Алексей Вдовенко (подборка стихов)


Алексей Вдовенко (подборка стихов)
СЧАСТЬЕ

Ах, счастье, ах, счастье —
Загадка искусств.
Две равные части
Рассудка и чувств.

Но что ж есть счастье?
Попробуй, скажи!
А счастье — участье.
И, попросту — жизнь.

СПОР.
— «Бегут минуты, падают,
Как капли в пустоту.
Тебя упрёки радуют?
Скажи начистоту!».

— «Ах, милая, послушайте,
Зачем весь этот вздор?!
Побольше мяса кушайте
И кончим глупый спор».

— «Нет, прояви участие,
Изволь ты мне сказать:
Коль есть на свете счастие,
То — где его искать?».
 
— «Фантазии, фантазии!
Помилуйте, смешно.
Достаток есть. А счастие…
На чёрта мне оно?!».

То — жизнь моя качается,
Иль маятник в тиши?
А спор всё не кончается —
Рассудка и Души.

КЕРЧЕНСКИЙ ВЕТЕР

О керченском ветре поэмы
Ещё предстоит написать.
Такой замечательной темы
Поэтам грешно избегать.

Я вижу: поверил не каждый.
Спросите у рыбаков.
И вам обязательно скажут,
Что ветер — основа основ.

* * *

Там, за дымкою тумана, —
Миллиардный сноп огней:
Это бродят караваны
Инозвёздных кораблей.

Я б не против, я не против
С ними связь установить.
Только как бы в том полёте
Мне земное не забыт.

* * *

Прелый запах нагретого луга
Одурманит — сильнее вина.
Травы гнутся под ветром упруго,
А вокруг — тишина, тишина…

Это явь, или сказка— не знаю,
Может — правда, а, может — и ложь:
Ты, как будто мадонна святая,
По тропинке средь луга идёшь.

Ты идёшь, словно в танце весёлом,
И глаза твои — неба синей,
Поднимается пыль ореолом
У твоих загорелых ступней…

Если всё это явь — пусть продлится! —
Ведь на свете нет яви милей.
Если сон — то, наверное, снится
Королева лугов и полей.

ПТИЦЫ
                                  В. И. Зайцеву

Собираются в стан птицы,
Звонких песен уже не петь.
Им лететь через три границы
В тёплый край до зимы успеть.

В светлом мире летнего чуда
О снегах не знает никто.
Но птицы весной не забудут,
Где их Родина и гнездо.

А друзья мои улетают,
Кто в Израиль, а кто — и дальше.
Их за это не осуждают,
Я в себе не приемлю фальши.

Поясок затянув потуже
И поглубже запрятав грусть,
В городке, где дожди и лужи,
Я — на Родине остаюсь.

* * *

Девчонка в потрёпанных джинсах.
Тревога запала в глаза.
Ты очень устала от жизни?
О чём твой задумчивый страх?

Мать «пилит» тебя «день—и—нощно»,
Иль в сумраке хмурых аллей
Тебя откровенно и пошло
Облапил хмельной прохиндей?

А, может, отравой постылой
Для сердца, ума и души
В твоих истончившихся жилах
Струится дурман анаши?

А я-то, наивною верой,
Решил за тебя, наперёд,
Что в сумраке старого сквера
Людская печаль не живёт.

Но нет!
Пока сердце людское
Печалится чем-то во мгле,
Не будет поэту покоя
На этой тревожной земле!

* * *

Я понимаю жизнь, как есть,
Я всё в ней принимаю.
И только ханжество и спесь
За чувства не считаю.

Я принимаю жизни новь
За верное начало.
И лишь тебя, моя любовь,
Всегда мне будет мало —

Твоих ресниц, твоих грудей
И ягодиц, и бёдер.
Хотя в любви, на взгляд друзей,
У нас всё складно, вроде.

Не то, чтоб я хотел другой.
И всех других — не очень.
Мне просто целый век с тобой —
Мгновения короче.

Таков я есть. В том не виню
Ни общество, ни книги.
Но потому я жизнь ценю
Я в каждом сущем миге.

* * *
                                   В. Микрюкову

Ручьи бегут сплошным потоком.
Какой сегодня сильный дождь!
Ты, в упоении высоком,
Раскинув руки, в дождь идёшь.

Твоя рубашка вся промокла,
Да так, что впору выжимать.
Им, тем, кто прячется за окна,
Конечно, это — не понять!

Быть нужно выше, чище, лучше,
Узнать восторга смысл и суть,
Чтобы хоть раз под эти тучи
С весёлой удалью шагнуть.

Отбросить всё, что наболело,
Обиды прошлые забыть,
Идти под дождь спокойно, смело
И душу — начисто промыть.

Я сам давно уже пытаюсь
Вот так же счёты свесть с тоской.
Увы, печально возвращаюсь
Домой — усталый и сырой.

Но верю: скоро, очень скоро
Меня с собою позовёшь
В те необъятные просторы,
Где льётся светлый, чистый дождь.

ПЕГАСУ

Я — твой раб, Ты — властелин.
Будь же весел и беспечен.
От пелёнок, до седин, —
Весь мой путь тобой отмечен.

Только смерть разлучит нас.
Да и то — лишь на мгновенье,
Мой крылатый конь Пегас, —
Моя боль, моё забвенье!

Ты всегда отлично знал,
Чего мне недоставало.
Много раз в беде спасал.
И ещё спасёшь немало.

Ты прости: я груб подчас,
Ты порой бываешь в мыле.
Но на то ведь ты — Пегас,
Не родня хромой кобыле.

Ты — божественный пророк.
На тебе — печать главенства.
Не беда, что так далёк
Почерк мой от совершенства.

Мы на месте не сидим:
День и ночь в пути по свету.
Будем живы — создадим
Песню, лучшую, чем эту.

СТАРИК
                               Н. А. Славину

На остановке, где листьев стаи
Гонит осенний ветер,
Стоял Человек — усталый, старый,
В чёрном большом берете.

Стоял, как все: обычный прохожий,
Ждал обычный автобус.
И лишь голова была похожа
На школьный стёртый глобус.

Добрые мысли, верно, роились
В этом черепе странном,
Думы о благе людском сходились,
Словно меридианы.

Казалось, что улыбнись он только —
И станет весело всем,
И сразу в мире исчезнут толки
Глупых, запутанных тем.

Но время шло, подошёл автобус.
По шинам тёрлась листва.
И скрылась, похожая на глобус,
Сказочная голова.

Старик ушёл. Сознание прочно
К нему стремилось опять.
Мне почему—то той странной ночью
Совсем не хотелось спать.

ПАМЯТИ В. С. ТАРБАЕВА

Жил человек у моря,
как на пристани.
Любил искать сокровища в песке,
Стихи писал. И Пушкин
неистово
Любил всегда, до хруста в позвонке.

Над нами смеялись за глаза:
«Любитель, мол,
Пушкиноведов без него — толпа.
Ведь не в Москве же это и не в Питере.
В Керчи такая преданность — глупо.

В Керчи и Пушкин был всего проездом—то.
Зачем же донкихотская борьба?
Да и судьба подвижника уездного —
Не слишком-то завидная судьба».

И умер человек. Судьба — пророчица
Поставила суровую печать.
Всё кончилось.
Но почему—то хочется
Ему сейчас, как сущему, сказать:

— Василь Семёныч!
Никому не верьте Вы!
Без Вас…
Да мы бы померли с тоски!
Земля, быть может,
Потому и вертится,
Что в мире есть такие чудаки».

* * *

Во чужом пиру не сладко,
Даже мёд не сладко пить.
Что же делать? Для порядка
Надо рюмку пригубить.

Ах, весёлое застолье,
Веселее, право, нет!
Разудалое приволье
Звонких песен и бесед.

До зари, всю ночь кутите —
Это вовсе не грешно.
А по мне вы не грустите:
Мне — другое суждено.

В детстве с рифмой я схлестнулся
И с тех пор живу в стихах.
Белый свет перевернулся
В моих сумрачных глазах.

Об одном прошу покорно:
Как зайдёт моя звезда —
Вы меня стихом задорным
Вспоминайте иногда.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 27.02.2019 в 16:59
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1