Повесть о жене моряка. Глава 7. Все хорошо, но этого уже мало


Повесть о жене моряка. Глава 7. Все хорошо, но этого уже мало

ВСЁ ХОРОШО, НО ЭТОГО УЖЕ МАЛО

С арендой квартиры затягивать не стали, и сняли первую же из предложенных знакомыми знакомых. Она находилась в новом микрорайоне, на посёлке Котовского, но добираться туда было несложно. Первый этаж девятиэтажки. Совершенно пустая, без мебели. Зато с работающим телефоном, что им очень подходило, и недорого.

Пятьдесят рублей за отдельную чистенькую квартиру - это по божески. Договорились, хоть и на словах, на долгий срок. Павел сказал, что будет присылать ей переводы, а сколько, она спросить постеснялась. Ясно, что на квартиру, по крайней мере, хватит.

А пока что они перевезли вещи Элины, и сразу же стали обживаться. Гулять стало некогда, появились дела по благоустройству "гнёздышка", да и погода переменилась к худшему, не до прогулок стало, начиналась зима.

Сразу же купили холодильник, простенький кухонный набор одесской мебельной фабрики со столом и табуретками, шкаф для одежды, узенькую тахту для Элины, двоим на ней спать было можно, но тесновато. Пока же им и на полу было хорошо, после того, как они перекупили у друзей Павла огромный, толстый и красивый палас. Совершенно новый, жёлто-бежевый. Постельного белья у Элины на первое время было достаточно, два одеяла было, две пуховые подушки, кухонная утварь, посуда кое-какая тоже. Вполне достаточно для начала.

Вместо кресел купили в мебельном магазине две жёсткие подушки - "ромашки", на них было удобно валяться на паласе.

Павел в дом, кроме чемодана с личными вещами, принёс только одну вещь, двухкассетный "Шарп" с ворохом фирменных сингапурских кассет. Магнитофон он презентовал ей, сказав, что в рейс он такие вещи никогда не берёт. Покопавшись а кассетах, Эля нашла АББУ, которую очень любила.

"Мани-мани-мани", - раздалось из динамиков. "Мани" у них пока были.

Магнитофоны-двухкассетники тогда все моряки привозили, а в Сингапуре, куда они зашли после рейса, они были самые разные и недорогие. В кассетах Павел не разбирался и брал всё подряд, поветрие такое было, а кассеты были - рубль ведро: одна штука - один сингапурский доллар, втрое дешевле американского.

Вот он и взял то, что другие брали: Биттлз, Бони М, Блонди, Диип Пёрпл, Смоки, Роллинг Стоунз, Пинк Флойд, Эрапшен, Сьюзи Кватро какая-то, запрещённый почему-то Чингисхан, группа из Германии.

Самому Павлу из его записей больше всего нравился испанский дуэт "Баккара" и популярная диско-певица Гилла с хитом Тото Кутуньо: "Джонни, о, йес"! Голос Гиллы волновал, завораживал, так же, как голос молодой Аллочки, ранней ещё Пугачёвой. Эля тоже кое-что из её репертуара ему напевала: "Я по земле хожу, хожу, счастья себе прошу". А ему нравилось ощущать себя в роли Счастья.

Были среди кассет и самостоятельно им переписанные у друзей - Высоцкий, Окуджава, Визбор, сборник одесских песен.

Из-за того, что квартира была на первом этаже, пришлось покупать занавески на кухню и шторы в комнату. Стены же Паша разукрасил плакатами с изображением диско-групп и рок-ансамблей. Сьюзи Кватро оказалась красоткой, зато "Кисс" - страхолюдинами. Пару плакатов он привёз с парусными судами: барками, бригантинами. Они в интерьер вписались отлично, хотя он их просто приклеил на стенки без всяких рамок.

С большим удовлетворением Эля и Павел с каждым днём всё больше убеждались, что подходят друг другу во многих отношениях, что основные жизненные принципы, усвоенные ими в детстве, правила общежития, уровень притязаний у них совпадает почти полностью.

Хотя... это только Павлу так казалось, насчёт уровня притязаний. Он просто не знал ещё, с какой мечтательницей его судьба свела. Для начала у неё в голове зрели мечты о замужестве, и даже о ребёнке от Паши, а потом... но мысли Эля благоразумно держала пока при себе, опасаясь Павла ими отпугнуть. Всё же знала она его ещё недостаточно.

Пока же её устраивало и то, что она имела: надёжный человек рядом, готовый и на полу спать, и на табуретке есть, и деньги на неё тратить, и любовью заниматься без устали. Всего этого Эля была лишена последние годы, и нехитрыми житейскими радостями сейчас наслаждалась.

Смущало её только одно обстоятельство: среди бумаг Павла она случайно увидела несколько фотографий его бывшей жены, довольно эффектной блондинки. Обнаружить их было очень неприятно и болезненно. Неужели же до сих пор он её из своего сердца не выбросил? Или просто забыл о карточках? Спросить Павла прямо Эля опять-таки не решилась. Всё у них было пока ещё хрупко и зыбко.

Сама она в него влюбилась почти сразу, в первый же вечер, и слова любви ему каждую ночь теперь в постели нашёптывала, а вот от него признания слышала не так часто. Потерять Павла ей уже страшно было, а как правильно поступить, она не знала, и оставила до поры, до времени, бомбу эту с часовым механизмом нетронутой.

Так пролетел ещё один месяц, Павла наметили послать в следующий рейс, на другой уже "Атлантик", а объяснения между ними, которого она ждала, всё не происходило. Павла в их отношениях, похоже, всё устраивало, зато Элю неопределённость её положения с каждым днём тревожила всё больше и больше.

Она уже и засыпать стала плохо, накручивая себя перед сном своими мыслями, как пружину. А когда и на работе стала об этом задумываться, то поняла, что так больше продолжаться не может. Пусть, в конце концов, скажет ей прямо, кем она ему приходится, любовницей, невестой, или подругой для проведения отпуска. Лучше горькая правда, чем сладкие иллюзии.

Элина в отношениях предпочитала ясность. И решилась она однажды на тяжёлый, но откровенный разговор, даже бутылку вина специально для него купила. На трезвую голову у неё духу не хватало затронуть эту тему, а водка тоже не годилась, тяжёлый напиток. А вот вино в самый раз.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 15.02.2019 в 22:23
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1