Злата Андронова "ИФИГЕНИЯ ИЗ ТАВРИДЫ"


Злата Андронова   "ИФИГЕНИЯ ИЗ ТАВРИДЫ"
(Из цикла «Крымские легенды»)

Плывём. Неделя. Берега вдали
Мелькнули мимо выгибом гадючьим.
Мои хоть за спиною дикари,
А все равно степь варварами тучна.

Плывём неделю. Статую сполна
Насытил чадным смрад палёной жертвы
И злобиться богиня не должна.
Хотя, кто её знает, эту стерву?

Братишка мой (оставила ж дитём!
Воителем пелёнок, цацкой нянек)
Перо щипнул у славы под хвостом
И подвигов планированьем занят.
Молчу уже о братовом дружке —

У варваров в глазах поменьше сала.
Последний раз заметив вдалеке,
Я от него в трюм тёмный убежала.

Я статуе — что кормчий кораблю
(Угоден аромат ей тухлой рыбы?)
Как тощенький аэд, за кость пою.
Хотя ведёт домой, за что — спасибо.

Закат на дряблых досках полосат
И бледен, и похож на тот, над Троей,
И то же предвкушение утрат,
Нелепых, как бессмертье, беспокоит.

Плывём. Неделя канула в Аид,
Вторая, если верить Аполлону
(Ползёт по небу, Кербер побери,
Прозрачной, сонной мухой в мегароне).

Все боги в спячке. Будто бы развёл
Пурпур вина им Силен чернью Стикса.
Иль гекатомба Трои до сих пор
В священных чревах не переварится?

Вождь из вождей, Агамемнон Артрид,
Отец, мы разминулись столь досадно!
Ведь где-то рядом мглистый вход в Аид,
И в водах Понта явный привкус яда.

Вождь из вождей, ванакт златых Микен!
Ты в смерти тот же? властен, горд, уверен?
Тебе и в мыслях не пришло — зачем? —
Хотя бы тенью дочь свою проведать.

Ты лишь однажды усомнился, сник,
Воззвал. Ослеп и следовал совету.
Им, Олимпийцам, палец протяни —
Отдышишься, хлебая пойло Леты.

Тебе сулила (как вам всем) Семья
(Божественные подлость и бездушье!)
Козла над ямой, над клыком копья —
Бессмертия блестящую игрушку.

Плывём. Болею, статую кормлю,
Понт разродился штормом-недоноском.
И сны, где Киммерия точит клюв,
Исходят воем, точно персик — соком.

Наш храм над бухтой, стало быть, сожжён.
(Горчинкою — привычка ли? тщеславье?)
Тавр прост, как борг, как небо, как закон:
За ослушанье тут же обезглавит.

А ты богиня? Хоть на миг листвой,
Охотница, Лань, Ортия и Дева,
Ты вздрогнула? Алтарь разрушен твой —
Что, гордая, ни капли не задело?

Плывём. На досках палубы хрипят
Бараны Посейдона, бьются в пене.
Взял, видно, Черногривый на себя
Обещанное мною омовенье.

Домой. По-человечьи, без затей,
Знамений, чёрных вихрей, тварей дивных.
Не думай только — слышишь? — ЧТО затем,
Щенок Агамемнидов шелудивый.

Орест — ванакт. Умора! При дворе,
Где кто во что горазд — интригой занят.
Не очутиться б вновь на алтаре,
На сей раз без спасительницы — лани.

А, впрочем, как не повернись, всегда
Быть жрице Артемидовой при деле…
В Таврийских бухтах мягкая вода.
Куда плывём? Которую неделю?




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 27.02.2019 в 17:05
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1