Елена Рабочая (подборка стихов)


Елена Рабочая (подборка стихов)
СКРИПАЧКА
                                             Нине Батищевой

По улице шумной средь многих прохожих
женщина ходит, на скрипку похожая.

А с нею в футляре ношей такой небольшой
скрипка, как женщина под паранджой.

Но будет однажды такая минута:
женщина вдруг улыбнётся чему-то
и запоёт, — что ей слава и шумный успех, —
скрипка с лицом, обнажённым для всех.
И с сердца скрипачки, пугливо спеша,
чёрная наземь сползёт паранджа.

Вот они вместе: скрипачка и скрипка
во вздохе едином, в единой улыбке.
Скрипачке и скрипке тревожно и трудно.
Сильней напрягаются струны и руки.
Как сердце живое в ладони хирурга,
так бьются под гибкими пальцами звуки.

…Великое счастье есть, наверное,
в единстве струн и мыслей, и мускулов.
Но только одно движенье неверное,
и, как чья-то жизнь,
оборвётся музыка!

КЕРЧЕНСКОМУ ПРОЛИВУ

Твоя волна сильна и солона,
ведь в ней слились, как две могучие крови,
крутая черноморская волна
с волною пенной серого Азова.

Два берега собой разъединив,
два моря породнив между собой,
то, разъярясь, бушуешь ты, пролив,
то отражаешь небо голубое.

На дне твоём история земли.
Листает ветер волны, как страницы.
Но ребятни испуганные лица
собою заслонили сотни лиц.

…Горела Керчь. Война. Война. Война.
Бомбёжка. Отступленье. Переправа.
И, раненная, дыбилась волна,
и солнца диск оделся в дымный траур.

Всего лишь день. Войны суетный день.
…Корабль горел так близко от причала!
И голосами маленьких людей
земля кричала и вода кричала…

ушло, прошло и былью поросло.
Но как о прошлом позабыть? Тебе ли?
Горит звезда печально и светло
над их просторной чистой колыбелью.

Ты добр, пролив, ты отдаёшь салют
судам, когда из доков их встречаешь.
Ты всех, презревших праздность и уют,
своей рукою ласково качаешь.

Но если ты бушуешь вдруг, пролив,
в причалы бьёшь разгневанной волною,
то это слёзы матери земли
так долго не дают тебе покоя.

ВЕСЕННЕЕ

На солнце чернеют проталинки,
А в воздухе пахнет весной.
Воробышек серенький маленький
в своём ликованье смешной.

Взъерошенный от вдохновения
он скачет средь голых ветвей
и чудится в собственном пении
ему, будто он соловей.

А солнышко в лужицах плещется
и капли с сосулек летят.
И птичье сердечко трепещется
с весёлыми каплями в лад.

Как хочется, хочется, хочется
чтоб стаяла зимняя грусть!
И солнцу весеннему почести
в стихах я воздать тороплюсь.

От дня захмелевшая светлого,
восторгов своих не тая,
похожа, наверно, на этого
ликующего воробья!

КОРОЛЬ И ХУДОЖНИК
(сказка)

Быть придворным, поверьте,
незавидная роль.
Жил художник на свете
и могучий Король.

Королю
королевские были труды:
размышлять на досуге
после сытной еды.

А художник работал.
Что еда? Ерунда!
Были б кисти да краски,
будут хлеб да вода!

Так и жил он в коморке
при роскошном дворе,
как осёл на верёвке
и как пёс в конуре.

Как-то перед рассветом
ему ночь не спалось.
Смежил веки под утро,
да проснуться пришлось.
— Ну-ка, двери открой!
Открывает он двери —
там со свитой Король.

— В рань такую, наверно,
Испугал тебя стук.
Ехал я на охоту,
да ненастье, мой друг.

И решил я: поскольку
дождь идёт на дворе,
то тебе я сегодня
закажу свой портрет.

…Так растаял в то утро
ночи мрак и покой.
Заработали кисти
под дрожащей рукой.

Стонет стул под владыкой,
о пощаде моля.
На холсте проступает
силуэт Короля.

— А пока ты рисуешь,
Потолкуем с тобой.
Как гляжу я, Художник,
ты доволен судьбой.

Покупаю картины
я, искусство любя.
Но когда за ворота
я бы выгнал тебя.

Что бы ты тогда делал?
А художник в ответ:
— С угольками и мелом
обошёл бы я свет.

— Ну а если, Художник,
был бы ты королём,
и работали б слуги
в королевстве твоём?

Все утехи без меры,
пожелать лишь изволь.
Что бы ты тогда делал?
— Рисовал бы, Король.

— Что ж, Художник, спасибо.
Да, однако, пора…
На мольберте осталась
горсть блестеть серебра.

Но не минуло суток,
как явился гонец:
— Собирай—ка картины
да иди во дворец!

Будет кара суровой
коль не явишься ты.
И поплёлся бедняга,
взяв подмышку холсты.

А дворцовую площадь,
как ни глянь, не узнать.
Всюду в пышные платья
разодетая знать.

И развешаны всюду, —
сон или волшебство, —
в позолоченных рамках
все картины его.

Он приблизился к трону.
— Я стою, как во сне…
О, могучий владыка,
как же добр ты ко мне!

— Я, ты знаешь, Художник,
дураков не терплю.
После трапезы сытной
поразмыслить любою.

Вот вчера: отобедал,
как обычно, прилёг
и вопрос себе задал,
а ответить не смог.

Так ответь ты, Художник,
при почтенной толпе:
твоя жизнь, или дело —
что дороже тебе?

Рукавом с позолотой
шевельнул он едва,
и средь площади жарко
затрещали дрова.

— Разговор наш, художник,
не пустой разговор.
То, что ценишь ты меньше,
пусть проглотит костёр!

Удивлённый Художник
к небу поднял глаза,
но спокойны и немы
в вышине небеса.

Но спокойны все лица
именитых господ.
Лишь одно любопытство
в сотне глаз их живёт.

И ответил Художник:
— Хочешь знать ты? Изволь.
Жизнь ценю я дороже,
о, могучий Король.

Да воздаст тебе Боже
за твою… доброту…
и нетвёрдой походкой
подошёл он к холсту.

И глядел повелитель,
любопытен и толст,
как в огне содрогнулся
недописанный холст,

как за ним запылали
и другие холсты:
чьи-то перья и шляпы,
и глаза, и цветы.

Пламя, — рыжая лошадь, —
рвалось в небо, храпя.
Улыбался Художник
и не помнил себя.

Догорели картины.
Вдруг — отчаянный крик, —
и на месте мужчины
плачет жалкий старик.

…Пепел ветер развеял.
Минул месяц, второй.
Отдыхал, как обычно,
На диване король.

Лился серенький дождик,
очень скучный притом.
И придворный Художник
был назначен шутом.

И приказ ему грозный
вновь поведал гонец,
и на утро бедняга
вновь пришёл во дворец.

Вот он пляшет на совесть,
всех смешит без конца,
но белеет улыбка,
как оскал мертвеца.

А в коморке убогой
стены голые ждут.
Горько плачет Художник,
усмехается шут.

…Раз в дворцовых покоях
был торжественный пир.
И Король до икоты
ел, смеялся и пил.

А потом танцевали.
Но шута-то всё нет!
Вдруг в дворцовом подвале
заприметили свет.

Взял Король свою шпагу
и со свитою слуг
по ступенькам спустился,
поборовши испуг.

И увидел он: свечка
догорает в углу,
бледный шут разметался
на холодном полу.

И застыла улыбка,
и глаза — в потолок,
а на стенах — картины,
а в руке — уголёк.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 29
Опубликовано: 27.02.2019 в 17:24
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1