Повесть о жене моряка. Глава 10. Переписка с Пашей


Повесть о жене моряка. Глава 10. Переписка с Пашей

Два месяца Павел баловал её, причём не деньгами, не нарядами, не комплиментами, не походами в театр, нет. Он баловал её просто своим присутствием, к которому она так быстро привыкла, баловал своим спокойствием, неторопливостью, уверенностью в себе и в их завтрашнем дне. И сейчас, когда его не стало рядом, у неё как будто земля из под ног ушла. Как же быстро она к нему привыкла! Как же плохо ей стало одной!
На работу теперь она ездила обычно на маленькой, десятиместной, маршрутке, сесть в которую можно было, только отстояв очередь. Зато она и подвозила её прямо к крыльцу отдела кадров на Пастера, на втором этаже которого располагалась бухгалтерия.

Домой она предпочитала в хорошую погоду другой маршрут: шла пешком по Пастера и Херсонскому спуску до Пересыпского моста, и там уже садилась в трамвай, на конечной. В автобусе ездить она не любила, там и пуговицу в толчее могли оторвать, и ещё кое-что, похуже сделать. Лучше уж на трамвае, и тоже почти до самого дома.
Вот и сегодня, она не спеша добралась домой, поужинала сваренным вчера борщом, отдохнула полчаса на кушетке с включённым магнитофоном, и начала в уме сочинять письмо Павлу:

"Пашенька, любимый мой, здравствуй! Вот прошло четыре дня, как ты уехал, а кажется, что прошла целая вечность. Первые два дня всё время просыпалась ночью - чего-то не хватает.Такое состояние, как у ребёнка, которому дали поиграть с любимой игрушкой, а потом забрали её".

Элина поднялась с кушетки, достала купленные в обеденный перерыв школьные тетрадки, аккуратно вытащила из одной из них средний лист и села за кухонный стол. Темновато. Эля принесла из комнаты торшер, придвинула его к столу и продолжила уже на бумаге. Точно, как в романе у Каверина.

"...такое состояние, как у ребёнка, которому дали поиграть с любимой игрушкой, а потом забрали её.
Днём, на работе, легче - делаю расчёт "Кировограду", и как-то отвлекаюсь. Написала сегодня письмо маме, поделилась своими новостями, пусть за меня все порадуются. Звонила Анне Александровне, сказала ей, что изменился почтовый индекс. У них всё нормально.
Думаю заняться твоими университетскими контрольными, чтобы тебе было дома полегче и на меня больше времени оставалось. А мне это в радость, цифры на работе надоедают, а буквы радуют. Очень скучаю без тебя, можно даже сказать, что тоскую.
Настроение плохое, хожу вся "потерянная". Девчонки на работе меня не трогают, ни о чём не расспрашивают. Наверное, всё понимают. Дружу с Людой маленькой, ты её знаешь. Вчера вместе в кино ходили, смотрели новый фильм "Тот самый Мюнхаузен". Главную роль играет Олег Янковский. Мне понравилось, и отвлеклась немного от своих тяжёлых дум. Извини, расхныкалась.
Ни о чём не загадываю, даже стараюсь не думать, что будет через полгода. Слишком долго. Живу прошлым, воспоминаниями. Слава богу, их много, очень приятных и хороших.
Целую тебя, любимый. Очень скучаю. Пиши. Побольше и почаще. Напиши, как долетел, как принял дела. В общем, обо всём. Элина".

"Любимый мой, здравствуй! Нежданно-негаданно получила от тебя сегодня письмо. Ты его ещё из Лас-Пальмаса отправил с улетающим экипажем. Ждала уже первую радиограмму, а вместо неё получила письмо.
Очень по тебе скучаю, нет и минуты, чтобы про тебя не вспомнила. Пишу уже второе письмо, а от тебя теперь не скоро получу. Ты спрашиваешь, покончила ли я со слезами? Вот прочитала эти строки и расплакалась. Просто не представляю себе, как и проживу эти полгода. Тоска смертная. Никого и ничего не хочу - только ты!
Стала вся такая себе тихая, спокойная, ничего меня не волнует. Спать стала ложиться в девять, чуть почитаю и тушу свет. На работе пока всё спокойно, готовлю расчёт по "Кирову". У нас похолодало, и я в своей "девичьей" постели под двумя одеялами замёрзаю.
Всё по-старому. Писать обещаю часто. Всё равно вечерами делать нечего. Слушаю АББА, Бони М и твою любимую Баккару.
Пиши, очень-очень скучаю, крепко целую. Твоя Эля".

Первые дни после прощания с Павлом были самые тяжёлые. А потом...потом притерпелась. Жила же она раньше одна, и ничего, проживёт и сейчас. Если что и изменилось, так только к лучшему. Теперь у неё есть любимый человек, который тоже скучает, тоже ждёт встречи, а пока шлёт радиограммы, пишет письма и даже иногда звонит по телефону.

Хотя с телефоном этим - просто беда. Или она такая глупая, или связь никудышная, только два раза всего они с Павлом и "разговаривали", напсиховались оба, расстроились... Лучше бы и не звонил.

Ответные письма Павла приходили тоже по два, по три сразу, потому что писал он часто, а отправить возможности не было. Конечно, они были намного суше,чем её, и Эля понимала: мужчина, он и есть мужчина, но всё равно были такие тёплые, такие ласковые, что она их перечитывала по сто раз, ещё и под подушку клала. Много Паша о работе писал, видно было, что и живёт работой, больше на рыбаках ничего нет. Так что Эля уже стала разбираться, что такое ТРВ, что такое конденсатор, что такое компрессор. Но это ничего, ей всё новое было интересно, это же Пашкино.

Радиограммы были другие. Короткие, конкретные, но всё равно ласковые:

"Элечка начали промысел меня все порядке крепко целую Паша",

"Элечка полрейса пережил все хорошо скучаю целую Паша",

"Элечка через неделю заканчиваем промысел все хорошо пиши целую Паша",

" Элечка завтра Пальмас оттуда вылет детали полета пока неизвестны узнавай сама нетерпением жду встречи люблю скучаю зпт ну очень уже скучаю скоро увидимся."



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 26
Опубликовано: 15.02.2019 в 22:17
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1