Артист


Артистов всегда любили, любят и будут любить. Особенно в те
времена, когда культура находится в неопределенном и слегка подвешенном
состоянии. Государство финансирует плохо, и каждый стремится выжить
в одиночку.
Павел Аркадьевич считался очень хорошим артистом. Служил в крупном
театре. Часто снимался в кино. Но особенно хороши были его сольные
выступления.
Часто проводились концерты, но особенно корпоративы, где влиятельные
и состоятельные клиенты на материальное вознаграждение не скупились.
Это важно, когда живешь в столице нашей Родины.
Был у Павла Аркадьевича свой импресарио, технический директор,
организатор участия в мероприятиях. Он гарантировал легальность,
законность и безопасность. С этого неплохо имел, но дело знал.
Сегодня, в выходной, артист решил уделить внимание семье, но жена и
дети, как птички из скворечника разлетелись по своим дела, и остался он
один дома, как тот маленький мальчик. Решил немного предаться лени, как
прошел вызов по телефону.
Незнакомый голос приглашал провести сольное выступление в клубе на
окраине города через четыре часа. Павел Аркадьевич хотел отказаться,
поскольку все вопросы организации решал импресарио, но узнав сумму
вознаграждения передумал и согласился.
Клуб «Парадиз» поразил несвойственной для окраины роскошью.
Из районного дома культуры хозяева сделали супер заведение для развлечения
и отдыха. Хозяин лично встретил у входа. Молодой, но уже тучный.
Такими становятся бывшие спортсмены или качки, когда резко прекращают
занятия и тренировки.
- Милости просим, Павел Аркадьевич, - голос был значителен и басовит.-
Рад, что согласились, вот так, внезапно, выступить. Все возможные неудобства
и напряги включены, - и передал пухлый конверт с деньгами.
- Красиво, - окинул взглядом клуб артист.
- Да, - согласился хозяин, - Все здесь для радости человеческой. Сцена,
казино, ресторан, сауна, боулинг, массажная, - в последнем слове чувствовался
тонкий намек. – Можете отдохнуть после концерта.
Это предложение Павел Аркадьевич вежливо отверг, сославшись на
отсутствие времени, и был сопровожден хозяином в гримерную.
Здесь он снял пальто. Расстегнул пиджак, расправил плечи, при этом
отметил, что его театру подобные пространства не помешали бы. Он был
готов нести людям радость.
Занавес.
К удивлению, зал был заполнен лишь наполовину. Сидели кучно,
ближе к центру. Лишь в первом ряду бликовали стекла очков одинокого
зрителя.
Это слегка огорчило. Привык Павел Аркадьевич к аншлагу на
периферии. Но это столица, пусть на окраине. Избалован зритель.
Ничего. Конверт грел карман и стимулировал тряхнуть по полной.
- Здравствуйте! – начал он. – Как приятно знать, что тебя ждут.
Сегодня вы ждали меня, а я встречи с вами. Наши желания сбылись.
Это хорошо, что иногда они сбываются. А почему бывает иначе, мы
немного поговорим и посмеемся. Ведь в жизни так много веселого.
Надо лишь увидеть. Сегодня мы увидим это вместе…
- Извините, пожалуйста, - громко сказал одинокий зритель в первом ряду,
поднял руку и встал.
Павел Аркадьевич едва не поперхнулся. Никогда его выступление так
грубо не прерывали. Он дал понять взмахом руки, что прерывает речь и
одновременно просит зрителя высказаться.
- Очень рад, что Вы к нам приехали, - начал тот. – Хотелось бы знать
Ваше мнение, как известного человека вот по какому вопросу. Насколько
справедливо, что нация, составляющая не более трех процентов населения
владеет половиной общественного благосостояния и управляет практически
каждым из нас?
Вопрос огорчил артиста привычностью, простотой и мракобесием.
- Хороший вопрос, - громко произнес он. – Я считаю, что возможности
каждой нации и каждого человека изначально равны. Каждый может
претендовать на максимальное благополучие в соответствии со своими
способностями. Просто одни стараются и достигают. А другие ничего не могут,
только ставить под сомнение и критиковать. Тем, кто это делает, стоит вспомнить,
что с середины тридцатых голов прошлого века в течение более, чем десяти
лет определенная нация пыталась на практике решать этот вопрос мерами
насилия и жестокости. Опозорилась при этом настолько, что сегодня ее
представители, если им напоминают об этом, стыдливо прячут глаза. Жаль,
что кое у кого не хватает ни образования, ни исторической памяти.
- Вам мой ответ понятен, - обратился к зрителю первого ряда.
- Вполне! – ответил тот, - Желаю успешного выступления, - и направился
к выходу в полной тишине.
- Ну вот! – развел руками артист, когда одинокий зритель покинул зал. –
Нас стало на одного меньше! Есть ли еще озабоченные люди? Нет.
Тогда начнем…
Внезапно отключили микрофон.
- По техническим причинам концерт отменяется, - послышался басовитый
знакомый голос. – Администрация приносит извинения. Деньги за билеты
просьба получить в кассе.
Павел Аркадьевич оглянулся, увидел хозяина клуба и решительно
направился к нему.
- В чем дело? – спросил он.
- Сейчас узнаешь, - непривычно грубо ответил тот. – Пошли.
У входа в кабинет хозяина стояли охранник и полицейский.
Лейтенант, успел заметит артист, пройдя за дверь.
Кабинет был добротно отделан и хорошо обставлен. По уровню
соответствовал не ниже главы субъекта федерации. Столы буквой «Т»,
телефонно-селекторная связь, ноутбук, флаг России с портретом Президента
за спиной хозяина.
Тот сел за свой стол. Павел Аркадьевич остался стоять у входа. С боков
охранник и полицейский.
- Ты хоть знаешь, кого обидел? – резко спросил хозяин.
- Что за тон? Что за фамильярность? – возмутился артист.
- Тон тебе не нравится, - усмехнулся хозяин. – Мне наплевать. А то, что
проблемы доставил, не наплевать. Понял?
По спине Павла Аркадьевича прошел неприятный холодок. Если, что, никто
не знает где его искать.
- Это был заместитель главы районной администрации по культуре, -
пояснил хозяин. – Одно его слово, и мою богадельню завтра же закроют.
Знаешь, сколько я сюда вложил?
- Ну извините, - надо было как-то выкручиваться.
- Словами тут не отделаешься, - возразил хозяин. – Деньги возвращай.
- Это почему же, - внезапно переклинило артиста. – Вы позвонили.
Я приехал. Вел концерт. Вы его сорвали. Какие ко мне претензии?
Ну шибко хорошие деньги. Так отдавать не хотелось.
- Ишь ты, - удивился хозяин. – Полиция, составляй протокол. Данный
гражданин пытался похитить, лежащий вот на этом столе конверт с деньгами,
но был задержан охранником. Конверт у него во внутреннем кармане пиджака.
Оформляйте изъятие.
Мгновенно Павел Аркадьевич согнулся от боли в руке, заломленной
за спину, с ужасом понимая, что наломал дров.
- Подождите, - внезапно обратился к хозяину полицейский. Охранник
по кивку тут же отпустил.
- Павел Аркадьевич, - обратился лейтенант. - Не нужно. Лучше отдать.
Тот и так понял, что лучше. Достал из кармана конверт. Хотел
швырнуть в лицо, но укол самосохранения заставил просто положить на стол.
- Злой какой, - удовлетворенно крякнул хозяин. – Вижу, морду набить
хочешь. И я хочу. Только возможностей сделать это имею не в пример
больше. Ладно, повезло тебе. Зам главы не сердится. Отходчивый человек.
Пошел вон.
В мгновение артист оказался вышвырнут за дверь. Душила злость и
беспомощность.
- Подождите, - догнал лейтенант. – Провожу. А то вдруг передумает.
В молчании прошли к машине.
- Не стыдно? – спросил Павел Аркадьевич.
- Стыдно, - ответил полицейский. – Но надо семью кормить. Простите.
- Вы простите, - спохватился артист, осознавший, что могло сложиться куда
хуже.
- Ну как, - спросила жена по прибытии домой.
- Нормально, - ответил Павел Аркадьевич. – Всем нужен. Отдохнуть не
дают.
Дети занимались своими делами, не обратив внимания на возвращение отца.
Стало смешно и грустно.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 01.03.2019 в 09:27
© Copyright: Борис Голубов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1