Соседка


Соседка
Соседка
Чаще всего мы встречаем в жизни шаблоны, модули, копии, штампы. Словом – ничего интересного. Поэтому нет ничего удивительного в том, что среди всего этого многообразия однообразии мы притупляем бдительность и критичность мышления относительно людей, особенно противоположного пола. Впрочем, это относится не только к людям. Это относится к их поступкам, к их мыслям, желаниям, взглядам на жизнь, планам на жизнь, целям и средствам их достижения, если таковые вообще имеют место быть.
Мы получаем первые разочарования, как правило, не в отрочестве и юности, потому что там люди ещё как-то пытаются сохранить свою индивидуальность. А вот когда человек полноценно погружается в социальную мясорубку, тогда вырваться из неё, шансы очень невелики. И мы становимся похожи друг на друга. Типовые проблемы, типовые заботы, типовые жизни. Типовые разочарования.
Но однажды, в один счастливый день, судьба делает нежданный поворот...
- Я хорошенькая славная девушка. Или женщина. Да нет, девушка. Ну и что, что сорок два. Я прекрасна, подтянута, в форме, за собой слежу. Да я любой малолетке дам фору. В общем, я девушка! – красовалась перед зеркалом Аня.
- Поклонников было море. Ну, не такое уж может быть и море, но были. Да, были. Ну, как сказать поклонники. Бегали... Да нет, скорее домогались. Рыцари то настоящие вымерли уж лет пятьсот – шестьсот как. Да и те, были «последние из Могикан». Сейчас ухаживание мужчины заключается в парочке пресных фраз, вроде: «Привет, как дела?», «Не прочь познакомиться?» Потом час в кафе, потому что на большее их не хватает. Слушатели они никакие, да и говорить толком не научились, да и не о чем. Только и читается одна единственная мысль - «как бы тебя побыстрее обработать, и желательно не слишком затратно». Ну, мужики... ну, что с них взять. И вот такие вот ухажёры мне периодически встречаются. Главное, столько в них самолюбия, так высоко себя ценят и бережно несут, куда деваться. Куда не плюнь – попадёшь в принца.
Аня припудрила носик, поправила юбку и направилась в магазин за продуктами. Этот день ни чем особенным не отличался от большинства других. Серые массы людей, какие-то грустные обсуждения новостей, фальшивые улыбки. Кто-то кого-то с чем-то поздравляет. Кто-то стоит у стены, уткнувшись в гаджет.
- Ничего интересного, кроме покупок мне сегодня, похоже, не сулит, - подумала Аня.
Но вдруг, обратила внимание на парня.
- Хорошенький. Стоит, о чём-то думает. А ну, пройду мимо.
Прошла.
- Не смотрит, паразит. Что стальной что ли? Ничего. Сейчас, вырез посвободней сделаю, юбочку повыше подтяну.
В ход пошли бёдра и зазвенели каблучки.
- Ну что? Увидел? То-то. А – ну, куда опять морду отвернул. Я не поняла, он гей что ли? А..., ну всё понятно. Куда катится этот мир, – решила красотка.
И вот, когда уже все надежды и виды рухнули так и не успев замереть хоть на миг, где-то со спины послышался приятный голос:
- Девушка, простите...
- Ааа... то-то. Попался, голубчик. Кобели! Но других на этот свет не завезли. Ладно, позволю ему собой насладиться, немного, а там посмотрим, – быстро прозвучало в голове Ани.
Она повернулась.
- Вы уронили, вот возьмите, - сказал парень, протянув брелок с ключами от авто.
- Похоже, переборщила с бёдрами, надо было вилять не так самоотречённо – пронеслось в голове.
Парень был хорош собой.
- Спасибо, Вам, - с наивной детской улыбкой, излучающей святую простоту, озвучила Аня.
Парень скромно улыбнулся и пошёл по своим делам, не издав более ни одного звука.
- Эй, постой! Это что и всё? Что, даже телефон не спросишь? – хотелось крикнуть вслед. Но на лице-то красовалась святая простота. Мизансцену портить было ни с руки.
- Любопытный персонаж попался. Там вон одежду продают, наверняка, есть зеркала. Пойду, гляну, может со мной что не так? Может, сажей нос вымазан? Почему он соскочил? Такого я не припомню. Симпатичный, зараза.
Аня подошла к зеркалу.
- Да нет, сажи нет. Вполне себе дамочка – конфетка. Значит дело в нём. Зараза, симпатичный. Ну и ладно.
День шёл своим чередом. Дела – заботы, колесо фортуны и разочарования, всё как всегда. Через несколько дней, Аня увидела того же парня недалеко от своего подъезда, он общался с какой-то дамой.
- А..., так это, стало быть, и есть тот новый сосед, - смекнула Аня, - Наташка с сорок пятой квартиры говорила, что мужчина какой-то заезжает на этаж. Мы ещё и соседи с ним теперь. Чудно. А это что за швабра с ним стоит? Мама, наверное. Да нет, целует в щёчку как будто бы не маму. Это что, его девушка? Или не приведи Господи – жена?
Аня напрягла извилины.
- Так, погодите. А ему самому-то сколько? Наташка говорила, что заезжает семья лет сорока. Это что ему сорок что ли? Ему? Сорок? Ему? Да он выглядит на двадцать пять..., шесть..., семь. Ну, тридцать... два... три..., ну никак не сорок! Почему мужики стареют не так явно, - сокрушалась, Аня, - ах, симпатичный, зараза.
Тем временем, новый сосед прошёл мимо.
- Добрый день, - прозвучал знакомый голос.
- Здравствуйте, - отпуская нижайшее почтение и преданность, ответила Аня.
Он прошёл, не задав ни единого вопроса.
- Я ведь в той же одежде, что была во время нашей встречи. Он не мог меня не узнать. Таких как я не забывают. Что-то с ним явно не так. Хорошо, разберёмся. Не такие Брестские крепости брали, – зародился коварный план у Ани в голове.
Приятный парень действительно оказался новым соседом. С этого момента их встречи стали неизбежными. Одна из которых произошла на другое утро.
- Приветствую, - сказал при встрече сосед и прошёл мимо.
- Нет, он издевается! – взбунтовалось самолюбие Ани, - так дело не пойдёт.
- Простите, пожалуйста, - обратилась она с далеко идущими намерениями.
Парень обернулся весь во внимании.
- Я хотела уточнить, мы с Вами, никак, соседи?
- Я заехал совсем недавно, ещё пока не успел со всеми познакомиться. Но похоже на то.
- Аня! – по-мужски протягиваю руку, представилась дама.
- Костя, будем знакомы, - осторожно прикоснувшись к руке, представился он, тактично улыбнулся и куда-то опять собрался бежать.
- Я из пятидесятой, - крикнула вдогонку Аня.
- Выходит, мы на одной лестничной площадке живём. Я заехал в пятьдесят третью.
- Выходит так. Что же, рада знакомству.
Аня выполнила кивок с подкатом глаз, губ и поворотом шеи, после чего пошла по своим делам.
- Ну вот, другое дело, теперь от него убегаю я. Пусть стремится догонять. Не сразу может быть, но он клюнет, - решила она.
Костя был семейным человеком. Жена Лилия - замечательная женщина, дочка Таня – лучшая ученица в классе.
За почти двадцать лет совместной жизни много завистливых взглядов ловила на себе Лилия. Мужик нынче в цене. Успешный мужик – вообще на вес золота. А Костя был именно таким. У него был не большой, но приносящий стабильный доход бизнес. Этого дохода вполне хватало на решение всех финансовых вопросов семьи, однако, Лилия не видела себя домохозяйкой. Поэтому работала на благо одной из крупных компаний своего региона, тем самым формируя дополнительную финансовую «подушку безопасности». Раз в год семья позволяла себе отдохнуть на каком-нибудь лазурном побережье ни в чём себе не отказывая. И вот, подсобрав капиталы – семейный совет постановил купить квартиру побольше, что и было сделано.
Костя привык к повышенному вниманию к своей персоне со стороны женщин. Объяснить он этого себе не стремился, но факт оставался фактом. Девушки видели в нём что-то особенное. Глубокий мудрый взгляд, спокойная витающая вокруг Константина атмосфера, задевающая и заражающая всех своим спокойствием. Приятная внешность, открытость и непредвзятость. Такие редкие качества в современном мире.
- Не понимаю, - сидя вечером на кухне в одиночестве рассуждала Анна, - как ему удалось сохранить в себе эту чистоту. Какую-то подкупающую наивность. Ведёт себя так, будто я ему вообще никак не интересна. А как я могу быть ему не интересна? Его эту жену и меня даже сравнивать нельзя. То ли дело я, знающая себе цену, причём небеспочвенно, то ли та замухрышка. Ни рожи, ни кожи и попа с кулачок. Типичный офисный планктон. Как она может быть ему интересна? И что ещё более удивительно, как ему могу быть не интересна я? Может, не разглядел? Не распробовал, так сказать, или просто истинной красоты не видел в жизни, вот и очумел с непривычки, такое тоже бывает... я думаю. Завтра я его подкараулю, и заявлю о себе, чтобы знал своё место.
***
- Ты знаешь, дорогой, место мне это нравится больше, а вот люди... – за ужином делилась впечатлениями Лилия с мужем.
- Тебя кто-то обидел?
- Да нет, не обидел, просто я видела, как на тебя смотрела наша новая соседка.
- Которая?
- Ну... та, что звериный оскал скрывает за голливудской улыбкой.
- Я знаю только одну, которая не вписывается в это описание, я, кстати, на ней женился.
Лилия нежно улыбнулась и прильнула к плечам мужа.
- Понимаешь, я не могу объяснить, но я её боюсь. Ты, верно, её даже не заметил, а я что-то такое почувствовала в ней очень неприятное, может даже подлое. Такой взгляд на себе уловила. Это даже не зависть, это скорее ярость.
- Ты про соседку с нашей лестничной площадки говоришь? Аня, кажется.
- Наверное. А что к тебе ещё кто-то подходил знакомиться? Я видела, ты с ней по ручке братался.
- Ещё вчера я познакомился из семьдесят пятой с Женей, из двадцать шестой с Люсей, с Ромой и Настей из соседнего подъезда, на детской площадке пересеклись, и, пару часов назад, мне судорожно трясла руку Нина Павловна, управдом местный. Но я так думаю, что ты всё-таки про Аню.
- А ты времени зря не терял.
- А когда я его терял понапрасну.
- И как мне такой ходок достался?
- Меня, признаться, тоже интересует этот вопрос.
- Что? – с наигранным возмущением закричала Лилия.
- Всё хорошо, я счастлив, что мы с тобой вместе.
- Я тоже.
- Так что не так с этой девушкой... или женщиной. Где та грань, где девушка перестаёт быть девушкой и становится женщиной?
- Я не знаю, девушка она или женщина, но я знаю, что она коза.
- Боишься, забодает?
- Чувствую, что будет пытаться.
- Не страшно. О врата нашего союза многие рога пообламывали.
- Многие, не спорю. Но всё-таки, ты будь с ней поосторожней, прошу тебя.
- Да чего ты испугалась? Её улыбки?
- Её взгляда.
- Хорошо, милая, не волнуйся. Если будет посягать на святое – дам по рукам.
- Как? Чем?
- Тем самым.
- Тем самым? – с недоверием переспросила Лилия.
- Словом, родная, словом. И оскорбительным бездействием.
- О, да, ты в этом деле мастер.
- О, да...
В квартиру зашла дочка. Рассказала об успехах в школе и семья радостно и тепло встретила вечер.
***
В то время, как в квартире Константина царила идиллия, Аня реализовала часть коварного замысла – подтачивала каблук. Временные движения соседей она уже успела отследить. Костя утром отвозил дочку в школу, жену на работу, потом в районе десяти утра заезжал домой, пару часов проводил там, а потом вновь уезжал по своим делам и приезжал только к вечеру.
Вечер был не вариант, а вот десять часов – казалось идеальным временем для сокращения дистанции.
Когда Костя припарковал свой авто и направился к подъезду, в семи метрах от него раздался женский «Ах», после чего последовал хлопок сумкой по асфальту.
Обернувшись, он увидел Аню, прижавшуюся могучей грудью к бордюру. Лицо её выражало боль.
- Доброе утро, Аня, что стряслось? – обратился к ней подошедший Костя, протягивая руку помощи.
- Да это оно у Вас может быть доброе, а я, кажется... Ай! – выкрикнула режиссёр, актёр и каскадёр в одном лице.
- Что такое?
-Я, кажется, ногу подвернула. Надеюсь, не сломала. Не понимаю, что произошло, - запыхавшись и корчась от боли, отвечала Аня, - шла спокойно, то ли оступилась, то ли что.
- А, так у Вас каблук сломался.
- Да? Вот чёрт. Покупала в фирменном магазине месяц назад. Сейчас пойду, предъявлю. Ай! – огласил вновь звон окрестности улиц.
- Что, нога?
- Да, не могу ступить. Вы не поможете мне добраться до скамейки, я вызову скорую.
- Скорую Вы до вечера ждать будете. Давайте я Вас подброшу, тут недалеко травматология.
- Так неудобно.
- Да бросьте, окажись я в подобной ситуации Вы бы мне не помогли?
- Конечно. Спасибо Вам, Костя.
- Да чего там, можно на «ты».
- Хорошо, спасибо.
Опираясь на крепкое мужское плечо соседа, Анна хромая добралась до машины, где была заботливо усажена и доставлена в медицинское учреждение.
- Обратно я на такси, спасибо, тут очередь минут на сорок, потом пока осмотр, я не имею никакого права Вас задерживать. Спасибо Вам большое, что не прошли мимо, - не скромничала на благодарность Аня.
- Мы ведь договорились на «ты»?
- Спасибо тебе, так неловко.
- Ничего. Да, мне уже действительно пора ехать. Как себя чувствуешь?
- Полегче, вроде. Будем надеяться, что обойдётся.
Костя попрощался и уехал, а соседка, убедившись, что объект охоты удалился, достала из пакета заготовленную заранее сменную обувь и покинула очередь больных.
***
- Как день прошёл? – обратилась Лилия к мужу, придя с работы.
- О, день удачный. Заключили новый контракт с подрядной организацией. Если хорошо себя проявим, будут пользоваться нашими услугами постоянно.
- Здорово. У меня тоже всё прекрасно. Написала заявление на отпуск в следующем месяце. Давай подумаем, куда полетим на этот раз.
Муж с женой закружились в коротком танце – объятиях.
- Меня сегодня кадрила соседка, - сказал с улыбкой Костя.
Лилия перестала улыбаться. Села в кресло, демонстрируя готовность слушать.
- Помнишь, два года назад, у Серёжки на именинах девчонка на меня глаз положила из приглашённых.
- Всех и не упомнишь, кто на тебя успел положить...
- Ну, светленькая такая, высокая. В синем платье!
- А, да, которая блестяще умеет эмитировать не только оргазм, как рассказывал гостям её поддатый ухажёр, но и вывих ноги.
- Точно!
- Ну?
- Женщины ничего нового не изобрели. Те же методы.
- Зачем изобретать что-то, если это работает.
- Справедливо.
- Что, тоже с ногой свалилась?
- Эта оказалась прозорливей.
- Да ну? И в чём?
- Слышу крик, подхожу, смотрю и вижу подпиленный каблук. Там даже зубцы от лезвия остались.
- Это ты так сразу с ходу установил все детали?
- Нет, сначала просто предположил. А когда присел рядом, чтобы помочь, присмотрелся повнимательней, тогда и подтвердил догадки.
- Вот бабы, - качнула головой Лилия, - корчилась от боли, наверно?
- А то? Очень правдоподобно ахала, наступая на ногу.
- Нет, теоретически, она могла и на самом деле в процессе планового пикирования что-нибудь повредить. Эти ни перед чем не остановятся ради своей цели.
- Я проверил.
- Как?
- Да очень просто. Пока помогал подняться, нажал ей пальцем на изгиб у лодыжки. Ноль реакции.
- Она должна была это почувствовать всё равно.
- Видать, слишком была увлечена игрой. Я даже довёз её до больницы.
- Зачем?
- Ты же знаешь, как я люблю театр. Моно спектакль с полным погружением, о чём ещё можно мечтать. Кстати не так затратно, рублей сто пятьдесят по бензину вышло. Таких цен нет нигде, а по времени – среднестатистическая постановка.
- Ах, ты проказник, везде свою выгоду найдёт!
- Бизнесмен я всё-таки или нет?
- Ты подлец!
- Я и говорю, бизнесмен. А без этого в нашем деле никак.
- Да, уж. Открываю тебя периодически для себя в новом свете.
- Так это же прекрасно!
- Больше да, чем нет.
- Кстати, с тебя половина затрат за прослушанный спектакль.
- Вот как?
- Именно так.
- Налика нет, натурой можно рассчитаться? – игриво уточнила Лилия.
- Давай, пока дочка не пришла, как раз по времени рублей на семьдесят пять выйдет.
Парочка закрылась в спальне, где и был произведён символический расчёт.
***
- Да ты что? – сетовала подруга Ани, - такой кремень попался?
- Я тебе говорю, Виталюнь. Ты-то меня знаешь.
- Я-то знаю.
- Нууу... – довольно протянула Аня, дожидаясь комплиментов.
- Кошёлка ты, а не покорительница сердец.
Аня убрала улыбку с лица, поправилась на диване и ответила:
- За что тебя люблю, так это за искренность.
Виталина развела руками.
- Кстати ненавижу за это же!
- Ой, ладно, кого ты, когда любила так, чтобы по-настоящему. Ненависть – это твоё нормальное состояние. Ненавидь на здоровье.
Виталина послала подруге воздушный поцелуй, та ответила тем же.
- И что ты думаешь делать с этим дальше?
- Как что? – возмутилась Аня, - дожму его и тр...
- Погоди, - перебила подруга, - как тр... в смысле дожму? Ведь у него семья? Зачем тебе туда лезть? Он любит свою жену, пусть она и уродка, как ты говоришь, но он её любит. У них всё хорошо, полноценная семья. Зачем тебе туда лезть? Что тебе не имеется? Других что ли мало?
- Я не могу это так оставить. Он мне бросил вызов!
- Вызов?
- Вызов!
- Аня, я тебя сейчас этой подушкой поколочу – возмущённо заявила Виталина, взяв в руку подушку с дивана.
- Ой, напугала.
Виталина шлёпнула подругу по голове. Играючи, но ощутимо. Аня не ожидала от подруги таких решительных действий и до второго удара по причёске сидела в исступлении. Потом правда тоже включилась в бой. Но победила как всегда дружба.
Лёжа в обнимку на взбитом диване наблюдая за летающими перьями Виталина сказала:
- Покажи мне его?
- Что? Это ещё зачем?
- Мне просто очень интересно посмотреть на того, кого ты не смогла окучить.
- Перебьёшься, - ответила Аня, шлёпнув подругу подушкой, - и вообще, не надо громких слов! Что значит, не смогла? Он уже почти мой, просто он сам об этом ещё не знает.
- Ну-ну.
- Давай на спор?
- Как-то не этично это, спорить на живого человека.
- То есть если бы мы спорили на то что я пересплю с трупом, тебя бы это устроило?
- Вот на это я бы поспорила! – с задоринкой произнесла Виталина.
- Ты такая же стерва, как и я!
- Ну, мы же подруги!
- Обожаю тебя.
Подруги чмокнулись в губы.
- Значит, думаешь, что он за тобой ухлестнёт? – не унималась подруга.
- Однозначно.
- И конечно, ты с ним переспишь, и тут же бросишь!
- Естественно!
- А он будет страдать!
- Очень сильно.
- Убиваться по тебе!
- Да... – почти оргазмически ответила Аня.
- А ты будешь наблюдать за всем этим и с издёвкой давать ему малейшие шансы на победу...
- Которые будут обречены – добавила Аня.
- И он бросит жену...
- Несомненно.
- Но и тебя добиться не сможет!
- Нет. Я вольная кошка. Семья – не моя стихия.
- И ты разобьёшь ещё одно сердце и займёшься поиском новой жертвы...
- Именно так.
- На, тебе, на... – неожиданно атаковала Виталина подругу серией подушечных ударов.
Подруги вновь схватились, немного поборолись, но в итоге очутились на полу.
- Так что, не познакомишь? – держа подушку наготове, спросила Виталина?
- Фиг с тобой, - оценив обстановку ответила Аня. - После того как я затащу его в постель, можешь себе забрать. А до этого момента – не трогать. Фу! – громко скомандовала Аня.
- Есть! – взяла под козырёк Виталина.
***
На другое утро Константин развёз как обычно дочку в школу, жену на работу, и как-то совершенно не удивился, увидев у подъезда хромающую Анну.
- Привет, спаситель, - обратилась она лихо расправляясь с мороженным, не скромничая на движения языком, слизывая сливки.
- Привет, спасённая. Как нога?
Анна приподняла джинсу. Нога была забинтована.
- Связки потянула. Ходить больно, но терпимо. Двигаться надо всё равно.
- Это верно, движение – жизнь. Предъяву кинула производителю обуви? – не без иронии спросил Константин.
- Пока не до того, оклемаюсь немного. Взяла больничный на неделю, вот дышу воздухом. Садись рядом, если не занят, подышим вместе.
- Занят. Ань, извини. Но я смогу выделить время на поход в магазин. Как соберёшься – дай знать, я тебя сопровожу, устрою им там разнос по поводу брака. А то, что это такое, такая красота чуть не угробилась, - подыграл по-соседски, Костя, понимая, что ни в какой магазин Аня не пойдёт, потому что там будет моментально разоблачена.
- Хорошо, спасибо за предложение, - не растерялась Аня, - ты домой сейчас?
- Да, забегу ненадолго и дальше по делам.
- Подай, пожалуйста, руку, тоже пойду до квартиры, насиделась уже. На счёт магазина я подумаю, а вот если сопроводишь до квартиры – буду благодарна.
Костя оценил хватку Ани. Как бизнесмен он любил честную, здоровую конкуренцию. В данном случае он чётко понимал правила игры и истинные цели. Поэтому решил не ставить точку на середине спектакля. Жизнь – театр, а люди в нём – актёры, вспомнились слова Шекспира.
- Держись, - любезно предложил руку Костя и даже поддержал Аню за талию, понимая, что этот жест будет принят за расположение и даже практически за победу. Но у себя парень был на уме.
Проводив Аню, он простился с ней у квартиры и не успел увернуться от неожиданного поцелуя в щёку, который сопровождался пояснением:
- Что бы я без тебя делала. Спасибо ещё раз. Увидимся.
Аня закрыла за собой дверь.
- Он уже почти мой! – ликовала она.
- Дааа... – подходя к своей квартире, думал Костя, - эта дама от своего, да не то, что от своего, от чужого не отступится. Ну ладно, поиграем!
***
Виталина была многим похожа на свою подругу Аню. Она тоже была одинока из-за скачущих интересов в плане мужчин. Тоже въедалась взглядом в намеченную жертву, после чего мужчины, не отличаясь разнообразием в поведении, шли на контакт. У неё случались затяжные романы на месяц – два. Но когда срок подходил к кварталу, на горизонте обязательно появлялся более интересный персонаж. Или моложе, или богаче, или телом крепче, или выделяющийся завидной харизмой.
Виталина не скучала в своём осознанном одиночестве. Детей она не хотела иметь. Пелёнки, постоянные заботы, присмотр, уход и переживания от рождения до старости за своё чадо – никак не входили в её планы. Мужчины с радостью разделяли её взгляды, а после исчезали по воле своей или своей избранницы.
Как-то днём, прогуливаясь по магазину, Виталина, зачитавшись составом крем - маски для лица, машинально сделала жест рукой, поправляя сумочку на плече, которая вот-вот бы соскользнула. Она и не заметила, как подпихнула проходившего мимо мужчину, несущего в руках несколько пакетов крупы, фрукты и что-то ещё из продовольствия.
- Оп – услышала она за спиной, после того, как почувствовала какое-то препятствие в районе локтя.
Пакеты попадали из рук мужчины.
- Мужчина, осторожней! – сделала замечание Виталина, поскольку признавать себя виноватой было ни в её правилах, а лучшая защита – это, конечно же, нападение.
- Я тысячекратно извиняюсь, - проговорил мужчина, пытаясь достать из-под стеллажа залетевший в дальний угол пакетик с чечевицей, - за то, что имел нахальство пройти в полуметре от Вас. Виноват, признаю. Сейчас достану свой пакетик и непременно скажу охране, чтобы поставили вокруг Вас ограждение, во избежание, подобных инцидентов.
Виталина не сразу поняла, ход мысли мужчины, «через заднюю ногу». Как-то не привыкла к подобного рода оборотам.
- Я не поняла, это Вы сейчас извинились? Или оскорбили?
- Когда одно мешало другому? – кряхтя, ответил мужчина, пытаясь добраться до заветного пакета.
- Слушайте, ну да, я Вас не заметила, наверное, я тоже виновата в этой ситуации, - несколько смутившись, ответила она, обратив внимание на нестандартность хода мышления объекта и уже успев простроить в голове себе совместные планы на ближайший месяц.
- То есть, Вы допускаете мыль, что всё-таки может быть дело в Вас? - безуспешно пытался дотянуться до чечевицы мужчина.
- Ну что Вы прицепились к этому пакету, что других, что ли нет в магазине. Да, я виновата. Давайте я Вам принесу, что у Вас там упало, и будем квиты.
- Договорились, пакетик красной чечевицы за восемьдесят три, – сказал мужчина, впервые взглянув на женщину.
- Ой, а шуму-то было! – вздохнула Виталина, отметив для себя пленительный взгляд пострадавшего, и отправилась в торговые ряды.
Мужчина тем временем продолжил свои попытки, собрав в кучу остальные продукты, расположившиеся в диаметре двух метров.
- Мужчина, Вы что, издеваетесь? – послышалось возмущение знакомого гонора за спиной, - там нет красной чечевицы, я на несколько раз облазила ряды!
- Нет? Ну, правильно, нет. Я же последнюю забрал! – ответил мужчина, наконец, достав злосчастный пакет.
- Ах, ты засранец, ты специально меня сгонял! – принялась бить сумочкой Виталина по спине мужчины, который только-только всё успел собрать. Продукты вновь попадали на пол.
- Вы мне не ТЫкайте, пожалуйста, соблюдайте субординацию, - спокойно сказал мужчина после серии ударов, обречённо посмотрев на развалившиеся продукты и рассыпавшуюся из пакета крупу.
- Я тебе сейчас так ТЫкну, я тебе так соблюду... соблюлю... соб... – Виталина вдруг замолчала, перестав размахивать сумочкой.
Мужчина улыбнулся.
- А как правильно? Соблюду? От слова соблюдать же, да? – нерешительно спросила у него женщина.
- Костя! - протянул руку мужчина добродушно улыбнувшись.
- Виталина.
- Поможешь мне собрать.
- Конечно, извини, сорвалась что-то.
- Бывает.
На этом они расстались. Виталина отметила про себя, что неплохо было бы встретиться с этим мужчиной ещё разок, при других обстоятельствах. В этот раз как-то ситуация вышла из-под контроля и тут уже было не до манёвров шарма и интриг. Но с другой стороны – всё не плохо.
- Мы познакомились, - довольно шепнула женщина и покинула магазин.
***
- Как дела на работе? – спросила Лилия мужа, придя домой.
- Порядок, у тебя что нового?
- Всё так же. Что у нас может поменяться.
Некоторое время пара сидела в молчании.
- Ну, а так вообще в целом как? – допытывалась Лилия.
- Да ничего, слава Богу.
Жена прошлась туда-сюда по кухне, эмитируя бурную хозяйскую деятельность, поглядывая на мужа со стороны, не зная как изящней докопаться до истины. Но в итоге не выдержала и спросила в лоб:
- Ты же понимаешь, что я спрашиваю про эту соседку.
- Про Аню?
- Про Аню! – с призрением подтвердила жена.
- А что произошло такого, что ты меня об этом спрашиваешь, тем более в таких интонациях?
- А я не знаю, что произошло. А что, что-то произошло?
- И я не знаю, но у меня такое чувство, что ты знаешь в этом вопросе больше моего.
- Да. Да, я знаю больше, - вспылила Лилия. – Я знаю, что на тебя все западают, я знаю, что эта Аня будет тебя добиваться и рано или поздно затащит в постель.
- О как!
- Да.
- Сообщи мне, пожалуйста, когда это произойдёт, а то вдруг я не в курсе буду, не хотелось бы обойти такое событие вниманием.
- Не хотелось бы?
- Ну конечно. Ведь я уже начал получать за то, чего не было.
- Ну, прости, я ревную. Сама всё понимаю, но ничего не могу с собой поделать.
- Родная, с каких пор ты стала сомневаться во мне?
- Я никогда не сомневалась в тебе. Я сомневаюсь в себе.
- Почему?
- Эта Аня, она такая сексуальная, ухоженная, а я...
- А ты моя жена, которую я люблю и никогда ни на кого не променяю.
- Люблю тебя.
- И я тоже.
Может быть, эта беседа и перешла бы во что-то большее, если бы не раздался звонок в дверь.
- О, кто это ещё? Наш новый адрес ещё никто из друзей не знает, - сказал Костя.
- Кажется, я догадываюсь, кто – решительно ответила Лилия и пошла открывать.
Посмотрев в глазок, Лилия ехидно усмехнулась мужу и открыла широко дверь. На пороге стояла Аня. Она была в коротеньком халатике из под которого выглядывали голые ноги, упиравшиеся с одной стороны в сланцы, с другой в разрез халатика, который то и дело маневрировал от правой ноги к левой и обратно.
- Привет соседи, у Вас соли не найдётся? – улыбнувшись Косте, спросила она, словно не замечая его жену.
- Соли? – переспросила Лилия.
- Ну да, кстати, я Аня, мы теперь соседочки, соседушки, - девица двусмысленно протянула руку хозяйки квартиры.
- Иди в магазин, соси душка, у нас соли нет, - ответила Лилия.
- Да ни соси душка, а соседушка. Кость, привет, - помахала рукой Аня в зал.
- Привет. Давай я схожу с тобой в магазин, раз у нас нет, я тоже возьму, - с редкой пакостью в голосе ответил Костя.
- Не надо никуда ходить, сейчас принесу соль! Есть у нас, – крикнула супруга. – Шучу я. Я такая шутница.
После этих слов она с яростью хлопнула дверью, так что на штукатурке выступила трещина. Через минуту открыла дверь, кинула куда-то в пустоту целый пакет соли и вновь бахнула дверью.
- Ну, что ты надо мной издеваешься? Ну, ты же видишь, какая она. Просто бери с порога и веди в стойло. Она, наверняка, за этим и приходила, да вот незадача, я дома оказалась, - плаксиво обратилась Лилия к мужу.
- Лиль, ну ты чего? Я тебе хоть раз давал повод допускать такие мысли? Да, за мной бегают девки, я это знаю. Но это должно тебе льстить, а не печалить.
Лилия прильнула к плечу мужа.
- За тобой вон, тоже бегают мужики, и это прекрасно?
- Кто это за мной бегает? – искренне удивилась жена.
- Ну, этот... лысый...
- Что? Валерий Степанович? Не смеши меня. Он за всеми бегает. Что ему ещё остаётся делать в свои шестьдесят.
- И тем не менее. Ты почему думаешь, что ты хуже неё?
- Не хуже?
- Нет. Ты лучше.
- Правда?
- Правда, родная. Соси душка, шутница моя...
Пара залилась смехом постепенно переходящим во что-то менее смешное, но тоже полезное, однако, в двери заиграл замок.
- Таня, как всегда вовремя! – обречённо сказала Лилия.
- Мам, пап, привет, - весело приветствовала она. - Я к себе в комнату, уроков сегодня много. А что это там за снег у нас на лестничной площадке выпал?
Лилия напряглась, не понимая о чём речь.
- Это соль, - ответил Костя с ухмылкой.
- Соль? – переспросила Таня.
- Да... выпадает раз в столетие... из двери.
Таня не поняла о чём он, но вдаваться в подробности не стала, скрывшись в комнате.
***
Аня ликовала. Конечно же, ей не нужна была соль. Ей нужно было презентовать своё роскошное тело Константину. Ведь мужик любит глазами, и в этом русле Аня знала запрещённые приёмчики, которые всегда давали требуемый результат.
- Мужики как ослы. Привязал морковку ему на верёвочку перед носом, он будет тащить любую ношу, пока не свалится без сил. Это жестоко – не спорю, но не мы сделали этот мир таким, это он сделал нас такими.
Аня достала свои комплекты нижнего белья, сосредоточившись на выборе.
- Остался последний шаг. Завтра я его завалю.
Костя понимал, что где-то рядом должны начаться конкретные действия со стороны страстной соседки. Идеальным вариантом для этого был двухчасовой перерыв, о котором она знала.
- Она сказала, что взяла недельный отпуск на работе. Очень может быть, что это так. Значит, она сделает всё, чтобы уложиться в своих намерениях за эту неделю. А точнее, за оставшиеся несколько дней, - рассуждал Константин, собираясь утром по привычному маршруту, - конечно, я могу и не приезжать эти дни домой в обед, но что же я буду бегать, не такой уж она сильный игрок. Посмотрим, что она уготовит на этот раз. В конце концов - это интересно. Ну что, все в сборе? – крикнул он семье, - Поехали!
После традиционного развозов жены и ребёнка, Константин заприметил на лавочке у подъезда Аню. Она была очень легко одета. Форма одежды, так сказать – легкоснимаемая. Посыл был ясен.
- Пройти спокойно мимо вряд ли удастся – подумал он, подходя к скамье.
- Здравствуй, Костя, - началась атака.
- Привет.
- Послушай, мне очень нужно поговорить с тобой. Пойдём, чтобы не на виду, - соседка указала на подъезд.
- Скорей всего потащит в логово, - мелькнула мысль Кости.
- Давай ко мне зайдём, угощу чаем по-соседски, заодно поговорим.
- Давай, - не подавая вида понимания, подыграл сосед.
В квартире Ани было довольно мило, чисто и уютно.
- Готовилась, - отметил про себя Константин.
- Садись на стул, вот сюда, чувствуй себя, как дома, сказала Аня, выдвинув стул у окна на кухне. Включила чайник и пошла в комнату, - я переоденусь, душно, я мигом.
Константин не мог не заметить в проёме коридора, как Аня мелькнула в одних трусиках в ванную и вышла оттуда всё в том же сексуальном халатике, запахиваясь на ходу.
- Ты не торопишься? Я тебя не сильно отвлекаю?
- Нормально, - подмигнув, ответил гость.
Это подмигивание Аня расценила как победу. И даже немного расслабилась. Что и требовалось симпатичному соседу.
- Тебе чай? Кофе? – нежно спросила она, виляя бёдрами.
- Из твоих рук всё что угодно.
- Какой ты милый...
- Но если можно, всё же чай.
- Можно. Тебе всё можно.
Ход мысли Ани был понятен.
- Что-то случилось? – продолжал строить из себя ослеплённого дурака Константин.
- Случилось... – нежно сказала Аня.
- Нога? С ногой чего? Как ты?
- Нога? – Аня демонстративно подняла ножку на табурет, раскрыв как бы случайно всё то, что под ним.
- Да нет, нога в порядке, благодаря тебе. А вот сердце ноет.
- Что с тобой?
- Костя, - чуть не плача взмолилась соседка, - вот уже несколько дней я не могу найти себе места. Я влюбилась в тебя как школьница, не сплю который день. Что мне делать, Кость?
Лицо мужчины выражало крайнее удивление.
- Я смотрю на тебя, а внутри всё горит. Так ведь не бывает, правда?
Константин немного помолчал, потом философски протянул:
- Бывает. Аня, всё бывает.
Девушка кинулась к плечам соседа.
- Прости, что я всё это тебе говорю, понимаю, что не правильно всё это, но я с собой уже не справляюсь, сердце того и гляди выскочит. Милый, что мне делать? Я не могу без тебя?
У Ани развязался поясок на халатике так, что смысла от этого халата, по сути, не стало.
- Не молчи, милый, обними меня, молю, мне так это нужно.
- А-то я не знаю, как тебе это нужно, - подумал про себя Константин.
Аккуратно он положил руку на плечо Ане.
- Как хорошо, ты такой нежный... – соседка прильнула всем телом к Косте, начиная гладить его за плечи, постепенно опуская руки в направлении запретного плода.
Костя быстро уловил мыль, и чтобы предотвратить ситуацию, деликатно сказал, вставая со стула:
- Я себе сам заварю, люблю покрепче. Ничего?
- Да, прости, я с тобой обо всём на свете забываю. Садись, я всё сделаю, тебе понравится, - Аня принялась за чайную церемонию, - чёрный или зелёный?
- Если есть, лучше зелёный.
- Для тебя – всё что угодно.
Заварив чай, Аня села напротив и приступила к поеданию глазами Константина.
- Знаешь, Аня, я ведь тоже тебя люблю...
- Это правда? – Аня соскочила со стула, Костя едва успел выставить руки, чтобы волна объятий не поглотила его.
- Подожди, сядь, пожалуйста.
Аня начала присаживаться на колени гостю.
- Да нет, лучше на стул.
- А, извини, ничего не соображаю.
- Да, Аня, это правда, я тоже тебя люблю.
Девушка вновь попыталась рвануть с места, но Костя её удержал, как ни как, второй раз – уже опыт.
- Но для того чтобы любить совершенно не обязательно истязать себя страданиями и стремиться к полному контакту.
Аня нахмурилась. Ход был незнакомый.
- Ты шикарная девушка, не влюбиться в тебя невозможно, - продолжал сосед, - и, конечно, первое что бы я сделал – постарался бы сделать тебя самой счастливой девушкой на земле.
- Ты уже это сделал, любимый.
- Теоретически, мы могли бы быть вместе, если бы встретились лет двадцать назад. Но я встретил не тебя.
- Ну да, свою жену, - с поникшим взглядом пролепетала Аня.
- Именно. Да, она не так эффектна как ты. Она не так фигуриста, не так ухожена, не так красива и вообще по многим фронтам проигрывает тебе, но!
- Но что же тогда?
- Но она достойна того, чтобы её муж был ей верен.
- Но ведь ты её не любишь?
- Кто тебе об этом сказал?
- Ты.
- Я?
- Да, ты ведь сказал, что любишь меня? Ты солгал?
- Я сказал правду, милая Аня. Я люблю тебя.
- Так в чём же проблема? Дочка у тебя взрослая. Она всё поймёт, я стану для неё не просто второй мамой я стану для неё лучшей подругой, я за неё в огонь и в воду, я всему её научу, я буду надежным плечом для неё и в радости и в горе. Что тебя держит, любовь моя?
- Меня ничего не держит, Аня. Я свободно люблю, не ограничивая себя никакими рамками.
Аня попыталась осмыслить суть сказанного.
- Так ты будешь со мной?
- Я уже с тобой?
- То есть ты уйдёшь от жены ко мне?
- Нет.
- Но почему? – не выдержала соседка, и с некоторой злобой в голосе прозвучал её вопль.
- Потому что она моя жена.
- А, поняла. Поняла, прости. Конечно. Давай встречаться тайно, я на всё ради тебя согласна. Давай начнём прямо сейчас, я не могу больше терпеть.
Аня соскочила со стула и начала скидывать халат, но Костя успел её остановить.
- Ты не правильно меня поняла, Аня. Для того чтобы любить, не нужны никакие штампы. Секс..
- Да! – выкрикнула Аня.
- Секс, - продолжил Костя, удерживая соседку ещё крепче, - совместное времяпровождение, совместная жизнь, совместные дети... – это всё штампы, Аня. И эти штампы никогда никого не удерживали от чувств.
- Я не понимаю, к чему ты клонишь, - с обидой произнесла обездвиженная бестия.
- Ты любишь меня? – спокойно спросил Костя.
- Да!
- И хочешь, чтобы я любил тебя.
- Да!
- Я люблю тебя. Но жить я буду со своей женой, которую люблю не меньше.
- Отпусти меня! – крикнула Аня, - убирайся отсюда и больше сюда никогда не приходи. Не хочу тебя больше видеть.
Аня упала на пол и слёзы хлынули у неё из глаз по-настоящему.
- Прости, - тихо сказал Костя, и закрыл за собой дверь.
Аня плакала на кухонном полу не потому, что пострадало её самолюбие, хотя это тоже было больно. Она плакала от понимания того, что нашла настоящего мужчину. Она была уверенна, что все мужики скоты, что каждый из них при первой возможности идёт на измену. Что эпоха рыцарей давно канула в лету. И тут она поняла, что ошибалась. Она наконец-то встретила того, кого тайно для себя всегда искала. А когда нашла – то уже ничего не смогла сделать, время безвозвратно ушло.
- Они существуют... они... они существуют... – рыдала на полу Аня, - настоящие мужчины... они существуют...
***
На следующий день Виталина встретилась с подругой в парке.
- Что случилось? Ты звонила вся такая расстроенная. Что произошло? – переживала подруга.
Аня обняла свою верную спутницу жизни и не отпускала достаточно долго, ничего не говоря в ответ.
- Всё нормально? - с крайним беспокойством спросила та, когда, наконец, Аня отпрянула.
- Всё хорошо. Просто соскучилась по тебе. Мы так давно не гуляли вот так просто, без нужды.
- Ммм... – пытаясь понять ход мысли подруги промычала Виталина.
Аня взяла её за руку и лёгкой походкой направилась вдоль дорожки.
- Ты знаешь, - начала она, - я была не права.
- Да ладно? – ещё не понимая о чём речь, но зная, что ошибок её подруга не признаёт принципиально, удивилась.
- Я действительно считала, что мир нас сделал такими. На самом деле, это мы сделали мир таким.
- Ты позвала меня сюда и сорвала с работы для того, чтобы сообщить это?
- Прости, я не подумала об этом.
- Прости? Ань, ты как себя чувствуешь?
- Хорошо, Виталюнь... впервые за много лет, хорошо...
Виталина посмотрела критически на подругу, потом сказала:
- Я поняла. Ты влюбилась! Не может этого быть. Ты влюбилась? В этого парня – Костю, да?
- Этот парень, Костя, дал мне понять, подруга, что в мире есть любовь. Настоящая, чистая и светлая. Как же я раньше этого не замечала.
- Ты в него втюрилась! – с юмориной язвила подруга.
- Нет, Виталюнь, я полюбила ни столько его, сколько жизнь...
***
Вечером Лилия задержалась на работе, в квартиру зашла Таня. Вид у неё был озабоченный, немного беспокойный.
- Что случилось, дочка? – обратился к ней отец.
- Да нет, всё нормально.
- Нормально?
Дочка кивнула.
- Точно?
Таня неуверенно покачала головой.
- Ясно. Дочь, я не буду лезть тебе в душу, не хочешь – не будем говорить, но ты знай, что я всегда рядом, всегда готов тебе помочь словом и делом.
Таня обняла отца и на глазах её навернулись слезинки.
Костя молчал, не стремясь, лишний раз, тревожить покачнувшуюся ранимую душу.
Дочка опустила глаза, присела на диван и тихо спросила:
- Пап... что такое любовь?
Отец уже понимал, что девочка становится взрослой, он ждал этого разговора.
- Любовь... мне часто задавали в жизни этот вопрос разные люди. Это действительно стоящий вопрос. Я ведь искал на него ответ не одно десятилетие...
- Нашёл?
- Нашёл.
- Что же это?
- А ты готова услышать ответ?
- Каким бы он ни был.
- Хорошо, - ответил отец, - вижу, что ты уже познала и радость, и горечь от этого явления.
- Знаешь, - тихо сказала Таня, - Вы оберегали меня от алкоголя, от сигарет, от наркотиков..., одноклассники уже всё это давно попробовали. Но не смогли уберечь от любви. Знаешь, папа, мне кажется, что любовь – это самый сильный наркотик на свете. Вырвать её из себя можно только вместе с сердцем.
Костя подошёл к дочери и обнял её.
- Я тоже долго метался, не понимая, что это всё-таки, награда или проклятие.
Дочь смотрела на отца во все глаза, улавливая каждое слово.
- Обращался к себе, искал ответы во внешнем мире. И однажды, набрёл на талмуд. Древний, по твоим меркам, сборник писаний. В нём я прочёл ответ на твой вопрос.
- Скажи мне... – взмолилась Таня.
- Ответ на этот вопрос дал один из мудрейших сынов, каких видел свет. Кто он – найдёшь сама, а сейчас просто послушай.
Костя зачитал по памяти.
Я пришел к мудрецу и спросил у него:
«Что такое любовь?» Он сказал: «Ничего»
«Но, я знаю, написано множество книг.
Вечность пишут одни, а другие что миг.
То оплавит огнем, то расплавит как снег,
Что такое любовь?» — «Это всё человек!»
И тогда я взглянул ему прямо в лицо,
«Как тебя мне понять? Ничего или всё?»
Он сказал улыбнувшись: «Ты сам дал ответ!:
Ничего или всё! — середины здесь нет!»
Таня сидела словно заворожённая.
- Когда понял, что означают эти строки, открыл в себе любовь. Настоящую любовь, Таня, безусловную. Не ту, которая мучает нас разрастающейся воронкой вопросов и неразделённых чувств, а ту, на которой всё построено в этом мире. Когда ты открываешь в себе любовь, люди начинают к тебе тянуться. Противоположный пол принимает это притяжение за влюблённость, но на самом деле, это не имеет ничего общего с ней. Влюблённость и любовь – разные вещи. Принципиально разные. Человек начинает тянуться к тому, чего ему не хватает в самом себе. Людям не хватает любви, Таня. Мало кто знает, что такое любовь, ищут ответы в плотских утехах, в сиюминутных выбросах эндорфинов, убеждают себя в каких-то преимуществах выбранного партнёра. На деле же – они не любят никого, даже себя. Не потому, что они плохие или глупые, а потому, что их научили не знать, что такое любовь... Не стремись вырвать себе сердце, взрасти в нём любовь. И ты забудешь о печалях. Ничего, или всё, дочка. Середины здесь нет...
Обложка книги разработана автором в дизайнерской программе и является интеллектуальной собственностью Николая Лакутина
Официальный сайт http://lakutin-n.ru

Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Любовная литература
Ключевые слова: эзотерика, фэнтези, книги тайн, оккультные знания, читать книгу онлайн, скачать книгу, Николай Лакутин, книги Николая Лакутина,
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 57
Опубликовано: 25.01.2019 в 13:12
© Copyright: Николай Лакутин
Просмотреть профиль автора

Белла Минцева     (26.01.2019 в 00:32)
Красивая сказочка...)






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1