Иван Жаворонков (подборка стихов, переводы)


Иван Жаворонков (подборка стихов, переводы)
РУБАИ

Ты один. Людей столпотворенье.
Тебе лишь только слухи и виденья.
Коль миру назовёшься эгоистом —
В пожизненном пребудешь отверженье.

* * *

Кто пусто жил, тот уцелел сполна,
Кто создал род, тот одряхлел сполна.
Так плод, что одинок, весь цел сполна,
Что не один — тот омертвел сполна.

* * *

Мне, глупому, семнадцать лет
И мне открылся жизни свет
Когда б он раньше засветил —
Тогда б я был бы мудрый дед.

* * *

Корысть, добру желая рая,
Себе на радость куш срывает.
Так сорняки крепят ботву,
У ней все соки выпивая

* * *

Я, беспечный монах, прожил жизнь в заточенье,
И у Бога молил за язык свой прощенья.
Только в зрелость вступив, я нашёл исцеленье.
Мой язык мне ответил: «То Божье велень».

* * *

Как для глупости мудрость — неистовый враг,
Так и правда не терпит фантазий и врак.
Занесу в книгу памяти присказку эту:
«Ты дурак!» — так сказать может только дурак.

* * *

Рек теченьем текут мои юные годы;
Мне глаза открывают мои же невзгоды.
Путь один этих лет и конец их один:
Словно речка, впадаю в солёные воды.

ТЕНЬ

Ты видишь,
               какая тень,
Какая отважная, гордая? —
Но чем
         не похож
                     на лорда я?
Сегодня
        солнечный
                           день!
Но вечер
            ей сузит
                        плечи,
Опустошая бока,
              как осушая бокал,
И ничто ей
            не сможет
                           помочь.
Вечной тень остаётся не вечно —
Смерть
          ей дарит
                   блаженная
                                    ночь.

СИМФЕРОПОЛЬ

О, лучезарная столица,
Ты, как трепещущая птица,
На руку Крыма опуститься
Смогла и села на посту.
Моих учений и мучений,
Безразборных похождений
Я помню смутно суету,
Когда из бурных побуждений,
Из сладких грёз и вожделений,
Из праха создал вновь мечту
Но оказался побеждённым
И падал в пропасть прокажённым.
Цветы увядшие мертвы.
Моей души охрипли трели,
И птицы больше так не пели,
И блеск мечты не тот — увы!
Неумолимый Симферополь,
Ты высишься, как стройный тополь.
Меня пронизывает вопль
Твоей желтеющей листвы.

СЕРДЦЕ

Люблю твою торжественную дробь,
Истому нежную журчащих арий,
То я летаю, то бросаю в топь,
Не выдержав твоей любви аварий.

ДУША И ТЕЛО

«Это я, — душа сказало тело,
По груди стуча себя рукой, —
Я весь век с тобой прожить сумело —
С невесомой, призрачной такой».

«Нет — душа в ответ проговорила,
Излучая отсвет голубой, —
Это я нашла любовь и силы
Жить земным и доблестным с тобой».

* * *

Я сыт духовной пищей, и отныне
Она дороже мне любых богатств.
Благоухания моей святыни
Сильнее запаха недобрых яств.
Я делал всё, что мог, но мало мог я
И потому, безумным и беспечным,
Бездушно существуя, занемог я
Страданием, казавшимся мне вечным.
Но вдруг в ночи мне засветила лирой
Луна, растаявшая в облаках —
Я жил в могучем мире, но не миром.
С дыханием у природы на устах.
И жажда сердца пересилить сердце,
Что издаёт последний звук и трепет,
И иноверец станет нововерцем,
Который верой новою засветит.
Плоть существует плотью только раз,
Но вечно небо, что глядит из сини.
Я сыт духовной пищей, и отныне
Она дороже мне любых богатств.

* * *

Я хочу, чтоб ты любила
Это яркое светило,
Что взошло сегодня утром,
Разливаясь перламутром.

Я хочу, чтоб ты раскрыла
Своё сердце так же мило,
Как цветок, что был бутоном,
А теперь исполнен звоном.

Я хочу, чтоб ты омыла
Свою душу… и любила
Этот день и этот вечер
В этот миг и в миг, что вечен.

МЕСЯЦ

Появился месяц
Яркою косою,
Точно после жатвы,
Светится росою.

Точит белый клык
Он земным затменьем,
Вышел невелик,
За огромной тенью.

Острым коготком
Прицепившись к небу,
Словно рогом машет
Скошенному хлебу.

Поклонился месяц
Красною тесёмкой.
Опустившись плавно,
Спрятался в потёмках.

* * *

Крутит месяц облаками
В розовой стремнине.
Сорвала заря руками
Цветики полыни.

Затрещали, словно свечки,
Пёстрые лучи.
Подогрело солнце в печке
Звонкие ручьи.

С писком зыбким пух-стрижи
Ринулись прочь.
Заострились туч ножи,
Выбрызнула ночь.

* * *

На закате полдень слёг
И расслабил плечи.
Сунул перст в зарю — пирог
Августовский вечер.

Тупит месяц зоркий взгляд,
Чешет лапой ухо.
Протянул пять дней подряд —
Пухнет его брюхо.

Старым волком ночь плетётся,
Пасть свою открыла,
Псине в конуре неймётся —
Вылезла, завыла.

* * *

Плоды любви — и горькие, и сладкие,
А может, вовсе вкуса не имеют.
На ветках чистых душ тихонько спеют
В таинственном желанье и украдкой.

Пусть до того, как выросла любовь,
На поле крепких плодородных чувств,
Меня хватила судорога уст,
Дрожал мой голос, и кипела кровь, —

Ко мне вернулось то виденье вновь:
Его припомнив, от восторга млею.
И, как святыню, я его лелею.
Тот миг, — неповторимую любовь.

* * *

Мне остаётся пожелать удачи
Надменной, отвергающей тебе:
Пусть никогда душа твоя не плачет
В такой неповоротливой судьбе.

Забвению предай мои цветы,
Рождённые античными мирами.
К цветам приду я, к ним придёшь и ты,
И мы продолжим жизнь свою цветами.

Опять стремиться буду к новой встрече,
И ковылём к тебе я прикоснусь,
К багряной розе, в вешний, тёплый вечер.
Увы! И тут я больно уколюсь

ПЕРЕВОДЫ

Из Б. Шифер


* * *

Картина заката солнца.
Лишь только тиканье
Часов действительности.

* * *

В вечер по земле
Туман на обочине.
Звонче стук копыт.

* * *

Вихри ветра,
Скопа в воду
Рябью, вновь
К гнезду по ветру
Белые перья
Льются солнцем,
В когтях рыба.

ИЗ НЕИЗВЕСТНОГО АВТОРА
(с английского)


ТЫ СОТВОРЁН

Ты сотворён
Из глаз, костей,
Плоти, воды и крови.
Они же творят твоих детей,
Родители,
Весь род твой.

То древо — из
Коры, листа,
Цветов, плодов и сока.
В ветвях заметишь ты дрозда —
Клюёт плоды
Высоко.

Стол из узорной
Древесины.
Не грезит ли он в доме:
О солнце, ветре, небе синем,
О молнии
И громе?

И вот когда
Ты взял топор,
Взметнул его и — рубишь,
Нещадно рубишь, тупя взор,
Ты что? — Творишь?
Иль губишь?

Из Чарльза Маккея

НЕТ ВРАГОВ

У тебя нет врагов, ты молвишь, гордый.
Увы, мой друг, дурная похвала.
Но вот, в борьбе кто смелый, бодрый,
Свершил свой долг, — хоть участь тяжела,
Нажил врагов! Коль нет их за тобой —
Ничтожна лепта, труд скупой.
Изменников, предателей заступник,
Ты не разбил бокал, — клятвопреступник.
Ты ложью истину затмил,
Ты малодушным в бою был.

Из Джека Мэйсфилда

ПУТИ

Одни ведут в Лондон, другие — в Уэльс,
Мой путь устремлён к кораблям.
Там вихри морские грот—мачты их гнут
К опасным глубоким морям.

Одни убегают с горы вниз, к реке,
Где вечны певучие звуки; —
Мой путь — к океану, где смуглый моряк
Весь день трудит крепкие руки.

На Север и Запад, на Юг и Восток, —
Мой путь меня всюду влечёт.
Другие ведут человека домой,
Мой путь меня кличет вперёд!




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 27.02.2019 в 17:13
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1