Наша Гостиная. Владимир Кобец (подборка стихотворений)


Наша Гостиная. Владимир Кобец (подборка стихотворений)
с. Дмитровка Советского р-на АРК


РАССВЕТ ПЕРЕД БОЕМ

День отстрелянной гильзой упал в темноту
И скатился тихонечко в прошлое.
А наутро нам брать предстоит высоту,
Ту, что горькой полынью поросшая.

От туманной росы запотели стволы.
Звёздным холодом дышит Вселенная.
Спят бойцы, перед боем их сны тяжелы,
А вокруг тишина довоенная.

И не знает пока лейтенант молодой,
Что минёт его доля суровая,
И что он в сорок пятом вернётся домой,
Портупея на нём будет новая.

А седой старшина на вершине холма
Будет насмерть повержен осколками,
И потом, после боя, лишится ума
Медсестра с ещё девичьей чёлкою.

Что от роты останется даже не треть,
(Их комбат посчитает простуженный).
И, качаясь, сержант будет каску тереть,
Разорвавшейся миной контуженный.

А немецкий солдат, пришивая погон,
Не гадает пока и не ведает,
Что найдёт русский мальчик его медальон,
Погодя, перед самой Победою.

И никто не узнает, что после войны
Этот бой назовут незначительным.
Но пока ещё спят посреди тишины
Побеждённые и победители.

… а рассвет между тем передёрнул затвор…

* * *

Забуду об этом едва ли —
На Курском вокзале, в Москве
Бомжу мужики наливали.
Он был без руки в рукаве.

В десантном ПШ офицера,
С гвардейским значком на груди.
Он пил без оглядки, без меры.
Потом на стеллаж восходил.

И голосом хриплым и страшным,
Кривя искалеченный рот,
Он звал за собой в рукопашный
В Афгане оставшийся взвод.

Он громко кричал, матерился,
Махал уцелевшей рукой.
Рассудок его погрузился
В неравный, неправильный бой.

И все на вокзале молчали,
Не в силах ни слова сказать.
А он вдруг сказал — Мы устали.
Устали мы все воевать.

Он сел на стеллаж. Трезвый, страшный.
Стёр пот чуть дрожащей рукой.
Он только что был в рукопашной.
Он вёл бесконечный свой бой.

Все в шоке. Я тоже. Ком в глотке.
Хлебнув его горя глоток,
Я тоже налил ему водки,
Сказав, — С возвращеньем, браток!

* * *

На сегодня избитая тема,
Но не странно ли слышать, братва,
Что с господством страны дяди Сэма
Соглашалась гордыня — Москва?
Не однажды рождаясь из тлена,
Сбросив цепи Орды Золотой,
Никогда не склоняла колено
Ни пред кем, кроме веры святой.
И напрасно надежду лелеет
Электронно-компьютерный Сэм,
Что когда-нибудь нас одолеет,
Как у них говорят, без проблем.
Нет, ребята, проблемы реальны,
Вдвое яростней раненый зверь.
Это в вашей войне виртуальной
Не бывает реальных потерь.
Это только у вас в Голливуде
Вы в любой побеждали войне,
А славяне — нормальные люди,
И бахвальство у нас не в цене.
Вы, как грифы, слетелись на падаль.
Как же! Рухнул Великий Союз!
Только вам осторожнее б надо,
Как бы клюв ваш в дерьме не загруз.
Как же вас от беды уберечь-то,
Чтоб не сунулись вы на восток?
Чтобы поняли: есть у нас нечто,
То, чего нет у вас, видит Бог!
Азиаты или европейцы,
Белорус, украинец и росс,
Мы не крали страну у индейцев,
Впрочем, даже не в этом вопрос.
Просто, есть у нас родина, братцы.
Мы повздорим — помиримся вновь.
А у вас вместо родины — баксы,
Баксы — дружба и баксы — любовь.
Пусть на нашей дороге ухабы,
Мы в семье разберёмся, будь спок.
Нет, ребята, мы вам не арабы,
Не ходили бы вы на восток!

ОСЕНЬ

Расстелилась багрянцем,
Рассыпалась дождиком осень.
Растворилась в тумане
Набухшая мокрая даль.
Журавли-иностранцы
Весёлое лето уносят,
Оставляя взамен
Осень грустную, осень-печаль.
И храбрится ещё воробей,
Что купается в луже,
И находит пчела
Запоздалый осенний нектар.
Только чувствуют губы
Дыхание утренней стужи.
И рябина пылает,
Но холоден этот пожар.
Отдыхает земля
После бурного, жаркого лета,
Наполняется влагой,
Живительным соком густым.
И чернеют поля.
А зерно, что под пашней согрето,
Выпускает росток,
Чтобы хлебом явиться святым.

* * *
Песня

Нет ни души. И до рассвета
Дождь ворошит остатки лета.
Польёт асфальт. Оставит лужи.
Листву осеннюю закружит.

А хмурым утром птичьи стаи
За тёплым летом улетают
В далёкий край, с печальной песней.
Как пилигримы поднебесья.

Увы, не может быть иначе.
И вьюга вовремя заплачет.
Уснёт земля под снежным пледом.
Дорога ляжет санным следом.

Но день придёт, устанет вьюга.
Слегка подует ветер с юга.
Вернутся птицы, будто лето
И будут песни до рассвета.

Вот этот круг необратимый
Рисуют птицы-пилигримы.
Летят на север, мчатся к югу,
Соединяя зной и вьюгу

* * *

Ещё темно, но небо на востоке
Уже сереет. Скоро будет день.
К утру затих сверчок в траве осоке.
В преддверие зари ночная тень.
Ни звука. Степь оглохла и не дышит.
Зеркальный штиль на море ковыля.
Но зарево востока выше, выше.
В костёр рассвета катится земля
И падает навстречу дня и света.
В траве мелькают звёздочки росы.
Степное утро в середине лета
День с ночью положило на весы.
Они качнулись в пользу дня несмело,
Но солнце где-то там. Ещё не срок,
Оно пока не полностью созрело,
Лишь только обозначился восток.
Уже на горизонте различима
Граница неба с чёрною землёй.
И наступает свет неумолимо
На царство тьмы и тишины ночной.
И вдруг,
          взлетев навстречу брызгам света,
Разбив хрусталь безмолвия и тьмы,
Запел малыш — певец степного лета —
Что жаворонком называем мы.
И трелью разогнав остаток ночи,
Он первым искупался в свете дня.
Сегодня он хороший день пророчит,
Весёлым колокольчиком звеня.

* * *

Иногда мне бывает стыдно
За поступки, имевшие место.
И бывает до слёз обидно,
Что я жил как-то неинтересно.

Чем я жил? И о чём я спорил?
Ну, чего я хотел от жизни?
Яхту так я и не построил:
Не судьба! Нет, я не капризный.

Я не жалуюсь. Было — нету.
Так назначено Богом, видно.
Жил неправильно — и за это
Мне бывает мучительно стыдно.

Были случаи — лезть бы в драку
Без оглядки — там будет видно.
Я ж хвостом вилял, как собака.
И теперь мне за это стыдно.

Я с детьми не наладил связи.
Ключик этот потерян где-то.
Душу вымарал пьяной грязью.
Очень стыдно теперь за это.

Жёг мосты без оглядки, смело,
Не терзаясь, что будет дальше.
Значит, била судьба за дело.
Била точно и зло, без фальши.

* * *

Плачет непогода,
                  слёзы на стекле.
Вот уже полгода
                  я живу в тепле.
Стали среди ночи
                       ходики-часы,
Стала жизнь короче
                  взлётной полосы.
Часто стало сниться
                        море по ночам.
Как в окошко птица,
                     ходики стучат,
Отмеряя время,
                     данное судьбой,
Разлучая с теми,
                  кто пока со мной.
Превращают в реку
                  капельки минут.
Мне уже полвека,
                       а они идут.
Маленький будильник
                   постучал и стих
(Мы в домах родильных
                          получаем их).
Повернулся ключик —
                    и судьба стучит.
Но бывает: случай
                    заберёт ключи,
Остановит стрелки,
                        оборвётся ход.
И секундой мелкой
               станет каждый год.
Украдёт, растянет
              жизнь по мелочам.
Только я не стану
                  доверять часам.
Я их постараюсь
                   утром починить.
… Да, забылся, каюсь, —
                нужно просто жить!





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 27
Опубликовано: 02.03.2019 в 00:50
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1