Владимир Лось (подборка стихов)


Владимир Лось (подборка стихов)
* * *

По морю лунная дорожка,
А в телескоп видна луна.
Я подожду ещё немножко —
Пускай поднимется она.

Звенят заливисто цикады,
И пахнет морем и травой,
И мне как высшая награда,
Что телескоп и вечер — мой.

Горит Юпитер над проливом.
Сквозь атмосферную межу
Его ловлю я объективом,
На резкость линзы навожу.

Четыре спутника, четыре!
Четыре точки расцвели,
Как будто светлые пунктиры
Через экватор провели.

О, Галилей — бессмертный гений!
Нет, он не зря недосыпал,
Когда без устали и лени
Упрямо линзы шлифовал.

Луна. Там кратеры и горы,
И лава серая в моря…
А эти звёздные просторы,
Где миллионы солнц горят!

Не просто плоские картины,
Созвездий светлая пыльца —
Они объёмны и глубинны,
Им нет начала и конца.

И, взглядом в звёздах утопая,
Вдруг ощутишь в какой-то миг:
Звучит в тебе, всё нарастая,
И шёпот звёзд,
и звёздный крик.

* * *

Отзвенели, отстучали
Каблучки по тротуару,
Словно время отсчитали
Посекундные удары.

«Тик!» — и мимо, «так» — и мимо.
Вот и нет уже прохожей
Чем—то так неуловимо
На тебя во всём похожей.

Сколько раз на этом свете
Я встречался, да не с теми.
Ты проходишь по планете
И отсчитываешь время.

«Тик» — и мимо. «Так» —  и мимо.
Время, стой! Давай назад!
Далеко, неумолимо
Каблучки твои стучат.

* * *

Любимая, не думай обо мне.
Сырое небо над землёй осенней!
И серые под белой по стене
Туманным миражом ложатся тени.

Спокойно мне, пока спокойна ты.
На дне души лежит одна тревога:
Не ощутить бы вдруг страшнейшей
пустоты,
Когда с моей твоя разделится дорога.

Любимая! В холодный листопад
Не уходи одна, навеки в нём исчезнув.
Мгновенье без тебя меня отбросит в ад,
И я уже не выберусь из бездны.

И потому, любимая, прошу —
Не посчитав слова мои обманом,
Волнуйся обо мне, пока ещё дышу,
И думай обо мне, когда дышать устану.

* * *
                                     К. Воротилову

Ну что, мой друг.
Давай присядем,
Поговорим о том, о сём,
О новостях, о листопаде
И о поэзии притом.
О том, как трудно слово ищем,
Какими быть стихи должны,
И почему давно не пишем,
И нет ли нашей в том вины.
Быть может, глаз уже не зорок,
Иль суть явлений не про нас.
Сегодня нам с тобой по сорок—
Как говорится, в первый раз.
Слегка печально и тревожно.
А что поделаешь? Судьба.
Уже из далей невозможных
Звучит и нам её труба.
Ещё встречаться нам немало,
Но всё ж не вечность впереди.
Вот видишь— лето пробежало,
И в окна плещутся дожди.
Но тихо вечер розовеет,
А значит завтра солнцу быть,
И чай горячий руку греет,
И хорошо на свете жить.
И не беда, что век наш тает—
Ведь книге жизни нет конца,
А в ней поэзия сверкает
И входит в души и сердца.
1978 г.

* * *

Я пропах больницей и лекарством,
Я сейчас в своём особом царстве.
Властвуют в нём боли и болезни,
И о бегстве думать бесполезно.
Не сбежишь от стен от этих белых,
От болезни, что внутри гнездится.
Так однажды жертвою отстрела
Падает подстреленная птица.
Всё ещё в своей она стихии,
Но неотвратимое случилось,
И к болоту, в камыши сухие
Линия полёта преломилась.
На крыло подбитое склоняясь,
С ощущеньем боли и утраты,
Выровнять полёт я свой стараюсь
И в уме подсчитываю даты.
И тебя всё время вспоминаю.
Всем ветра на свете ты открыта,
Но когда болезнь в меня стреляет,
Ты моя надежда и защита.

* * *

Опять осуждён я с тобой на разлуку,
Опять горизонт размыкает нам руки,
А чтоб мы в объятьях их вновь не сомкнули,
Меж нами холодные ветры задули.
Врезаясь в пространство со свистом сверлящим,
Несусь я меж прошлым и меж настоящим:
Не в прошлом ещё, но уже не в сейчас,
Как знак препинанья меж парою фраз,
Как пленная птица — хотя и на ветке,
Но с веткою вместе за прутьями клетки.
Свободным и вольным я только кажусь,
Но памятью больно о прошлое бьюсь.

ПОЭТ

Умер поэт, и вот
Всё обретает вес:
Воспетый им небосвод,
Им обрисованный лес.

Пророческая строка
И предстаёт такой…
Где же мы были, пока
Был он ещё живой?

* * *

Не надо, милая, не надо.
Предсонная в квартире тишь.
Не ставь ненужные преграды.
Ну, почему ты всё молчишь?

Каким неосторожным словом
Твоё доверие я стёр?
В твоём молчании суровом
Себе я вижу приговор.

Кладу я голову на плаху,
А ты топор свой отточи
И вознеси его с размахом,
Но, ради Бога, не молчи!

Дай выход праведному гневу
Иль просто обо всём забудь,
И не простившей королевой,
А любящей женою будь…

* * *

Это слово ты мне прошепчи по слогам:
Два почти одинаковых слога.
Это слово твоё никому не отдам
И не брошу его за порогом.

И теплом твоих губ, и дыханьем твоим
Будет греть оно, будет беречь
На далёких дорогах, под небом чужим
От случайных соблазнов и встреч…

А когда я вернусь, чемоданы свалю,
От уюта отвыкший немного,
Ты обнимешь меня и шепнёшь мне
«люблю» —
Два почти одинаковых слога.

ГОЛУБОЙ РАЗГУЛ

Я живу в степном краю,
Забываю лес.
А в степи ветра поют
Под шатром небес.

И тревожный запах трав
Мёдом отдаёт.
У степи широкий нрав
И крутой разлёт.

Горизонты далеко
Разбросав вокруг,
Степь привольно и легко
Очертила круг,

Чтоб зелёное руно
Ветер не раздул…
Степь, полынное вино,
Голубой разгул!

СТЕПЬ

1
Степь была, — ты помнишь? — изумруд.
Зеленели травы, и качались
Алые тюльпаны там и тут,
Жаворонки в небе заливались.

И казалось, вечно зеленеть
Этим травам, этому раздолью,
Песням и ветрам её звенеть,
Ни с какой не совместимым болью.

2
Отсвистели ветры в тишине,
Травы пахнуть мёдом перестали,
В море рыбы замерли на дне
Под водой — под цвет дамасской стали.

Стала мглистой голубая даль,
Степь перед зимою порыжела,
Лёгкая и светлая печаль,
Нас коснувшись, на висках осела.

Зреет время, как тяжёлый плод,
Неподвижны светлые мгновенья…
Это осень. Зрелости оплот
И пора неспешного прозренья.

Что—то повернулось и ушло.
Время? О, безвременье как мера!
Осени легчайшее крыло —
Рыже-голубая светосфера.


ИЛУРАТ

1
Степь. Пустое пространство. Глушь.
Солнце. Рыжие травы. Сушь.
На самой вершине холма, на темени
Камни, размытые дождём и временем.

Как будто вспылили они внезапно
Из самых глубин времён,
И застыл над ними безмолвный
Минувших столетий стон.

2
Илурат!
Молчаливые камни
В землю вросшие глубоко.
За горизонтами и веками
Твоё прошлое. Далеко.
Твои стены время размыло,
Твоя сила давно мертва,
А скелет постепенно скрыла
Зеленеющая трава.
Ты забыт и давно заброшен.
(Это участь всех крепостей).
Лишь легендами припорошен,
Словно звёздами крымских ночей.
Но по-прежнему, хоть и реже,
Слышишь? — здравости вопреки
Те же страсти и распри те же
Сотрясают материки.
Где-то сильный слабого давит,
Где-то слабый судьбу клянёт,
Кто-то губит, а кто—то славит,
Кто-то — крепости создаёт.
…Мир насилия не приемлю,
И в борьбе не только идей
Он уйдёт постепенно в землю,
Как развалины крепостей.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 27.02.2019 в 17:03
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1