Вы не можете! — возразила Валентина, отражая недовольство во взгляде — Вы пообещали матери Гореловой, что обязательно поставите диагноз
— А вот тут ты ошибаешься — оспаривая такое утверждение, утверждала Оксана, обувая туфли на ноги, обернувшись, сидя на пуфике, посмотрела на девушку — Это ты пообещала его матери, что я поставлю диагноз и уж тем более решу проблему
— Этого от вас не требуется
Уверяла Валентина, желая дальше продолжить этот эмоциональный конфликт, оставаясь стоять в коридоре, позволяя своему жениху, обуть на ноги туфли с каблуком небольшого размера.
— Поставьте диагноз и можете ехать обратно в свою деревню
— Вот как! — изумилась Оксана в улыбке, обув на ноги туфли, встала с пуфика, на котором сидела, поправив сумочку, что висела у неё на плече
— Да вот теперь будет только так
— Я поставлю диагноз — подошла Оксана к девочке, протянула руки, позволяя девочке взяться за них, подняла её на руки — Но если люди, работающие в твоей больнице, не смогут его решить
Рассказывала Оксана, с удивлением посмотрела на Аришку и на её странное тёплое одетое платье с рукавами, которое отлично подходило ей по размеру.
— Откуда на ней это платье?
— Я подарила вашей дочери
Съязвила недовольно Валентина, после того как её парень повесил к ней на плечо сумочку, прошла мимо Оксаны с гордым выраженным видом, не подавая ни малейшего взгляда на обиду.
— Подумала, что вашей дочери оно будет гораздо лучше, чем её ночное платье
«Что за фасон, как из дурдома, черное всё в каких-то пятнышках, да еще и бархатное, наверно дорогое, но самое изделие дурацкое, чтобы про него не говорили», уверяла себя Оксана, хотя бы в своих мыслях устроила противоборство интересов, со своей рыжей противницей.
— Ну спасибо — держа ребёнка на руках, Оксана одной рукой, провела по материалу платья, чувствуя какое оно было легкое и в тоже время тёплое — Заедем в магазин детской обуви
— У меня на это нет времени
— У меня нет времени тогда заниматься лечением твоего мальчика! — заявила Оксана, чувствуя как вес ребёнка, которого она держала на своих руках, уже начал изматывать её силы
— Мама! — упрекнув, возразив Аришка — Как ты можешь такое вообще говорить
— Еще не такое может — уверяла Валентина, открывая входную дверь, выпустила Оксану и её ребёнка первой на подъездную площадку — Ты просто плохо знаешь свою маму
— Мама — искренне обратилась девочка, находясь в подъезде, когда Оксана нажала кнопку вызова лифта — Если ты можешь, помоги, пожалуйста, этому мальчику
«И ведь блядь не откажешь», посмотрела Оксана глубоким задумчивым взглядом в глаза девочке, которую держала на руках, была потрясена тем, что услышала от неё.
— И что вы думаете ответить теперь своему ребёнку?
Съязвила языком не в нужный момент Валентина, после того как жаркой сценой распрощавшись со своим женихом. Рыжеволосая девушка, обнимая парня, страстно поцеловала его в губы, после чего кокетливо помахала ему пальчиками на прощание.
— Неужели что вы хоть на долю секунды подумали, чтобы отказать?
Не услышав ничего в ответ, дотошная беременная девушка, вошла следом за Оксаной в кабину лифта, после того как двери на нужном этаже открылись.
— Ладно, как хотите
Вздохнула отчаянно Валентина, после чего скрытно и в тоже время с сарказмом, делая вид типа радушной улыбки, посмотрела на Оксану, когда она нажала на кнопку первого этажа.
— Можете ничего мне не говорить
— Просто говорить тут нечего
— В самом деле? — облокотившись на стенку кабины лифта, переспросила Валентина, беременная девушка начала лелеять ладонями свой живот
— Неужели ты подумала, что я смогу отказать собственной дочери?
— А я уже просто не знаю что думать — дождавшись, когда лифт достигнет первого этажа и двери его кабины откроются, поделилась своим мнение Валентина
— А ты попробуй как всегда — заявила Оксана, выходя через открытые двери лифта, оставила рыжеволосую девушку внутри — Ничего не думать, у тебя порой это очень хорошо получается
— Да….. да….
Ничего не могла ответить больше Валентина, раскрывая рот как рыба, выбежала с недовольством из кабины лифта вслед за Оксаной, стукая по бетонному полу каблучками красных туфель.
— Да как у вас вообще язык повернулся что-то подобное сказать
— И не на такое еще может повернуться — ехидно подметила Оксана, улыбаясь злорадной улыбкой, держа ребёнка на руках, прошла по площадке первого этажа, подходя к лестнице, ведущей вниз
— Вашу подлость Оксана Владимировна — разговаривая всё так же недовольно, выразила собственное мнение Валентина — Я давно уже изучила вдоль и поперек — спускаясь следом за Оксаной, громко говорила рыжеволосая девушка
— Плохо значит изучила
Подошла Оксана к двери с домофоном, нажимая на яркую светящуюся красным светом в темноте тамбура дверей кнопку, легонько локтём свободной руки толкнула дверь от себя. Чувствуя запах сигаретного дыма и мочи в подъезде, столь привычная противная вонь вызывала отвращение у Оксаны, от чего она пожелала вырваться на улицу, чтобы глотнуть свежего воздуха.
— Если еще всё не привыкла
Уверяла Оксана, прищурив глаза от ярких лучей восходящего солнца, проникающих через крышу дома во двор и падая прямо на козырёк подъезда, ощутила на себе влияние утренней прохлады.
— К моим замашкам
— К ним скорее
Вышла из подъезда следом Валентина, вздохнув хватая ртом воздух, с облегчением, после того как надышалась запаха пива в подъезде в сочетание сигаретного дыма и другой мерзости.
— Я наверно не скора привыкну
Запрокинула рыжеволосая красотка голову, собирая обеими руками волосы за головой в единый пучок, в тот момент как веснушки на её лице при падении лучей солнца, стали ярче.
— К тому, что вы можете еще выкинуть
— Того что можешь выкинуть ты — убедительно ответила Оксана, спустившись с подъездного крыльца по ступенькам, сошла на тротуар рядом с площадкой подъезда
— Спор видимо не о чём — направляясь к красному Mercedes-Benz W124 E300, припаркованному в кармане в пару метрах от подъезда
— Хорошо хоть у вас хватило совести
Спустилась аккуратно Валентина по ступенькам подъезда, рыжеволосая девушка, словно боясь упасть, прошлась по тротуарной дорожке в то время, как Оксана уже ждала её у машины.
— Признать это
— А то ты не знаешь
Сморщила губки Оксана, чувствуя, как руки от бессилия просто изнывали мучительной болью, когда она держала девочку на руках. Стоя рядом с машиной, Оксана посмотрела на рядом пробегавшую дворовую собаку, пробегавшую, где детская песочница. Тень дома скрывала большую часть двора, однако через крышу падали прямо на подъезд, откуда вышла Оксана, прямые лучи восходящего над городом солнца. После чего Оксана взглянула неодобрительно на бабулек сидевших на лавочке, рядом с соседним подъездом, откуда она только что вышла. Легкий порыв прохлады лета, тормошил золотистые волосы, придавая им выразительный объём в то время, как ленточки её белых бантов, свободно колыхались
— Давай уже быстрее — прошипела Оксана, испытывая бессилие в руках
— Ваша же дочь! — ухмыльнулась Валентина, открывая электронные замки двери, нажатием на кнопку пульта сигнализации, что держала в руке — Вы и терпите
— Ну, блядь спасибо
Свободной рукой Оксана открыла дверь, чуть не выронив девочку из рук, посадила её на заднее сиденье, вздохнув с облегчением, стоя нагнувшись, пристегнула её ремнём безопасности.
— Ты такая добрейшая сука — выпрямила спину, оставаясь стоять возле машины, грязно выразилась Оксана в лицо рыжеволосой беременной обидчице
— И как у вас только язык поворачивается такое мне сказать?
Проявляя заурядную смелость, посмотрела рыжеволосая беременная девушка в глаза Оксане, когда она стояла перед ней, держа заднюю дверь автомобиля открытой.
— В вас, что не осталось ни капли души не сострадания
— Мама нельзя же так говорить
Вмешалась в спор Аришка, когда обстановка этого разговора уже кипела бурными эмоциями и Валентина почти чуть ли не плавала, когда смотрела в пустые голубые лазурные глаза Оксаны.
— Ты же ведь прекрасно видишь, что эта тётя ждёт ребёнка
— Это не освобождает её от дрянного языка — недовольно высказалась Оксана, однако слова ребёнка, были словно для неё как бальзам на душу, от которых она сразу успокоилась
— Ты ведь тоже моя мама — более убедительный предоставила девочка, от чего Оксана чуть ли не проглотила язык, прикусывая нервно краешек губы, прикрыла заднюю дверь в машине
— Считай — наклонилась Оксана к рыжеволосой девушке, недовольным взглядом посмотрела в чувствительные, полные эмоций глаза — Что ты еще легко отделалась
— Не понимаю, почему я перед вами должна оправдываться
— За свой грязный язык! — подошла Оксана, покачивая бёдрами к передней пассажирской двери автомобиля
— Он не грязный
— Да ну?! — ухмыльнувшись Оксана, возразила словам рыжеволосой девушки — А какой же он тогда по-твоему, что ты позволяешь себе говорить всё что ты думаешь
— Справедливый
— Справедливый? — задержав дверь открытую встав между ней и машиной, рассмеялась Оксана, оставаясь стоять на улице, прикрывая кончиками пальцев губы
— И ничего тут нет смешного — возразила Валентина, почувствовав оскорбительную обиду в смехе Оксаны, который она перед ней выражала
— О… нет, пожалуй, даже ты тут ошибаешься
Мило отразив ямочки на щёчках, ответила Оксана, нагнувшись, выгнув спину, расположившись на переднем пассажирском кресле, чувствуя на себе влияние утренней прохлады.
— Смешного тут просто
Ухмыльнулась Оксана, заметив с каким трудом, беременная девушка влезла в салон автомобиля, не стала просто ей помогать в этом и оказывать хоть какую-то поддержку.
— Пиздец как много — грязно выругалась Оксана, после чего заметила ребёнка обернувшись, прикрыла кончиками пальцев губы — Прости, пожалуйста, Аришка
— Что я вижу — с трудом забравшись в водительское кресло, восхитилась Валентина в улыбке, после того как Оксана хлопнула дверью в салоне так, что рыжеволосая девушка этого не ожидала, взвизгнула напугавшись громкого шума — Оксана Владимировна……?!
— А что я сделаю
Упрекнула Оксана хозяйку машины, посмотрев на неё недовольным взглядом, после того как заметила в её глазах испуга от того как она громко хлопнула дверью в салоне, закрыв её за собой.
— Если у тебя двери в машине так плохо закрываются
— Они закрываются нормально — уверяла Валентина, вставляя ключ в замок зажигания, всё еще переживала момент шока, от того как услышала этот громкий хлопок двери в салоне машины
— Это, по-твоему, нормально? — хотела открыть дверь Оксана и повторить попытку
— Нет! — вскрикнула Валентина, испугавшись вновь подобного и переживая за свой автомобиль, в тот момент, когда поворотом ключа завела двигатель красного мерседеса — Не надо
— Хорошо — состроив злорадную ухмылку, отражая ямочки на щечках, ответила Оксана, забавляясь сама того, как испугалась — Не надо так не надо, а то я хотела показать
— Нет-нет! — возразила Валентина, забеспокоившись тому, как Оксана хотела прикоснуться к ручке открывания двери — Я и так всё поняла
— Ну раз поняла — забавляясь в улыбке, ответила Оксана — Тогда почему мы до сих пор тут стоим
— Просто прогревала машину
— Она прогрета — заявила Оксана, взглянув на датчик температуры двигателя на приборной панели
— С вами лучше не спорить
— Я про тоже
Мило улыбнулась Оксана, повернувшись назад, где сидела Аришка, в то время как автомобиль сдавал задом, выезжая из парковочного около подъездного кармана.
— Сейчас поедем к маме на работу
— Вы всегда такие смешные? — состроив радушную улыбку, улыбнулась девочка в ответ Оксане
— Нет просто — уверяла Оксана, рассказывая девочке, повернувшись, наблюдая за тем, как Валентина, чуть не сбила выбежавшего на дорогу дворового пса — Ты блядь дура?
Вскрикнула Оксана недовольно, посмотрев на рыжеволосую девушку, сидевшую за рулём, что вовремя затормозила, едва касаясь дворняги передним бампером.
— Ты уже совсем не видишь куда блядь едешь?
— Простите Оксана Владимировна — пытаясь отдышаться, оставляя ладони обеих рук на рулю, пояснила Валентина, будто таким образом закрыв глаза — Я просто не понимаю откуда она выскочила?
— Ты что курица тупая — перешла Оксана в оскорбление
— Мама…. — вскрикнула девочка на себя всё внимание Оксаны и беременной девушки, что сидела за рулём — Не ругайся на неё
Восклицая ответила Аришка, будто упрекая своим криком поведение Оксаны, которое она продемонстрировала не сдержав при себе эмоций.
— Она же ведь тоже беременна — утверждала девочка — Как ты, когда-то была беременная мною
— Проблема в том……
— Только попробуй рот раскрыть — испугалась Оксана, уже понимая по характеру Валентины, что она хотела рассказать — И я заставлю тебя пожалеть об этом
— У вас такая замечательная дочь — улыбнулась Валентина, играя лживое подобие искренности, решила добавить напоследок — Ваша дочь!
— Вот лучше молчи
Заявила Оксана, отвернувшись к окну, не желая продолжать пустую беседу, после чего автомобиль плавно и очень осторожно тронулся с места двигаясь по двору. Направляясь к арке, машина не превышала скорость, рыжеволосая девушка была очень осторожна за рулём, наблюдая по сторонам, чтобы кто-нибудь еще не выскочил на дорогу.
— Да расслабься ты
Заметила в каком напряжении, была Валентина, предложила Оксана, продолжая смотреть на девушку, когда она вела машину, переживая чтобы снова никого не зацепить
— Всё нормально
— Вам легко говорить
— Оно так и есть — заверила Оксана, коснувшись руки рыжеволосой девушки, когда она мигая левым поворотником проехала арку, готовясь выехать на дорогу — Хочешь я поведу?
— Спасибо — возразила Валентина, скрасив свой отказ улыбкой — Я уж как-нибудь сама
— Ну как знаешь — пожав плечами, ответила Оксана, наблюдая, как Валентина вывела машину на дорогу, успевая проскочить машину, что двигалась сзади, посигналив ей, белая иномарка успела затормозить, уступая место — Смотри не убей нас
«Дура блядь ненормальная, лучше бы я была за рулём», размышляла Оксана, испытав ужас за ребёнка, в тот момент как машина сзади успела притормозить на дороге.
После чего машина плавно стала набирать скорость, Валентина не растерявшись, тут же добавила газу, стараясь чтобы автомобиль, которому она создала помеху при выезде на проезжую часть, что чуть не врезался в неё сзади. После чего рыжеволосая девушка уверенно принялась вести автомобиль, посмотрев на взгляд Оксаны с которым она не неё смотрела, больше не попадать в подобные ситуации. Набирая скорость, машина слилась с потоком масс общего движения, стараясь держать ритм интенсивного города.
***
Автомобиль, сворачивая с дороги, въехал на территорию больничного дворика, медленно двигаясь по его проезжей части. Лучи восходящего солнца становились еще ярче, день казался таким солнечным, что на небе не было даже пышных белых облаков. В парке рядом с больницей, в зоне отдыха, почти все лавочки были заняты пациентами и кем-то медицинского персонала больницы, отдыхающих во время трудовой рутины. Газели скорой помощи стояли у крыльца приёмного покоя, у одной из них были открыты задние двери, через которые на носилках вытаскивали пациента, сразу на крыльцо. Воздух здесь казался чистым по сравнению с общей массой города, где он был намного тяжелее из-за выхлопных газов и вонью канализации и местами даже мусора на улицах от пищевых отходов, который тоже уже имел свой прогнивший запах. Обстановка в больничном дворике казалась даже спокойнее, но всё же доносились отзвуки мегаполиса, шум колёс постоянно двигающихся по улице потока машин.
— Нет мне просто интересно
Не выдержала Оксана после долгого молчания, повернувшись, посмотрела, как внимательно рыжеволосая девушка вела машину, даже забавляясь в улыбке от такой реакции напряжения.
— Где ты возьмёшь обувь для моей дочери?
— Это уже будут мои проблемы
— Пока что
Была не согласна Оксана , коснувшись аккуратно пальцами руки рыжеволосой девушки, когда она держалась ею за рукоятку переключения скоростей, коробки передач в машине.
— Это мои проблемы
— Считайте, что я взяла их уже на себя — уверяла Валентина, медленно подъехав к больничной автомобильной стоянке, на которой машины стояли рядами по размеченной области
— С какой стати мне тебе доверять?
— Наверно потому что — пожав плечами, впервые за долгое время улыбнулась Валентина, посмотрев на Оксану — Больше вам некому
— Сильный довод
— Ну так что?
— Ничего — прикусывая краешек губы, ответила Оксана — Пойдёшь и где хочешь мне найдёшь обувь для моей дочери
— Вы так говорите
Ухмыльнулась недоверчиво рыжеволосая девушка, направляя машину к въезду в автомобильную стоянку, пропуская выезжающую с неё белую иномарку, остановилась у входа.
— Как будто это не больница
Рассуждала Валентина, держа руки на руле в то время, как Оксана смотрела на двух девушек, разговаривающих у выезда с больничной стоянке, когда к ним подъехал белый автомобиль.
— А какой-то обувной магазин
— Ну, это ты же решила поехать сразу в больницу — мило улыбнувшись, ответила Оксана, наблюдая как девушка, сидевшая за рулём красного мерседеса, нервно прикусила краешек губы
— Потому что вы проспали почти до обеда
— Не до обеда, а до девяти
Утверждала Оксана, оспаривая обвинительный довод в свою сторону, наблюдая осторожно, как Валентина въехала на стоянку, девушка почему-то в этот день неуверенно вела себя за рулём.
— А это большая разница
— Сейчас уже обед
— Ну, мне ведь нужно было принять ванну
— Вам не нужно было, вчера уезжать куда попало — упрекнула Валентина, направляя машину вдоль ряда стоявших на стоянке машин
— Мы это уже обговаривали, если ты не помнишь
— Да вы что-то говорили про дочь
— Про мою дочь! — заявила Оксана, в тот момент, когда Валентина, остановила автомобиль на свободном парковочном месте
— Вы это тоже уже говорили
— Тогда почему мы ходим вокруг до около? — возмутилась Оксана, открывая дверь после того, как рыжеволосая девушка заглушила мотор автомобиля поворотом ключа
— Наверно потому что вы хотите что-то сказать
Рассуждала Валентина, в то время как Оксана ощутила проникновение в салон прохлады летнего воздуха, как он свежестью потока попадает в салон.
— Так и не решаетесь мне что-то сказать
— Что толку говорить
Покидая салон автомобиля, Оксана, выгнув спину, выставив упругие бёдра, наступила каблуком черных туфель мокрый асфальт, в котором остались лужи от вчерашнего дождя.
— Если ты ведешь себя как тупая курица
— Да как вы смеете? — выскочила тут же, как ужаленная из салона машины Валентина, была оскорблена тем, как грубо отозвалась о ней Оксана
— Я еще и не то могу
Не обращая внимания на истерики Валентины, Оксана подошла к задней двери машины, открывая тут же которую. Оставаясь стоять на улице, Оксана вдохнула поток свежего воздуха, который пропитался зеленью цветения.
— И не надо делать вид — уверяла Оксана, нагнувшись, отстёгивая ремень безопасности у ребёнка, девочку, которая сидела на заднем сиденье красного мерседеса — Как будто к такому повороту событий ты не была готова
— Я уже с вами — возразила Валентина, оставаясь стоять рядом с Оксаной, когда она подняла девочку к себе на руки — Сам не знаю к чему мне быть готовой
— Наверно к тому, к чему должна быть готова тупая курица
— Ах… вот значит как? — возмутившись, положив руки на талию, обиделась после этих слова Валентина, продолжая стоять рядом с Оксаной, поджала от обиды нижнюю губу
— Просто найди обувь для моей дочери — прошипела Оксана перед лицом рыжеволосой беременной девушки, держа Аришку на руках, захлопнула заднюю открытую дверь
— Я же сказала, что что-нибудь придумаю
— Так думай быстрее — заявила Оксана, чувствуя уже, как вес ребёнка был тягостным для её рук, старалась уверенно держать у себя на руках Аришку — Мне же ведь тяжело нести Аришку
— Ничего мама так может быть, сильной будешь
— Аха-ха — рассмеялась рыжеволосая девушка, направляясь по стоянке между рядами машин, прикрыла кончиками пальцем розовые губки — Твоя мама, сильной?
— Ты правда думаешь что мне смешно?
Обернулась Оксана, недовольно посмотрела в сторону Валентины, встав у красной иномарки держа ребёнка на руках, отчаянно вздохнула, так как вес девочки уже изнурял её руки от бессилия.
— Не была бы ты беременна
Высказывала своё мнение, скрипела зубами Оксана, продолжила дальше идти между рядами машин, направляясь к выходу из стоянки, прошла мимо идущих двух женщин. Одна из которых брюнетка, с черными, как уголь волосами так удивлённо посмотрела на Оксану, когда она прошла рядом, вздохнув изнурённо.
— Ты бы сама несла мою дочь — уверяла Оксана, когда девочка обвила её шею и прижалась к телу, словно искала от неё заботу — Хотя нет, такого бы я тебе тупой курице не доверила
— Опять вы за своё! — возмутилась рыжеволосая девушка, подняв тон голоса, так что две идущие за её спиной женщины обернулись, наблюдая теперь за этой сценой с изумлением
— Я и не прекращала
— Да господи — изнывая от того что тема этого разговора ей изрядно надоела, рыжеволосая девушка выбежала следом за Оксаной из больничной стоянки — Сколько можно ходить по одному и тому же кругу
— Я же тебе говорила
Уверяла Оксана, когда перешла проезжую часть в больничном дворике, наступая каблуком черных туфель на бордюр тротуара.
— Лучше бы заехали в магазин детской одежды — встав на пешеходной дорожке боком и держа Аришку на руках, изумилась Оксана в улыбке — Такого бы тебе выслушивать не пришлось
— О…. уверяю вас — была не согласна Валентина с таким утверждением, девушка перешла дорогу по пешеходной зебре, в направлении тротуара, на котором стояла Оксана, продолжая держать Аришку на руках на неё удивлённо смотрела — Вы бы нашли другую тему, чтобы съесть мне мозг
— Ты так считаешь? — обиженно поджала губу Оксана — Такое чувство будто, по-твоему, мнению, что я какая-то гарпия
— Хуже — наступая каблуком красных туфель на бордюр тротуара, ответила беременная девушка, поднявшись, посмотрела в глаза Оксане — Вы дьяволица
— Вот как значит! — раскрыла губы в искушенной форме, наблюдая за тем, как взошла на тротуар рыжеволосая девушка, Оксана посмотрела ей в след, как она щекотливо
«Тупая блядь курица, ты наверно вообще без мозгов, если такое посмела мне сказать», подумала Оксана, наблюдая вслед идущей девушки по тротуару, которая так красиво играла бёдрами.
— Я бы опоздала на работу — наступая на первую ступеньку крыльца, пояснила Валентина, обернувшись, посмотрела, как подошла медленно, держа ребёнка на руках Оксана — Вам ведь всё равно не вас ведь уволят, вас ведь не уволят
— С чего ты так решила?
Спросила Оксана, когда подошла к ступенькам крыльца, по которому спускались две девушки, весело о чём-то разговаривая подзадоривая друг дружку, они смотрели в экраны телефонов.
— Про меня уже забыли наверно в деревне
— Стоит вам только вернуться назад
Уверяла Валентина в обратном, когда Оксана, наблюдая за двумя молодыми сексуальными девушками, одна из которых была в желтом платье в горошек, а другая в розовых шортах и топ.
— И вас сразу же возьмут назад
— Ты думаешь, я им там нужна?
— По крайней мере — уверяла Валентина, держа руку у себя на животе, словно переживая за ребёнка внутри себя, посмотрела, так как будто с заботой — Здесь вы не останетесь
— Это не тебе решать!
Ухмыльнулась Оксана, начиная подниматься по ступенькам крыльца, следом за Валентиной, была не согласна с утверждением рыжеволосой девушки.
— Я в любой момент могу подойти к Воронову
Блефуя, высказывала своё мнение Оксана, играя на чувствах беременной девушки, когда она, услышав это обернулась, встав на ступеньку выше перед ней, расставив ноги порознь.
— И ты представь — повела губками Оксана, обнимая второй рукой Аришку, когда держала её на руках, прижала голову девочки к плечу — С какими распростёртыми объятиями он примет меня к себе в больницу
— Вы не посмеете! — воскликнула Валентина, гордо поднимая подбородок, поджала от обиды губу, выражая обиду так, что Оксана поняла, как сильно её зацепила
— А кто мне в этом помешает? — оспаривая такое утверждение, спросила Оксана, поднявшись следом за рыжеволосой девушкой на крыльцо больничного комплекса
— Зачем вам здесь?
Поинтересовалась Валентина, направляясь по крыльцу больницы к открытым дверям, через которые выходила темноволосая женщина в черном платье и большой шляпой. На глазах брюнетки были черные солнцезащитные очки. Незнакомка, с черными, как уголь волосами и гордым выраженным видом королевы, прошла мимо рыжеволосой девушки, даже не посмотрев в её сторону, направляясь к ступенькам от которых только что отошла Оксана.
— У вас здесь никого нет
— Но ты же здесь
Уверяла Оксана, проходя мимо темноволосой незнакомки, в черном платье, ощутила исходящий от неё аромат «Violette Angel». Духи с запахом фиалки — самые нежные и женственные из всей линейки. Аромат наполнен энергией молодости, красоты и силой природы. Парфюм открывается нотками главного цветочного аккорда, разбавленными ванилью, пачули и экзотическими древесными акцентами. Именно благодаря подобному сочетанию компонентов запах не получился слишком интенсивным и навязчивым.
— И Наталья Валерьевна здесь — рассказывала Оксана, обернувшись вслед прошедшей рядом брюнетки, ощутила притягательность её парфюма, когда он словно манил к себе
— Наталья Валерьевна с вами работать не будет — была не согласна Валентина, переступая порог открытой двери, вошла в тамбур больничных дверей
— С чего это вдруг такое предубеждение? — спросила Оксана, ощущая даже в тамбуре духи этой завораживающей взглядом незнакомки, когда вслед за рыжеволосой девушкой переступила порог
— Я бы даже сказала — находясь в тамбуре больничных дверей, уверяла Валентина, обернувшись, посмотрела на вошедшую Оксану, когда она переступила порог — Что она не хотела бы с вами работать больше
— Безосновательный довод!
Возразила Оксана с таким утверждением, заметив как гордо, рыжеволосая девушка повернулась к ней спиной и переступила порог второй двери, что тоже была открыта, вошла в вестибюль.
— Тебе его нечем подкрепить
— Вчерашней вашей ссорой с Натальей Валерьевной — ответила, не оборачивая Валентина, направляясь по холлу больничного здания, направляясь к большой массивной лестнице сразу напротив входа — Я была в том парке, пряталась за деревом и всё прекрасно слышала
«Эта сука шпионит за мной!», возмутилась Оксана, чувствуя, как вес ребёнка изматывал её руки, изнурённо вздохнула, когда вошла в фойе больницы, ступила каблуками черных туфель на белоснежный мраморный пол.
— Смотри, какая мамочка
Услышала Оксана голос одного из парней, когда вошла в холл, заметила двух парней, что стояли у окна, рядом с входом держа телефоны в своих руках, бегло переглянулись между собой.
— Божественный образ — восторгаясь, высказался он, продолжая дальше диалог со своим товарищем в черной футболке и бейсболки, что держал карту на подоконнике свободной рукой
— Да согласен супер — мечтая овладеть Оксаной, ответил он, согласившись с товарищем
— С чего ты вдруг решила? — мило улыбнулась Оксана завистливым парням, когда прошла мимо них, держа ребёнка на руках, шикарно покачивая сочной фигурой, в отражение которых через ткань играющей юбки выражались упругие бёдра — У тебя нет доказательств
— А они будут! — утверждала Валентина, пройдя по белому мраморному полу, подошла к ступенькам лестницы, что вели на верхние этажи крыла поликлиники
— Вот сначала предъяви
Уверяла Оксана, проследовав за девушкой, к ступенькам лестницы, когда беременная рыжеволосая бестия, проявляя гордость, даже не соизволила обернуться, а продолжила дальше ускоренно подниматься.
— А уже потом вякай
— Так вот как вы заговорили! — воскликнула Валентина, смутив спускающихся по ступенькам двух медсестёр, когда одна из них с шоколадным оттенком волос, на неё неодобрительно посмотрела
— А я и не прекращала
— Почему вы такая самоуверенная
— Лучше найди моей дочери обувь — мило улыбнулась Оксана медсёстрам, мимо которых прошла, когда девушки были всё еще под впечатлением от криков Валентины
— Здесь не обувной магазин — огрызнулась Валентина, прошипела гадюкой, поднявшись на площадку между лестничными пролётами — Найдёте сами, а мне нужно в отделение
— Так что в палату к сыну Гореловой я пойду без тебя?
— Простите
Выражая сарказм, рыжеволосая девушка, играя эмоциями боли, посмотрела на Оксану, когда она, держа Аришку на руках, поднялась к ней и встала рядом на лестничной площадке.
— Вы что правда думали, что я вас туда за ручку поведу?
— Могла бы отвести
— А кто за меня будет делать мою работу?
— А лечить сына Гореловой! — возразила Оксана, оспаривая такое утверждение, продолжила следом подниматься за девушкой по лестничному пролёту — Разве не твоя работа?
— Теперь она ваша!
— С чего бы это? — была не согласна Оксана — Это ты навязала мне этого ребёнка
— Мама! — впервые за долгое время, вмешалась в разговор Аришка — Ты же обещала больше не кричать на эту тётю
— Но……
«Блядь ну почему я не могу возразить своей дочери», подумала про себя Оксана, посмотрев на девочку, что ангельским взглядом голубых глаз, смотрела на неё.
— Ладно, хорошо — уныло вздохнула Оксана, поднявшись на второй этаж, обратила внимание, как Валентина не оборачиваясь, направилась по коридору к крылу поликлиники
— Почему ты с ней постоянно ругаешься? — поинтересовалась девочка, когда Оксана повернула по коридору в сторону стационара, направляясь совсем в противоположном направлении
— Если она меня не понимает! — объяснила Оксана, недовольно прикусывая губу — Это она мне навязала лечить сына Гореловой, а сама куда-то убежала
— Но ведь согласись — возразила Аришка, мило улыбнувшись Оксане в ответ — Без этого мальчика ты бы не нашла меня
— Это единственный плюс этого дела — уверяла Оксана, подойдя к двери, которая вела в отделение детской терапии, не могла смотреть девочке прямо в глаза
— Но он есть!
Утверждала Аришка, когда Оксана, открывая дверь свободной рукой, вошла в фойе перед отделением, ступив на линолеум пола. В этом помещении было всё тихо и пахло сладкими духами смеси малины и смородины. На подлокотнике одного из кресел лежал раскрытыми в страницах глянцевый журнал моды. Смуглая обстановка качающихся за окном веток покрытых изобилием листьев, погрузило эту комнату в тень с играющей гармоничностью света. Чувствовался запах капучино, стаканчик с кофе, что стоял на столике между двух кресел прикрытый лишь едва крышечкой, на его поверхности сохранился отпечаток женской помады. Только лишь пройдя пару метров от открытой двери, Оксана заметила стоящую светловолосую медсестру, девушка в белом халатике, держа в руках телефон, набирая на нём какой-то текст, стояла у окна.
— Если бы ты не взялась за это дело…..
— Я уже поняла — скрепя зубами ответила Оксана на убедительный довод девочки, которую держала у себя на руках, направляясь к двери, что вела в отделение детской терапии
— Тогда почему ты недовольна? — поинтересовалась Аришка, когда Оксана подошла к двери, открывая её, тут же переступила через порог
— А я разве недовольна? — удивилась Оксана такому выводу со стороны ребёнка, уже чувствовала как руки каменели от бессилия
— Ты чем-то расстроена? — спросила девочка, продолжая настойчиво уловить взгляд Оксаны на себе — Только не отрицай
— А я и не отрицаю
Уверяла Оксана, направляясь по отделению детской терапии, стукала каблуками черных туфель по линолеуму. Оксана заметила удивленные взгляды девушек медсестёр сидящих на посту, как только она переступила порог открытой двери. Две девушки, сидящие на дежурным посту неодобрительно посмотрели на неё, когда она переступила порог отделения без бахил и белой стерильной накидки, что полагается посетителя отделения. Одна из них даже встала с кресла, как только Оксана сделала пару шагов, пройдя по коридору отделение, женщина строго и неодобрительно посмотрела на неё.
— Без бахил и стерильного белья сюда нельзя!
— Я Орлова!
Не желая дальше продолжать беседу с тем, кого она так презирала, Оксана с гордой походкой, держа ребёнка на руках, прошла мимо поста, за которым сидели дежурившие медсёстры.
— И я могу ходить, где хочу — подойдя к женщине в белом халате с каштановым цветом волос, уверяла Оксана, посмотрев ей прямо в глаза — Как хочу, а самое главное, когда захочу!
— Эта та самая Орлова, которой наш заведующий попросил заняться диагнозом мальчика Гореловой — объяснила девушка с короткими черными волосами, обращаясь к женщине, перед которой стояла Оксана, продолжая держать Аришку на руках
— На первый раз — скрепя зубами, ответила женщина с каштановым цветом волос — Будем считать, что прощаю, только почему с ребёнком?
— Это моя дочь! — огрызнулась Оксана прошла мимо этой женщины, не желая отвечать на этот вопрос, направилась по коридору отделения
— С ребёнком нельзя в отделение! — прокричала она уходящей Оксане по коридору, когда она уже не могла держать девушку у себя на руках
«Тебя бы блядь еще спрашивала», подумала про себя Оксана, решив не отвечать девушке, которая упрекнула её прокричав в спину.
— Ты со всеми так
Поинтересовалась Аришка, в то время, как из процедурного кабинета, выходила светловолосая девушка, русая медсестра в белом коротком халатике, несла собранные анализы крови в ячейке.
— Обращаешься?
— Нет — пропуская девушку, выйти из кабинета, Оксана отошла в сторону, после чего подошла к закрытой двери палаты — Только с теми, кто этого заслуживает
Открывая дверь палаты, Оксана, обвив пластиковую ручку свободной рукой, легким нажатием надавила на неё, толкая дверь вперед.
— И вообще с каких это пор — возмутилась Оксана, посмотрев недовольно на девочку, которая была у неё на руках — Ты стала меня об это спрашивать? — открывая дверь, спросила она
— Ну вот уже и Оксана Владимировна пришла — встала с кресла в котором сидела белокурая медсестра, как только заметила Оксану в открытых дверях больничной палаты
— Где ты была? — возмутилась Горелова, темноволосая женщина в зелёном обворожительном платье, стояла у окна, с пустым взглядом смотрела в окно на больничный дворик
— Я не обязана отчитываться перед вами!
Возразила Оксана, переступая порог больничной палаты, наступая каблуками черных туфель на линолеум, направилась сразу к свободной койке напротив лежавшего на кровати мальчика.
— Посиди тут девочка моя — посадила тут же Оксана девочку на кровать, глубоко после этого вздохнула, чувствовала как руки безмерно окаменели от бессилия и ощущая в них боль
— Ты с ребёнком?
Увидев Аришку на кровати напротив, была недовольна Горелова, медсестра блондинка, увидев всё это, пожелала тут же удалиться, опустив голову, не желая встревать в чужой разговор.
— Что няньки нет у тебя
— Я пришла со своей дочерью — заявила Оксана, гордо поднимая подбородок сделала шаг навстречу к женщину что смутившись её образа, отошла к окну, ничего не могла понять — Чтобы дать тебе уже наконец понять…….
— Что это за наряд? — возмутилась темноволосая женщина, была еще больше недовольна тем в каком виде предстала перед ней Оксана
— Тебе не нравится?
Тоже сделав удивлённый вид, Оксана подошла к кровати мальчика Гореловой, поправив синюю юбку на себе, села в кресло, с которого только что встала белокурая медсестра.
— А я если честно не думала — почувствовала Оксана запах аромата герани, ромашки и жасмина, от кресла к которому подошла, расправляя ткань юбки на бёдрах — Тебя впечатлить
— Ты что шлюха или врач?
— Вам же меня посоветовали видите ли
Утверждала Оксана, проигнорировав такое оскорбление, не желая отвечать на грубый вопрос, взяла стетоскоп с тумбочки. Оксана, наблюдая за показаниями постоянно регистрирующего прибора показания сердцебиения мальчика, лежавшего на кровати перед ней.

ЭКГ V 1 типа r. SR, V 6 — q. RS. Гипертрофия правого предсердия; РII, III, a. VF высокий остроконечный, Неполная блокада ПНПГ (правой ножки пучка Гиса)
— Что-то разгружает сердце — размышляла Оксана вслух, всматриваясь, достав из сумочки очки, одела их на глаза — Тем самым мы видим перегрузку всех правых отделом сердца
— О чем ты говоришь? — испугалась за своего сына Горелова, подойдя осторожно к креслу в котором сидела Оксана, удивлённо на неё посмотрела
— Дефект межпредсердной перегородки объяснил бы почти всё
Дефект межпредсердной перегородки — врожденная аномалия сердца, характеризующаяся наличием открытого сообщения между правым и левым предсердиями. Дефект межпредсердной перегородки проявляется одышкой, повышенной утомляемостью, отставанием в физическом развитии, сердцебиением, бледностью кожи, шумами в сердце, наличием «сердечного горба», частыми респираторными заболеваниями.
— Почти всё?
— Ты ведь не думала — обернулась Оксана, удивлённо посмотрев на постоянно недовольную мать, стараясь сдерживать свои эмоции при себе — Что это всё и будет так вот просто
— В каком смысле? — поинтересовалась Горелова
— Если тупая курица Львова — оскорбительно выразилась Оксана, продолжая смотреть в зелёные глаза матери ребёнка, рядом с которым она сидела в белом кресле — Позвала меня, чтобы заняться твоим сыном, значит дело действительно серьёзное
— Но ты ведь разберёшься? — выражая волнение, страхи и заботу за своего сына, поинтересовалась Горелова, продолжая с ужасом смотреть на Оксану
— Для этого я и здесь — мило улыбнулась Оксана, в ответ опечаленной матери, пожав при этом плечами, надела стетоскоп на уши
— Ты ведь сможешь решить эту проблему? — выражая волнение на лице, спросила Горелова, касаясь кончиками пальцев ленточки бантов у Оксаны в волосах
— Нужно сделать чреспищеводную эхокардиографию — ответила Оксана, покусывая губу, закатала майку на мальчике и прислонила ушко стетоскопа к его груди
Выслушивая сердцебие ребёнка, Оксана заподозрила особенного громкого шума, так же расщепленный II тон, мезодиастолическим шумом с пресистолическим усилением.
— Такой же шум — задумчиво произнесла вслух Оксана, держа ушко стетоскопа на грудной клетке ребёнка — Что описывала Валентина в анамнезе
— Нет, я так больше не могу — прислонив пальцы к виску, произнесла взволнованно Горелова, направляясь к выходу из палаты
— Ты куда мама? — заволновался мальчик, когда Горелова открывала дверь палаты
— Мама скора придёт — снимая стетоскоп, ответила Оксана, коснувшись плеча мальчика
— Куда она пошла? — демонстрируя обеспокоенность, спросил ребёнок, оставаясь в палате без этой женщины начал учащенно дышать, выражая хрипы в лёгких
«Блядь я даже не знаю, что ему ответить в такой ситуации», размышляла Оксана, думала, как успокоить разволновавшегося мальчика.
— Она скора придёт — укладывая мальчика на постель, уверяла Оксана мило улыбнулась ребёнку
— А пока — заявила Аришка сидя на кровати, болтала ножками — Хочешь, я с тобой поиграю?
— Это неплохая идея — согласилась Оксана — Это моя дочь Аришка — представила она ребёнку имя своей дочери
— Не волнуйся — уверяла Оксана, положив ногу на ногу, когда сидела в кресле рядом с кроватью ребёнка — Пока твоя мама не придёт, я побуду с тобой тут
— Куда она пошла? — повторил еще раз свой вопрос мальчик, пытаясь встать, когда Оксана держала его за руку, хотела чтобы он успокоился
— Она сейчас придёт — уверяла Оксана, не давая мальчику, встать в глазах которого она видела неопровержимый приступ паники
— У вас тут всё нормально? — поинтересовалась Валентина, заглянула в палату рыжеволосая девушка, оставаясь стоять в проходе открытой двери
— Ну вот наконец-то ты — улыбнулась Оксана, отпуская ребёнка, который как будто вскочил и сел как ему удобно
— Опять учащенное дыхание с хрипами — держа руки на бёдрах, словно поправляя облегающий её тело длинный белый халат, вошла осторожно в палату рыжеволосая девушка
— А разве оно когда-нибудь прекращалось?
— Смотрите синюшность кожных покровов
Указала Валентина на конечности ребёнка, что в возбуждённом состоянии паники, выражал все известные симптомы данной сердечной аномалии.
— Тахикардия, на первый взгляд все признаки сердечной недостаточности
— Это я и без тебя поняла — соглашаясь с тем, что перечисляла Валентина, скрепя зубами ответила Оксана, обернувшись сидя в кресле, посмотрела на девушку, которая подошла к ней
— Нужно провести чреспищеводную эхокардиографию — рассказывала Валентина — Я уже подготовила всё к процедуре
— Тогда не вижу причин — уверяла Оксана, вставая с кресла, в котором сидела
— Я вот принесла вашей дочери сандале
Показывая черный пакет, что держала в руке, рыжеволосая девушка раскрыла его, показывая бело-розовые детские сандале, которые в нём находились.
— Думаю, они будут как раз
— Даже думать не хочу — подошла Оксана к беременной девушке, наклонившись, изучала её взгляд, смотрела столь пронзительно в глаза Валентине — Откуда ты их взяла
— Это правда
Ухмыльнулась Валентина, набравшись смелости, всё-таки уловила тот самый взгляд голубых безупречных лазурных глаз, которыми на неё смотрела Оксана, встав рядом с ней лицом к лицу.
— Вам лучше этого не знать
— Помоги моей дочери их одеть — распорядилась Оксана, после чего прошла мимо рыжеволосой девушки, даже не обернувшись — А я пойду посмотрю что ты там приготовила
— Вы оставите меня со своей дочерью и ребёнком Гореловой? — поинтересовалась Валентина, недовольно наблюдая за тем, как Оксана, покачивая бёдрами, подошла к проходу открытой двери
— Я слышала — утверждала Оксана, облокотившись на каркас открытой двери — Что тут в больнице есть неплохая детская игровая комната
— Так почему бы вам самой туда не отвести свою дочь
— Да мама — сползая с кровати, когда Валентина обула ей на ноги сандале, напросилась Аришка, быстро подбегая к Оксане, обвила её талию — Почему бы тебе меня самой не отвести
«Блядь ну вот как тут можно отказать своей дочери», размышляла Оксана, взяв девочку за руку, продолжая стоять с ней в проходе открытой двери палаты, держась за руку.
— Ладно, я провожу тебя
Заверила, мило улыбнувшись, Оксана, держа девочку за руку, вышла с ней из палаты, оставляя дверь открытой, направилась дальше по коридору отделения, в сторону детской игровой комнаты.
***
Двери процедурного кабинета открылись в тот момент, когда Оксана омывала руки тёплой водой из-под крана, заметила в проходе каталку, на которой лежал мальчик. Валентина медленно закатила каталку в стерильное помещение с белоснежными кафельными стенами и полом. Окно было прикрыто белой занавеской, скрывающей за собой яркий дневной свет. Свет светодиодных светильников, создавал достаточную освещенность, этой процедурной комнаты. Посреди комнаты был расположен стол для манипуляций, окруженный рядом мониторов и зонд для процедуры.
— В принципе всё готово к процедуре — уверяла Валентина, вкатив каталку с ребёнком в процедурную комнату, медленно подкатила её к столу для манипуляций
— Тогда уложи мальчика на стол левым боком — распорядилась Оксана, обработав руки стерильными салфетками
— Почему я должна это делать? — возмутилась Валентина, недовольно посмотрев на Оксану и то как она надевала на руки стерильные перчатки
— Потому что я буду делать всю процедуру сама — мило улыбнулась Оксана, скрывая красоту улыбки за марлевой повязкой на лице, медленно направилась к столу
— Так вот значит как! — была еще больше недовольно рыжеволосая девушка, уложив мальчика на процедурном столе — Вы хотите об меня ноги вытирать?
— Успокойся — уверяла Оксана, встав рядом со столом, взяла в руки флакон с «Лидокаином», подошла к мальчику, когда он обеспокоенно изучал её взглядом — А сейчас открой ротик
Сделала один пшик Оксана, Лидокаином, препарат, который исключит неприятные ощущения во время введения зона и обезболит гортань пациента.
— Вот так вот — успокоила Оксана, убирая флакон обезболивающего в сторону, взялась за обработку зонда специальным гелем
Перед введение в глотку мальчика зонда для процедуры, Валентина установила у него во рту загубник, чтобы он не мог самостоятельно сжать челюсть. После чего как загубник был обеспечен в ротовую полость пациента, Оксана ввела зонд ультразвукового исследования. Чтобы облегчить продвижение зонда в гортань, пациент должен выполнять глотательные функции. В течение 5-10 минут прибор находится в полости пищевода. Лампа эндоскопа направлена в сторону сердца. Сквозь стенку пищевода прибор улавливает эхо-сигналы. В режиме реального времени они отображаются на мониторе и записываются на плёнку.
Мембрана видна как линейное или изогнутое образование выше митрального клапана. Она может быть в виде ветряного рукава, спускающегося к митральному клапану во время диастолы. Движение и вид митрального клапана нормальные. Ушко левого предсердия и овальное окно расположены дистальнее мембраны, а легочные вены впадают в проксимальную камеру. В противоположность этому, при надклпанном стенозирующем кольце мембрана приращена к митральному клапану, в диастолу движется от клапана, а ушко левого предсердия и овальное окно расположены проксимальнее мембраны. Во время диастолы митральный клапан куполообразно вдается в левый желудочек, а экскурсия задней створки снижена.
— То что я видела — рассуждала Оксана, всматриваясь в экран монитора через стёкла надетых на глазах очков — Ты проводила ультразвуковое исследование сердца мальчика и там было описано нечто подобное
— Да только вот что за эта аномальная мембрана? — сомнительно произнесла Валентина
— Нужно сделать зондирование полостей сердца — заявила Оксана, извлекая зонд из гортани ребёнка — Тогда мы будем точно знать, с чем мы имеем дело
— Миксома?
— Да тут как гипоплазии левых отделов сердца — оспаривая такое утверждение, говорила Оксана, когда извлекла зонд из гортани мальчика — Транспозиция магистральных сосудов, либо аномальный дренаж легочных вен
— Господи с чем же мы имеем дело? — просматривая оставленный фрагмент видеозаписи, произнесла задумчиво Валентина
— Мне бы тоже хотелось это знать — заявила Оксана направляясь к выходу из процедурного кабинета — Зондирование полостей сердца даст нам лучше понять с чем мы имеем дело
— Насколько точно? — требуя ответа, произнесла Валентина
— Ну по крайней мере — обернулась Оксана, оставаясь стоять посреди процедурной комнаты, посмотрела на рыжеволосую недотрогу таким же недовольным взглядом — Я смогу исключить два из заболевания
— Всего лишь два? — была поражена неточным ответом Валентина, явно ожидая услышать нечто большее
— Готовь мальчика к зондированию полостей сердца — распорядилась Оксана, направляясь к выходу из процедурного кабинета
— Думаете это так просто?
— Думаешь так просто взять и поставить диагноз
Понимая, что Валентина испытывает её терпение, вскипела Оксана, прошипела подобием королевской кобры, едва уже сдерживая при себе эмоции.
— Он должен быть обоснован и подкреплён доводами, что нам тут удаётся узнать
— Мы просто мучаем мальчика
— Я просто хочу помочь ему — утверждала Оксана, подойдя к закрытой двери, коснулась пальцами пластиковой ручки, легонько на неё надавила, открывая дверь — Но для этого мне следует точно знать, с чем мы имеем дело
— Вам следует лучше изучить анамнез дела — утверждала Валентина, в тот момент, когда Оксана стояла в проходе открытой двери
— Я сама знаю, что мне лучше — пожав плечами, ответила Оксана, выйдя в коридор, оставив рыжеволосую девушку в кабинете наедине с ребёнком Гореловой
— Оксана Владимировна? — неожиданно официально впервые обратилась Горелова, когда заметила, как Оксана вышла в коридор, покидая кабинет в котором проходила процедура
— Вас-то Валентина Андреевна я и ищу — снимая марлевую повязку с лица, мило улыбнулась Оксана, заметив женщину, стоящую в коридоре
— Скажите, что вам хоть что-то удалось выяснить
Отражая отчаяние на лице, обратилась Горелова, темноволосая женщина в зелёном, ярко выраженном ажурном платье, подол которого был выше колен, сделала шаг навстречу к Оксане.
— Что вы не зря провели эту процедуру
«И вот что мне ответить этой тупой дуре, когда ровным счётом проведённая процедура лишь показала мне всё то, что Валентина почти буквально описала в проделанном УЗИ», размышляла Оксана, понимая, будто до каждой морщинки на лице, отчаяние стоявшей перед ней женщины.
— Боюсь только то — утверждала Оксана, скрывая взгляд от глаз женщины, которая словно всем своим видом требовала от неё ясного ответа — Что нам удалось узнать?
— То есть процедура была потрачена впустую?
— Я еще раз убедилась в том, что
Стараясь не сорваться на эту женщину, сдержанно для себя говорила Оксана, подойдя к ней так, что могла почувствовать сладкую композицию ароматов её парфюма
— У вашего сына аномальное образование в левом предсердии
Пытаясь объяснить женщине, говорила Оксана, словно была без ума от парфюма «POLA SELENION», которым так прекрасно пахло тело этой женщины. Вдохновляющая композиция впитала в себя такие запахи как резеда и османтус, сила вкуса, которого могла подчинить любого зрителя перед обладательницей такого сильного и уверенного в себе аромата.
— Львова сказала, что вы лучшая — высказываясь недовольна, Горелова была вне себя от того, что Оксана не дала ей понятного и внятного ответа — Что кроме вас никто не сможет понять, что за аномалия у моего сына……
— Я делаю всё возможное — прикусывая краешек губы, Оксана начинала нервничать
— Значит, мало делаете! — требовательно указала Горелова на ошибки Оксаны
— Извините, большего не могу — ответила Оксана, снимая марлевую повязку с лица, хотела пройти мимо этой женщины, но Горелова схватила её за руку, вынуждая остановиться
— Может быть вопрос денег?! — возразила темноволосая женщина не удовлетворившись услышанным ответом от Оксаны
— Если бы они могли теперь что-то решить? — продолжая недовольно смотреть на то, как эта женщина держала её настойчиво за руку, не давая ей пройти
— Скажите тогда что вам для этого нужно
— Еще одна процедура — уверяла Оксана, посмотрев на женщину, словно как просила еще шанс, как будто истязать её сына мучениями
— Это поможет вам установить точный диагноз?
— Если бы нет — пожав плечами, мило улыбнулась Оксана — Я бы не просила вас об этом
— Тогда сделай всё возможно — отпуская руку Оксаны, потребовала Горелова, коснувшись её плеча, словно хотела задержать на себе всё внимание
«Мне просто нужно снять стресс, нервное напряжение», подумала про себя Оксана, просто прошла мимо этой женщины, оставляя её стоять в коридоре, в тот момент, когда из двери открывшегося кабинета на каталке вывозила её сына после проделанной процедуры.
Направляясь по коридору, Оксана слышала, как Горелова стукая каблуками зелёных туфель, подбежала к каталке, что катила Валентина по коридору больничного отделения. Какое-то время до Оксаны доносились боль и страдания переживания Гореловой, в то время когда она шла по коридору, даже не оборачиваясь с холодным взглядом. Чувствуя сильное ощущение напряженности во всём теле и в сознание, Оксана просто желала погрузиться на дно черного порочного омута, ощутить бездну его сумасшедшей любви.


Некоторое время, Оксана ходила кругами по комнате Валентины, в то время как за большим окном, город погрузился уже в сумрак приближающейся ночи. Аришка сидела на кровати, играя с телефоном Оксаны, девочка ёрзала по его сенсору игриво пальцем. Продолжая ходить по комнате, Оксана стукала каблуками черных туфель по паркету, уже сбившись со счёт какой круг наворачивая, истязала себе разум безудержными мыслями. На комоде, зеркале и стекле окна была расклеены листы с разными сердечными врожденными аномалиями, их достигало около десяти, каждая из которых наиболее точно подходило под известные симптомы. Схематично Оксана алой помадой объединила в одну схему несколько сердечных аномалий, разрисовав комод стрелками.
Продолжая ходить кругами, Оксана, держа в руках красную папку, смотрела то на окно, то на комод. Перелистывая очередной раз страницу, где был результат ультразвукового исследования, Оксана ничего не могла связать воедино. Вновь возвращаясь к собранному Валентиной анамнезу, Оксана досконально вчитывалась в каждую строчку, пытаясь понять, что она упускает, как будто для точной картины не хватало последней детали, фрагмента головоломки. Поправляя вновь очки, что были одеты на глазах, Оксана, не переставая ходила кругами, отбросив красную папку на комод рядом с которым проходила, чем сдвинула пару флаконов парфюма, находившихся на его верхней полке. Поправляя черное короткое платье на бёдрах, Оксана, нервно собирая волосы в пучок, еще раз через стёкла надетых на глазах очков разглядела все написанные листки в комнате, на которое ушло значительное количество времени. Глубоко и отчаянно вздыхая, Оксана не могла понять, какая такая аномальная мембрана, что находится в левом предсердии, которая лишь благодаря дефекту межпредсердной перегородки, создавала полную и обильную нагрузку на всё правую часть сердца мальчика.
«Транспозиция магистральных сосудов или аномальное расположение легочных вен, миксома или гипоплазия левых отделов сердца, Тетрада Фалло», усомнилась Оксана перебирать все известные сердечные врожденные пороки сердца, каждый из которых выражал близкое к сходству симптоматику.
— Оксана Владимировна?!
Открыла неожиданно дверь комнаты Валентина и была в ужасе от того что увидела расклеенные листы и схематичное отображение линий между ними нарисованные губной помадой.
— Господи что тут произошло?
— Ты что не видишь — возмутилась Оксана, пожав плечами, снимая очки с глаз, недовольно посмотрела нарушившей покой рыжеволосой девушки — Что я тут работаю?
— Ну, простите, что мешаю превращать мою комнату в сущий бедлам!
— Твою комнату?! — воскликнула громко Оксана, не соглашаясь с мнением рыжеволосой хозяйки квартиры — Дорогуша пока я живу у тебя, это моя комната!
— Как бы, не так! — была против такого утверждения Валентина, положив руки на талию, выставила грудь вперед, продолжая, возмущаясь смотреть на Оксану
— Не мешай мне делать…..
Сделала Оксана шаг навстречу рыжеволосой девушки, но заметив взволнованный взгляд на лице девочки, которая сидела на кровати игралась с её телефоном, тут же остановилась.
— Впрочем пойду я прогуляюсь — улыбкой королевской кобры, улыбнулась Оксана, схватив сумочку, что стояла на комоде повесив её на плечо, направилась к выходу из комнаты
— Куда вы направляетесь? — возмутилась Валентина, остановив Оксану успев схватить за плечевой сустав руки, не хотела никуда её отпускать от себя
— Не твоё дело — огрызнулась Оксана, отдёрнула руку, в спешке выбежала из комнаты
— Оксана Владимировна! — встретился на входе жених рыжеволосой девушки — Ночь на улице, куда вы собираетесь
— Для Москвы разве существует ночь? — удивилась Оксана, посмотрела, насмехаясь в лицо парня, когда он в коридоре преграждал ей путь — Я думала, этот город никогда не спит
— На улице ночь! — повторил он своё утверждение
— Пусти я не слепая! — возразила Оксана, не давая ему схватить себя за руку, прошла мимо этого молодого человека, оставляя его одного стоять в коридоре
— Ну, куда вы пойдёте?! — выбежал он непокорно следом за Оксаной, когда она, стукая каблуками черных туфель по паркету, вошла в прихожую
— Пойду, зайду в какой-нибудь бар!
— В бар?!
Удивился он, догоняя Оксану, успел ей остановить, когда она открывала входную дверь, убирая засов, при выключенном свете хорошо ориентируясь в пространстве.
— Вы в своём вообще уме?!
— Отпусти! — прошипела Оксана королевской коброй, освободив засов, оставила его висеть на цепочке, нажимая на руку двери — А то я заставлю тебя пожалеть!
— Ваше дело — позволяя Оксане открыть дверь, когда она как пуля, сгорая в пламени своих играющих эмоций, выскочила быстро в подъезд — О дочери бы хотя бы волновались бы так!
— Вот ты этим и займись
Распорядилась Оксана, покачивая бёдрами, сгорая в бездне порочного омута, подошла к кнопке лифта на площадке на этаже. Нажимая на кнопку, Оксана ожидала, пока кабина лифта не поднимется на нужный этаж.
— Вам ведь всё равно со своей рыжей женушкой
Дождавшись пока двери кабины лифта, раскроются, мило улыбнулась Оксана стоящему, в дверях квартиры парню. Покачивая упругой выраженной формой бёдер, Оксана зашла в лифт, нажимая на кнопку первого этажа.
— Делать ведь нечего — говорила Оксана, когда двери лифта перед ней закрылись и кабина медленно, после чего она облокотилась на противоположную стенку
«Как же мне пиздец хочется дико извращаться, просто заняться грязным развратным сексом, чтобы мной овладели, чтобы связали, чтобы истязали», мечтала Оксана, погружаясь сознанием в бездну порочного омута.
— Стоит найти себе достойного дикаря на эту ночь — коварной улыбкой улыбнулась Оксана, дожидаясь пока кабина лифта, медленно начала опускаться вниз — Я хочу по-настоящему охуеть
Произнесла Оксана в тишину опускающейся кабины лифта, вдыхая чей-то остаток женских духов, шлейф которых сохранил остаток смородины. Дождавшись когда лифт опуститься вниз и двери откроются, Оксана пальцами одной руки коснулась кончиков прядей золотистых волос, встряхнула их запрокидывая голову. Всё столь же прекрасной походкой, Оксана вышла из кабины лифта, поддаваясь влиянию искушению страсти, направляясь по площадке на первом этаже, стукая каблуками черных туфель по бетонному полу. Касаясь кончиками пальцев перил лестницы, Оксана осторожно в каждом шаге ставила ноги крест-накрест начала медленно спускаться, ощущая как с открытой двери, подпертой камнем, проносилась прохлада ночного воздуха Москвы. Вдыхая поток воздуха, что проникал в подъезд, Оксана, хватая его ртом, полными лёгкими вздохнула, подошла к подъездной двери, легонько толкнула её пальцами от себя.
Платье на Оксане словно порхала, то прилипало тканью к её бёдрам, то вновь отлипало, когда она вольно вышла из подъезда, наблюдая за огнями света из квартир, противоположно расположенного дома во дворе. Спустившись с подъездного крыльца, Оксана ступила каблуками черных туфель на тротуар, ощущая, как влияние прохлады ночного воздуха охватывает её тело, чувствовала легкую дрожь. Подойдя к арке, еще не доходя до неё несколько метров, Оксана уже ясно слышала поток постоянно двигающихся по проспекту машин, а подойдя, заметила, как на асфальт падал свет фонарных столбов уличного освещения. Запах шин, колесной жженой резины, доносился с проспекта, как только Оксана вышла из арки, вонь угарных газов машин и противный привкус канализационного пара, ощутила она, проходя по тротуарной дорожке мимо открытой крышки люка. Пройдя несколько домов, вдоль Макеевской улицы, Оксана случайно заметила цветную вывеску, свет которой доносился через арку в одном из домов. Войдя в арку, Оксана прошла по ней, пока не вошла во двор, где с торца одного из домов едва доносился цветная вывеска одного из ночных публичных заведений для разврата.
«Судя по тому как весело там кричат женщины, я думаю я на верном пути», слышала Оксана как доносились вопли радости девушек, направляясь по дорожке проходя вдоль всего двора, обошла стоящие во дворе в парковочном кармане машины.
— Не знала, что такое заведение существует, прямо на глазах
— Это закрытое заведение
Уверял мужчина, обвивая за талию блондинку в синем платье, которая вышла из подвального помещения, держа на кончиках сигарету с тонким фильтром.
— Туда не так просто попасть
— Но я же туда попала — прошла она по крыльцу, выложенному каменной плиткой, обернувшись, посмотрела на своего кавалера в черном пиджаке и белой рубашке — А ты говоришь не так просто
— Ну, я же тебя пригласил
Ответил он, когда его белокурая бестия, издавая порочный измученный стон, впала к нему в объятия, оплетая его шею обеими руками. Мужчина, обнимавший блондинку, завистливо посмотрел на Оксану, когда она прошла по каменной плитке, подойдя к ступенькам подвального помещения закрытого частного клуба.
— Если бы не я — уверял он, своей спутнице нашептывая на ухо, наблюдая, в то время как красиво Оксана обернувшись, покачивая бёдрами, покусывая краешек губы, наступила на первую ступеньку ведущей вниз лестницы — Наверняка ты бы туда, так просто, не попала
«Вполне возможно провести тут ночь, по крайней мере хоть рыжая сука не будет трахать мне мозг своими розгами», предположила Оксана, спустившись по лестнице, держась за металлическое гладкое перила подошла стукая по кафелю плитки пола к двери покрытой черным стеклом.
Обвив пальцами металлическую ручку, покрытую позолотой, Оксана, вдыхая запах алкоголя, сладких коньячных напитков и вина, а так же смеси женского парфюма и вкуса сигаретного дыма, потянула дверь на себя. С виду в фойе казалось обычным барным заведением, с барной стойкой красными тонами обоев, цветомузыкой играющей по стенам, полу и черному потолку разными оттенками цветов. Два ряда столиков, с посетителями, культурно выпивающих, официантка откровенная одетая в ажурное красное белье, разносила напитки клиентам, держа аккуратно бокалы на серебряном разносе. Как бы всё не казалось милым, прекрасная электронная музыка, в ярких чувствительных возбуждающих нотах соблазна, клиенты заведения спокойно выпивающие, девушки, сидевшие на высоких стульях у барной стойки, Оксане всё это казалось ширмой нечто большего. Спустившись вниз по винтовой лестнице, ступеньки, которых как будто как из черного стекла, Оксана заметила у двери стоящего широкоплечего мужчину, который стоял у красной двери, преграждающей путь в неизвестное помещение. В воздухе царил легкий аромат фиалки, запах душистых роз, губной помады и вкус коньячных дорогих эксклюзивных напитков.
— М….. — изнывая мучительным сексуальным стоном, прошла Оксана, покачивая бёдрами между рядами столиков, направляясь к барной стойки, запрокинув голову, касаясь кончиками пальцам прядей свисающих золотистых волос — Как же я хочу сегодня расслабиться
— Хотите расслабиться — обратился атлет, бармен, в белой футболке, почему-то при тёмной обстановке в помещение, как будто светилась фиолетовым цветом — Что вам предложить
— Что-нибудь
Ухмыльнулась Оксана состроив губки коротко стриженному мужчине за барной стойкой, подошла к одному из свободных высоких стульев, расположившись на нём, выставив упругие бёдра.
— Неординарное у вас есть? — поинтересовалась Оксана, обернувшись, указала на дверь, в которую только вошла в зал бара, спустившись по лестнице — Я слышала, что та блондинка была без ума от вашего заведения
— Это будет дорого стоить
— Деньги меня не волнуют
— Для вас будет пять тысяч
— Хорошо — держа сумочку на коленях, раскрыла её Оксана, достала из неё кошелёк и вынула из него крупную пятитысячную купюру — Вот держите
— Вон видите того мужчину — кивнул он стоящему крупному мужчине в черном костюме у двери, словно подавая какой-то знак — Просто подойдите к нему, он вас проведёт внутрь и организует вам столик в самом лучшем месте
— Я хочу по полной программе — сидя за барной стойкой, наклонилась Оксана к парню, опираясь на её гладкую поверхность локтями — И для того я вам кажется уже заплатила
— Не волнуйтесь — уверял бармен, коснувшись пальцев одной руки Оксаны, когда она так выразительно раскрыла лазурные голубые глаза, на него смотрела — Всё будет так, как вы сами этого пожалеете
— Ну, хорошо — подмигнула ему Оксана, в этот момент соблазнительно сгорая в пучине пламени искушенной страсти, прикусила краешек губы — Ты мне пообещал
Сползая кошкой со стула, Оксана, коснувшись каблуками туфель, черного кафельного пола, убирая при этом кошелёк обратно в сумочку. Повесив сумочку на плечо, Оксана, отражая упругие бёдра, Оксана прошла мимо столиков так, что некоторые из сидевших за ними мужчин обратили на неё внимание. Подойдя к охраннику, мило состроила ему ангельский взгляд, играя ресницами, Оксана сделала так, что этот мужчина сам открыл перед ней дверь, перед этим отошёл в сторону.
— Хороший мальчик
Поблагодарила ласково Оксана, когда мужчина открыл перед ней дверь в зал, где была тёмная атмосфера и откуда доносилась музыка. Здесь всё казалось другим, тут клиенты, попавшие в этот большой подвальный зал, могли отвести душу забытых рутинных страданий. Большая сцена в конце зала, на которой располагался DJ со своей аппаратурой, подобравший подходящую музыку специальную для утехи соития своих клиентов и их развлечения. Спускаясь по лестнице в большой зал, Оксана наблюдала, как стриптизёрши танцуют у пилона, как происходило соитие пары в клетке, словно как девушка находящаяся там вела себя как мученица. Повсюду ходили обнаженные официантки, была кожаная черная мебель, цветомузыка и томное освещение фиолетовым цветом, создававшим романтику интима в этом помещении. Тут гости вели себя раскованно, кое-кто из клиентов танцевали на столах перед своими кавалерами, а кто-то придавался власти утех сексуальной боли, отдавая своё тело на растерзание кожаной плётке.
— М…. — почувствовала Оксана запах кожи, мускуса и бергамота, оттенки запаха которого кружили голову, когда она спускалась по ступенькам лестницы в бар закрытого клуба — Такое заведение мне, пожалуй, будет по душе
— Здравствуйте
Обратилась темноволосая девушка в черном ажурном белье, заметив Оксану, спускающуюся по ступенькам на нижний уровень зала, где отдыхали элитные гости этого клуба.
— Рада приветствовать вас в нашем заведении
Высказывалась нежно полуголая девушка, словно демонстрировала перед Оксаной шикарную укладку длинных, угольного цвета волос, как будто хотела привлечь её внимание к себе. Подойдя к ней ближе, Оксана ощутила, как от неё пахнет коллекцией «SIMPLY SEXY», с ярким ароматом экзотического микса бергамота, жасминовых нот и чувственного ванильного акцента с белым мускусом. Духи смешиваются с химией тела, стимулируя выработку естественных феромонов, пробуждая чувственность и желание.
— На вас только что оформили столик — уверяла брюнетка, хотела предложить Оксане свою руку, выставив её пошевелила кокетливо пальцами — Позвольте я вас провожу
— Я первый раз в таком заведении — заметила Оксана, как на это вечеринке мужчины удовлетворяли утехами боли свои спутниц, буквально шлепая всем, чем можно по их ягодицам
— О… не волнуйтесь — проходила девушка ,рядом с Оксаной мимо столиков с клиентами, выставив пятерню пальцев, будто убеждая, что такое в порядке вещей — Здесь это считается нормальным
Обернувшись, брюнетка встала поперёк ряда, словно хотела убедиться в том, кто больше привлекает Оксану и как она хочет расслабиться этой ночью.
— Скажите, пожалуйста — не устояла она перед любопытством, коснувшись случайно руки Оксаны, обратила её взор лазурных голубых глаз, в которых отражались искорки света цветомузыки, на себя — А вам кто больше нравится мужчины или женщины?
«Эта сука хочет узнать под кого меня уже подсунуть, дай хотя бы я посижу выпью как следует, а там дальше видно будет», размышляла Оксана, оказавшись так близко с брюнеткой, покусывая краешек губы, была без ума от её сказочного аромата, исходящего от её тела.
— Я бы сегодня бы просто хотела отдохнуть — уверяла Оксана, вдыхая глубоко ртом коллекцию её парфюма, когда встала рядом с брюнеткой — Если конечно вы не против
— Да-да конечно — указала она на свободный столик в дальнем углу зала с которого шёл хороший обзор на сцену, большой черный угловой диван — Если пожелаете для вас у нас есть специальная комната, если вдруг не хотите чтобы гости нашего клуба вас видели
— Я была бы не против, для начала что-нибудь выпить, какого-нибудь вина — ответила Оксана, чувствуя как разум, словно уже взрывался под властью головоломки
— Я распоряжусь чтобы девушки принесли вам вина — коснувшись вновь нежно пальцев Оксаны, брюнетка выразительно раскрыла красоту карих, хищных глаз пытаясь заглянуть ей в глаза
— Это будет просто замечательно
Ухмыльнулась Оксана, обращая внимание, как красиво танцевали девушки на пилонах на сцене и то, как самец ублажал в клетке девушку, что была словно под властью каких-то чар.
— Скажите, пожалуйста
Обратилась Оксана, говорила, когда девушка повернулась к ней спиной и проследовала между рядами столиков, разговаривая с кем-то по наушнику в ухе и не услышала, что она ей говорила.
— Блядь! — прошипела Оксана, подойдя осторожно к столику, поверхность которого была зеркально гладкая и черная — Ну что же хотя бы проведу время с пользой
Какое-то время Оксана сидела одна за столиком, разложив свою сумочку на диване, наслаждалась эротическим и тщательно подобранным звучанием музыки. Алые губы приобрели щедрый ярко выраженный цвет страсти, покрытым изобилием слоем помады, когда Оксана так ими сексуально ерзала, придавая им изощренный оттенок. Тени на глазах Оксаны, придавали им шикарную порочную необузданность, их лазурная красота светилась искорками, наблюдая весь этот разврат, сама желала оказаться во власти оков какого-нибудь самца.
— Вот ваше вино — подошла белокурая девушка, держа в руках разнос на котором была бутылка и один пустой бокал, поставила его на стол, мило улыбнувшись в момент этого Оксане
— Скажите
Успела схватиться Оксана за руку блондинки, пока девушка не отошла от её столика, словно принуждая взглядом широко раскрытых глаз сесть рядом с ней.
— А что происходит вон в той клетке? — спросила она, когда девушка в ажурном нижнем белье села с ней рядом
— А вы разве сами не видите? — поинтересовалась она, посмотрев так удивлённо на Оксану
— Да как-то не особо — ухмыльнулась Оксана — Девушка и мужчина
Рассказывала Оксана, смотрела на девушке в клетке, как мужчина придавал её тело властью любви, словно Аполлон повиливал ею, находясь в заточении тесного пространства.
— Они — помедлила немного с ответом Оксана — Что занимаются сексом?
— На самом деле клетка пуста — рассказывала блондинка, мило улыбнувшись Оксане за этот фокус, который считался обманом зрения смоделированной трёхмерной проекцией — Это просто проекция изображения, вон посмотрите на зеркала, они отражают луч от поверхности……
— То есть там, никого нет? — не давая рассказать девушке, закончила сама Оксана
— Именно — кивнула, мило улыбнувшись, блондинка, однако на её лице, Оксана заметила долю какого странного любопытства — А к чему вы спросили?
— Да так неважно — уверяла Оксана, обвив пальцами, горлышко бутылки с вином, хотела наполнить из неё пустой стоящий рядом на разносе бокал — Что-то не так?
— Просто скажите, к чему вы спросили?
— Да какая разница — возразила Оксана, хотела наполнить бокал вином, но девушка, сидевшая с ней рядом, почему-то ей этого не давала сделать — Почему вы мне не даёте налить вина
— Вы хотите туда? — поинтересовалась она неожиданно, чем своей прямолинейностью вопроса смутила Оксану
— Что?! — воскликнула Оксана, еще больше выражая застенчивость румянцем на щечках — Да чего вы взяли, там же повернуться негде, как там сексом заниматься?
— Это не проблема — принуждая Оксану убрать руку от бутылки, уговаривала блондинка, как будто сама была заинтересована в этом
— В каком смысле? — положив руки на колени, удивлённо Оксана посмотрела на свою собеседницу, которая как будто чего-то недоговаривала
— У нас есть гипнотизёр! — пояснила она Оксане, чем еще больше вызвала в ней любопытство
— То есть находясь там — рассказывала Оксана, продолжая изучающим взглядом смотреть на белокурую девушку сидевшую рядом — Я буду под гипнозом?
— Вам не о чем волноваться — уверяла блондинка, выхватив из рук Оксаны бутылку с вином, не давая ей наполнить бокал — Вот только пить для этого не нужно
— Это почему еще? — возмутилась Оксана тому, как девушка, сидевшая рядом, за неё принялась решать и отодвинула подальше бутылку с вином
— Наш гипнотизёр не будет вводить вас в такое состояние — рассказывала девушка, вставая с кожаного дивана, отразила перед Оксаной упругую кожу выраженных бёдер — Поэтому если хотите, попасть туда, вам не следует пить
— Что-то знаете — смутилась Оксана, показывая перед девушкой неуверенность в таком решение, продолжая сидеть даже тогда, когда блондинка настойчиво ждала её, стоя возле столика — Я не уверена, стоит ли мне это делать
— Я вас уверяю — уговаривала белокурая девушка, прикоснувшись к руке Оксаны — Вам не о чем беспокоиться
— Что тут у вас происходит? — подошла брюнетка в ажурном белье, которая встретила Оксану у ступенек, когда она спустилась в этот зал
— Наша гостья сначала заинтересовалась клеткой — начала рассказывать блондинка, встав рядом с темноволосой девушкой, отошла от кожаного дивана — А теперь что-то стесняется
— Клеткой? — переспросила еще раз неуверенно брюнетка, словно как не поверила в то, что услышала — Так вас интересует эта клетка? — присаживаясь на диван рядом с Оксаной, кивнула она своей белокурой подчинённой оставить их
— Да я собственно говоря — вдыхая аромат исходящий от тела этой брюнетки, когда она сидела так рядом положив ногу на ногу, отразила перед Оксаной свои пикантные бёдра — Просто спросила, что за клетка там у вас, а там оказывается проекция изображения
— О… нет — возразила брюнетка — Клетка настоящая, а вот люди якобы как бы в ней, это да проекция изображения, вон видите три луча исходят от стены и сходятся в месте точно в этой клетке, вот мы якобы обманываем наших клиентов и в то же время завлекаем их
— И вам не надоело обманывать так людей? — поддаваясь искушению такому сильному влиянию запаха от брюнетки, покусывая краешек губы, Оксана была почти уже крайне возбуждена
— Ну, по правде говоря — искусно выражая отчаяние ответила темноволосая девушка, отвернув взгляд карих глаз от Оксаны в сторону сцены — Ни одна женщина не хотела заниматься сексом там да еще и под гипнозом
— Гипноз важен? — поинтересовалась Оксана, словно не хотела, чтобы эта девушка покидала её компанию
— Важен для женщины — повернула она свой взгляд на Оксану, раскрывая их карюю красоту
«Блядь мне так сейчас это нужно, жаль только что я помнить ничего не буду», предположила Оксана, покусывая нервно губу, чувствовала, как сила внутреннего возбуждения в ней растёт.
— В таком случае я согласна — произнесла, неожиданно выдав своё порочное желание, Оксана очень сильно удивила брюнетку
— Что вы сказали? — не поверила сначала своим ушам девушка, обернулась и посмотрела на Оксану удивлённо
— Но есть пару условий — предупредила Оксана, нервно и неуверенно в себе, покусывала краешек губы, словно стыдилась того что призналась в этом брюнетке
— Хорошо и какие? — спросила, выражая интерес брюнетка, словно её глаза засветились искорками интереса к требованиям Оксаны
— Он будет нежен и то же время требователен со мной — выставив указательный палец, Оксана выдвинула первое требование — А так же без презерватива и до самого утра
— Сейчас почти полночь — выражая обеспокоенность, говорила брюнетка, посмотрев на время, когда держала сотовый телефон в руке — Вы выдержите сами такой секс почти шесть часов
— Девять! — заявила Оксана, состроив выразительно губки, отражая ямочки на щечках — Я хочу секса так много, насколько это будет возможно
— У вас будут три партнёра — предупредила брюнетка — Наши лучшие мальчики сделают всё, чтобы вы купались в любви, даже находясь под гипнозом
— Три?! — еще больше смутилась Оксана и то в тоже время не могла отказать перед взглядом брюнетки — Без презерватива, я хочу полностью чувствовать их в себе
— После секса — объяснила, мило улыбаясь, темноволосая загадочная девушка — Я дам вам немного времени чтобы прийти в себя и отдохнуть
— Не нужно — возразила Оксана — Лучше сразу выведете меня из гипноза
— Как скажите — сохраняя любезность улыбки, девушка встала с дивана, на котором сидела, словно поманила Оксану пальцем за собой — Прошу за мной
— Хорошо — вставая с дивана, вздохнула искушено Оксана, желая скорее окунуться в океан любви, отразила перед девушкой, которая на неё так смотрела сочную красоту своего тела
— По правде говоря — обернулась брюнетка, когда Оксана за ней покорно шла по залу, направляясь к закрытой двери какой-то комнаты в этом порочном зале — Я и есть гипнотизёр и администратор этого заведения
— Вот так поворот — ухмыльнулась Оксана, не ожидая услышать такие подробности
— И я сама подберу вам мальчиков лично
— Так вы и введёте меня в гипноз? — поинтересовалась Оксана
— И введу вам свой сюрприз — ухмыльнулась девушка, открывая дверь комнаты перед Оксаной, позволяя ей первой переступить порог и войти в это помещение
— Какой такой сюрприз?
Удившись, спросила Оксана, оказавшись в более светлой комнате, чем в зале интимных утех, но и тут была атмосфера скрашена гармонией света и тени и приятного запаха роз.
— Надеюсь, мне это понравится
— О….. не волнуйтесь вы так — беспокоилась брюнетка, зашла в комнату следом за Оксаной, закрывая за собой дверь — Я введу его в вас, когда вы будите под гипнозом и вам будет просто сказочно приятно ощущение секса с ним
— Если только мне не будет больно — прошлась по комнате, осматриваясь по сторонам, Оксана заметила откидное кресло, парфюмерный комод и пуфик — Так, когда мне начинать раздеваться?
— Я вас сама раздену — подошла к парфюмерному комоду в комнате ответила темноволосая девушка, что-то там начиная искать
— Но я бы хотела…..
— Тише — подошла она к Оксане, коснувшись её плеча, девушка держала блестящие часы с позолотой на цепочке перед лицом, словно показывая циферблат — Успокойтесь, слышите, как бьются часы, смотрите прямо на них
Голос брюнетки казался таким убедительным и почему-то заставлял подчиниться, как и часы что вращались на цепочке взад и вперед, за которыми так пристально наблюдала Оксана.
— Вы слышите мой только голос — как будто ласково, но приказывала она Оксане — Делаете только то, что я вам говорю и велю, только я вас смогу вывести из этого состояния
Шептала девушка над ухом Оксаны, в то время как состояние начало покрываться омутом порочной бездны, она не могла уже контролировать уже себя, постоянно слыша этот голос.
— Выши веки тяжелеют — говорила она столь же приказным и то же время ласковым голосом, медленно проводя ладонью по векам Оксаны — Теперь вы погружаетесь в сон и будите делать то, что я вам говорю, вы подчиняетесь только моему голосу
Так сладко и в тоже время приятно прошептала она рядом с губами Оксана но, не решаясь даже пока прикоснуться к её телу, словно как чего-то беспокоилась.
— Раздевайтесь — утверждала девушка, убирая часы, закрывая их циферблат крышечкой, в то время как Оксана сама начала снимать с себя черное короткое платье — Полностью не надо, бюстгальтер еще снимите, а трусики я с вас сама сниму
Играя телом как королевская кобра, Оксана легко освободилась от платья, когда оно так скользило по её телу, подчиняясь изгибу сочной формы груди, талии и бёдер, падая на пол.
— И помните вы будите чувствовать всё до малейшей капли ощущений — подошла она, к Оксане тщательно скрывая в руках что-то — А завтра я выведу вас из гипноза, где вы ничего не будите помнить, о том, что с вами случилось и в каком океане любви вы плавали
Продолжила она рассказывать, в то время как Оксана послушно завела руки за спину, касаясь застёжки черного ажурного бюстгальтера, разомкнула его оковы на груди.
— У вас очень красивая грудь — похвалила она, как только Оксана отодвинула чашечки бюстгальтера от груди, обнажая её сочную форму — Уверена, что многие бы такой позавидовали
Утверждала брюнетка, продолжая стоять рядом с Оксаной, легонько с заботой обвила выраженную объёмную форму её груди. После чего села перед Оксаной на колени, брюнетка, аккуратно наблюдая за взглядом Оксаны, стянула с ней трусики. Чувствуя обворожительно, как резинка ажурных трусиков сползала вниз, Оксана подобно королевской кобре, находясь во власти чар гипноза, играла бёдрами, позволяя их с себя снять. Послушно перешагнула Оксана через лежащие на полу в комнате трусики, мило улыбнувшись девушке, издавая порочный искушенный стон в момент выдоха воздуха из легких. Затем вновь вдыхая этот прекрасный аромат парфюма, которым пахло тело стоящей перед ней девушки, Оксана так и хотела с ней слиться в единой гармонии любви, разделить с ней ночь на двоих, повинуясь лишь её одному голосу.
— Прошу пойдёмте со мной — взялась она за кончики пальцев Оксаны, повела её к комоду, где располагался мягкий пуфик — Наступите на него одной ногой
Оксана покорно наступила на мягкий пуфик каблуком черных туфель, выгнула спину и выставив бёдра вперед, словно отдаваясь в руки стоящей за спиной темноволосой девицы.
— Красивые у вас очень красивые бёдра — взяла флакон со стола девушка, макнув в него пальцы начала что-то им обрабатывать за спиной у Оксаны — Да и вообще фигура как у моих танцовщиц
Обошла брюнетка сзади, положив ладонь приятной руки на выставленные бёдра Оксаны, после чего свободной рукой, поставив флакон обратно на комод, развела пальцами ей ягодицы.
— Нет-нет стойте спокойно — забеспокоилась брюнетка, начиная вводить что-то в анус Оксане, когда она так чувствительно нежно выражая стон, вздохнула и вздрогнула — Я буду очень ласковой с вами, просто постойте спокойно, это для вашего же блага
— М…. — состроив губы трубочкой, чувствовала тонкое ощущение Оксана проникновение в себя какого-то предмета, который своим внушительным диаметром раздвинул стенки её ануса
— Вот так вот — засунула она дальше одним пальцем это что-то в анус Оксане, после чего взяла с комода какой-то пульт — Остался всего один штрих
Надела брюнетка на шею Оксане кожаный ремень, утянув его утяжку так, чтобы он едва только касался трахеи, никак не мог перебить ей дыхание.
— Пойдёмте дорогая моя
Предложила темноволосая девица, держась за кончик ремня, принуждая Оксану покорно идти за собой, будто специально демонстрируя, идя впереди упругую форму бёдер.
— Скажите, а как вас зовут?
— Оксана — ответила тут же Оксана, находясь во власти чар гипноза
— Скажите Оксана
Подошла брюнетка с Оксаной вместе, держась за кончик ремня, что был на её шее, а другой рукой за ручку закрытой двери и почему-то пока не решалась её открывать.
— Вы сами действительного этого хотите?
— Да хочу — покорно ответила Оксана, издавая снова искушенный стон на выдохе, была очарована парфюмом и властью гипноза над собой
— Ну как знаете Оксана — открыла девушка дверь в зал, предлагая Оксане выйти первой, при этом держала за кончик ремня, закрепленного на её шее
Брюнетка вышла с Оксаной в зал, держась за кончик ремня на её шее, девица прошлась с ней между рядами столиков. Некоторые из посетителей завистливыми глазами смотрели на улов администратора этого зала, когда Оксана так пикантно покачивала выраженной красотой упругих бёдер. Поднимаясь по ступенькам сцены, в тот момент, когда прожекторы делающие проекцию изображения на клетке вдруг прекратили своё действие, девушка блондинка открыла дверь клетки, как только темноволосая искусительница подвела Оксану к ней. Брюнетка обвила подбородок Оксаны, когда она стояла возле неё, посмотрев в её глубины бездны порочного омута, после чего ввела её в клетку. Подозвала она пальцем одного из мужчин, когда Оксана уже находилась в клетке, послушно ожидая своей участи.
— Обращайся с ней как с богиней — предупредила темноволосая девушка, передавая какой-то странный пульт в руки мужчине, когда он подошёл к клетке
— Обещаю, я буду нежен
С этими словами он вошёл в клетку, взявшись за ремень на шее у Оксаны, подобно дикарю самец вынудил повернуться к нему спиной. Нажав на кнопку на пульте, Оксана ощутила внутри ануса поступательные движения вибратора, который брюнетка ввела ей в анус. Воспевая порочным стоном, Оксана вцепилась в решетку клетки, запрокинув голову на плечо к мужчине, почувствовала, как ремень на её шее лишь слегка сдавил горло. Вцепившись неожиданной хваткой, словно лев в грудь Оксаны, мужчина прижал её спиной к своему телу. Держась за ремень на шее у Оксаны, мужчина не отпускал кнопку пульта. В искушенной форме Оксана раскрыла щедро накрашенные губы, ощутила так тонко, как во влагалище стал входить член самца, принудительно растягивая его нежные стенки.
Мужчина держался за грудь Оксаны, в то время как она вцепилась в решетку клетки, чувствовала столь пронзающее ощущение двойного проникновения в себя. Словно как дикарь он держал зажатым кнопку на пульте и в тоже время, обвив пальцами, ремень, петля которого была на горле у Оксаны, он сковал её в порочных оковах. Извиваясь как королевская кобра, Оксана испытывала сильные сексуальные ощущения, воспевая при этом песнью искушенной страсти. Клетка медленно поднялась на тельфере над залом, зависла прямо над сценой, что каждый зритель смог вдоволь разглядеть тело Оксаны, когда она изнывала в ней громкими стонами. Испытывая конвульсивный оргазм, переживая его долгое время, Оксана раскрыла при этом лазурную голубую красоту глаз, смотрела на варвара, который так приятно и нежно насаживал её на свой член.
***
Открывая медленно глаза, Оксана заметила, как какая-то темноволосая девушка щелкала пальцами перед её лицом. Держа руку у неё на плече, брюнетка, внимательно изучающе смотрела в глаза Оксане, что-то невнятно говорила. Какое-то время Оксана пыталась понять, где находится, наблюдая вслед за шикарными бёдрами, уходящей по комнате темноволосой девушки, что словно хищная кошка подошла к парфюмерному комоду. Оглядываясь по сторонам, Оксана обнаружила, что находилась в комнате, где её погрузили в гипноз. Тело словно было полно бодрости, Оксана чувствовала себя отдохнувшей, поэтому через несколько секунд уже оглядывала комнату ясным взглядом. Золотистые волосы Оксаны, словно поток водопада ровным слоем свисали у неё с плеча, словно кто сделал ей ровную ухоженную укладку. Платье, которое Оксана на себе обнаружило, было синем и усыпанное белыми ромашками, материал этого платье атлас, сексуально облегал формы её тела. Рядом на диванчике в комнате, где сидела Оксана, она разглядела сумочку, которая прошлой ночью в момент, когда брюнетка её ввела в гипноз, висела у неё на плече.
— Вижу, вы уже пришли в себя Оксана
Улыбнулась тёплой улыбкой темноволосая девушка в ярком фиолетовом халатике, материя которого так привлекательно облегала её тела, придавая её формам выразительный вид.
— Как вы себя чувствуете? — сделала она пару шагов в сторону диванчика, на котором сидела Оксана, девушка держала руки на бёдрах, так выразительно закатал ткань халатика одетого на ней
— Словно как всё в тумане — пыталась вспомнить Оксана события прошедшей ночи — Я ничего не помню кроме этой комнаты
— Совсем ничего? — удивилась темноволосая девушка, когда подошла к диванчику, на котором сидела Оксана — Должно же что-то остаться в воспоминаниях
— Да помню только что хотела расслабиться — разглядывая платье на себе, удивилась и только сейчас это поняла Оксана — На мне же было другое платье!
— Правильно — согласилась с этим брюнетка, по её поведению, как поняла Оксана, девушка явно нервничала — А вы помните…..
«Такое чувство как будто она что-то недоговаривает, я ничего не могу вспомнить о том, что же произошло прошлой ночью», размышляла Оксана, посмотрев в глаза девушке, которая подошла к диванчику, на котором она сидела, чаруя своим изысканным ароматом.
— Хотя знаете не важно
— Как на мне оказалось это платье?
— Это мой подарок вам — не желая отвечать на этот вопрос, пояснила брюнетка
— Это я уже поняла
Вскрикнула Оксана, поднявшись с дивана, недовольно посмотрела на девушку, которая как рыба в воде не могла дать ей ясного ответа.
— Я спрашиваю, кто на меня его одел?
— Я одела! — испугалась, отошла брюнетка, понимая недовольства Оксаны
— А что с моим?
— Я же сказала что это мой подарок вам Оксана — повторила брюнетка и кивнула в сторону диванчика, с которого Оксана так рьяно вскочила — А вон там, в пакете ваше платье
— У меня кольцо на пальце?
— Это наш подарок клуба
Подошла брюнетка к Оксане, коснувшись кисти её руки, повернула ладонь так чтобы помочь разглядеть кольцо с синим камнем.
— Вы вчера очень хорошо себя показали
— Кольцо на безымянном пальце правой руки! — возмутилась Оксана, всё так же недовольно продолжала смотреть на девушку, которая выглядела перед ней растерянно — Я, что кому-то тут уже принадлежу?
— Вы собственность клуба
— Какого нахер клуба? — возмутилась Оксана, считая себя кому-то обязанной — Хотя кольцо, если честно и правда красивое — разглядывая камень на кольце, переменила она вдруг своё мнение
— Очень рада, что оно вам понравилось
— Будет очень прекрасно, если я могу себе его оставить
— Конечно оно ваше — уверяла брюнетка, развела руками, мило улыбнулась Оксане, сохраняя при этом дружественную любезность
— Мне нужно в больницу
— О… господи вам что плохо? — поинтересовалась темноволосая девушка, смутившись тому, как серьёзно это произнесла Оксана
— Нет — возразила Оксана, поднимая сумочку с дивана — Я там работаю и мне нужно проведать своего пациента
— Так вы врач Оксана
— Не трудно догадаться — ухмыльнулась Оксаной, подошла к диванчику, взяла с него лежащую сумочку — И сейчас извините меня, ждут дела
— В 4 утра?! — выражая удивление, спросила темноволосая девушка
— А разве сейчас 4 утра? — сомнительно переспросила Оксана, поправляя лямку висевшей сумочки висевшей на плече — Ну что же я найду, чем себя занять
— Если хотите, можете остаться тут — уверяла темноволосая девушка, стоя рядом с Оксаной чаруя вновь сексуальными оттенками аромата исходящего от неё запаха
— Я пойду наверно в больницу — взяла Оксана в другую руку черный пакет с платьем, направилась, покачивая бёдрами к выходу из комнаты
— Но сейчас же 4 утра
— А сколько я была под гипнозом?
— Два с половиной часа вы были в клетке
— Тогда остальные полтора? — обернувшись, спросила Оксана, встав у закрытой двери входа в комнату, выразительно раскрыла голубые лазурные глаза
— Я с вами разговаривала — ответила мило улыбнувшись брюнетка — Я испугалась от того какой вы в этой клетке пережила оргазм и решила всё прекратить
— Постой! — возразила Оксана, оставляя дверь закрытой, отошла от неё — Ты разговаривала со мной, пока я была под гипнозом?
— Именно — одобрительно кивнула девушка, тоже сделав шаг навстречу к Оксане
— И что же я тебе такого рассказала? — была вне себя от любопытства Оксана и тоже время, испытывала неконтролируемый для себя страх, узнать правду
— Да почти абсолютно всё — пожав плечами, ответила темноволосая девушка, подошла к Оксане она вела себя так, как будто знала её изнутри и успела покопаться в её разуме — Но одно я не знала, я не знала, что вы Оксана, работаете врачом
«Я ей лично ничем не обязана, меня и так трахали в клетке почти два с половиной часа, а остальное время она копалась у меня в голове и меня пугает лишь одна мысль, какой пиздец она могла там узнать», размышляла Оксана, изучая взгляд кареглазой стоящей перед собой девушки.
— Пожалуй, я лучше пойду
Прикусывая краешек губы, чувствуя эмоциональную напряженность всей этой беседы, ответила Оксана. Продолжая смотреть на девушку, которая стояла перед Оксаной, выражая нежность, обернувшись назад, вцепилась в ткань платья своего халата, закатала им кожу на бёдрах.
— Пока я еще что-нибудь вам не рассказала
— Я была в вашей голове Оксана — утверждала брюнетка, отпуская материю платья, подошла к Оксане, схватилась за кисть её руки — Я видела там такое безумие
— Да по какому праву? — вскрикнула Оксана, посмотрев на девушку взглядом королевской кобры, чем вынудила её инстинктивно отпустить ей руки и отойти от себя на шаг назад
— По щелчку пальцев я могу снова вас ввести в состояние гипноза — уверяла брюнетка, испугавшись, с каким оскалом на неё посмотрела Оксана — И вы снова станете моей куклой
— Я просто хочу уйти отсюда — ответила Оксана, поддавшись панике снова оказаться во власти безумного порочного омута, когда она над собой не властна
— Я вас не держу Оксана — пояснила темноволосая девушка — И уж тем более не хочу вам навредить
— Тогда замечательно — коснувшись вновь ручки двери, Оксана, испытывая страх, сказать что-то лишнее этой обезумившей по её мнению девушке
— Но мне ваша та тёмная сторона как-то больше нравится — рассказывала девушка, когда Оксана внимательно за ней наблюдая, продолжала держаться за ручку двери — И я бы очень хотела её еще раз пробудить
— А я вот как-то не хочу — заявила Оксана, хотела открыть дверь, но ощутила, как пальцы руки брюнетки легли на её руку — Я могу уйти?
— Постарайтесь не спать Оксана — предупредила девушка, убирая руку от Оксаны, при этом продолжая внимательно смотреть ей в глаза — Потому что то, что в вас потом проснётся обязательно придёт ко мне
— Почему к вам? — не поняла этого Оксана испугавшись еще больше того что узнала
— Потому что вы желаете меня — прошептала она рядом с губами Оксаны — В первый раз, когда вы были под гипнозом, я противостояла этому, вывела вас из него, а вот во второй раз, я не намерена лишать себя удовольствия и забавы порезвиться с вами
— Ну и ладно — огрызнулась Оксана, когда находясь во власти паники, открыла быстро дверь и покинула комнату вышла в зал, в котором до сих пор играла музыка, гости предавались разврату
«Наглая самодовольная дура, да что ты со мной сделала?», размышляла Оксана, направляясь сразу между столиками, когда удивленные зрители на неё так восторженно смотрели, а некоторые даже бурно аплодировали и насвистывали.
Пройдя по залу через бурный шквал аплодисментов публики, в которых Оксана слышала одобрительные и скорее даже поздравительные возгласы. Подойдя к ступенькам лестницы, Оксана, вцепившись в перила, быстро начала подниматься, стукая каблуками черных туфель по их зеркальной черной поверхности. Поднявшись по ступенькам, Оксану мучало чувства страха, слова которые брюнетка ей сказала напоследок, осели в её голове, она ничего не могла поделать, желая лишь удалиться подальше от этого места. Открывая дверь, что вела на верхний бар, Оксана чуть не столкнулась с сомнительным мужчиной, который был одет в черный костюм, выглядевший больше как чей-то охранник, выполняющий грязную работу, а не посетителей этого прискорбного порочного заведения. Почувствовав от незнакомца восхитительную коллекцию одеколона «Jean Paul Gaultier», Оксана распознала в нём нотки древесины, лаванды и мяты. Отличается необычайной теплотой и нежностью, парфюм подходит для спокойного человека. Оксана вспомнила только, что совсем недавно видела лицо этого человека, только не могла понять где.
— Странно — вошла в верхний бар, произнесла Оксана, когда дверь за её спиной закрылась, оглянулась она еще раз на закрытую дверь — Где-то я его видела, вот вспомнить бы где
Обстановка здесь как и прошлой ночью казалась спокойной, кое-кто из посетителей держался еще, кто-то даже заснул за столиком. Одна из клиенток уснула сидя на высоком стуле прямо за барной стойкой, когда рядом с её лицом бармен спокойно протирал поверхность барного стола. По залу ходили официантки, обслуживающих лишь пару тройку клиентов кто был в состоянии, общались между собой, распивая спиртные напитки, довольствуясь приятному звучанию музыки.
«Время четыре утра, а кто-то еще может пить, ненормальные какие-то», подумала Оксана, посмотрев на столик напротив, как только отошла от двери, ведущей в нижний зал заведения.
После чего Оксана прошла мимо столиков в баре, пожелав удалиться скорее из этого заведения и навсегда забыв того, что тут произошло. Подходя к винтовой лестнице, Оксана еще раз оглянулась, посмотрев на парня бармена, который мило улыбнулся ей в ответ, после чего медленно наступив на первую ступеньку, начиная быстро подниматься по лестнице. Какое-то время, когда Оксана поднималась по ступенькам, не могла сдержать себе обиду и ту боль, в отношение которой поступила с ней темноволосая девушка тем, что привязала её порочное сознание к себе. Открывая тут же дверь, когда поднялась по лестнице, Оксана чуть не сбила с ног белокурую девушку, которая хотела посетить это заведение. Выскочив пулей на улицу, Оксана коснулась плечом незнакомки блондинки в белом платье, выглядевшей изумительно.
— Простите, пожалуйста — почувствовав себя виноватой, искренне извинилась Оксана, быстро подойдя к ступенькам крыльца, ведущим из подвала дома на поверхность
— Смотрите лучше куда идёте — упрекнула обиженно блондинка, оказавшись вжатой в стенку на крыльце, когда Оксана в страхе выскочила из этого заведения
— Да пошла ты — подойдя к ступенькам лестницы ведущей вверх на поверхность из подвала, обернулась Оксана, расставив ноги порознь — Курица блядь тупая — произнесла она, когда незнакомка блондинка уже зашла в бар и дверь за её спиной плавно закрылась
«Они тут все такие ебанутые?», размышляла Оксана, стоя какое-то время на ступеньках крыльца верхней лестницы, что вела из подвала, смотрела на закрытую дверь, через которую только что вошла белокурая посетительница этого загадочного клуба.
Поднявшись быстро по ступенькам, Оксана ступила на тротуарную дорожку, пролегающую через двор, который был окутан сумеречной тенью переходящей плавно и медленно в рассвет. Двор окружающих домов светился светом в некоторых квартирах, освещая мрак темноты частицей света. Лишь один раз, когда Оксана направлялась по бетонной дорожке по диагонали, пересекая двор, въехала через арку белая иномарка и так же медленно остановилась у углового подъезда.
— Блядь как же холодно — грязно выругалась Оксана, когда шла через двор в ночи большого города, ощущая влияние будоражащего холода на своём теле
Ночной город сиял огнями, бликами фар проезжающих по Макеевской улице машин, вдоль которой поток не прекращался никогда. Светом рекламных баннеров, постоянно меняющих свою рекламу на своих огромных рекламах, постоянно меняющим цвет светофоров. Постоянно идущих с пустыми взглядами людей, уткнувшись в свои телефоны, просто масса шла по улицам, кто-то ожидал автобуса на остановки, а кто-то просто курил сигарету у входа ночного кафетерия. Какое-то время Оксана шла, как впустую, оглядываясь на мимо проходящих людей, одиноких женщин, мужчин идущих парами со своей возлюбленной в такой ранний час, когда небо только-только начинало пускать проблески предрекающего рассвета. Дорогие ароматы парфюма лишь иногда туманили тот неприятных запах от машин, которые разносила улица, вонь с канализационных люков мимо которых проходила Оксана, лишь скрашивал запах ночного кафетерия.
Прошло около часа, после того как Оксана подошла к больничному дворику, отвлекшись от мысли, что перед уходом ей наговорила гипнотизерша. Перебирая в голове все возможные варианты головоломки, Оксана чувствовала ясность в голове. Формируя весь анамнез по полочкам в своих мыслях, Оксана, направляясь по улице, повернула в сторону больничного парка, который был окутан ночной тенью.
Представляя в голове лишь аномальную мембрану, Оксана ясно видела перед собой картину работающего сердца ребёнка, левое предсердие, что-то блокировало и это что-то сочеталось с дефектом межпредсердной перегородки. Имея воображение, Оксана нарисовала в голове яркую картину того, что как-то оба предсердия связаны между собой, помимо того самого дефекта, как будто существует какое-то сообщество помогающее разгружать нагрузку всей левой части сердца, нагружая при этом правую. То, что раньше Оксана предприняла за митральный стеноз, оказалось той тёмной неизвестной тенью, которую она так хотела узнать и не была ли она так похожа на опухоль, но как это образование может объединить две части разных предсердий вместе. Для последнего фрагмента всей головоломки, Оксана не могла сопоставить именно эту часть, то с чем она имеет дело, действительно было врожденным аномальным дефектом сердца, по схожести могло напоминать разные анатомические пороки сердца. Начиная от гипоплазии левых отделов сердца, аномальным отхождением легочных артерий от аорты, миксомы предсердий, транспозицией магистральных сосудов, Тетрадой Фалло объясняла буквально всё. Атрезия легочных артерий, но в этом случае бы играл роль открытый артериальный проток, а его в анамнезе карты ребёнка Валентина не отразила.
— Оксана Владимировна
Узнала медсестра, стоящая на ступеньках крыльца приёмного девушка в белом халатике, держала в одной руке телефон, а в другой руке сигарету, с кончика которой стряхнула пепел в урну.
— Но что вы тут делаете? — изумилась в улыбке шатенка, вновь поднесла к губам сигарету, любознательно посмотрев на Оксану — Шикарное какое на вас платье
«Прокуренная тупая мочалка, всё ебало бы тебе разбила», едва сдерживая себя, чтобы не сорваться, Оксана на дух не переносила курящих девушек, считая только то, что табак для представителей сильного пола людей.
— Спасибо — наступая на ступеньку крыльца приёмного покоя, Оксана посмотрела какое-то мгновение на стоящую рядом газель скорой помощи — Это подарок
— Шикарные вам подарки делают
— Да вот как-то само получается
— Что вы делаете здесь так рано
— А ты что делаешь тут на крыльце?
Поднимаясь по ступенькам, Оксана смотрела на газель, водитель в которой что-то смотрел на планшете, когда свет его экрана доносился через мглу салон автомобиля скорой помощи.
— Разве не должна быть там с дежурным врачом
— А он всё равно спит — пожав плечами, ответила девушка, листая ленту на телефоне в контакте, стряхнула пепел с сигареты в урну — Пока ведь всё спокойно
— Это верно
Вдохнула Оксана порыв летнего свежего воздуха, посмотрела на макушки качающихся деревьев в парке рядом с больницей. Взглянула на девушку, чье тело прекрасно украшал и выражал формы надетый на ней белый халатик, Оксана решила предположить все в своих мыслях, только лишь бы не думать о той кареглазой девушки обладающей влиянием гипноза. Подойдя к открытой двери приёмного покоя, стоя на крыльце, Оксана вошла в тамбур дверей, каждый из которых была открыта, пропуская поток прохлады в это душное помещение. Лишь прохлада, которую чувствовала Оксана, облегчала атмосферу в коридоре приёмного покоя, где за открытой дверью кабинета, сидел дежурный врач, листая ленту социальной сети контакт на планшете. Пройдя по коридору, Оксана коснулась пальцами голубой краски стен этого помещения, заметила, как влияние проникающей прохлады, колыхалась на пластиковом окне белая ажурная занавеска.
— Оксана?!
Удивилась Наталья Валерьевна, заметив Оксану в коридоре приёмного отделения, женщина держала в руке пластиковый стаканчик с кофе. С выраженным удивленным видом смотрела на Оксану и совсем ничего не понимая, посмотрела на часы, надетые на её руке.
«О…. блядь сейчас начнёт меня жизни учить, пожалуй, я попробуй сделать вид, что я её не услышала и поднимусь лестнице на второй этаж», испугалась Оксана голоса этой женщины, ускорив шаг, быстро прошла по коридору подошла к лестницы, что вела на второй этаж.
— Но что ты тут делаешь?
Спросила темноволосая женщина, тут же настигнув Оксану, когда она пожелала скрыться, чтобы избежать ненужной беседы в коридоре.
— О…. нет, ты от меня так не отделаешься! — вскрикнула Наталья Валерьевна, схватив Оксану за руку, остановив её на ступеньках лестницы — Я спрашиваю тебя, что ты тут делаешь?
— Да собственно говоря пришла проверить пациента — скрывая своё внутреннее отчаяние, Оксана отразила перед держащей её за руку женщиной, жалкое подобие улыбки — А что нельзя?
— В пять утра? — выразила удивление, спросила недоверчиво Наталья Валерьевна — Я думала, ты будешь у Валентины дома спать с дочерью, а ты……
Задумчиво и в тоже время, будто о чём-то догадываясь, ответила Наталья Валерьевна, продолжая смотреть на Оксану с упрёком, держа её крепко за руку, в которой она держалась за ручку пакета.
— Ты так увлеклась головоломкой — рассуждала она, продолжая так же угнетающе смотреть на Оксану — Что опять позволила себе долю безумия, но почувствовав жаренное, сбежала, поджав хвост, это в твоём стиле
— Вам Валентина рассказала? — была шокирована Оксана, раскрыв алые накрашенные щедрым слоем помадой губы
— Я работаю с тобой не первый год Оксана
Утверждала Наталья Валерьевна, отпуская руку Оксаны, начала медленно вместе с ней подниматься по ступенькам лестничного пролёта на второй этаж.
— Я то поверь, знаю! — рассказывала женщина с радушной улыбкой посмотрела на Оксану — Какой омут безумия творится в твоей голове, когда ты поддаешься этому…..
— Искушению страстью — добавила Оксана, скрасив свои слова забавной застенчивой кривой ухмылкой, беспокоясь за реакцию в ответ с рядом идущей с ней по ступенькам женщины
— И что с тобой на этот раз произошло?
— Даже не хочу об этом говорить! — возразила Оксана, выставив руку, когда они с Натальей Валерьевной стояли на площадке между лестничными маршами
— У тебя опять какие-то проблемы? — отчаянно вздохнула Наталья Валерьевна, переживая, коснулась плеча Оксаны — О…господи Оксана ты только что нашла дочь, неужели ты хочешь опять всё сама разрушить?
Высказывалась недовольно Наталья Валерьевна, поднимаясь следом за Оксаной по лестнице на второй этаж, проявляя настойчивость, так как она избегала всячески этого разговора.
— Что с тобой приключилось? — схватила она снова Оксану за руку, находясь с ней в проходе на лестничную площадку на втором этаже — Ты можешь мне рассказать?
— Чего вы хотите Наталья Валерьевна? — состроив унылый взгляд, спросила Оксана, делая специально так, что этот разговор ей давно уже наскучил — Что вы вечно за мной бегаете?
— Потому что я за тебя переживаю
— Правда?! — возмущенно спросила Оксана, специально хотела разозлить и вывести из себя эту женщину — Да вот знаете, что-то не особо как-то пока мне в это верится
— Ты хоть понимаешь, что ты вообще говоришь Оксана?
Проследовала Наталья Валерьевна, громко разговаривая за Оксаной в коридор, когда она выдернула настойчиво свою руку из хватки пальцев темноволосой женщины.
— И я от тебя просто так не отстану, зная, что у тебя какие-то проблемы
— Да блядь!
Прошипела Оксана, свирепо отражая оскал королевской кобры, обернулась стоя у окна в коридоре, в то время как его ажурная занавеска едва касалась кончиков её золотистых волос.
— Откуда вы знаете, что со мной как будто что-то приключилось?
— Ты скрываешь взгляд — уверяла Наталья Валерьевна, направляясь следом за Оксаной по больничному коридору в сторону крыльца детской терапии — Значит, тебе есть что скрывать
— Да с чего вы так решили — вновь обернулась Оксана и хотела посмотреть в глаза идущей и допрашивающей её женщине, но не смогла, скрыла взгляд, отвернулась, подошла к окну в коридоре рядом с входом в детское отделение — Да даже если есть, это всё равно не ваше дело
— Девочка — подошла Наталья Валерьевна к окну, рядом с которым стояла Оксана, продолжая смотреть на огни ночного города и на поток движущихся внизу по улице машин, что постоянно гудели своими двигателями — Здесь ты не права
— Как будто бы вам есть дело — обиженно глотнула слюну Оксана, словно как будто камень от обиды проглотила — До того, что меня гложет?
— Оу… девочка моя — сделала она радушную гримасу, коснулась пальцами подбородка Оксаны, направила отчаявшийся взгляд на себя — Мне есть до всего дело, что касается тебя
— Вы сейчас говорите как моя мама
Вновь не вынесла такого напряжения Оксана, когда смотрела в глаза этой женщине, тут же спустя мгновение скрыла от неё свою душевную терзающую её разум боль взгляд голубых лазурных глаз.
— А я не люблю этого
— Хорошо давай поговорим, как ты хочешь
— Чего вы хотите? — поинтересовалась Оксана, обернувшись вновь набравшись смелости, посмотрела в глаза назойливой для неё женщины
«Как же ты меня заебала прицепилась как муха», подумала про себя Оксана, желая скорее отвязаться от навязчивой собеседницы.
— У тебя не хватает рук в лечение сына Гореловой — напрашивалась на помощь Наталья Валерьевна, когда Оксана подошла к двери, ведущей в фойе помещения детской терапии
— И вы хотите — переступая порог открытой двери, интересовалась Оксана, вильнув бёдрами, вошла в фойе детского отделения, прошла по синему линолеуму — Тоже напроситься в команду
— Конечно если ты не против
Уверяла Наталья Валерьевна, направляясь по вестибюлю отделения, где располагались два кресла и между ними стоял журнальный столик, на котором был раскрыт очередной журнал моды.
— Ты ведь понимаешь — поравнявшись с Оксаной в этой комнате перед входом в само отделение, говорила Наталья Валерьевна, при этом смотрела на неё — Две головы хорошо
Делилась она своим мнением, так искренне смотрела в глаза Оксане, остановив её снова, коснувшись пальцами руки, хотела женщина, чтобы её выслушали.
— А «три» лучше — произнесла, выделяя особенно это слово, Наталья Валерьевна
— Что вы сейчас сказали? — как будто окаменела Оксана, посмотрела прямо на женщину, когда она её остановилась, обвив пальцами кисть руки
— Я сказала что хочу к вам в команду
— Да нет! — психанула Оксана при этом громко вскрикнув, была не согласна с таким утверждением, была вне себя от переизбытка эмоций — Повторите что вы сейчас вот только что сказали?
— Я сказала что «три» еще лучше
«Ну конечно у него три камеры предсердий», предположила Оксана, снова погружаясь в омут искушения страсти головоломки.
Трехпредсердное сердце — врожденная аномалия сердца, при которой в левом предсердии имеется перегородка, разделяющая его на две камеры. При трехпредсердном сердце больные страдают повторными респираторными заболеваниями, отставанием в физическом развитии, одышкой, периферическим цианозом, кашлем, сердечной недостаточностью.
В ходе обследование мальчика, было выявлено шунтирование крови слева направо через ДМПП, который был расположен в верхнем отделе левого предсердия, приводит к повышенному кровенаполнению легких и развитию сердечной недостаточности, обусловленной снижением преднагрузки левого желудочка и синдромом малого сердечного выброса. Важную роль в клиническом течении трехпредсердного сердца играет наличие и расположение ДМПП по отношению к обтурирующей мембране. При низком расположении ДМПП имеет место сообщение правого предсердия с передненижней камерой левого предсердия; при высоком — с задневерхней.
Мембрана, служившая в левом предсердии малыша, была как никто, иной, как третья камера предсердия, образовавшейся в результате. Наиболее широко принятой гипотезой эмбриогенеза трехпредсердного сердца является нарушение механизма инкорпорации общей легочной вены в левое предсердие. Однако некоторые варианты порока не согласуются с этой гипотезой.
Для трехпредсердного сердца характерны кашель, одышка, акроцианоз, «кровохарканье», постоянные хрипы в легких. Объективное обследование выявляет отеки на лице и конечностях, «гепатомегалию». При выраженном стенозе продолжительность жизни детей не превышает 6 месяцев.
Если соустье между основной и дополнительной полостями левого предсердия имеет достаточные размеры (более 6−7 мм), симптоматика нарастает медленнее, и трехпредсердное сердце может обнаруживаться только в школьном возрасте или позже. Типичные для трехпредсердного сердца одышка, «тахикардия», бледность кожных покровов с умеренным цианозом, кардиомегалия нередко создают ложное впечатление о «приобретенном пороке сердца» или сердечном заболевании.
— У него трехпредсердное сердце — т