ВАНЯ - ЧИЖИК


А приходилось ли вам держать в квартире певчих чижиков? Сидят эти две милые птички, похожие друг на друга, как две капли воды; зернышки клюют, водичку пьют, перышки свои чистят, жизни радуются.

Потом сядет уже чистенький чижик на жердочку, головку верх запрокинет и запоет красивое соло от избытка чувств к своей чижихе. Хорошо так поёт – заслушаешься! Самочка рада – радёхонька слушать трели своего поклонника, а вот сама никогда не поет, ввиду отсутствия голоса.

Потому и ценится чижик в два раза дороже своей подруги. Среди людей, конечно же, не так! И мужчины поют и женщины, даже гораздо лучше нежнее и красивее мужчин у них это получается. А вот по логике вещей прозвище «Чижик» именно мужчинам прилипается. В далекой юности подарила мне счастливая судьба с таким певчим «Чижиком» встретиться.

Случилась эта история в середине шестидесятых годов прошлого столетия. Уезжал наш Донецкий комсомольско – молодежный десант из парней и девчат в количестве сорока пяти человек на стройку. Линию электропередач из Усть – Илимской ГЭС, которая еще не была до конца построена не говоря уж о городе, до Тайшета и Братска по глубокой тайге тянуть.

Комсомольская ударная стройка, куда ехала молодежь со всей страны. Помните песню Александры Пахмутовой и Николая Добронравова «Усть – Илим на далекой таежной реке. Усть - Илим от огней городских вдалеке. Пахнут хвоей зеленые звезды тайги, И вполголоса сосны читают стихи».

Естественно, если комсомольско - молодежный десант, то и все должны быть комсомольцами. Но затесался среди нас один беспартийный «несознательный» элемент. Пришлось Обкому комсомола принимать его в свои ряды в «пожарном» порядке, буквально в день отъезда. Здесь уже не до характеристик было. Поезд дальнего следования ждать не будет. Но если бы комсомольским функционерам попалась на глаза характеристика этого претендента на высокое звание комсомольца, они бы его и на пушечный выстрел к отряду не подпустили.

В тот день собрались на перроне все - кому вручили путевки на ударную стройку века и провожающие родные. Напутственные речи, комсомольские песни , молодой задорный смех, слезы родителей – все перемешалось в невообразимом шуме. Наконец, под бравурный марш «Прощание славянки» поезд отошел от перрона в неведомые дали.

В специально выделенном для нас вагоне давно уже все перезнакомились и распределились по интересам. Под гитару на весь вагон из нашего купе, неслась залихватская песня «Чижик – пыжик. Это Ваня, наш в последний момент сорок пятый стройотрядовец, на своей семиструнной свою короную песню выдавал.

Сопровождающий комсорг лишь за голову хватался. Под звуки гитары неслись такие не комсомольские песни, что мы их никогда и не слышали. Это и не удивительно, детдомовский мальчишка покинутый вместе с младшей сестрой, за свою короткую жизнь такое прошел, что нам и не снилось.

Сегодня нас такими песнями не удивишь, а тогда комсорг пытался навести порядок в наших рядах – стыдил Ваню и просил не порочить имя Советского комсомольца. И что он не должен подаваться и других разлагать песнями с уголовным душком! Но это были лишь цветочки, ягодки понеслись потом. Кто его слушал – этого функционера!

Каждый вечер в наше купе набивалось столько народу и все требовали от Вани еще и еще новых песен. Сегодня многие барды и казаки исполняют похожую песню и ничего слушаем с удовольствием. «Чижык – пыжик после пьянки похмелился из Фонтанки. Откачали эту птицу только в Боткинской больнице». Даже памятник этой птице в Питере стоит.

А тогда неслыханные, только набирающие силу и популярность, песни Высоцкого (Уловили мы сразу в грубоватых, суть того, что трогает сердца и душу) для нас стали полным откровением. Даже не школьные «вульгарные» стихи Есенина в его песенном репертуаре были.

Прибыли на место и потекли рабочие будни среди тайги. Были и такие, которые уехали назад к мамам, под юбку спрятавшись, долго не продержавшись. Жили в палатке, с успехом сожженную нами в сильные морозы. Перебрались потом в вагончики.

Так мы с «Чижиком» (прозвище за ним закрепилось раз и навсегда) оказались вновь в одном вагончике. И он с честью оправдывал свое новое имя, обладая приятным голосом и слухом, в тех местах, где вокруг голубая - голубая тайга.

Недалеко от нас в тайге был заброшенный лагерь пятидесятых годов для заключенных. Наш «Чижик» со стен бараков с пол сотню талантливых стихов списал и с успехом подбирал к ним мотив на своей гитаре.

Не только работа, но и праздники со знаменитыми комсомольскими концертами были на нашей улице. Естественно, вышестоящие организаторы концертов, Ваню и близко на подмостки сцены старались не подпускать. Но прокуренный импровизированный палаточный зал неистово орал – «Чижика» давайте! И стихал лишь тогда, когда он появлялся на условной сцене. Не одна скупая слеза была пролита суровыми монтажниками от его не совсем радужных песен.

Да не только песнями он своими славился. Ох и ловким бесшабашным пареньком был! По опорам да проводам спускался и лазил – как мартышка. Сегодня молодежь другими временами и понятиями живет. «Хакеры», «Матрица», «Я, робот – ее любимые фильмы. А для нас «Карьера Димы Горина» был самым любимым и жизненным фильмом. Не поленитесь – посмотрите в интернете на молодого Высоцкого. И лежневку в тайге делали, и под опоры бетон заливали, и провода натягивали, и в палатке покатом прижавшись друг к другу спали – все было.


Пришла суровая зима, со своими морозами за сорок градусов. Однажды послали нашу бригаду на лесовозах за тридцать километров на железнодорожную станцию за лесом. Вокруг тайга, леса навалом под ноги заваливали, а нам два вагона пригнали кругляка. Разнарядка какая – то вмешалась или неразбериха.

«Чижик» с другой бригадой должен был ехать очень рано по - темну на трассу. Да проспал у комсомолки, неизвестно в каком вагончике затерявшись. Поехал с нами, лишние руки не помешают.

Лихо подскочили к вагонам, подрубили крайние стойки, а верх и не думает падать. Не успели и головы почесать, как уже Ваня – верхолаз подобрался с веревкой к средней стойке. Но набросить не успел, она сама обломилась. Троим слегка досталось (в том числе и мне) спрятались за лесовозом, а вот Ваню бревна перемололи, как через мясорубку, похоронив под собою.

В жестокий мороз занесли мы на руках тело «Чижика» на сопку среди высоких елей возле кладбища в Илимске. Сестренка с детдома вместе с воспитательницей на похороны брата прилетела. И пили обе вместе с нами питьевой магазинный спирт, чтобы как – то согреться на жестоком морозе под 50 градусов.

Ребята вместо калитки сварили скрипичный ключ, а на оградке красовались с четырех сторон гитары из метала в натуральную величину.
К большому сожалению, беда не приходит одна. Через четыре месяца рядом с Ваней еще одна могила появилась. Но это уже другая история



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Быль
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 22.01.2019 в 22:23
© Copyright: Александр Харченко
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1