ЛОВЦЫ ТЕНЕЙ



     Ловцы   теней

Может Ляпис Трубецкой
Может тень Глазкова ,
Пролетает день деньской
По кругам Тамбова .

По большому кругу тень ,
С ликом Николая ,
Пролетает и сажень
Кружится витая …

В малом круге суета ,
Череда с кролями ,
Ищет щедрые места ,
С длинными рублями .

И Хвалешин тамада ,
Воскуряет душу ,
И без всякого стыда
Ест чужую грушу .

Ведуном теней Олег ,
Порешил быть ныне .
Но засыпал белый снег
След мечты в пустыне .

Сошин был уже в кругу ,
Ради грез кузена .
Но Олег сыграл слугу
Хитрого Журдена .

Фаворитом хочет быть
С медом - кренделями ,
Что бы мету позабыть
На челе с нулями .

Тени вьются в пустоте ,
По лихому зову ...
Только муза в суете
Равнодушна к слову . 

       Патронаж   тщеславия

Все равно все изменится вскоре ,
Будут точки поставлены в споре
И тире в голевом разговоре ,
Словно меты на старом заборе .

Прославляли дельцы воевавших ,
Возносили судьбиной пропавших .
Восхваляли кружки посещавших
И с хулой на Судилище павших .

Кредо лживых в пределах Тамбова ,
Отрицать вновь художников Слова .
Бут - то в бредне блистает улова
Стопка книг - самоделок Глазкова .

То Ладыгин им гением снится ,
То Глазков под лучами лоснится .
То Валюха от счастья казниться:
-- Ярославной бы не осрамиться --

Ивы плачут и плачут пионы ,
Всюду душ откровенные стоны .
Аферисты и кривды патроны ,
Вновь талантам приносят уроны .

               НЕЧИСТЫЙ

ТЫ ЧИСТЫМ ХОЧЕШЬ БЫТЬ БЕСПЕЧНО ,
СРЕДИ СТРАНИЦ ОСЕННИХ ТЕМ ?
НО ТЫ ОЛЕГ НУЛЕМ НАВЕЧНО ,
НЕВИДИМ В " ЛАБИРИНТЕ" ВСЕМ .

ТЕБЯ НИКОЛА РЬЯНЫМ ВЗМАХОМ
В НУЛЯ ПУСТОГО ПРЕВРАТИЛ .
СУДЬБИНУ НЕИЗБЕЖНЫМ КРАХОМ
ПОМЕТИЛ ВСЮ И ИЗВРАТИЛ .

ТЫ ПУСТОМЕСТОВ И БАЛЛАСТОВ ,
ТЫ В " ЛАБИРИНТЕ " СНОВ НИКТО .
И ТОЛЬКО ТЕНИ ПЕДЕРАСТОВ ,
ПРИЛАДИЛИ ТЕБЕ ПАЛЬТО .

СВИСТИТИТ ОРАКУЛ ЛАБИРИНТА ,
С УХМЫЛКОЙ ЗЛОБНОЙ ПАЛАЧА .
ПОЖОЖ ОН НА ПИРАТА ФЛИНТА
И НА БЕССТЫЖЕГО РВАЧА .

            Безобразные

Видно смута надолго теперь ,
Лицемеров безнравственной доли .
За кумира -- исчадия дщерь ,
За основу -- болота юдоли .

Ненавидели прежде они ,
Обреченные хаять друг друга .
Подружились вздымая огни ,
Рокового фальшивого круга .

Пляшут вместе и мельтешат ,
На тропинке и зыбкой дороге.
Безобразно , безбожно грешат
Вытирая об истину ноги .

И в порушенном храме дельцы
Судят скопом поэта от Бога .
Не снимают личин подлецы ,
Потому что тусовка убога .

            ПРЕВРАЩЕНИЯ

ПРИКАЖЕТ -- ВОЛКА КОРОНУЮТ
И ХРЯКА В СИРЫ ВОЗВЕДУТ,
ТРУБУ В ТУМАНЕ ЗАКОЛДУЮТ
И В САД К ОЛЕГУ ПРИВЕДУТ.

А ТАМ АЛЕШИН С БАТОГАМИ ,
ВЕСЬ НАПРЯЖЕННЫЙ И ЛИХОЙ .
ТРУБУ ПОТОПЧЕТ САМ НОГАМИ ,
КАК КНЯЖИЧ МЕСТНОСТИ ПЛОХОЙ.

ПРИКАЖЕТ -- БУДУТ СКОПОМ ЛАЯТЬ ,
НА БЛЕДНОЛИКУЮ ЛУНУ … ,
И ЧЕСТНЫХ ОГОЛТЕЛО ХАЯТЬ ,
УВИДЕВ В СОВЕСТИ ВИНУ .

ПРИКАЖЕТ ЧЛЕНАМ -- БУДУТЬ ПАДАТЬ
И ПО АСФАЛЬТУ ЛБАМИ БИТЬ .
ВСЕХ ДОБРОДУШНЫХ ДЕГТЕМ МАЗАТЬ ,
А ЗЛОБНЫХ ИСТОВО ЛЮБИТЬ .

ОНА МЕТРЕССА ИЗВРАЩЕНИЙ ,
ИНТРИГ И ПОДЛОСТЕЙ ДАВНО .
БАЛДЕЕТ ВСЯ ОТ ПРЕВРАЩЕНИЙ ,
ЛЮДЕЙ В ОТХОЖЕЕ ГОВНО . 

         Будут         другие

Будет знатным Глазков , но не вы ,
Станет гением вечным Ладыгин.
И фуршетники ныне правы ,
Ни к чему им Евстахий Хатынин .

Ни к чему им Насед Николай
И писатель Гришаня Картошкин .
Вновь в Мытищах князей курултай ,
Поварешкин стяжает и Сошкин .

Вы никто для музея времен ,
Так решили приват - либералы .
Вален - Дор и Рашан - Симеон
Бесприютных пустынь "генералы ".

Вас дробят как вчерашнюю быль,
На фрагменты , на пыль никакую .
Ваши темы и образный стиль ,
Только я обреченно смакую .

Вы не будете ярко светить ,
Для Хвалешина и Середины ,
Только в туне судьбою коптить,
Вам придется роняя седины .

Осудили Поэта вы зло ,
По наветам , по речи лукавой .
Вы никто и Хвалешин зело ,
Ходит всюду мессией Вараввой .

      ПЕЧАТЬ    ВЫРОЖДЕНИЯ

ВОЗМОЖНО ЮРИЙ КУЗНЕЦОВ
ИМЕЛ ВВИДУ КЛЕЙМО СУДОВ .
КОГДА ПОЭТОВ МУДРЕЦОВ
УНИЗЯТ ЗА СИЯНЬЕ СЛОВ .

ИМЕЛ ВВИДУ БИБЛИОТЕКУ ,
ГДЕ ИМЯ ПУШКИНА В ЧЕСТИ .
И СУД В ТАМБОВЕ ЧЕЛОВЕКУ
КЛЕВЕТНИКОВ ПЕРЕНЕСТИ .

И ПЕПЕЛ ЗЛА РАЗВЕЕТ БУРЯ ,
ЗАТРОНУВ БЛИЖНИЕ СТОЛБЫ .
И КАТ С ПЕЧАТЬЮ БАЛАГУРЯ
ВДРУГ СТАНЕТ ВЫРОДКОМ СУДЬБЫ .

ПЕЧАТЬ ЧЕЛА ВОСПЛАМЕНЕЕТ ,
КАК РАСКАЛЕННАЯ ПЛИТА ,
НО ЗЛЫДЕНЬ ВДРЫЗГ ОСАТАНЕЕТ ,
УВИДЕВ КАК СТЕЗЯ ПУСТА .

      ПРЕДАТЕЛИ     ПРОДАЖНЫЕ

ПРЕДАДУТ НЕПРОДАЖНОГО СНОВА
И НЕВИННОГО ВМИГ ОБВИНЯТ .
У ПИСАТЕЛЕЙ -- ЗЛЫДНЕЙ ТАМБОВА
В ДУШАХ СКОПИЩЕ БЕСЕНЯТ .

САМЫХ ЧЕСТНЫХ ОНИ НЕНАВИДЯТ ,
САМЫХ СОВЕСТЛИВЫХ ВДВОЙНЕ .
ТОЛЬКО ЧЕРНОЕ В ЛУЧИКЕ ВИДЯТ,
ТОЛЬКО МУТНОЕ В СВЕТЛОМ ВИНЕ .

ТАК ЦИНИЧНЫ ЧТО ЖУТКО КРЕЩЕНЫМ,
ТАК ЖЕСТОКИ ЧТО СКВЕРНО ЛЮБЫМ .
ПОКЛОНЯЮТСЯ ВНОВЬ ИЗВРАЩЕННЫМ ,
НО ПОЧЕТНЫМ И ДАЖЕ РЯБЫМ .

ДО СУДИЛИЩ СУДЬБИНУ ДОВОДЯТ ,
НАД ТАЛАНТАМИ БЕЗ ЛИЧИН ,
ОДАРЕННЫХ ПОЭТОВ ИЗВОДЯТ ,
КЛЕВЕТОЙ БЕЗОБРАЗНЫХ ПРИЧИН.

ПРИЦЕПЛЯЮТСЯ К ИМЕНИ ДОКИ ,
СЛОВНО МУХИ В МЕДОВОЙ СРЕДЕ .
И ФАЛЬШИВЯТ ВОВСЮ ЛЖЕПРОРОКИ ,
ЧТО БЫ СЛЫТЬ МАСТЕРАМИ ВЕЗДЕ .

                  ***
Я им не ровня деловым ,
И даже тестю мэра .
Везде я с роком таковым ,
Простой поэт Валера .

Им партию сменить на раз ,
И глашатая в теме ,
Как прошлогодний унитаз ,
В изменчивой системе .

Целуют руки не мадам ,
Карге почетной всюду .
И пьют бокалами Агдам
Боготворя Иуду .

Они рулят и мельтешат ,
От имени Союза .
И  омерзительно  грешат ,
Без благочестья груза .

Не ровня я не мудрецам ,
Судившим по запонкам ,
Вражину лживым подлецам
И недруга подонкам .

         КУЛИМАНА

У гоя ИсИдора СИмона ,
Противная дочка Кулимана .
Манерами всюду лиса ,
Кошмаров творит чудеса .

Забылась туманная Швеция
И жизни прошедшей трапеция .
В Козлове узлы макраме ,
Сплетает супруга к зиме .

А дочка родная Кулимана ,
Манерами всеми не в СИмона .
Интриги и зло для такой ,
Привносят в настрое покой .

Подруг перемутит доверчивых
И гробит друзей гуттаперчевых .
Податливым с бесевом пряники ,
Напыщенным с гадостью драники .

Красивым хулу с клеветой ,
Дурным маяту с суетой .
И всем свое хищное зло ,
Чтоб людям везде не везло .

Такое пошло наваждение ,
Что поп узаконил каждение .
Молился весь люд городской ,
Чтоб мир разлучился с тоской .

В Тамбове Кулимана Валя ,
Озлобилась рыбину вяля .
И жаб и гадюк навалом ,
Она же чернеет челом .

Такая вот правнучка брошенной ,
С башкою грехами взъерошенной .
Поэтов от Бога гнобит ,
И марш графоманам трубит .

                  ***
Я не Чацкий и не Радищев
И Алешин не Чаадаев .
И Наседкин ничуть не Мудищев ,
И Труба не профессор Мудаев .

Не охвачена Лена туманом ,
От которого разум двоится .
И Мария не грезит дурманом ,
Чтоб повсюду собою гордится .

Юрий тоже не жил миражами ,
Он стрелял по душманам в пустыне .
И мечты не летели стрижами ,
Где товарищи были в помине .

Даже Миша Белых не витает ,
В грезах небыли и придумок .
Лишь Двурожкина там обитает ,
Где анчутка грешит недоумок .

Все ей кажется в туне поверий :
Королева она , властелина !
Пребывает в полыме мистерий ,
Дщерью огненного исполина .

Вся обкурена дружка исчадий ,
Многоликая вновь в представленьях .
Нет от тщетности противоядий ,
Растворенной в игривых мгновеньях .

И мосты она жизни сжигает ,
И врагам представляется грозной .
Только утром отвратно рыгает ,
На задворках на куче навозной .

                         ***
Привечай   меня  ,  привечай ,
В  холода   и    весеннюю   пору .
Замечай    меня  ,  замечай  ,
Отвечая    влюбленному    взору .

Были    молоды    позавчера  
И  легки   на  подъем   повсюду .
Наши     ветреные   вечера ,
Увлекали    к   любому    чуду . 

Сладким    медом   не   стала   соль
И   высокое   все   приземлилось .
Только   нити   причин     не     мусоль  ,
Привечай     как   нигде   не  снилось .

                     ***
У   них   Рассказ  - газета   есть  
И    два   журнала    в   масть .
А    я   поэт   имею   честь ,
В    закуте     не   пропасть .

У   них  Тамбовка   и  экран ,
Как    светлое     окно  .
А   у   меня   текущий    кран 
И   с   истиной   вино .

Они   тусуются    вовсю  
И   мелют    чепуху   ….
А  я  люблю  подругу  всю
И   куртку   на   меху .

Они  промчатся  на  авто ,
К   иллюзиям     Минерв ...
А  я   скажу  -- опять не то --
И    сотворю    шедевр .

                      ***
Приснился сон Мещерякову ,
Он молодой вблизи зеркал
И сердцем обратился к Слову ,
И духом Истину взалкал .

Картины будущих событий
Вмиг отразили зеркала --
Он окрыленный от соитий
И в страсти каждая мила .

Вблизи чужого Кандагара ,
Стреляет в злых из АКМ .
Весь покрасневший от загара ,
Весь помрачневший от дилемм .

Он в банке трепетный охранник ,
Богатым руку подает ...
В мечтах литературный странник ,
Шедевры всюду создает .

Он в председателях Союза
Поместных смутных величин ,
Где вновь Горгонова " медуза ",
Кумир исчадий и личин .

Судилище в фаворе падших ,
Поэта гробят клеветой .
И он Пилат среди увядших ,
Понтийский гегемон крутой .

Голгофа Уткинского храма ,
С крестом Спасителя вблизи .
И Мать Христова не от срама ,
Заплакала с бедой в связи .

Мещеряков проснулся в жаре ,
Как после боя у черты .
Творил он грешное в угаре ,
В кругу тщеславных суеты .

                     ***
Они теперь другие Анны ,
Не жаждут поднебесной манны .
Эллен Курагины благие ,
Когда с партнерами нагие .
В стяжании поветрий правы ,
Безнравственные ныне павы .
И если деньги есть у хвата ,
Под поезд бросятся разврата .
Каренины за честь в ответе ,
Страдають с чадами на свете .
Составы мельтешат без пауз ,
Где Анны трутся о пакгауз .
И каждый обожатель Вронский ,
Потом Юровский и Воронский .

                   ***
Она узрела высший знак ,
Наследкин гадостный варнак .
Ну погуляла в мае с ним ,
Не разделив ничуть интим .
Ни в офисе в его раю ,
Ни в снах у ада на краю .
Часы стоят семнадцать дней ,
Никола злится все сильней .
И пишет небыль нагишом ,
Где "Вася" в образе большом .

Нарциссы     Судилища   падших

Они в себя безумно влюблены
И обожают кетчупы с лапшою .
Нет за ошибки мизерной вины ,
Нет за грехи раскаянья душою .

Порочные в поступках роковых ,
Безбожное творят и не краснеют .
Но в судьбах безобразных таковых
Сплетения событий пламенеют.

Расплаты дни нагрянут чередой
Ломая крепи славы эпопеи .
Весь мир неисповеданный худой ,
Вмиг превратится в жуткие Помпеи .

                  ДВОЙНИК  

Не    Рылеев   он  ,  не   Бестужев ,
Он   с     рождения     Дмитрий   Дюжев .
Импозантен    собой    и    высок   ,
Крестик   есть   и   мечты  туясок .
Собирает   в   копилку    души  ,
Шум  столиц   и   отраду   глуши .
Он  актер   и   большой    лицедей  ,
Всех   играет   российских    людей  .
Если     надо     сыграет     барона  
И   на    дне    Петербурга    Бирона  .
В   Казначеевс    приехал    на   день ,
Где    игдают      одну      дребедень .
В   драмтеатре   Николы   Сапегина ,
Приключения     выдать    Онегина  .
Диалоги     и      все       монологи  ,
Были   вехи    судьбины -  дороги  .
Вот  Онегин   и   Ленский   враги  
И   стреляются       возле     куги  .
И  Татьяна   влюбилась  --  беда ,
Написала     письмо      вникуда  .
Вот    Евгений     Онегин    один 
И   отчаянный    шелест   гардин .
Перерыв  ,  театральный   антракт 
И   на   сцене    Мичуринский    тракт  .
Возле   тракта    профессора    дом ,
Пребывает   в     тумане      худом.  
Дюжев   Дмитрий   и   тема     татьба  
Не    Онегин    он   --   Толя   Труба  .
Монологи   и  все    диалоги  :
Лицемерье  ,  обманы  ,   подлоги .
По   роману    играет   " АТ " ,
Дмитрий  Толю   без   карате  .
То  Урал  с  императорским залом ,
То  Сицилия  с  "русским"  кагалом .
То    элиты    журнал     Александръ  ,
То   скопление   злых      саламандр .
Дюжев    ярко    играл   авантюры ,
Человека    дородной     фигуры   .
Дмитрий   жох   и   Труба   не   малец ,
Как   Онегин    в   поступках    стервец .
Антреприза     всех    тем       удалась , 
Жизнь   Трубы   в   пересказе    нашлась .
Неожиданный     грянул     финал  ,
Дюжев   вышел  и   зал   застонал .
Рассмеялся     похожий   двойник 
И   замены       раскрылся    тайник  .
Вот  Онегин   Евгений    один ,
Вот  Труба  Анатоль    господин .
Оба    схожи  --   герои     стихов  
Бесподобных   и   мерзких    грехов  .

         Возмущение

У речки снова дух кричит:
-- Их рок самих разоблачит !
И проституток , и нуля ,
И солдафона кобеля !
Порочных рок разоблачит
И падших в злобе уличит .
Они прославили себя ,
Изгнав поэта не любя .
За добродетель без гроша ,
Страдает честного душа .
За помощь ближнему в беде,
Страдает изгнанный везде .
Вдрызг оклеветан за талант ,
За то что правды был гарант .
Судилища гурьба ликует ,
Процентщица грехов банкует .
Но обвинитель без закона ,
Как бес видений Симеона .
Пусть поклоняются муре ,
Все прояснится на заре .
Узрят в расплаты зеркалах
Себя нагими на козлах .
Изгои с кривдою стихов ,
Все отпущения грехов --
Дух на просторе покричал
И осенил речной причал .
Качались лодки на волнах ,
Как островки в весенних снах .

                       ***
Не спасетесь Судилищем падших ,
Вы безбожные клеветники .
Среди веточек вербы увядших ,
Почернели любви огоньки .

Храм разрушен вулканом взрыва ,
Но восстал и сияет опять .
Вы поэта у бездны обрыва ,
За сатиру стремились распять .

Так чего вы от Бога хотите ,
Чтоб простил осудивших творца ?
За Судилище всклень заплатите :
Роком лгуньи , судьбой подлеца .

        Оправдание    блуда 

Ты ищешь оправданье нелюбви
И роковой , отъявленной измены ?
Живи свободно женщина , живи ,
Стяжая вехи легкой перемены .

Другие на походном рубеже ,
Всегда милее внешне и дородней .
Но в туне на отвергнутой меже ,
Обманутый и верный благородней .

Другой хорошь до срока своего ,
До точки невозврата к вожделенью .
И вновь измены мира твоего
Расстелятся дорогою к паденью .

Нагрянет снова время маяты ,
Когда ты восхищаться перестанешь .
Завянут всей иллюзии цветы
И ты от оправдания устанешь .




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 112
Опубликовано: 24.01.2019 в 21:21
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1