3. Почему у России не получается


 - Папа, кто такой Сталин?
- Наш вождь.
- А я думал, что вожди бывают только у дикарей.

Старый анекдот

I
Думаю многим случалось задаваться вопросом: почему Россия постоянно отстаёт от передовых стран мира?

Почему-то нам и в голову не может прийти мысль, что прежде всего в наших бедах виноваты не иностранцы и не так называемая пятая колонна, а мы сами. Мы виноваты в том, что не умеем меняться и по мышлению недалеко ушли от наших предков, живших 100, 500, 1000 лет назад. Заметьте, нам неудобен любой общественно-экономический строй. Нам не подошли ни монархия, ни советский коммунизм/социализм, ни капитализм. Я на 100% уверен, что случись миру придумать новый, более совершенный строй (назовём его условно утопизмом), то он тоже нам не подойдёт. Всё потому, что у нас любые формы с завидным постоянством перерождаются в примитивный вождизм.

Наше население из века в век ждёт, когда придёт добрый царь-батюшка, который всем сделает хорошо, или на худой конец жаждет нового Сталина, который «наведёт в стране порядок», но так чтобы самому народу не пришлось в общественном плане ничего делать. При таком порядке вещей общество становится пассивно, оно добровольно отказывается от своих прав и обязанностей, лишь бы самим не думать и ни за что не отвечать. Пусть добрый царь/генсек/президент всё за нас решает. Конечно россияне трудятся, работают, стремятся к лучшей жизни (для себя и своих близких). Но как только дело касается общественного вопроса, то сразу отворачиваются, прикидываются глухими, ставят свою хату с краю. «Нам это не интересно!» Зато когда в стране начинают проводиться антинародные законы, процветает несправедливость люди начинают сокрушаться на кухнях или в интернетах:

«Как же так? Почему в стране бардак? Почему чиновники остальных граждан даже за людей не считают, делают что хотят? Почему суды и менты продажны? Куда правительство смотрит?»

А почему кто-то должен делать хорошо тем, кто как правило и пальцем не желает шевельнуть ради улучшения окружающей жизни? Ведь когда человек хочет чего-то добиться, то он начинает что-то предпринимать, а не сидеть сложа руки. Так отчего же мы думаем, что в стране должны быть порядок, справедливость и процветание без активного участия общества?

Чтобы власть от муниципалитетов до главы государства работали на благо народа, они должны зависеть от народа, а не наоборот.

-Ну и как это сделать? - спросит читатель.

Ответы на «извечные русские вопросы» - «Кто виноват?» и «Что делать?» - были найдены уже довольно давно, даже раньше, чем они появились. И сделано это было на «загнивающем» Западе, который мы одновременно так ненавидим и обожаем, так тянемся за ним, пытаясь догнать/перегнать и никак не можем этого сделать, оставаясь вечными учениками.

У них политическая система строится на реальном разделении власти, конкуренции и системе под названием «снизу вверх». Западное общество не полагается на одного лишь человека, который сидит на самом высоком месте. Там выборам любого уровня придаётся большое значение, как со стороны политиков, так и со стороны избирателей. Ведь как правило кандидаты в муниципалитеты являются членами партий, что накладывает на них обязательства не только перед избирателями, но и перед однопартийцами. В случае недовольства людей кандидатом страдает и вся партия в целом. Ну а если чиновник ещё и на коррупции попадается, то он в обязательном порядке уходит с занимаемой должности даже при малейшем подозрении, а однопартийцы отрекаются от него, дабы имидж партии не пострадал слишком сильно. Так на Западе происходит на всех уровнях. Достаточно вспомнить скандал в Германии с тогдашним президентом Кристианом Вульфом.

У нас же всё совсем по-другому. Подавляющее большинство россиян не знают ни руководителей своего района, ни участкового, ни других представителей власти муниципального уровня, ни того, к какой партии они относятся. Плевать они хотели на выборы такого низкого масштаба. Вот чиновники в России и не боятся за свою репутацию, так как, в отличии от иностранных коллег, подозрение в коррупции скорее всего не скажется ни на них лично, ни на представляемой партии в целом. За всё отвечает царь — и точка!Остальные же руководители остаются вне поля зрения общества, зависят не от него, а от вышестоящих, поэтому чаще всего работают не на благо народа, а на благо себе. После этого не стоит удивляться, что страна постоянно идёт не туда.

Если говорить языком аналогий, то западное развитое общество напоминает лодку, в которой дружно гребёт большинство членов экипажа по очереди, а в нашей лодке под названием «Россия» за всех гребёт чаще всего только один. И этот один, даже если он совсем выдохся, не собирается отдавать кому-либо свои вёсла и, что самое печальное (и страшное), остальные не спешат ему помогать или хотя бы менять на свежего гребца. Вот наша лодка с завидной регулярностью и отстаёт от конкурентов.

Пока российское общество перекладывает ответственность за развитие страны и своё процветание на плечи одного человека (правителя), развитые западные народы перераспределяют этот груз на всё общество через реальные социальные институты посредством конкуренции.

II
Очень важным субъектом для развития страны и общества является оппозиция (настоящая). Показательна разница между отношением к ней на Западе и у нас.

В развитых странах оппозиция нужна для того, чтобы действующая власть не расслаблялась. Её наличие показывает, что руководителей государства в случае чего можно сменить, что на их места найдётся ещё много желающих. Западная оппозиция держит власть в напряжении, не даёт ей почивать на лаврах. Как только действующая власть вызывает своими действиями значительное недовольство собственного общества, она рискует уступить своё положение конкурентам в ходе очередных выборов, которые служат народу инструментов выражения отношения к происходящему. Кто бы не говорил о том, что демократия это фикция, она всё же совершенней остальных формаций. Лучше иметь как минимум два плана, чем один. Ведь если у вас не прошёл план «А», то вы можете попробовать план «Б». А если у вас нет плана «Б» при провале плана «А» - то плохо ваше дело.

У нас положение совсем иное. Оппозиция для подавляющего большинства жителей России — это пятая колонна, гнусные предатели, которые хотят продать Родину. Во многом такое представление душит конкуренцию, а пассивность и согласие общества с подобной постановкой ухудшает ситуацию. В итоге у нас нет альтернативы на случай, если страна идёт куда-то не туда, у нас — общества — нет рычагов влияния и давления на зарвавшуюся власть, нет способа заставить её работать на всеобщее благо, а не на постоянное улучшение собственного положения и личного обогащения незаконными путями.

Кто-то скажет: но ведь наша оппозиция и впрямь предатели! Если это так, то нам следует всерьёз задуматься: а почему у нас оппозиция — предатели, а у «них» оппозиция не предатели? Неужели мы, в отличии от «них», такой гнилой народ? В самом деле, наши оппозиционеры чуть что бегут со своими деньгами в Англию, а английские почему-то не спешат скрываться за границей. В чём же тут причина? Да просто «там» в отличии от «здесь» есть настоящая свобода слова и нет произвола. У человека не отберут свободу и собственность, если при/у власти находится его заклятый конкурент. А в России это происходит само собой. И на среднем уровне чиновник (местечковый вождик) в обязательном порядке берёт с бизнеса поборы или вообще отжимает его.

Что делают россияне, когда недовольны действиями властей? Бесплодно возмущаются на кухнях/в интернетах, а потом живут дальше как ни в чём не бывало. Что делают в подобных случаях, например, американцы? Они собираются вместе и создают общественные организации, выходят на демонстрации и требуют изменить ситуацию, а на выборах всех уровней мгновенно дают понять своё недовольство новым перераспределением голосов.

Западная модель поведения позволяет с самого начала подкорректировать намечающийся дисбаланс между обществом и властью, который в будущем мог бы ухудшиться и привести к серьёзным последствиям. Российская же модель поведения из-за отсутствия диалога между обществом и властью как раз и приводит к тому, что сначала растёт напряжение, растут взаимное отчуждение и непонимание, растут расхождение интересов, а потом происходит социальный взрыв. Поэтому западное общество развивается постепенно и постоянно, а мы после очередной революции ищем «спасителя», шагая по замкнутому кругу. Между тем мы могли бы его разорвать, если бы отстаивали свои интересы, а не пассивно ждали благодеяний от робингудов на троне.

III
Время проходит, всё меняется. Что вчера было полезным — завтра станет вредным. Мы, россияне, почему-то упёрлись в то, что прогресс бывает исключительно научно-технический. Мы не видим, что изменения происходят ещё и в социуме. Общества тоже меняются, они развиваются или деградируют. По сравнению с феодализмом абсолютизм, конечно, более эффективен. Но к XX-XXI векам он (и остальные формы правления, которые опираются на «сильную» личность и неограниченную власть) устарел подобно конной карете, так как не раскрывает потенциал общества, а наоборот зажимает его.

Российское общество с его стремлением к монолитности, со стремлением остановить мгновение (не понимая, что остановить его невозможно) добровольно отказывается от развития. Стоит у нас появиться тем, кто не шагает со всеми остальными дружно в ряд, как к ним со стороны общества тут же предъявляются претензии:

-Вы чё, самые умные? Вам больше всех надо? Сидите уже и не высовывайтесь! Мы и без ваших выдумок как-нибудь проживём!

Ну да проживём... покупая новинки за рубежом. А без заграницы мы бы, наверное, и в XXI веке ездили на запряжённых лошадьми телегах, а не на автомобилях.

Из-за косности потакающего властям ленивого общества мы так и будем отставать от «ненавистного» Запада, брать у него технические новинки, догонять, потом останавливаться на достигнутом и снова отставать. Чиновники останутся помещиками... Без демократии у нас просто не появится среды для развития. А ведь она очень важна. Без неё у нас не будет успешных предпринимателей, изобретателей и учёных, без которых, в свою очередь, невозможно технического и технологического поступательного движения вперёд. Да, из тысячи проектов лишь один может оказаться действительно стоящим, но чтобы появлялись таланты и гении должны существовать мастера среднего и низкого уровней. У нас же эта «питательная среда» по вышеупомянутым причинам значительно меньше, поэтому и гениев/талантов выходит тоже меньше. Соответственно, страна неуклонно отстаёт.

Свободные люди свободного общества, конкурируя друг с другом и гонясь, чего греха таить, в первую очередь за личным обогащением и успехом, начинают невольно улучшать и расширять породившую их среду. Они насыщают общество товарами, инновациями, инструментами, параллельно снимая с государства часть обязанностей по улучшению жизни. Освободившемуся от части обязательств государству остаётся только не отставать от общества. Таким образом, научно-техническая революция (НТР) в развитых странах движется постоянно, без массовых жертв и потрясений. Просто накопившееся количество со временем переходит в качество, позволяя авангарду цивилизации подняться на ступеньку развития повыше.

У нас же самодержавно-авторитарная власть подавляла вышеупомянутую среду, из которой массово могли выходить развивающие её личности. Подавляла из страха утратить монополию контроля над обществом и оказаться выброшенной «на свалку истории». Наше государство вынуждено было тащить на себе все обязательства без перекладывания части их на общество. Если на Западе НТР проходила «естественным путём» («снизу», по потребности общества), то у нас после осознания очередного отставания НТР провозглашалась искусственно («сверху», директивно). Вот поэтому хоть и масштабные, но слишком запоздалые и половинчатые реформы Александра II не спасли Российскую империю. Поэтому индустриализация Сталина к концу 60-х годов выдохлась под удушающими объятиями власти как раз тогда, когда на Западе начался очередной виток НТР. Поэтому была проиграна Холодная война (Если снова прибегнуть к языку аналогии, то США — это бегун, а СССР — бегун с тяжёлым рюкзаком за плечами. Конечно, второй надорвался значительно быстрее).

IV
Почему-то наше общество считает, что чем неограниченее власть, тем она сильнее и устойчивее, а следовательно сильнее и устойчивее государство. Так ли это? Практика, новейшая история (холодная война) показывают, что не так. Всё, как правило, наоборот. Демократические общества/власть/государства гораздо устойчивее, стабильнее, развитей и перспективней, чем авторитарные и тоталитарные. Система развитых стран опирается на общество, поэтому-то сломать, поколебать её устойчивость тяжелее во много раз.

У нас же всё держится на одном человеке, поэтому и сломать систему легче. При вождизме всё замыкается на одной личности, которая подвержена старости, ошибкам и смерти. Она, в конце концов, из инстинкта самосохранения заботится только о собственном благополучии, а не общественном. Рано или поздно личность исчезает. Вместе с ней обычно исчезает и подстроенная под неё система, которую нужно выстраивать заново под другого человека и под другие группировки, которые с ним придут.

Разное понимание роли власти приводит к разным моделям и последствиям. В России власть всегда отождествлялась с государством, поэтому люди идут за неё умирать или терпят до конца даже самые её антинародные действия, чтобы потом взорваться в виде революции, скинуть её и искать нового хозяина. В развитых же странах во власти видят лишь инструмент функционирования общества, которое даётся достойнейшим на строго определённый срок для улучшения жизни этого самого общества.

Сменяемость власти приводит к тому, что правитель не может просто так злоупотреблять властью и устраивать репрессии. Ведь после окончания срока он перестанет быть главой государства, а его преемником возможно станет политический и идеологический оппонент и тогда против бывшего правителя в рамках закона начнётся уголовное следствие и судебный процесс в связи с злоупотреблением положения.

Обаяние сильной личности понятно. Такой человек неимоверно уверен в себе и эта уверенность передаётся другим. «Мы сейчас всех победим, - говорит личность, - только слушайтесь меня!» А кому же не хочется, чтобы его проблемы решались легко и быстро? Р-раз — и с трудностями (вроде бы) покончено! Что с того, что за это придётся отдать свои права и увеличить свои обязанности? Что с того, что кому-то придётся умереть по дороге в светлое будущее? Никто не хочет понимать, что мобилизационные ресурсы, которые собрал под свою руку вождь, рано или поздно закончатся и победный марш остановится до того, как выдохшееся общество достигнет цели. Никто не хочет понимать, что цель всегда будет где-то там впереди, недосягаемая, как идеал. Авторитарное общество эффективно в военное время, однако всегда воевать или жить в ожидании войны невозможно, как невозможно трудиться все 24 часа 7 дней в неделю без потери в здоровье, работоспособности, здравом уме и, в конце-то концов, жизни. И человек, и общество рано или поздно ломаются.

Демократическая же система больше похожа на взрослую даму или высоколобого профессора-сноба, которые не спешат предаваться действию, предпочитая высчитать и обдумать, к чему же оно в итоге приведёт, отчего оставляют впечатление бесхребетных, нерешительных очкариков-зубрил.

-К чему долгая полемика в обществе? - воскликнут многие «патриоты» в России. - Зачем эти нудные споры в парламентах между партиями разных политических воззрений по поводу того или иного законопроекта? Для чего вообще эти обсуждения, обсасывания, одни согласны, другие — нет. Брр... Можно ведь всё решить быстро, одним волевым указом свыше, без проволочек и многолетних задержек!

В том-то и дело, что долгие процедуры крайне важны! Они позволяют «обточить» закон, сгладить его. Иными словами, сделать действительно полезным обществу. Это и называется законоТворчество. А когда закон быстренько вбрасывают сверху и автоматически принимают, то он часто оказывается с «острыми краями», которые начинают «резать» и «колоть» людей. Такой закон оказывается откровенно антинародным.


Наше хождение по замкнутому кругу, конечно, когда-нибудь закончится. Ничто не длится вечно. Но вот хорошо это будет или плохо - зависит от нас. Тут есть два варианта.

Первый: мы сами ломаем этот проклятый круг, становимся «взрослыми» и самостоятельными, не пытаясь больше полностью спихнуть на плечи вождей судьбу страны — тогда Россия станет передовым государством с естественным развитием.

Второй: мы по-прежнему надеемся исключительно на очередного «спасителя Отечества», жертвуем собой ради призрачных обещаний благоденствия когда-нибудь в будущем, ищем врагов внутри и снаружи, ничего в себе не меняем... Тогда наш круг когда-нибудь ломают извне, но Россия перестаёт существовать и называется как-то иначе.

Мы боимся демократию, ненавидим либерализм. Мы думаем, что они нам не подходят или, более того, смертельно опасны, так как у нас по сравнению с другими народами, принадлежащими к западной цивилизации, видите ли другая — особенная — «матрица». На самом деле у нас «матрица» не другая, а матрица позапрошлого века, архаичная. Если мы не распростимся с устаревшим, если не докажем (прежде всего себе), что способны принимать НОВОЕ, то исчезнем с лица Земли.

Нам нужно очень сильно задуматься: возможно спасти нас может то, чего мы так боимся и ненавидим, а не то, за что мы столетиями держимся с упёртостью дикарей.

Октябрь 2018 года




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Ключевые слова: История, политика, Россия, США, Европа, Запад, Сталин, коррупция, демократия, тоталитаризм,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 11.01.2019 в 21:15
© Copyright: Вадим Кириленко
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1