Повесть о жене моряка. Глава 13. Встреча после разлуки


Повесть о жене моряка. Глава 13. Встреча после разлуки


"Львовяне" летели дома, пересекали границы, проходили через таможенные кордоны, переезжали из аэропорта в аэропорт, регистрировались на рейс до Одессы, а дома их уже ждали и готовились к встрече. Из Лас Пальмаса домой, конечно, никто из них не звонил.

Пользоваться судовой радиостанцией в порту запрещалось, а береговые телефоны-автоматы морякам были не по карману. Звонили из Москвы, кто из Шереметьева успел, кто уже из Внукова, как Павел. Но и дома телефоны были далеко не у всех, некоторые жёны о времени приезда мужей только догадывались.

Элине, как работнице "Антарктики", было проще. Она все новости узнавала в службе эксплуатации флота, с работниками которой уже близко познакомилась, а иногда и кадровики, работающие на первом этаже, ей новости сообщали. Про их отношения с Павлом многие знали.

Для Эли ожидание встречи было особенно трепетным, ведь это происходило первый раз в её жизни. Она долго думала, как одеться в аэропорт, а вариантов было немного. Деньги у неё на обновки были, а купить в магазинах было нечего. Страна не производила ни красивой и модной одежды, ни удобной обуви.

Плохо было почему-то и с импортом. Даже знаменитый одесский толчок, на котором, как говорили, можно было купить маленькую атомную бомбу, как раз в это время перебирался на новое место, на Седьмой километр, а там "кидалы" были на каждом шагу.

Выручила Вера, старший бухгалтер, предложившая ей по сходной цене целый комплект: пёструю трикотажную блузку, лёгкие модные брюки, и белые босоножки на среднем каблуке. В брюках Паша её ещё не видел. Элина осмотрела себя в зеркале шкафа, повернулась в профиль - нормально. Даже похудела чуть-чуть. Пашке понравится.

Причёсывалась она всегда сама. И денег на парикмахерскую было жалко, и не сделает никто в жизни никогда так, как она сама сможет. Был у неё уже опыт однажды такой, пришлось заново самой после парикмахерской переукладку делать.

А макияж делать она ещё в детстве научилась, за что ей от матери не раз влетало. Ну а как иначе научишься, если не практиковаться? Для ресниц тогда покупали ленинградского производства тушь, и она была такой сухой, что звали её "плевалка", плевали в неё, чтобы лучше на кисточку ложилась. Глаза подводили карандашами "Живопись" с мягким грифелем, губы красными карандашами подкрашивали, некоторые по контуру их обводили, кто как умел. Только Эля потом сразу же макияж и смывала, от греха подальше. У мамы рука была тяжёлая!

Полагаются ли цветы при встрече, Элина не знала, и решила, что цветы дарить нужно женщинам. Мужчины предпочитали "грамотную" бутылку и закуску со всеми доступными десертами. Боже, как же она соскучилась!
А вот и Павлик, наверное из Москвы!

- Элечка, это я. Здравствуй, родная! Мы уже во Внуково. Из Шереметьева не было времени звонить. Как ты там, собираешься уже? Закуски готовишь? Это правильно. Я соскучился, Эль! Приезжай в аэропорт. Приедешь?
- Конечно, приеду, ты что! Тебе цветы надо покупать? Мне кажется, мужчинам цветы жёны не дарят.
- Не нужно, ты права. Просто приезжай, и всё. И жди на выходе с лётного поля, возле ворот. Багаж позже получу, сначала тебя обниму. До встречи, любимая! Уже посадка начинается. Целую!

Паша повесил трубку, наверное, уже на посадку позвали, или монеты пятнадцатикопеечные закончились. Через три часа самолёт прилетает. Чёрт, руки дрожат, так и порезаться можно. Красота красотой, но Пашка же, наверное, в дороге изголодался. Ночь летели, денег советских у него нет, перед вылетом в баре потратил, в самолёте на внутренних линиях не кормят.

В общем, что ни говори, а обед будет кстати. Конечно, сегодня первое она не варила, и свинину тоже не жарила. В основном, копчёности с базара, брынзочка, которую он обожает, свежие овощи, сырые и...всякие. Готовить Элина любила, но сейчас не до того было, все мысли её были в другом месте.

Ну, всё, вроде, готово. Скатёрку на кухонный стол. и вазочку с полевыми цветами на середину.

А выезжать всё же ещё рано. Это если бы на перекладных ехать, тогда пора. Но в такой день, и в парадной одежде, праздничное настроение можно сохранить, приехав только на такси. Деньги у неё были, Павел присылал каждый месяц сто двадцать рублей, хватало, ещё и покупала кое-что в квартиру.

Купила по случаю в переднюю вешалку, не простую, огромную, с полочкой для обуви, и даже с встроенной табуреткой. Это уже с перспективой на новую квартиру. Купила мясорубку, у неё раньше не было, ручную кофемолку, вазу для цветов. Спать будут пока по-прежнему на полу, даже с Пашкиными деньгами мебель сейчас не купишь, всё по списочной очереди, стоять в которой три года ей совершенно не улыбалось. И если бы три! Мама ей прислала огромное и толстое ватное одеяло, которое можно стелить на палас и чувствовать себя наложницей в гареме.

Пора, сил больше ждать нет. Возьму такси, а в аэропорту уже подожду. Там, наверное, с утра кто-то сидит и ждёт, а ей чуть-чуть только осталось. Элина последний раз взглянула в зеркало, капнула духами в давно заученные точки - для себя, для друзей, для нахалов... Пора!

Выйдя из такси, Элина сразу же увидела группу нарядно одетых женщин с детьми, и подумала: наши. Знать она никого не знала, не успели познакомиться ещё, но безошибочно поняла, что первая её догадка была верной: несколько лиц ей были знакомы. Она подошла ближе и поздоровалась.

- Здравствуйте! Самолёт по расписанию?
- Пока не объявляли, наверное, не опаздывает. Недолго осталось.
Эля отошла от группы в сторону, на месте ей не стоялось, нервничала, неизвестно почему. Всё ведь хорошо, всё позади - откуда такая дрожь по телу?

Павел - тот не нервничал, и повода к этому никакого не видел. Летать он не боялся, Элину через полчаса увидит, а у неё всё хорошо, только что подтвердила. Он спокойно пристегнул ремень безопасности, когда самолёт пошёл на посадку, и даже уснул неожиданно. Наверное, всё же, нервы. Ну да, нервы у него, как стальные канаты.

Пассажиров прилетевшего московского рейса привезли на автобусе прямо к воротам, за которыми толпились встречающие. Павла Эля увидела сразу, выделя его мгновенно по росту, их, таких, всего двое в экипаже было. Правая рука у него была свободна, и он помахал ей. Хотя Элю ему разглядеть в толпе было трудно. Ну, вот и он!

-Элечка, мне кажется, что султаны всё же знали толк в жизни. Они ведь на коврах спали, или я что-то путаю? По крайней мере, мне с тобой на паласе замечательно, и никакой кровати не надо лет... лет тридцать ещё!
- Болтун! Дай, я к тебе теперь подмышку лягу. Боже, как часто мне хотелось именно этого! Это только женщины могут понять, особенно морячки.
- Опять начинается? Путь к сердцу красавицы лежит через комплименты и поцелуи? Эля, скажи мне, только честно скажи...
- Я всегда тебе честно всё говорю!
- Тогда честно скажи, вот почему ты у меня такая сладенькая, что мне тебя всё время целовать хочется от губ до коленок?
- Не болтай, Павлик. Лучше поцелуй, везде целуй, где попало. Мне уже опять хочется, вот так, хорошо...хорошо... теперь ниже...

-Ну что, колониальные товары будешь смотреть? Или сначала на кухню?
- Чего на них смотреть, всё равно всё на продажу. Или, как моряки говорят, "на школу". Кстати, а почему так говорят, я не понимаю.
- Я и сам не знаю. Закончу вот филфак, брошу плавать, и напишу диссертацию на тему морского жаргона. Вернее, морской лексики.

- Слушай, Паш, я честно пыталась твои контрольные делать, я тебе говорила? Но я не смогла, там столько произведений сначала нужно прочесть, что их и взять негде. Очень трудно. Зачем тебе это надо, вообще?
- Давай выпьем лучше. Это Каберне?Сначала ты мне расскажешь, как тут без меня жила.
- За встречу! За то, что ты дома! И я тебя долго теперь никуда не отпущу. Ты же в отпуск пойдёшь?
- За тебя, Элечка! За нас обоих! За нашу семью!

- Вкусно как! Знаешь, у нас ведь неплохие повара на "Львове", но с тобой им не сравниться. У тебя даже салат необыкновенно вкусный. А нам из Пальмаса помидоры, огурцы привозят, ну совершенно безвкусные, трава травой. Ем потому только, что зелёные, хоть какие-то витамины.
- Я думаю, вы витамины, вещества всякие полезные из свежей рыбы получаете. У торговых моряков этого нет.

- Зато у них много чего другого есть. Нормированный восьмичасовой рабочий день, два выходных дня в неделю, не один, как у нас. Порты интересные, экскурсии, бассейн на многих судах есть, пинг-понг, спортзалы! Библиотеки огромные!Рейсы по два, по три, по четыре месяца, редко, когда больше. Я на практике на банановозе был, всё это видел. Так что не нужно мне про рыбу рассказывать, меня от неё тошнит.

- Пашенька, ну что я такого сказала, что ты так вскипел? Это просто нервы. Тебе отдохнуть надо, ты хоть спал прошлой ночью?
- Ещё как спал! Сто раз просыпался!
- Ну пойдём, я тебя уложу, и сама прилягу. Нам сегодня никуда идти не надо, меня главбух отпустил. А завтра, вообще, суббота. Пойдём? Полежим рядышком, и ты успокоишься.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 15.02.2019 в 21:58
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1