Поэзия. Светлана Бурова (подборка стихотворений, басни)


Поэзия. Светлана Бурова (подборка стихотворений, басни)
КОТ И МЫШИ
Басня

В мышином царстве выбор власти.
Гадают мыши меж собой:
Кто может дать им больше счастья,
Стать путеводною звездой,
Кто их довольствие утроит
И норы сделает светлей,
Кто станет истинным героем,
Достойным выбора мышей?
И тут явился к ним Василий,
Видавший виды серый Кот.
Мурлычет складно, без усилий,
Трубою хвост, усы вразлёт.
Как гордый тигр, он смел и ловок.
И за мышей стоит горой.
Враг плутней всех и мышеловок.
Ну чем, скажите, не герой?
Он из учёного семейства
И благороднейших кровей,
Гроссмейстер он и балетмейстер.
Ну чем не суперцарь мышей?
Кот править бал стал в царстве сером.
Итог правления таков:
От бывших дам и кавалеров
Там не осталось и хвостов.
Кот поохотился прекрасно,
За что ему тройной почёт.
В пуховиках он спит атласных,
Сметана по усам течёт.
А если советь рядом мявкнет,
Он скажет: «Цыц, под лавку брысь!
И место знай своё, малявка,
А лучше вовсе удались».
Зато и молодой, и старый
Сородич вслед ему твердит:
«Вот так герой, вот так котяра,
Ну, просто супераппетит».
Узрев мышиные страданья,
Скажу одно лишь на прощанье:
Коли мышам по нраву кот,
Он все исполнит обещанья
По принципу НАОБОРОТ.

ЗМЕЯ
Басня

В клубок свернувшись, на лесной опушке
Змея дремала под жужжанье мух.
Вдруг о весне напомнила кукушка
И о любви запел пастух.
Привыкшему к жужжанью не пристало
Чудесным звукам радости внимать.
Змея шипит и в ход пускает жало,
Чтоб с ходу радость чью-либо унять.
Кукушке вслед: «Зануда, надоела!»
Вслед пастуху: «Чумазый, помолчи!»
Ужалит, уязвит она умело.
Змею, как говорится, не учи.
И солнце у неё некстати светит,
И деревце некстати расцвело.
Трава под ней и та уж на примете.
Такое вот у змей дрянное ремесло.
Но что это? Мне слышится шипенье
По поводу сего стихотворенья.

ПЕРЕДОЗИРОВКА

Мудрых книг я уже не читаю.
К вечным тайнам пропал интерес.
С телевизором жизнь коротаю.
Что-то есть в нём: прогресс или бес.
Террористы, садисты, маньяки,
Мафиозных разборок кошмар.
Каратистов жестокие драки,
От которых дрожит земной шар, —
Завсегдатаи телепрограммы.
Мой рассудок терзали сперва.
От дебильно-обильной рекламы
Кругом шла у меня голова.
А потом толстокожей я стала
И смотрю на экран, как баран.
Всё равно мне, что «Рома», что «Гала»,
Что нацеленный в сердце наган.
Порносцены средь белого дня,
Среди ночи вампиров грызня
Не смущают мой странный покой,
Не тревожат мои сновидения
Ни обиженный домовой,
Ни поблёкшие привидения.
И ни жутко скрипящая дверь.
Удивить меня нечем теперь.

ДОЛЖНИКИ

Должники вы мои, должники!
Обо мне-то вы хоть вспоминаете?
К чёрту в гости не посылаете?
Долгой жизни, надеюсь, желаете?
Жду от вас хоть звонка, хоть строки,
Должники вы мои, должники!
Я так часто о вас вспоминаю,
Далеко вас не посылаю,
Долгих лет и добра вам желаю,
Чтобы пухли у вас кошельки,
Должники вы мои, должники!
Если долг свой себе вы простили,
И молчите — язык прикусили,
Или грозы вас так подкосили,
Что трясти вас уже бесполезно, —
То при встрече хоть, будьте любезны,
Не забудьте подать мне руки,
Должники вы мои, должники!

ПРОЩАЛЬНОЕ

Что на прощанье, домик милый,
Тебе сказать? Идут года…
Отсюда детство уходило
И не вернётся никогда.
И мне покинуть эти стены
Пришёл, как ни печально, срок.
Не обойтись без перемены,
Когда кончается урок.
Здесь я со школьною подружкой
Встречала праздники не раз,
Здесь мне открылся светоч — Пушкин
И постучал в окно Пегас.
Здесь мы, к экзаменам готовясь,
Болтать любили всякий вздор,
Но, спохватившись, чья-то совесть
Тот прерывала разговор.
Здесь зимней стуже призрак лета
Ходил за нами по пятам.
И, солнце призрачным согрета,
Казалась жизнь светлее нам.
За солнцем солнце отсветило,
За летом лето пронеслось.
Мечта настойчиво манила,
И вот, собраться в путь пришлось.
Мне тесен стал и дворик этот,
И эта спальня с полкой книг.
Меня зовёт другое лето
И новый друг, и новый стих.
Прощай же, домик мой унылый,
К тебе я больше не вернусь.
Отсюда детство уходило,
Пускай уходит следом грусть.
Земля другая даст приют мне,
Я стану у других дверей.
Меняю домик свой уютный
На вольный ветер двух морей.
1978 г.

ДОРОЖНОЕ

В памяти пока ещё звучат
Тихие прощальные слова.
Позади — пылающий закат,
Впереди — густая синева.
Стук колёс, как песня монотонная,
По стеклу скользящий лунный свет,
Станция унылая и сонная,
Поездам глядящая во след.
Утром чай, услуги проводницы,
Праздный разговор о том о сём,
Отчего на месте не сидится,
Кто куда, откуда, что почём.
И опять вниманье за вагоном
Привлечёт овраг иль бугорок,
И глотком бодрящего озона
Угостит при встрече ветерок.

ОСЕННЯЯ ПЕСНЯ

Опять листва опавшая в смятенье:
Счастливых дней не возвратить назад,
То солнце в плен берёт туман осенний,
То хмурых туч воинственный отряд.

Припев:
И всё же верится:
Туман развеется
И взор пленит небес голубизна,
Душа-скиталица
Не будет маяться
И к ней вернётся радость и весна.

Как велики потери и растраты,
Как далеки наивные мечты,
И где же ты, царившая когда-то,
Пора любви, добра и красоты?

Припев

Уж след пропал той жизни безмятежной.
Здесь правят бал иные времена.
И лишь одна волшебница — надежда,
Как талисман на счастие дана.

ПЛАТОНИЧЕСКАЯ ЛЮБОВЬ
N. N.

Узнать — среди безликих мертвецов,
Кочующих по лабиринтам жизни.
Средь смирных жертв и своры алчных псов,
Средь варваров, пирующих на тризне, —
Живым огнём наполненную душу,
Как в море штормовом увидеть сушу.
И в тайне от холодного прибоя
Почувствовать её тепло живое.

АНФИСА

Как фея в трауре, луна.
Шаман затеял ворожбу.
Анфиса в горнице одна,
Давно затворницей она
Всё ждёт его, свою судьбу.
Её возлюбленный герой,
Купец-красавец молодой,
Угрюм-рекою покорён.
Не едет и не пишет он.
А может, сбился он с пути?
Анфиса молит: возврати
Его скорее, быог лесной,
От искушений отврати
И от лишений защити.
Он и отрада, и тиран
Глуши завьюженной царицы.
О нём и слёзы на ресницах,
И слов чарующих дурман,
И дум ревнивый океан,
Что сердце ранит без меча.
Пред нею тусклая свеча,
Вином иль ядом манит чарка.
То ль печь натоплена так жарко,
То ль кровь безумно горяча.
Невольница тиши ночной,
Анфиса шепчет: «Сокол мой,
Жить без тебя нет больше сил».
Хранитель-ангел за спиной
Устало крылья опустил.
И кто же ведает, откуда
Любовь? Затменье иль причуда?
Или горячка: боль и бред?
Ей без него не мил весь свет —
Он деньги любит, как Иуда.
Под гнётом их недобрых чар
Вернётся суженый, и жар
В её крови навек потушит,
А чувства лучшие и душу
Свою он превратит в товар.
Событий предваряя связь,
Над головой его, искрясь,
Взметнутся молнией проклятья.
И, договор скрепив печатью,
Свершит покупку Чёрный Князь.
… Не медлят стрелки на часах.
И вот уж та, что здесь царила,
Лежит недвижно в доме стылом
И скоро превратится в прах.
И будет Суд на небесах.

ДАЛЁКОМУ КУМИРУ
                                  Посвящается памяти
                                  великого писателя и гуманиста
                                  Чарльза Диккенса

Живу на дне. Кругом царит бедлам.
Как будто не платила по счетам,
Как будто не летала на волне
И власть металла травит душу мне.
Ликует высь, презрев хаос и страх.
А ты держись, мой гений, в небесах.
Ах, низко пасть не стоит и труда,
Но, к счастью, грязь не липнет навсегда.
Не даст пропасть солёная вода.
Потоки слёз ты видел с вышины?
В них вечных звёзд лучи отражены.
В них отблеск гроз и память старины
И нежность роз угаснувшей весны.
И жажда воскресенья. Но к чему,
Взывая к нисхожденью твоему,
Будить мольбою старую весну
И красить в голубое седину.
Всему свой срок, и в омуте тоски
Есть тоже Бог и света островки,
И с криком жизнь рождается на дне.
А ты резвись, рождённый в вышине.
Познав и гнёт, и жгучий яд страстей,
Зари восход и чёрный хлад ночей,
И мудрость книг — бесценный дар судьбе —
Настанет миг — я поднимусь к тебе.
И узнаю тайну Эдвина Друда. *



__________________________
* «Тайна Эдвина Друда» — последний, незаконченный роман
Чарльза Диккенса.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 02.03.2019 в 19:20
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1