Танцующий Ино


(иронические заметки)

«Проникнутый тщеславием, он обладал, сверх того,
ещё особенной гордостью, которая побуждает признаваться
с одинаковым равнодушием как в добрых, так и в дурных поступках, -
следствие чувства превосходства, быть может, мнимого»


Прошло ещё несколько времени, пока он мастерил себе новые крылья; старые, тоже невидимые, всегда бывшие внутри, с возрастом истрепались, пришли в негодность – то ли от мелких компромиссов с совестью, то ли от чрезмерности грешков…
И вот, отлетевший на некоторое расстояние от действительности, позволявшее пристально оглядеться и оценить, наконец, сегодняшнее, он вдруг занялся мелочным и непривычным раскладом будущих перспектив, о каких не имел ни малейшего представления, так как мыслил всегда днём вчерашним – тем каждым днём, отпущенным по баюкающим волнам Времени подобно бумажным корабликам.

Вчера, сегодня, завтра…Потянулись минуты отсчёта, в них секунды выставляли себя поначалу событиями, ещё не происшедшими – этакие, мельком, картинки: вот античный Герасим в лодке и пепел, заключённый и развеянный, затем – суть небытие и плагиат бытия (где, в каких мирах оно настоящее?); далее, будто протокольной, приземлённой явью, вся жизнь – от последних жён до первой поллюции, от выбитых зубов до крови рождения…
Пританцовывая и напевая, взлетая и приземляясь, он порхал от реалий к условностям, от туманности «когда-нибудь» до незабвенности «было», и ухищрения сии растили ему пёрышки…
Двоедушный и необязательный, мимоездом и мимолётом перемещавшийся по годам и весям среди врагов и женщин (друзей у него не было), он, до поры до времени, слыл в себе мотыльком, впрочем, тщательно оберегая от посторонних нежную пыльцу крыльев.
Правда, он – пил. Отнюдь не нектар, много и с кем попало; прискорбное обстоятельство это шло вразрез со способностью оставаться всегда на плаву и чуть в стороне; мало-мальски употребив и тем взнуздав молох, кривлялся и падал, приставал к чужим женщинам и к чуждым углам; очнувшись, медно-красный, помятый и мозглявый, давал себе слово и слово держал, но недолго.
Он был игроком – на деньги и за удачу; паллиативный полишинель, он укрывался этой тайной, фаталистически верил Фортуне, но та, как и все его женщины, открыто ему изменяла.
………………………………………………………………………………………….
………………………………………………………………………………………….
Почему «был»? мой старый знакомец ещё не состарился и уже не умер: он в параллели сущности, брат мне и соперник; никто не примет его лучше, чем он самое (я же с собою не знаюсь вовсе); музы по-прежнему приходят к нему волшебно-влажными ночами, как приходят они и ко мне, только в дневную, задёрганную и зомбированную сушь.
Я пытаю прозу, он ваяет стихи…и то и другое – не идеально и зыбко, потому, по договорённости и для маскировки, мы, сочинители сочетаний, зовём прозу поэтической, а вирши – прозаическими…
В политику не лезет ни один из нас: грязная демократия и грозная диктатура не привлекают условных близнецов (он – иноходец, я – иноверец); подспудно же зреющая симпатия к иным, достижимым и честным планетам, к Млечному, без фальши ингредиентов, пути, - выход.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Миниатюра
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 11.02.2019 в 06:49

Юрий Игоревич Рожинский     (16.02.2019 в 13:26)
«Проникнутый тщеславием, он обладал, сверх того,
ещё особенной гордостью, которая побуждает признаваться
с одинаковым равнодушием как в добрых, так и в дурных поступках, -
следствие чувства превосходства, быть может, мнимого»
(А.С.Пушкин. «Евгений Онегин»)

Не допускайте, Кунктатор, обвинений в плагиате.








Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1