Альгамбрский эдикт об изгнании евреев из Испании.


« Король Фердинанд и королева Изабелла милостью Божьей король и королева Кастилии, Леона, Арагона, Сицилии, Гранады, Толедо, Валенсии, Галиции, Балеарских островов, Севильи, Сардинии, Кордовы, Корсики, Мурсии, Хаэна, Алгарве, Алхесираса, Гибралтара и Канарских островов, граф и графиня Барселоны, владыки Бискайи и Молины, герцог и герцогиня Афин и Неопатрии, граф и графиня Руссильона и Сердана, маркиз и маркиза Ористана и Госиано обращаются к принцу Хуану, нашему дорогому и любимому сыну, и другим королевским детям, а также к прелатам, графам, маркизам, герцогам, алькальдам, альгвазилам, грандам, командующим рыцарями, замками и крепостями наших королевств и владений; ко всем городским советам, магистратам, городским головам, констеблям, судьям, рыцарями, коррехидорам; и ко всем честным людям преданного нам благородного города Бургоса и другим городам и деревням бургосского и других епископатов, архиепископатов и диоцезов в наших королевствах и владениях, а также к жителям кварталов, где проживают евреи в упомянутом городе Бургосе и всех городах и поселках бургосского епископата и других городов и деревень наших королевств и владений; ко всем евреям этих мест, к дворянам и к женщинам, независимо от возраста, и ко всем остальным лицам, независимо от вероисповедания, состояния, достоинства, привилегий и звания, а также ко всем, к кому относится или может относиться суть данного эдикта. Привет вам и милость.

(2) Вы хорошо знаете или должны знать, что поскольку нам донесли, что в наших королевствах есть нечестивые христиане, которые приняли иудейскую веру и откололись от нашей святой католической веры; и произошло это, главным образом, по причине наличия отношений между евреями и этими христианами, на проведенном нами в прошлом тысяча четыреста восьмидесятом году в городе Толедо сейме мы приказали изолировать всех упомянутых евреев во всех же городах, поселениях и деревнях наших королевств и владений, а также вынесли указ, что евреям следует выделить еврейские кварталы и отдельные места, где они должны будут жить. Мы надеялись, что вследствие отделения этих евреев состояние дел улучшится само по себе.
Более того, мы подготовили и вынесли указы о том, что в наших королевствах и владениях должна быть учреждена инквизиция, что, как вам известно вот уже двенадцать лет как сделано и делается, и [в результате] много виновных было обнаружено, поскольку как хорошо известно и как нам сообщили инквизиторы и другие благочестивые люди, церковные и светские, что великий ущерб был причинен и по-прежнему причиняется, поскольку христиане вступали и продолжают вступать в общение [с евреями], а у [евреев] есть средства и пути, чтобы совратить христиан, украсть верных христиан у нашей святой католической веры и разлучить их с ней, привязать к себе, обратить их в свою нечестивую веру и убеждения, обучая ритуалам и заповедям своего закона, устраивая собрания, на которых они читают [книги] и учат, что люди должны придерживаться их веры, устраивают обрезание христианам и их детям, раздают книги, из которых можно читать их молитвы и устанавливать посты, обязательные к соблюдению, и вместе с ними читать и учить историю их законоучения, где указывается и советуется, когда наступают их праздники, как и какие из них следует соблюдать. Евреи приносят им и выдают из своего дома мясо после ритуального убоя и опресноки, наставляют о вещах, которых следует избегать в пище или в других областях, чтобы соблюдать их закон, и убеждают их насколько возможно придерживаться законов Моисея и соблюдать их, убеждая, что нет никакой другой веры или истины, кроме этой. И это подтверждено многими свидетельствами и признаниями, как самих евреев, так и тех, кто был совращен и научен ими, что привело к еще большему ущербу, вреду и позору для нашей святой католической веры.

(3) Несмотря на то, что мы и в прошлом были осведомлены о большей части происходящего и знали, что единственной мерой для предотвращения этих ущербов и неудобств является запрет на любые связи между вышеупомянутыми евреями и христианами и изгнание евреев из всех наших королевств, мы решили удовлетвориться эдиктом, приказывающим евреям покинуть все города, поселения и деревни Андалусии, где, судя по всему, они причинили наибольший ущерб, в уверенности, что таких мер будет достаточно, чтобы в других городах, поселениях и деревнях наших королевств и владений евреи прекратили совершать вышеупомянутые действия. Но поскольку до нашего сведения доведено, что ни этот шаг, ни официальное осуждение вышеупомянутых евреев, виновных в перечисленных преступлениях и проступках против нашей святой католической веры, не оказались достаточными, чтобы прекратить и исправить беззаконие и нанесение оскорбления вере и христианской религии, потому что каждый день выясняется, что упомянутые евреи еще больше продолжают свои нечестивые и порочные дела везде, где они живут и собираются, и поэтому нужно, чтобы они больше нигде не могли дальше оскорблять нашу святую веру и совращать тех, кого Всевышний больше всего желает сохранить, а также тех, кто пал, но исправился и вернулся к святой матери Церкви. И это по причине нашей человеческой слабости и дьявольского коварства и соблазнения, которые постоянно ведут войну против нас, будет снова и снова происходить, пока не будет уничтожена главная причина, то есть евреи не будут изгнаны из наших королевств.
Потому что если мерзостные и тяжкие преступления совершаются общиной или обществом, разумным поступком будет распустить или уничтожить такую общину или общество; члены ее, как рядовые, так и главные, и все остальные должны быть наказаны, а те, кто нарушает честную и благочестивую жизнь городов и поселений и, как заразная болезнь, поражают других, должны быть изгнаны из этих мест не только за крупные, более опасные и более заразные преступления, но и за меньшие проступки, приносящие стране ущерб.

(4) Поэтому мы, по совету и одобрению прелатов, благородных людей наших королевств и других ученых и мудрых лиц нашего Совета, после размышления о существе дела приняли решение приказать евреям и еврейкам наших королевств покинуть их и никогда не возвращаться ни в какое из них. И принимая во внимание все это, посредством данного эдикта мы приказываем всем евреям и еврейкам, независимо от возраста, которые проживают, находятся и существуют в наших королевствах и владениях, а также рожденных здесь и пришлых, каким бы образом они здесь не поселились и не стали проживать, чтобы к концу месяца июля настоящего года, все они ушли из наших вышеупомянутых пределов и владений вместе со своими сыновьями и дочерями, слугами и служанками, еврейскими родственниками любой степени родства и возраста, и не смели ни возвращаться в эти края, ни проживать в них, ни поселяться в какой-либо части их, как временно на пути куда-либо, так и каким-либо иным образом, под угрозой наказания. А если евреи не выполнят этот эдикт, и не будут его соблюдать, и будут обнаружены в наших королевствах и владениях, и будут каким-либо образом жить в них, то их приговорят к смерти и конфискации всех их собственности в казну, и нарушение эдикта является достаточным для наказания, не подлежит дальнейшему суду, приговору или осуждению. И мы приказываем и запрещаем, чтобы какие-либо жители вышеназванных королевств, независимо от состояния, положения или достоинства, смели принимать, защищать, давать убежище или держать у себя публично или тайно каких-либо евреев или евреек в любое время после указанной даты в конце июля на своих землях, в своих домах и или в других частях вышеназванных наших королевств или владений под страхом наказания потерять всю свою собственность, вассалов, укрепленные сооружения и другие наследственные владения, и в том числе любую финансовую помощь от нашей казны.

(5) Таким образом вышеупомянутые евреи и еврейки в указанный период времени до конца вышеупомянутого месяца июля должны быть готовы куда-нибудь уйти, а их собственность, владения в настоящий момент мы берем под королевскую защиту и обещаем им, что на всем протяжении этого времени до самого последнего дня упомянутого месяца июля, они могут путешествовать в безопасности, ввозить, продавать и отчуждать все свое движимое и недвижимое имущество и распоряжаться им свободно по своему усмотрению, и на всем протяжении этого времени никто не причинит вреда, или ущерба, или какого зла, или несправедливости как им лично, так и их имуществу под угрозой наказания, которое будет наложено на тех, кто покушается на [данную евреям] королевскую защиту. И мы аналогично даем вышеупомянутым евреям и еврейкам разрешение и право вывезти морем или сушей из наших королевств и владений свои вещи и собственность, не включая золото, серебро или чеканную монету, или другие вещи, запрещенные к вывозу королевскими законами, не включая товаров и вещей, которые не запрещены к вывозу.

(6) И мы приказываем всем и всем городским советам, магистратам, городским головам, констеблям, судьям, рыцарям, коррехидорам и всем добрым и благородным людям, упомянутого города Бургоса и других городов и деревень нашего королевства и владений и всем нашим новым вассалам, подданным и местным жителям, чтобы они соблюдали и выполняли этот эдикт и все, что в нем сказано, и оказывали и получали всяческую помощь и содействие для его выполнения, а в противном случае они будут наказаны нами с конфискацией всей их собственности и дома казной. Чтобы этот эдикт был доведен до всех и каждого, чтобы никто не мог притвориться, что не знал, мы приказываем, чтобы его [текст] разместили на торговых площадях и местах этого города и всех главных городов, поселений и деревень бургосского епископата, а также прочли публично, как официальный документ. И чтобы никто не причинил эдикту ущерба под угрозой королевского наказания и лишения дома и всей собственности, которому подвергнется всякий, кто может такое сделать. Более того, мы приказываем тому, кто представляет людям наш эдикт, чтобы они вызывали противников эдикта предстать перед нами на суде, где бы он ни состоялся, в соответствующий день в течение 15 дней после совершённого преступления. Поэтому мы приказываем вызвать для публичного чтения этого эдикта писцов и показать подписанный эдикт вместе с печатью всем вам, чтобы мы могли убедиться, что этот закон будет выполнен.

(7) Дан в нашем городе Гранаде на 31 день месяца марта, года одна тысяча четыреста девяносто второго от рождения господина нашего Иисуса Христа.

Я, король. Я, королева.

Я, Хуан де Колома, секретарь властителей наших короля и королевы, записал этот эдикт по их приказу.

Учтено канцлером Альмакана Кабрерой.»

Сегодня в Испании евреи занимают важные гос. посты и вообще чувствуют себя прекрасно. Чего естественно не скажешь о простых испанцах. Король и Королева тогда совершили совершенно непростительную ошибку. Евреев нельзя было выпускать...



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи в прозе
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 06.01.2019 в 16:03
© Copyright: Александр Селянинов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1