Миусский «Декамерон». Часть 4. Шахтерские байки


Примиусье – это не только три района Ростовской области. Это, в верховьях Миуса и Крынки, - еще и крупные, густонаселенные районы Донбасса, где вот уже несколько столетий в шахтах добывают один из самых ценных углей в мире.
А уж какие байки десятилетиями рассказывают шахтеры с той стороны границы о своей нелегкой работе – ни одному сказочнику не снилось!  Решили вспомнить эти байки и мы. Вспомнить и улыбнуться.

Настоящий электрик
По конвейерному бремсбергу (наклонная горная выработка, спускающаяся с вышележащего горизонта в нижележащий) шатаясь, идет электрослесарь «с дичайшего бодуна». Внезапно его тормозит моторист с ленты и заявляет, что у него автомат уменьшения крена током бьется. Слесарь, окинув его мутным взглядом, спрашивает: «Каким пальцем кнопку жмешь?». Моторист показывает большой палец, и слесарь, достав из кармана моток изоленты, плотно обматывает ею палец моториста. Затем, со словами: «Больше биться не будет» — уходит в темноту.

Спасение задыхающихся
Давит на наше руководство столичное МЧС срочно произвести на шахте какие-нибудь учения. Что-нибудь взорвать там, поджечь, и вывести на камеру шахтеров. Начальство возмутилось – мол, нельзя срывать суточный план! В итоге после всех споров решили удовольствоваться только оказанием медицинской помощи пострадавшим от аварии. Местные МЧС-овцы развернули на шахте расчет, повытаскивали свое барахло, поставили камеру — прямая видеосвязь с Киевом.
Их начальник в гражданке комментирует на камеру:
— Вот выводят пострадавшего с травмой головы (из-за угла два бойца МЧС тянут своего, переодетого шахтером, садят перед камерой, бинтуют голову).
— Пострадавший без сознания… с переломами всех конечностей (из-за угла появляются еще четверо с носилками, лежит на них боец, не шевелится — глаза закрыл).
Ставят и его перед камерой. Комментатор рассказывает: мол, лежит шахтер без сознания, руки-ноги поломаны. Ребята, уже 5 человек, активно накладывают «пострадавшему» шины. Шестой притягивает баллон с кислородом, надевает на лежащего маску. Через пару секунд «пострадавший» открывает глаза.
Комментатор:
— От действия чистого кислорода пострадавший пришел в себя…
Еще через пару секунд пострадавший начинает дергаться и последней, еще не забинтованной рукой, отмахивается от своих спасителей, пытаясь что-то промычать сквозь маску.
Комментатор:
— У пострадавшего шок! Он может причинить себе вред, держите крепче его, ребята!
Ребята (уже 6 человек) наваливаются сверху. «Пострадавший» с размаху бьет одного из спасителей в лицо, на что тот в ярости вскакивает, бьет его в ответ ногой по ребрам (совсем не по-детски) со словами: «Сука, раз подыгрываешь, подыгрывай нормально! Какого ты меня двинул?» В этот момент один из наших шахтеров, наблюдавших сцену спасения, спросил:
— Ребят, а вы ему кислород-то хоть открыли?
Камеру прямой трансляции сразу отключили.

Ученик взрывника
Конец смены, начальства нет, народ в кильдыме собрался в картишки перекинуться. У взрывника – азарт, карта прет, а тут его ученик заходит и говорит, что надо срочно идти распалить негабарит. Взрывнику не до негабаритов — достает патрон, сует в него капсюль со шнуром, объясняет ученику:
— Положишь на негабарит, подожжешь – и прячься!
Ученик с патроном выходит из кильдыма, а навстречу ему мастер. Берет из его рук патрон, капсуль отрезает, шнур в патрон — и поджигает. Ученику говорит:
— Хочешь дальше на нашей шахте работать? Тогда идешь сейчас в кильдым и спрашиваешь: «А что дальше делать?»
В кильдыме сидело за картишками человек двадцать, пару секунд — и там никого!

О чем говорят в шахте
Шахтеры пораньше выехать собрались, стволовой не даёт клеть — мол, главный инженер не разрешает ранние выезды. Ну, обласкали его по полной! Затем один снимает трубку — на коммутатор: «Главного инженера мне…» В трубке зычный бас:
— Слушаю…
— Козлина ты, Лев Моисеевич!
— Кто говорит?! — орёт главный инженер.
— Как «кто говорит»?.. Все, блин, на шахте говорят…
Трубку на место и в толпу… попробуй найти.

Недельное пополнение
После войны в наши шахты потянулись приезжие, деньгу зарабатывать. Их еще тогда на Донбассе называли «оккупантами» и не так что бы очень любили. Но на шахтах не хватало рабочих рук, потому после недельки-другой курсов их тоже отправляли в забой.
Но надо заметить, что приезжие (обычно жители далеких глухих сел) были от всех шахтных дел страшно далекие, за ведром напруги пошлешь — тут же увольняются. В общем, сидит мужик, кушает тормозок, рядом стоят новые сапоги — выдали ему их или еще как. Рядом с ним из-под крепи насыпалась приличная горка породы. Вдруг вдалеке показался свет. Мужик смекнул, что по времени – явно не смена, а скорее — "новобранцы", и решил пошутить. Набил два новых сапога породой и воткнул их в кучу же породы. Тут и новобранцы подошли. Спрашивают, показывая на сапоги:
— Дядька, а шо это?
— Это друга моего засыпало. Щас, тормозок доем, — буду откапывать.
"Новобранцы" побледнели:
— Ой, дядька, а часто у вас так?
Он им:
— Вас, хлопцы, сколько?
Те насторожено:
— Пятнадцать.
Он им печально:
— Ну, на недельку хватит.
На следующий день из 15 «новобранцев» уволились и уехали домой 12. А мужика того с шахты уволили, чтоб не распугивал рабочие руки…

Привидение
Один придурок клетку в бане запереть забыл, а там мужики банку самогона пили. Побрали их, естественно. Решили отомстить. У одного с собой баллончик краски серебряного цвета был (купил подкрасить дома что-то и забыл выложить из кармана). Ну, они взяли и тому кирюхе всю робу, каску и сапоги из баллончика забульбенили!!!
Он смен 5, как в скафандре, ходил!!! А сколько людей от него шарахалось — выруливаешь за поворот, а там – белое привидение! Лампы у всех диодные, с белым светом, а серебрянка свет отражает – ого-го!

Встреча высокого гостя
При строительстве стволов нас в ствол опускали не в клети, а в бадье. Это типа ведёрка на канате. И разгоняли при этом «ведерко» до 12 м/сек, в нарушение всяких правил безопасности. В итоге, в момент спуска автоматика часто срабатывала, при превышении скорости спуска всё вырубалось, и наступал резкий «СТОП». Признаюсь честно — любой «джампинг» отдыхает. То есть бадья, как более тяжелая вещь, ещё продолжает движение вниз, мы, шахтеры, взлетаем вверх и начинается невесо-со-со-мо-мо-мо-сть!!! Затем канат (как резинка) начинает реагировать на издевательство над собой — он сжимается, подтягивая бадью вверх. И у нас заканчивается невесомость. Мы начинаем движение вниз: мать-перемать-ать-ать-ать – встречаемся!
И вот, когда страну потрясли первые забастовки шахтёров и они сели на мостовые, стуча касками, к нам зачем-то из столицы прислали бАльшого депутата. А на Донбассе пролетарии никогда не упустят возможность пнуть большое начальство, если им за это ничего не будет. Поэтому при спуске в ствол, мы, естественно, стартанули с нуля со всеми нарушениями и превышениями. Бац… и автоматику выбивает. Начинается космонавтика. Я, хоть и не кошка, но уже давно научился приземляться на ноги. А депутат, слышу орёт дурным голосом где-то у моих ног:
— Мать твою, давай наверх! И дальше: — пи… пи… пи… (сплошная нецензурщина).
Бедняга, естественно, попал под приступ «медвежьей болезни» и с испугу попросту обделался. Конечно, ему надо «наверх». А как я ему этот «наверх» организую? Тогда мобилок не было, сообщить о том, что в бадье форс-мажор, до «приземления» невозможно. А машинистки наверху продолжают издеваться — теперь нас везут в низ очень медленно и торжественно. И мы едем так в абсолютной тишине еще целый километр — он краснеет (наверное), я — молча умираю от смеха и, конечно, зажимаю нос. Конфуз депутата в теплом помещении всё более уверенно заявляет о себе специфическим запахом. Приезжаем, наконец, вниз. Я тут же командую комбек. И мы в той же абсолютной тишине едем с ним, но уже наверх…

Культурный досуг
В советские времена партия и правительство обязывали работников культуры нести эту самую культуру в народ. И вот, заведующая библиотекой славного города Краснодона пришла со связкой книг прямо на шахту, туда, где шахтеры, уже одетые в робу, ждут посадки в клеть. Народ пытался возмутиться, но бригадир прикрикнул, и народ затих. Заведующая провела краткий обзор литературы, который закончила словами: «Приходите к нам, мы разовьем ваши увлечения!» Народ набычился и вообще начал смотреть волком. А неуёмная дама, ничего не замечая, наехала на ближайшего:
— Вот Вы, товарищ, какие у Вас увлечения?
Тот молчит. Бригадир рявкнул:
— Встань, Петров, когда с тобой женщина разговаривает!
Петров встал. Дама продолжает наседать:
— Так какие же у вас увлечения?
На что несчастный Петров мнется, пыхтит и выдает:
— Мое… увлечение… водка…
Оживление в зале.
Дама решила подвести испытуемого к правильному ответу:
— Ну а еще, еще какие у Вас увлечения?
Ответчик (с теми же мхатовскими паузами и интонацией):
— А еще… мое… увлечение… вино…
Зрители оживляются еще больше и даже бурно реагируют. Но даме нужен искомый ответ:
— Ну а еще, еще какие-нибудь увлечения у Вас есть?
— Есть! Но я Вам не скажу, потому что я вас стесняюсь…
Занавес! Как раньше говорили: «бурные продолжительные аплодисменты, переходящие в овации».

Про Ваню Толочко
Был у нас на участке конвейерного транспорта один особо выдающийся персонаж — Ваня Толочко. Выдающимся был он в силу своих умственных способностей.
Вторая смена, наш герой — моторист на ленте. Звонок. Ваня берет трубку.
— Алло!
— Это горный. Ты откуда? (В смысле, на какой ленте подняли трубку, так как телефонная линия – одна на несколько лент, и дозвониться, куда надо, с первого раза не всегда удается).
— Я? Я с Марьинки (поселок под Донецком).
— Чего?! Блин, ты кто?
— Я? Я – Ваня Толочко…
— Ты дебил, что ли?
— Не, я моторист. Ваня Толочко с Марьинки.
Диспетчер бросил трубку…

Что лучше
Шахта Засядько. Опускаемся в ночь. В клети как обычно, то есть как селедок в банке. Темно. Глазки у всех закрыты. Каждый думает о своем. Тут один начал кашлять. Потом чихать. Потом каааак пукнет! Кто-то из темноты:
— Слышь! Ты, дружок, лучше кашляй, ну тебя на фиг!
Рабочий настрой на всю смену был обеспечен.

Наказание плохому работнику
В подготовительном забое работают двое — здоровый такой детина и щупленький паренёк — недавний студент. Студент учится брать приямок под стойку: согнулся раком, выгребает из приямка руками породу, а позади него стоит тот детина — смотрит.
И вдруг детина решил поправить распоры (чтобы ровненько было, красиво), потянулся за кувалдой (какой-то балбес в мехцехе сделал кувалду килограммов 30, фиг подымешь — а выбросить жалко). В этот момент с кровли в забое отслаивается кусок породы, и падает точь-в-точь на спину студенту. Тот громко визжит от боли и неожиданности. Выползает из приямка со слезами на глазах, оборачивается и видит детину с выпученными глазами, а в руках у него — кувалду. Все еще корчась от боли, молвит: «Дядь Андрей, за что, я разве плохо копал?». Ржали неделю!
Подготовлено материалам miningwiki.ru




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Юмор
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 10.01.2019 в 21:41
© Copyright: Елена Мотыжева
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1