Поэзия. Людмила Храмкова (подборка стихотворений, переводы)


Поэзия. Людмила Храмкова (подборка стихотворений, переводы)
ВЕСЕННЯЯ ПЧЕЛА

Не умещаюсь
              в этой жизни мелкой —
В ладонях Бога —
                  как весенняя пчела...
И сердце успевает
              за секундной стрелкой —
Душа —
        небесный, звёздный циферблат...

В ВЕКАХ ОПРАВДАН...
                           «Человек человеку — Свет...»

Верны ли клятвам и обетам —
Не в этом долг, не в этом суть...
Друг другу стать небесным светом —
Душой — к другой душе прильнуть...

Вот — наша суть и наша правда...
И назначение... И — долг...
И только тот в веках оправдан,
Кто свет в другой душе нашёл...

БЫТ И БЫТИЁ

Бытиё — на грубом фоне быта —
Беззащитное, святое бытиё...
Каждый день ты на кресте событий
И небесное значение Твоё...

Быт хохочет масками сатира —
У него без счёта жутких лиц, —
Но над праздной суетою мира
Бытия Священный Вечный Лик...

И когда сатир нам корчит рожи,
Быта — адскую — сгущая тьму,
С нами — Бытиё, чтоб Искру Божью
В сердце сберегли — наперекор всему...

СВЕДЁТ ЛИ БОГ...

Моя рука упала в пустоту —
И подаянье нищему — в песок...
Души — великую — переступив черту,
Он так хотел, нуждался... и не смог...

А мог успеть, рванувшись... на лету...
В каких веках — последний мой обол?
Напрасной тратой — за возможную мечту,
Напрасной платой — мой последний долг...

А наше прошлое — могло быть впереди...
Как рядом было... Неужели — рок?
Нам — нищими — обоим уходить...
Позволит ли когда? Сведёт ли Бог?..

БОГОСЛУЖЕНЬЕ

Рассвет наступает —
                             безмолвный, торжественный, чистый,
И тишь над землёй — до хрустального, светлого звона,
Мир совершенен — открыт, обнажён, бескорыстен,
Где птица напрасно пера,
                                        и того — не уронит...
Воздух — пьянящий — настоян на вереске ночи
И ленкоранских акаций — небесного цвета кораллов,
И это блаженство мы пьём, как нектар — по глоточку,
Какое блаженство даровано!
Господи, Господи, правый!
В своей безупречности
                          к Дню Сотворенья приравнен,
Святой этот час, этот миг — из одних междометий,
По счастью сейчас мы с тобой только Господу равны —
Невинны, доверчивы,
                              трепетно-нежные дети...
Как часто незрячи бываем, смешны — в лицедействах...
Паломников жаждущих — ныне — светлей и блаженней...
И каждое слово — от мира сего — фарисейство...
Безмолвие... Радость... Бескрайняя... Богослуженье...

ЗВЕЗДОПАД

Искры звёзд — хозяин летней ночи
Сыплет мне в ладонь из темноты...
Словно кто-то свыше приурочил —
К дате — эти звёздные цветы...

Будто нежное прикосновенье Бога...
Так ребёнка поцелуем будит мать...
Сыплются и сыплются — под ноги —
Ни моргнуть не смеешь, ни дышать...

И минута — бесконечно — длима...
И другая... И... ещё... одна...
И на душу опускается незримо —
Благодать...
                Блаженство...
                                     Тишина...

ПАДУЧИЕ ЗВЁЗДЫ
            (Подруги)
                                                              З. Л. М.

Падучими — шальными звёздами
Дарили всё с тобой — до умирания...
Вот так сирень — шальными вёснами
Себя раздаривает — ранняя...

Ах, сердце каждому: дари-раздаривай —
Со всеми плакали — делили яхонты...
Вот так июль — в багряном мареве
Созревшие — роняет — яблоки...

Вполглаза спали мы — подобно Аргусу...
Добра с тобою мы так и не нажили...
Шальными звёздами — палящим августом
Сгорали обе мы — сгорали заживо...

ВЕЧНОЕ РОДСТВО

С тобою вместе мы, мой милый, —
Давным-давно, давным-давно…
Тогда мы знали — свет и крылья,
Двух душ — одно веретено...

И наша жизнь была — бессрочной,
На лучшем краешке земли...
Отдельно жить — ни дня, ни ночи —
Мы не умели — не могли...

Нам открывать её — веками —
За веком — век, за пластом — пласт...
И эта память — вечно с нами —
Друг друга потерять — не даст...

МЫ — ВМЕСТЕ….
                                                      З. А.

Ты нужен мне, как небу — солнце...
Как Северу — бесспорно — юг...
Причина всех моих бессонниц —
С тобой — в аду, или в раю...

И я судьбы другой не знаю:
Твои объятья — мой приют...
Мы вместе — посредине рая
Или у бездны — на краю...

ХОЧУ ОДНОГО...
                                               З. А.

Хочу одного —
                 чтобы рад был и счастлив,
Чтоб сердце твоё
                       никогда не остыло...
Ты нужен затем,
                       чтобы звёзды не гасли,
Ты нужен затем,
                   чтобы солнце светило...

ОБЕРЕЖНЫЙ КРУГ

Бессонною птицей — мятежной
Твой сон до зари сторожу...
Завещанный мне — обережный
Круг над тобою держу...

Твой Ангел тебя не покинет,
И я — на священной из служб —
Сивилла — из рода Валькирий,
Из рода танцующих душ...

ОКЕАНУ НЕ ИЗМЕЛЬЧАТЬ...

Снова хмурый рассвет встречать...
Сколько горьких ночей — без сна...
Хоть на день к тебе — хоть на час —
И с тобой — и всегда — одна...

Ну, за что же такая печаль?
За какие мои — грехи?
Кто — жестокий — поставил печать?
На какие мои — долги?..

Океану — не измельчать...
Разве мы с тобою — враги?
Сколько слёз моих — без плеча...
Сколько снов моих — без руки...

СВЕТЛА ОТ ГОРЕЧИ…

Зима — неистовой лавиной...
Дохнула — снегом и судьбой...
На белом — красная — рябина
Стоит — похожая на боль...

Где боли этой пригубила?
Кто след оставил — ножевой?
Всё ждёшь и ждёшь — придёт с повинной
Невинный враг... И... божество...

Горят — кровавые рубины —
Забытой Богом и судьбой...
Светла... от горечи... рябина —
Ты так похожа — на ЛЮБОВЬ...

СНЕГОПАД

Январские сумерки... Снег серебрится...
Туманя усталый взор...
Какая нежность вокруг ложится —
Небесной палитры узор...

Алмазная россыпь живая — на синем,
Пронзительно синем снегу...
Слёзы восторга сдержать не в силах,
Не в силах... И не могу...

Ложатся — неслышные — на ресницы
Снежинки — и негу длят...
Быть может, радость нынче приснится
И чей-то ласковый взгляд...

НОВОГОДНЕЕ

Я, словно юная Рашель, —
С тоской застывшею в душе.
Рисую призрачный сюжет —
Что ты сидишь напротив, —
Грустит шампанское — «Роже»
И рядом твой пустой фужер,
А новый год настал уже —
В свои владенья входит…

Мир на опасном вираже,
Штампует лживые клише,
И стрелки снова, как мишень,
На чёрном циферблате, —
И очень смутно на душе
От слов холодных, словно жесть, —
Свеча застывшие драже
Слезами льёт на скатерть…

ИЗМЕНА

Что изменилось? Будто всё, как прежде...
Твоё отсутствие чуть-чуть длинней?..
Всё так же жду... Живу всё той надеждой...
Пока живу... Но что же будет с ней?

Слова — всё прозаичней и поспешней, —
И в них всё чаще слышится частица «не»,
Не замечая, изменяем слову «нежность»,
Как будто в мире что-то есть важней...

УЗОРЫ ПАМЯТИ

Ещё свежи, ещё влажны —
Морозной памяти — узоры...
Не сохнут — высохнут не скоро...
Ещё слова твои важны...

Дождей осенних — затяжных
Прошла пора — и стало ясно:
Огнём костров твоих напрасных
Края души обожжены...

ЖИЗНЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ...

Брожу вдоль моря — раненною чайкой...
И, кажется, что края нет — тоске...
Но море дарит камешек случайный, —
Как талисман — держу его в руке...

Должно быть, он подарен не случайно...
Живые брызги — на лице, и на листке...
Жизнь возвращается —
небесный дар — редчайший, —
Из пепла — Фениксом —
следами на песке...

Переводы с немецкого

из Р. М. Рильке

БОЛЬШИЕ ГОРОДА
(Беседа с Богом)

Большие города... В них всё поддельно —
собаки, люди, даже дети, свет и тень,
и тишиной и гамом — лгут они бесцельно,
и сеют ложь услужливо — и ночь, и день...

А то, что — правда? Ты один тут с нею —
Краеугольный Камень — Торжество...
Здесь ум молчит, и души костенеют,
здесь места нет для ветра Твоего...

Хоть в переулках дует он смелее, —
он здесь — чужой — на свалках городских,
Твои просторы вечные — ему милее,
на волю рвётся — от безумств людских...

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Как разлюбить, как с тобою расстаться,
если ты шепчешь в тиши полусонно, —
что голос мой шелестом тихого клёна
твой сон охраняет — где тайны вершатся.

Как же закрыть твои шторы-ресницы, —
ложатся слова, как пугливые тени,
на плечи, на грудь, на глаза, на колени.
На губы твои моя нежность ложится...

Я — здесь, я с тобой, чтоб всегда ты умела
в себя уходить, словно в заросли сада,
где запахи ночи ласкают прохладой,
где звёзды врачуют — и душу, и тело...

НОЯБРЬСКИЙ ДЕНЬ

День, угасающий, в клубок смотала осень.
Он сонно затихал — неторопливо...
Хор похоронный сквозь туман тоскливый
из храма ветер растревоженный доносит...

Промокший дым уснул на крышах влажных —
в камине, будто органист печальный, ветер —
в помин души, что отлетела на рассвете,
аккорды скорбных нот берёт протяжно...

СОЧЕЛЬНИК

Снежинки — лёгкие, мохнатые
кружит по просекам — метель.
Смиренной, кроткою монахиней,
ждёт часа жертвенного — ель.

И веточки — в дорогу светлую,
из дома — к славе — тянет прочь,
и ждёт безропотно — заветную
одну-единственную ночь...

НЕ СПРОСИШЬ...

Садовый страж, испытанный на верность,
глаз не сомкнёт у запертых дверей...
Вот так и я, Господь, твой стражник верный —
Твой день, и ночь Твоя — и всё, что в ней...

Твой виноград, вино, Твой божий пламень,
Твои цветущие и плодоносные сады,
я — смоковница, что цветёт на камне,
та, что плоды Тебе приносит без воды...

И кроны вечные её — всегда благоуханны,
и Ты не спросишь никогда — на страже ль я?
Меня дары Твои питают неустанно,
как всё вокруг — так щедра власть Твоя...





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 02.03.2019 в 19:38
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1