Каменный век. Борьба за женщин. Глава 3


На другой день Ловчее Рыси не охотился, а целый день просидел в тиши леса на стволе поваленной ветром сосны, раздумывая над тем, кто мог убить Лежащего Зубра.
Почти все охотники страстно желали Большелобую и ненавидели ее мужа. Поэтому на каждого можно было подумать, что убийца он. Но в тот день, когда Лежащий Зубр не вернулся с охоты, все мужчины охотились вместе и все время были друг у друга на виду. Охотник, охранявший группу собирательниц, весь день был у них на виду. Мужчина, охранявший тех, кто находился в становище, тоже был на глазах многих людей… А вдруг они отлучались на какое-то время! Если это так, то кто оставил тогда свой пост, тот и есть убийца, подумал Ловчее Рыси, но сразу посмеялся над своим предположением. Действительно, во всем племени есть только два человека, которые еще могли бы одолеть Лежащего Зубра – он и Медведь. Но даже их победа в поединке с ним всегда представлялась сомнительной. Чужаки тоже, как выяснилось, не причастны к убийству Лежащего Зубра. Но тогда кто? Кто мог убить его? И тут Ловчее Рыси чуть не вскрикнул: он вдруг вспомнил, что из всех мужчин только он один охотился вне группы охотников. Да, только он один не был на виду у других. Значит, его вполне можно заподозрить в убийстве Лежащего Зубра! И, возможно, кто-то уже подозревает.
Лишь поздно вечером Ловчее Рыси пришел к этой догадке. Никогда еще не приходилось ему так долго думать. Ни за что не стал бы он мучить себя столь тяжелым мыслительным процессом, но мысли об убийстве Лежащего Зубра не давали ему покоя.
Он вернулся к пещере с таким видом, словно был изнурен нелегкой охотой. Юноша решил сегодня же вечером вызвать вожака на поединок. Он понимал, что им все равно в ближайшее время придется схватиться насмерть если не за власть, то в борьбе за красавицу чужеземку, и пусть это произойдет сейчас, когда он совсем не утомлен физически, а Медведь, напротив, вернется с охоты усталый.
Но поединка опять не состоялось. Охотники пришли из леса, обремененные богатой добычей, и Ловчее Рыси сразу забыл о своем намерении, как только ощутил запах свежего мяса.
Мяса было очень, очень много. Медведь даже не стал делить его. Каждый отрывал от поджаренных туш такие куски, какие был в состоянии съесть. Давно не случалось столь удачной охоты. И давно не было у людей такой большой радости, как сегодня. Грандиозные пиршества, подобные этому, были для них одними из самых значительных событий, о которых они долго помнили и по давности которых судили о продолжительности прошедшего времени. Каждый старался набить себе желудок не только на сегодня, но и надолго впрок. Многие так объелись, что не смогли даже уйти на ночлег в пещеру и остались ночевать там, где их сморил сон, несмотря на то, что из леса доносился рев разъяренного чем-то медведя. Некоторые, видя, что ночь обещает быть холодной, легли у догорающего костра, но никто так и не нашел в себе силы подбросить в него хвороста.
Ловчее Рыси тоже не был в состоянии добраться до пещеры. Он даже поленился подползти поближе к костру и заснул в стороне от остальных, около края площадки, всех ближе к лесу.
Спал он плохо: то проваливался в глубокий сон, то просыпался и пробовал перебраться с острых холодных камней, впившихся в тело, на другое место, где их не было, но тут же вновь погружался в крепкий сладкий сон. Опять разбуженный кошмарным сновидением, он просыпался, делал усилие отползти в сторону и даже чувствовал, что это ему удается, как вдруг просыпался все на том же месте и обнаруживал, что лишь повернулся на другой бок и что стало еще холоднее. Подтянув колени к груди и просунув между ними руки, он старался снова заснуть, но никак не мог и даже не испытывал ни малейшей сонливости, а чем более хотел себя заставить, тем яснее ощущал, что окончательно проснулся. Тогда он собирался встать и перелечь с камней на землю, но почему-то продолжал лежать и незаметно для себя опять засыпал.
Всегда, когда ночевал не в пещере, а под открытым небом, сон его был необычайно чутким. Вот и сейчас он сразу проснулся, едва рядом послышался шорох. Вначале, спросонья, Ловчее Рыси не поверил даже своим глазам и, лишь окончательно пробудившись, понял, что не во сне, а наяву видит Большелобую. Она сидела рядом на коленях и глядела на него жалостливым, беспокойным взглядом. В свете луны, снизу, ее лицо казалось еще красивее. Меж грудей тускло белели длинные из зубов животных бусы.
Юноша так удивился и обрадовался, что не смел пошевельнуться. От ощущения ее близости у него перехватило дыхание и сладостное чувство разлилось по всему телу. Он страстно зарычал и протянул к ней руки. Женщина вскочила на ноги и попятилась. Из руки ее что-то выпало, звонко стукнувшись о камни. Ловчее Рыси встал на колени и снова протянул к ней руки, но та скрылась в темноте. Он хотел догнать ее, но, случайно опустив взгляд, увидел оброненный ею предмет. Крик ужаса и ярости вырвался у него из груди. Среди ярко освещенных лунным светом камней лежал большой кремневый нож Лежащего Зубра.

Следующим утром мужчины по привычке встали рано, но на охоту не пошли – еще много оставалось мяса от вчерашней добычи. Впрочем, никто к нему не притронулся – после вчерашнего обжорства у всех оно вызывало лишь отвращение. Полные радости от сознания того, что впереди целый день отдыха и развлечений вместо изнурительной опасной охоты, мужчины пошли на реку купаться.
Меж и над верхушками сосен, обступавших площадку перед входом в пещеру, синели поросшие лесом холмы, долины, горы. Теплый порывистый ветер гулял по этим просторам, колыхая вершины деревьев. Он разогнал огненное облако, нависшее над горизонтом и на розовато-белесом небосклоне вспыхнуло большое утреннее солнце. Солнце так ослепительно сияло, что в ту сторону невозможно было глядеть: яркий свет бил прямо в глаза находящимся на высоком горном склоне людям. Тепло солнечных лучей становилось все ощутимей и от ласки их на душе делалось еще веселее.
Но нашему герою не было весело. Его мучило воспоминание о ночном происшествии. Неужели в самом деле Большелобая хотела его убить?! Неужели она думает, что он виновен в смерти Лежащего Зубра?! Надо быстрее разуверить ее, доказать, что убийца не он! Но как это сделать?!
Вместе с остальными охотниками Ловчее Рыси пошел к реке, но до нее не дошел, а упал в холодную мокрую от росы траву и долго лежал, думая. Не в силах ничего придумать, он стал, перекатываясь с боку на бок, рычать, яростно рвать траву.
С реки раздавались веселые разноголосые крики купающихся. Меж стволами деревьев видно было, как они плескаются в воде, бегают друг за другом по берегу, борются и также забавы ради схлестываются в кулачных потасовках. Скоро пришли женщины и дети, и игры стали еще оживленнее. Поднявшийся на реке шум разозлил Ловчее Рыси, так как мешал ему думать. Он встал, чтобы уйти, но вдруг увидел, что его жены играют с другими мужчинами и притом так, как имели право играть только с ним. Ослепленный сильным любовным чувством Ловчее Рыси не замечал, что они сильно переживают его охлаждение к ним, явное пренебрежение ими, огорчены его откровенным стремлением к чужеземке. Грубая животная страсть еще связывала их, но обиженные женщины стали тянуться к другим мужчинам в надежде, что кто-нибудь пожелает отобрать их у Ловчее Рыси. Увиденное сейчас было неожиданностью для него. Впрочем, ревности он не испытал, а только удивился. Лишь на какое-то мгновение в его душе колыхнулась ярость, но тут же улеглась.
Он ушел подальше от реки, сел на сырую, мшистую, мягкую от тления корягу и еще глубже погрузился в свои размышления.
Когда солнце перевалило за полдень, Ловчее Рыси встал и пошел к пещере: чужеземки не было у реки, – значит, она должна была находиться там. Ничего убедительного для доказательства своей невиновности он так и не придумал. Он решил подойти к Большелобой и дать ей свое копье – пусть она убьет его, если так хочет.
Выйдя из леса и поднявшись на площадку перед пещерой, Ловчее Рыси сразу увидел Большелобую. Положив руки на колени и потупив взор, она сидела на одном из больших камней, громоздящихся у подножия скалы. Немного поодаль несколько женщин старательно обрабатывали скребками добытые на вчерашней охоте шкуры. На южной стороне площадки, где было меньше камней, и росла мягкая темно-зеленая трава, дремали шестеро охотников. Среди них был Медведь.
Когда Ловчее Рыси появился на площадке, Большелобая вся встрепенулась и стала глядеть на него каким-то глубоким туманным взором. Юноша не мог понять, что он выражает. Под ее взглядом он неожиданно для себя оробел и вместо того, чтобы подойти к ней, свернул к костру, горевшему в шагах двадцати от входа в пещеру, и сел около него на камень.
У костра, поддерживая огонь, хлопотал Дятел, маленький юркий старикашка. Трескучим голосом он отдавал приказания бегающим за хворостом мальчишкам и осыпал их резкими подзатыльниками.
Ловчее Рыси оглядывался на Большелобую, собирался с духом, но подойти к ней все не решался. Он не заметил, как поднялся с земли Медведь и, лениво потягиваясь, направился к Большелобой. Когда Ловчее Рыси снова обернулся, то вдруг увидел, что вожак, схватив женщину за локоть, притягивает ее к себе, пробуя обнять, а та, стараясь вырваться, дергается что есть силы всем телом и бьет отчаянно свободной рукой по его рукам.
Ловчее Рыси опешил, но в тот же миг какая-то жаркая волна окатила его, подбросила, и он сам не заметил, как очутился вдруг перед Медведем и сбил его с ног ударом кулака в голову. Он тут же хотел схватить с земли камень и добить вожака, пока тот оглушен, но неожиданно увидел перед собой Большелобую. Она прильнула к нему, а затем крепко обняла. У Ловчее Рыси закружилась голова от счастья. В глазах потемнело, словно его самого оглушили ударом. Внезапно ощутив в себе страшную силу, возбужденный до предела, он оттолкнул Большелобую и ринулся на вожака, который уже успел встать на ноги. Однако противник опередил его с ударом, и Ловчее Рыси отлетел на несколько шагов назад. Он упал на камни, разодрав о них всю спину и больно ушибив затылок.
Сюда сбегались сородичи, которые уже вернулись с купания и которые не пошли на реку. Они окружали дерущихся.
Ловчее Рыси оглох на левое ухо, на которое пришелся удар, и слышал их крики, словно издалека. В голове у него шумело. Он силился, но не мог подняться. Глаза слепило безразлично сияющее в спокойном голубом небе солнце. Вдруг оно заслонилось могучим силуэтом вожака, который подходил, держа в руках большой корявый камень. Ловчее Рыси собрал всю волю, но сумел лишь приподняться на локтях. Он застонал от досады и бессильной ярости и весь напрягся, ожидая смертельного удара.
Внезапно кто-то прыгнул на Медведя сзади и обхватил его шею худой рукой. Тот закряхтел, выронил из рук камень и упал навзничь. В следующее мгновение Ловчее Рыси увидел, что выручила его Большелобая.
Медведю очень неудобно было бороться с женщиной, так как она, находясь у него за спиной, обхватила рукой и сильно сдавила его горло. Видя это, двое друзей вожака бросились ему на помощь, но путь им с палицей в руках преградил Белый Ястреб. Те остановились. Они не решились вступить в бой с ним, ибо хорошо знали, что даже вдвоем не смогут одолеть его. Это был один из сильнейших охотников племени, в боевом порыве свиреп и напорист до бешенства. Подобно дальним предшественникам неандертальцев на постоянно чуть согнутых мускулистых ногах, как будто всегда готовый к хищному прыжку, со страшным, изуродованным шрамами лицом и густыми белыми космами, свисающими чуть ли не до пояса, он уже одним своим видом внушал противникам страх.
Увидев, что Ловчее Рыси встал на ноги, Белый Ястреб кинул ему свою палицу. Ловчее Рыси поймал ее и пошел, пошатываясь, к Медведю.
Вожак наконец сумел отпихнуть Большелобую и побежал навстречу одному из своих друзей, который подобрал на месте, где только что дремали охотники, его дубину и спешил ему дать ее. Ловчее Рыси попробовал настигнуть противника, пока тот не вооружился, но не сумел. Медведь успел выхватить из рук товарища свою палицу и отбил удар, нанесенный противником.
Теперь с огромной суковатой дубиной в руках, с перекошенным от ярости лицом, которое захлестывала подхваченная ветром грива лохматых волос, со вздувшейся от напряжения мощной мускулатурой вожак выглядел особенно устрашающе. Ловчее Рыси не то чтобы испугался, но испытал то самое чувство, которое испытывал всегда, когда оказывался один на один с разъяренным крупным хищником. Это чувство не было страхом, потому что страх парализует тело и волю. Это было просто невероятно сильным возбуждением, удесятеряющим силы и делающим тело невесомым и неуловимо быстрым. Ловчее Рыси осыпал противника градом молниеносных ударов. Тот быстро пятился, едва успевая загораживаться от них палицей. Скоро, однако, Ловчее Рыси почувствовал, что дубина Белого Ястреба слишком легка для него. Ее небольшой вес хоть и позволял стремительно орудовать ею, но, несмотря на то, что он всю силу вкладывал в удары, они были недостаточно тяжелы, чтобы одолеть противника и даже не причиняли ему ни малейшего вреда: палица только со звонким стуком пружинисто отскакивала от массивной дубины вожака. Когда же тот пошел вперед, Ловчее Рыси, как ни старался, не смог остановить его бешеного натиска и стал отступать чуть ли не бегом, едва удерживая в руках под ударами дубину. Он вдруг испугался и стал истошно орать, прося Белого Ястреба поскорее дать ему его палицу.
Белый Ястреб уже держал в руках палицу Ловчее Рыси и кинул ее. Ловчее Рыси бросил дубину Белого Ястреба в лицо Медведю, чем отвлек того и выиграл мгновение, чтобы поймать брошенное другом оружие. Едва его ладони обхватили гладкий со знакомыми неровностями конец палицы, и он ощутил ее привычный вес, как самообладание вернулось к нему.
Тремя мощными ударами Ловчее Рыси осадил противника и, продолжая напирать, снова заставил отступать. Однако скоро вожак стал, словно вкопанный, и принялся так отчаянно отмахиваться, что не было никакой возможности даже чуть-чуть потеснить его.
В это время с купания возвращались многие соплеменники. Услышав доносящиеся от пещеры звонкий перестук палиц, крики, они бросились бегом к ней, и вскоре на площадке уже собралась большая толпа зрителей.
Противники долго бились не в силах потеснить один другого. Они дрались так, что на них даже страшно было смотреть. Сородичи боялись подходить близко к дерущимся и окружили их большим кольцом. Захваченные зрелищем, они вошли в такой азарт, что не только неистово оглушительно кричали, но сами едва ли не дрались между собой. Большинство поддерживали Ловчее Рыси. Все недоумевали, как может юный охотник так долго противостоять вожаку, ведь даже Зоркий Сокол, бывший вожак, не сумел оказать Медведю столь продолжительного сопротивления, а всех остальных противников тот сминал с первого же натиска.
В облаке пыли, обливаясь потом, хрипя от надрывного дыхания, топтались, кружились на одном месте два мускулистых богатыря и, остервенело крича, низвергали друг на друга свои огромные палицы.
Вожак опять начал теснить юношу, но тут вдруг неловко отразил один удар, и собственная дубина сильно отпружинила ему по лицу. Он упал, но оглушен не был и, лежа, продолжал отбивать удары.
Стараясь не упустить удачный момент, Ловчее Рыси наседал теперь на него с удвоенной силой. Толпа вокруг, словно взорвалась. В ее реве не было слышно даже перестука палиц. Еще сильнее она зашумела, когда Медведю все же удалось, загораживаясь от ударов палицей, вначале встать на колени, а потом на ноги.
После этого, словно сговорившись, противники остановились, чтобы перевести дух. Оба сильно устали. Медведь отхаркнул с кровью выбитые зубы. Из носа и рта его шла кровь. Светлые усы и борода сразу обагрились. Глаза выпучились от ярости и изумления.
Увидев кровь врага, молодой охотник почувствовал прилив сил. К тому же он заметил, что вожак дышит тяжелее, чем он. Воодушевленный ощущением своего преимущества и, не желая дать противнику отдохнуть, Ловчее Рыси снова завязал бой.
Медведь начал пятиться. Но это продолжалось недолго. Удары его неожиданно потяжелели и так ощутимо, что юноша снова был вынужден быстро отступать. Он делал отчаянные попытки остановить врага, но безуспешно. Эти попытки лишь быстрее обессиливали его самого.
Вожак теснил Ловчее Рыси ко входу в пещеру, справа от которого было много камней. Юноша не видел их и вдруг споткнулся. Все зрители сразу ахнули и подались вперед, ожидая, что следующий удар вожака завершит поединок. Однако тут же из их уст вырвались крики восхищения. Недаром этого юношу прозвали Ловчее Рыси! Надо было быть ловчее даже рыси, чтобы так ловко увернуться от удара. Не решившись попытаться лежа отразить палицу противника, зная, что это все равно ему не удастся, наш герой резко, неуловимо для глаза отпрянул в сторону и мгновенно вскочил на ноги. Дубина вожака со страшной силой обрушилась на один из камней, на которых только что лежал юноша, и брызнула в разные стороны мелкими щепками, однако не сломалась. Раздосадованный Медведь взревел и снова бросился на противника.
Ловчее Рыси оказался в крайне невыгодном положении: солнце слепило ему глаза и, отступая, приходилось то и дело оглядываться на громоздящиеся сзади камни, чтобы опять не споткнуться. И тут он уперся спиной в раскаленную солнцем шероховатую стену скалы. Отступать теперь было некуда. А вожак неумолимо наседал и удары его стало отбивать еще труднее, так как достаточно замахнуться палицей мешала скала и в каждый ответный удар приходилось вкладывать все силы. Особенно устали плечи и спина. Они нестерпимо болели. Снова юношей овладел панический смертельный страх, и чем больше он поддавался ему, тем уставал еще быстрее.
И когда Ловчее Рыси окончательно обессилел и чувствовал, что вот-вот не успеет или не сумеет отбить какой-нибудь из ударов вожака, или палица будет выбита из его рук, вдруг к ним подскочил Белый Ястреб и крикнул:
– Стойте! За кого дерутся Медведь и Ловчее Рыси?! Большелобой давно нет здесь! Большелобая бежала в лес!
Оба противника были поражены этим известием и сразу опустили палицы.
– Где Большелобая? – прохрипел Медведь и устремил на Белого Ястреба бешеный взгляд.
– Большелобая – там! – Белый Ястреб махнул рукой в сторону тропы, ведущуей с площадки в лес.
Медведь сразу бросился туда. Ловчее Рыси – за ним.
Едва они сбежали в лес, растущий на склоне горы, как сразу увидели хорошо заметные следы, идущие от тропы вправо. Они явно только-только появились здесь. Поэтому охотники, даже не наклоняясь к земле, учуяли исходящий от них запах Большелобой, хотя едва-едва уловимый. Соперники свернули вправо.
Следы Большелобой вели вдоль склона через бурелом. Затем спустились в густо заросшую лесом лощину. Охотники умели хорошо бегать в трудно проходимых девственных лесах. Из-за своего слишком массивного телосложения Медведь терял скорость, и юноша быстро оставил его позади.
Наш герой долго бежал, преодолевая мучительную усталость. Даже на самой тяжелой охоте он не бывал так изнурен, как после поединка с вожаком. Уже наступил вечер. Вдруг в глазах пошли круги, ноги свело, и он, потеряв сознание, упал на землю – силы оставили его.
Пришел в себя, когда кругом уже было темно. Ночевать пришлось на дереве, на развилке ветвей: ночной лес кишел хищниками, а это было более-менее безопасное место. Несмотря на то, что ложе было крайне неудобным, измученный усталостью Ловчее Рыси спал как убитый.
Едва забрезжил рассвет, он проснулся от холода, спрыгнул на землю и пошел искать Большелобую. Однако следы ее затерялись и ему пришлось вернуться в становище.
Он надеялся увидеть здесь Большелобую. И действительно, куда ей идти? Пищи настоящей, то есть, мяса, она не может добывать. На одних ягодах и кореньях долго не проживешь. Хищников кругом великое множество. Защититься от них она не умеет. Да и сил для борьбы с ними у женщины недостаточно. А вокруг – никого, кто бы мог помочь. Не будет же она все время на деревьях сидеть. Да и на деревьях-то не так уж безопасно –
рыси превосходно лазают по ним. Кроме того, одиночество давит мучительной тоскою. Любой человек стремится к обществу других людей, и живет среди них, даже если жить ему с ними плохо. Такие мысли вселяли надежду в юношу. Но Большелобую он не нашел ни перед пещерой, ни в пещере, ни в ближайших окрестностях. Это лишило его надежды и привело в горчайшее уныние.
Еще не была доедена позавчерашняя богатая добыча. Ловчее Рыси поспешил подкрепить силы пищей и вновь отправился на поиски Большелобой. Немногим позже с этой же целью покинул становище и вожак. Спустя некоторое время после его ухода пошли искать чужеземку еще четверо охотников. Правда, их намерения отличались от намерений нашего героя и Медведя. Каждый понимал, что, если приведет в племя Большелобую, то не сможет отстоять ее в борьбе с вожаком и Ловчее Рыси. Поэтому они хотели лишь изнасиловать и убить чужеземку.
Но найти ее не удалось никому. Дольше всех искал Ловчее Рыси – вернулся в становище он лишь через восемнадцать дней. Все решили, что она или погибла, или отважилась отправиться в дальний опасный путь к своим соплеменникам.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Остросюжетная литература
Ключевые слова: Жизнь неандертальцев и кроманьонцев в художественных образах." Увидев, что Ловчее Рыси встал на ноги, Белый Ястреб кинул ему свою палицу.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 25.01.2019 в 16:45
© Copyright: Петр Гордеев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1