Многогранники. Анна Чудновская (стихи, миниатюры)


Многогранники. Анна Чудновская (стихи, миниатюры)
ОЖИДАНИЕ
                                            Моему мужу

Натянуты струи на скрипку дождя,
И ветер листает деревьев страницы.
Мне нынче тревожно, мне нынче не спится,
Как будто бы что-то должно приключиться,

И мне избежать его просто нельзя.
Обрушилась ночь разъярённой лавиной.
Луна не взошла, как плохое зерно.
И чудится, будто меня ты покинул.

Простреленной раной чернеет окно.
А стрелка часов — одинокий прохожий —
Застыла на пике ночной темноты.
Но вот загорается лампа в прихожей.
И сердце качнётся: Пришёл! Это ты.

ОСЕНЬ

Расплакалась осень о чём-то о женском.
Дорожками слёзы бегут по стеклу.
Мне жаль её, хочется чем-то утешить,
Как рыжую чёлку, пригладить листву.

Мы с нею похожи: во взгляде усталость,
В душе отражение прожитых лет.
А что впереди? У меня это старость,
У осени зимний холодный рассвет.

Ах, осень, расстанься с дождливой печалью,
Не слушай ты ветра пронзительный свист.
Пусть правит зима, — золотою медалью
Остался под снегом оранжевый лист.

ЛУННЫЙ ВАЛЬС

Зелёная звезда цветёт сейчас, как прежде,
Причешется ковыль гребёнкой ветерка.
Подвешена луна на лучике надежды
И на плече спокойно лежит твоя рука.

Изранена судьба о клетку несвободы.
Как разные планеты, с тобою далеки.
Но этот лунный вальс тропинкой через годы
До сердца донесёт тепло твоей руки.

ВЕСЕННЕЕ

Мне сегодня что-то грустно,
Хоть весной полна земля.
Пробежит девчонка шустро,
Словно молодость моя.

Распускаются листочки.
Краски чище у зари.
Птицы в небе, будто точки
В неоконченной любви.

* * *

Утекает время, как песок в часах,
Убегает время и не возвращается.
И судьба, как маятник, качается,
И реальность растворилась в снах.

Зарастает память, как щека щетиной,
Забываем то, что с нами было прежде.
Поклоняемся несбыточной надежде
И бредём дорогою пустынной.

Что там, что за этим бугорочком?
Друг иль враг в тиши ночной таится?
Вознестись нам или расшибиться,
Иль исчезнуть Богом стёртой точкой.

СНЕЖНОЕ

Белую шубу надела зима.
Холодно мне, одиноко и снежно.
Ты обними меня крепко и нежно,
С этой тоской я не справлюсь сама.

Как хорошо бы нам было вдвоём!
Знойное лето б для нас возвратилось.
Только спиралью судьба закрутилась:
Нет тебя рядом, и снег за окном.

* * *

Рассыпались любви осколки
Разбитым зеркалом — предвестником несчастья,
И потянулись дни ненастья,
В пустой душе кувшинно звонки.

И кажется, всему конец.
И почва из-под ног уходит,
И судорогой губы сводит.

Но снова жизнь на марше, как боец.
Сдаваться рано: есть ещё патрон
Себе ль, врагу — уж это, как придётся.
И пусть судьба мне в грудь штыком упрётся,
Столкнуть меня не сможет под уклон.

СОН

Какие-то странные снятся мне сны.
О том, что со мною пока не случилось.
Как будто бы жизнь под уклон покатилась,
И лютый мороз, и не будет весны.

И я по следам, замерзая, бреду,
Тобою протоптанным к новой подружке.
И пью валерьянку из розовой кружки,
И сердцем, как губкой, вбираю беду.

А серого неба разорванный стон
Свидетель не в ЗАГСе, свидетель разлуки.
К нему простираю бессильные руки.
И вдруг просыпаюсь. То был только сон.

ИЮНЬ

Чем пахнут небо и земля?
Не замечала это прежде.
Дождём, зарёю и надеждой,
Как пахнут морем якоря.

Открою настежь ставни дня,
Шагну в распахнутую нежность,
Где облаков прозрачна снежность,
И чёрной трезвостью земля.

Венок плетёт деревьев тень,
О чём-то сообщают птицы,
Монетой солнце золотится.
Прекрасен этот летний день.

* * *

На краешке ночи, по гребню рассвета
Плыву на ладье, называемой сон.
И снится мне лето, прохладное лето,
Под куполом месяца звёзд перезвон.

И запах полыни чуть-чуть горьковатый,
Как запах привычных твоих сигарет.
И этот пригорок, травою лохматый,
Как будто бы в шкуру медвежью одет.

Мы здесь проходили когда-то с тобою,
Но ветер развеял следов наших пыль.
Не стали друг другу счастливой судьбою,
И только колышется так же ковыль.

* * *

Слагаются стихи цепочкой слов.
Бежит строка, как лунная дорожка.
И кажется: ещё немножко —
И растворится в разнотравье снов.

Упрямо по безбрежью рифм бреду.
И быт остался за глухой оградой.
И будут те мгновения наградой,
Когда в песке янтарь стиха найду.


НЕВЫДУМАННЫЕ СКАЗКИ
(Цикл)

КАКОГО ЦВЕТА ПТИЦА СЧАСТЬЯ?

Синяя птица счастья…

А почему синяя? У нас она была серой. Соловей, который пел-заливался в кустах, когда мы, юные и влюблённые, сидели, обнявшись в парке на скамейке и, замирая, слушали его трели.


Синим было озеро. А на нём птица — белая. Лебедь величественно плыл по спокойной глади озера, а мы, счастливые, стояли на берегу и смотрели. Это было наше свадебное путешествие.


К жёлтой птице счастья — канарейке — тянет ручонки наш маленький сын и радостно смеётся.


И зачем вообще ловить птицу счастья? Счастье не живёт в клетке. Оно свободно и разноцветно, как сама жизнь.



ОТКУДА БЕРЁТСЯ МОЛЬ


Они были счастливы. Он был бизнесменом и очень много работал. Уже в 8 часов утра его ждала у подъезда машина.


Помахав ему на прощание рукой, Она бабочкой выпархивала в окно. Да-да, прекрасной бабочкой с бархатными крыльями, покрытыми нежнейшим рисунком. Дома ей нечего было делать: дома всё делала прислуга. А здесь, за окном, было столько интересного! Вокруг неё шумел пёстрый мир, наполненный большими и малыми событиями. Она порхала над цветами, которые пахли так нежно, как не пахнут ни одни духи, даже самые дорогие.


Под вечер Она возвращалась домой. Он был уже дома, и Она тихо опускалась в его, сложенные лодочкой, ладони. Он осторожно усаживал её на мягкий диван, и Она снова становилась женщиной, весёлой и прекрасной. Они улыбались друг другу и пили красное вино из звенящих бокалов.

Но однажды, влетев в комнату, Она увидела, что Он не один. С ним была молодая девушка. Они сидели прямо на полу, на пушистом мягком ковре. Он целовал её золотистые волосы, она смеялась. И тихо позванивали бокалы у них в руках.

Два чувства охватили Бабочку. Жажда мести сделала её маленькой, ибо мстители редко бывают великими. Злоба стёрла с неё яркие краски. Потому что злоба несовместима с красотой. И она превратилась в маленькую злую моль, всеми гонимую и приносящую только вред.

Медленно и тяжело порхала Она по своей бывшей квартире, а потом вообще превратилась в червячка и грызла, грызла ковёр, на котором сидела та, другая. Это стало смыслом её существования.

Мужчины! Не дайте нам, женщинам, превратиться в моль.



КАК ХОЧЕТСЯ ТЕПЛА…


Он ласково обнимал её плечи. Он укутывал её мёрзнувшие ноги. Он согревал её в этой холодной комнате с завьюженным окном. Увы, это был не любимый мужчина. Это был плед.



А СУДЬИ КТО?


«И как можно так одеваться? Вся в блестящих побрякушках. Никакого вкуса!» — сказала Швабра о Новогодней Ёлке.


О ВРЕМЕНА! О НРАВЫ!
Современные сказки
(Цикл)


ПРАЗДНИК, КОТОРЫЙ ВСЕГДА С ТОБОЙ


«Эх, и оторвусь же я по полной программе!» — воскликнул Отрывной Календарь первого января.



ВООРУЖЁН И ОЧЕНЬ ОПАСЕН


«Колись, колись!» — приказал Молоток-следователь. И Орех раскололся. А что ему оставалось делать? Ведь внутри у него было ядро. Хорошо, хоть «пушки» не было.



И ЭТО ВСЁ О НЁМ


«Козёл!» — сказал Осёл Козлу. «А за «козла» ответишь!» — хотел в запальчивости выкрикнуть Козёл, но вовремя остановился. На этот раз Осёл был прав.



ВОЛШЕБНАЯ СИЛА ИСКУССТВА


По кухне пополз слушок: «Водопроводный Кран замочил Вилку. У неё что-то было с Ножом». Чашка упала в обморок и разбилась. Рюмки в буфете звенели от страха. Чайник от возмущения вскипел. И только Посудное Полотенце спокойно вытерло Вилку и рассмеялось: «Да жива она, жива! Насмотрелись детективов, вот и мерещатся всякие ужасы».



СОЛОМЕННАЯ ШЛЯПКА


Это была старинная Шляпка. Её берегли в память о прабабушке-дворянке, которая училась в Сорбонне и, по легенде, привезла эту Шляпку из Парижа.

Мама нашла её на антресолях и бережно положила в платяной шкаф. Шляпка огляделась на новом месте и вдруг увидела нечто ужасное. Ей сразу вспомнились читанные детям книги об индейцах. «Скальп!» — в ужасе прошептала она. «Не скальп, а Парик», — усмехнулся сосед. «Ах, парик, — обрадовалась Шляпка, — восемнадцатый век, пудреные парики, Моцарт!» «Какой ещё Моцарт? Водка, что ли? «Клинков» знаю, «Медофф» знаю, а «Моцарт» не слышал. Новая, что ли? «Моцарт — это великий музыкант». — Наставительно сказала Шляпка. «Великий музыкант — это Киркоров, впрочем, мне ещё «Руки вверх» и «Отпетые мошенники» нравятся». «Какой ужас, уже и музыканты мошенники!» — про себя подумала Шляпка. И тут она спохватилась, что ещё не представилась соседу, а ведь это была очень воспитанная Шляпка. «Я Шляпка из соломки», — вежливо сказала она. «Из маковой?» — оживился Парик. «Из настоящей итальянской, — гордо ответила Шляпка. — Ах, молодой человек! Я, конечно, не юная, но зато мне есть что вспомнить: скрип колёс по просёлочной дороге… Пикник в лесу на травке…» «Колёса, травка. Да ты, бабка, крутая! А пикник — это тусовка?» — спросил Парик.

Но Шляпка не успела ответить. Дверцы шкафа распахнулись, и внучка схватила Парик. Дверцы захлопнулись, и Шляпка осталась в одиночестве вспоминать былые времена.



НА ДНЕ


Камень давно лежал в море. Он оброс водорослями и считал себя здесь, на дне, своим. Ему нравилась маленькая пёстрая рыбка, которая иногда проплывала в отдалении. Близко к Камню она боялась подплывать, потому что на нём поселилась хищная Морская Звезда. Камень не любил хищницу, но прогнать её не мог. Это был ракушечник, мягкий камень.



КАК СКОРО НОЧЬ МИНУЛА!


Фонарь висит высоко на столбе. Вся жизнь, с её приливами и отливами, проходит внизу, не достигая его. И только мошки по вечерам суетятся и мельтешат вокруг него. «Суета сует!» — снисходительно думает Фонарь. Но когда мошки улетают, свет Фонаря меркнет от одиночества. Наступает утро.



БЫЛОЕ И ДУМЫ


Тряпка из «бывших». Бывшая кофточка, нежно-розовая, с фиолетовыми цветочками. Этих цветочков давно уже нет. Они выгорели, выцвели, вылиняли. А Тряпка старательно стирает пыль с прабабушкиных фарфоровых статуэток и серебряных подсвечников, с полированной мебели.

«Ты тряпка! — кричит ей Пылесос. — Ты позволяешь всем командовать тобою!» Тряпка молчит, а про себя думает: «Зато я нужна им, не то что бедняга Веник, который одиноко томится в чулане с тех пор, как появился Пылесос. Нет, что ни говори, а всё-таки жизнь прекрасна. Даже если она и без цветочков».



КОНЕЦ СО СВЕТОМ


Шпроты в банке возмущаются: «Теснота, темнота и невежество!»

«Да вы же как сыр в масле катаетесь!» — удивляются кильки в томате.

Наконец, банку вскрыли. Хлынул яркий свет. Шпроты обрадовались. А зря.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 02.03.2019 в 22:22
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1