Страшное оружие. Глава первая.


Страшное оружие. Глава первая.
В печати эта поэма вышла под названием "Три друга".
Вот о чем она: богатыри Иван, Семен, Вадим настолько сильны,
что победить их невозможно, но у врага есть оружие пострашнее силы.
Русь чуть не стала жертвой этого оружия.

Эта книга имеет галерею иллюстраций. Их можно увидеть на сайте:

http://pgordeev03.wix.com/petrgordeev


        Глава первая


На русской западной границе,
В краю далеком от столицы,
Дозор три витязя вели –
Защитники родной земли.
Иван, Семен, Вадим их звали.
Они отпор врагам давали,
Который был всегда такой,
Что после долго никакой
Противник не желал проверить
Насколько русские сильны,
В незыблемость не мог не верить
Могучей нашей стороны.
Надежной силою закрытый,
Войной жестокою забытый
Спокойно русский жил народ
В блаженстве радостных забот.

Однажды после славной сечи
Иван сказал своим друзьям:
«Устали, братцы, наши плечи
И тяжко раненым коням.
Противник вынужден спасаться,
Других придется долго ждать
И можно нам не опасаться
Себе и коням отдых дать.
Хочу воспользоваться этим,
Чтоб в брак с любимою вступить.
А вас прошу на свадьбе быть.
И так победу мы отметим:
Могу вас славно угостить!»
Друзья воскликнули: «Однако,
Какую новость ты сказал!
Воитель тот, который брака
Всегда усердно избегал,
И нас который призывал
Его бояться и всецело
Себя отчизне посвятить
И только Родину и дело
Ее защиты лишь любить!»
Иван восторженно ответил:
«Пока Светлану я не встретил,
Умом, наверно, был не зрел.
Сейчас же будто бы прозрел –
Иначе все воспринимаю.
Умнее сделавшись, считаю,
Что если будешь с милой жить,
Не станешь меньше Русь любить».
Семен сказал с усмешкой: «Будешь
Теперь беречь себя в бою
Для счастья с милой и забудешь
Ты удаль прежнюю свою».
«Когда противник угрожает
Семье солдата, тот всегда
Дерется злее», – возражает
Иван Семену, но тогда
Вадим промолвил мрачно фразу:
«Иван, такие жены есть,
С которыми мужчины сразу
Забудут Родину и честь!»
Иван воскликнул: «Для мужчины,
Таких, надеюсь, большинство,
Не может вовсе быть причины
Измены Родине его!
А в чувствах к женщине любимой
Такие силы можно взять,
Что честь страны своей родимой
Надежней будешь защищать.
Хотя, конечно, есть колдуньи,
Со злыми чарами игруньи –
Таких бы надо избегать,
А их нетрудно распознать».
Друзья Ивана выражают
Свое сомненье. Те считают,
Что ведьма может и не дать
В себе колдунью разгадать.
«Моя Светлана в православной
Семье родилась, а отец
Ее воитель очень славный –
Ефим, боярин, удалец!
Святую Веру защищает
И в этом устали не знает! –
Иван заметил, – дом такой
Дружить не может с сатаной!».
«Неужто он, – друзья сказали, –
Ефим тот самый?! Мы не знали!
Таких героев поискать!
И мы теперь тебя едва ли
За свадьбу будем осуждать –
С таким героем породниться
Любой бы витязь захотел,
Его же дочкой не плениться,
Никто, наверно б, не сумел.
И мы твоей удаче рады,
Хотим на свадьбе погулять:
Пожалуй, лучше нет отрады,
Чем после битвы пировать!»
«Тогда не стоит, право, ждать! –
Жених воскликнул в нетерпенье, –
Сейчас поехали скорей!»

Сменив израненных коней,
Друзья в веселом настроенье
Пустились в путь туда, где был
Могучий замок над рекою,
Ефим с семьей в котором жил,
И тоже с доблестью большою
Границу нашу сторожил.

Герои к замку подъезжают.
Они весьма изумлены
И уж тревогою полны:
Нигде людей не замечают –
Ни в ближних селах, ни в полях,
В поместье здешнее входящих,
Тоску на душу, даже страх
Своим безлюдьем наводящих.
Как будто это лютый враг
Угнал в полон все населенье.
Друзья подумали бы так,
Когда следы бы нападенья –
Пожаров, боя, разоренья
Могли бы видеть, но нигде
Они того не замечают.
Напротив даже, взор везде
Приметы мирные встречает:
Стоят добротные дома,
В дворах – скотина и корма,
Цыплята с курами гуляют,
И чинно гуси выступают.
Повсюду кошки и коты
На солнце греются лениво.
В полях огромные скирды.
И все в сохранности, все живо.
«Однако, кошек много как, –
Семен промолвил, – просто диво:
Мышей здесь много что ли так?»

Пошла дорога круто в гору
К большому с башнями забору.
Строенья терема над ним
Шатрами крыши возвышали.
Они оттенком голубым
Небес сиянье отражали
И взор приезжих поражали
Узором вычурным резным.
Друзья ворота отворили –
Они не запертыми были.
Большой, пушистый, рыжий кот,
С глазами узкими и злыми,
Прошел, мяукнув, перед ними,
Как будто стражем был ворот.
А где же стражник настоящий,
У входа бдительно стоящий?!
Герои въехали во двор,
Глядят вокруг – людей не видят.
Кто даст противнику отпор
В открытом замке, с давних пор
Который люто ненавидят
В бессильной ярости своей
Враги российских рубежей?!

Иван, Семен, Вадим застыли,
Объяты жутью, и затем
С душой встревоженной совсем
С коней скорее соскочили
И в терем мрачные вошли.
Они по комнатам шагали,
Но как усердно ни искали,
Людей здесь тоже не нашли.
А всюду было много кошек.
«Такое множество, как мошек,
Здесь тварей этих развелось.
Откуда столько их взялось?
Однако это не обычно», –
Семен заметил саркастично.
И вышли воины во двор.
«Какой проклятый лютый вор
Светлану милую похитил?!
Конечно, тот, кого простор
Руси рабами не насытил
Пока еще. Конечно, он
И всю родню моей Светланы,
И их крестьян угнал в полон
На муки в варварские страны! –
Иван в отчаянье вскричал,
Внезапным горем пораженный.
И тоже очень огорченный
Семен Ивану возражал:
«Что здесь случилось непонятно,
Однако видно, что беда.
Боюсь, что люди безвозвратно
Отсюда взяты, навсегда.
Искать их, думаю, напрасно:
Совсем неведомый нам враг
Забрал несчастных и неясно
С врагом сражаться этим как.
И где искать его не знаем.
И даже мы не представляем
Совсем того, кто он такой,
А также обликом какой».
Иметь нам проще было дело
С врагом таким, какого мы
Всегда громили так умело,
Однако словно витязь тьмы
Явился в этот край прекрасный
И всех живущих здесь людей
Похитил в край иной, ужасный,
На радость армии чертей.
Не нужны бесам никакие
Ни скот, ни хлеб, ни серебро:
Им души надобны людские –
Они их главное добро.
Узнай мое предположенье:
Когда, Иван, в соображенье
Проделки дьявола принять,
Тогда совсем легко понять
Причина в чем исчезновенья
Такого множества людей,
Когда ничуть в округе всей
Следов не видно нападенья.
Иван, мужайся, дорогой –
Навеки с милой ты расстался.
Один удел тебе остался –
Смириться как-нибудь с бедой.
Конечно, тяжко. Все же вскоре,
Уверен, ты забудешь горе,
Когда врагов опять побьешь
И в этом душу отведешь.
Но то давайте не забудем,
Что край, который был закрыт,
Сейчас любым врагам открыт.
Теперь и здесь дозором будем
Границу нашу объезжать,
От вражьей силы защищать.

Зловещий замок покидают
Друзья с поникшей головой,
Скакать обратно начинают
Печально витязи домой.
С холма съезжают и селеньем
Безлюдным скачут вновь они
И видят с горьким ощущеньем
Кошачьи стаи лишь одни
Да скот домашний с птицей разной
Среди домов, однообразной
Ленивой, тихой чередой
Ведущих образ жизни свой.
Представить можно то волненье –
Большую радость, удивленье, –
Друзья в которое пришли,
Когда девицу вдруг нашли,
К концу деревни подъезжая.
Нигде не видели людей
И вдруг красавица такая,
Которой нету красивей!
Она у дома, у дверей
Сидела, слезы проливая.
Друзья, минуты не теряя,
Проворно спрыгнули с коней,
Бедняжку нежно утешали.
Немало сил употребив,
Ее рыдания уняли,
И, после деву расспросив,
Герои вот о чем узнали.
Девицу эту Нилой звали.
Случилось страшное вчера.
Была дня ранняя пора,
Когда все небо потемнело:
Затменье будто бы нашло.
Но вскоре быстро просветлело.
Когда же вовсе рассвело,
Узнала Нила, что осталась
Во всем селении одна
Из местных жителей. Кидалась
Девица, ужаса полна,
Во все дворы, дома, но были
Они безлюдны и следы
Людей в них живших лишь хранили.
Оставив тщетные труды,
Искать девица перестала
И горько-горько зарыдала.
«И так я стала сиротой, –
Печально Нила говорила, –
Ужасно, горько жить одной.
Какая ж это злая сила
Меня с родными разлучила?!
О, люди добрые, как быть?!
Не знаю как одной мне жить?!»
Семен сказал: «Не плачь, поможем
Тебе, красавица. С собой
Тебя охотно взять мы можем.
Названой будь ты нам сестрой.
Когда же лучше нас узнаешь,
То если, Нила, пожелаешь,
Тогда кому-нибудь из нас
Женою станешь в добрый час».
Семен к Ивану обратился:
«И как же я не понимал?!
Зачем тебе я возражал?!
Теперь совсем я согласился,
Что воин должен быть женат –
Сильней он будет во сто крат!»
Вадим сказал: «Не возражаю
Теперь я также. Приглашаю
Тебя, девица, ехать к нам!
Поверь, неплохо будет там.
Иван товарищей решенье,
Конечно, сразу поддержал
И тоже Нилу приглашал,
Хотя и высказал сомненье,
Что может милую забыть –
Ее другою заменить.
Охотно дева согласилась
С друзьями в крепости пожить
И в путь с героями пустилась:
Они легко коня нашли
И ей в повозку запрягли.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Ключевые слова: Древняя Русь в художественных образах.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 17
Опубликовано: 01.03.2019 в 20:36
© Copyright: Петр Гордеев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1