Колядки и Щедровки, записанные по ту сторону р. Сяна, на Северозападном Погорье Карпат, у Лемков


7. Колядки, поемые хозяйским дочерям, девицам, или девочкам

II 71-73(1—4), IV 69(8) зап. в с. Калнице Сяноцкого у.

1 Ей в поле, в поле, в чистейком поле,
Гей волы, гей сивейкие, гей волы!
Там же ми стоит загородойка,
В той за городойце нова светлойка,
А в той светлойце округлый столик,
При ним ми сидит пан перемысльный,
Перед ним пляше молоде паня,
На тим паняти рудая сукня,
На ножейках мат шнурованы ботки,
На бочейках мат кованый пояс,
На тим пояси жовты ретязьки,
На тых ретязькох золоты ключи,
На голове мат павяный венок,
На ручейце мат золотый перстенок.
Рудая сукня избу заметать,
Шнурованы ботки землицу точат,
Кованый пояс бочки подперать,
Павяный венок брез ветру шумит,
Золотый перстенок брез огня горит.
А наш панойко з войны приехав,
З войны, з войнойки, з Вгорской сторонойки,
Позьежджалися к нёму панове,
К нёму панове, ёго братове,
Сталися ёго выведовати:
Що там доброго в Угрох слыхати? -
Добре слышано, бо юж поорано,
Юж поорано, злотом засяно,
Павяным перцом заволочено
Залотым мечом загорождено!

2 Ей в поле, в поле, в чистейком поле,
Гей волы, гей! и проч.
Там же ми стоит загородойка,
В той загородце красна девойка,
Садочок садила, Богу ся молила:
Рости, садойку, тонко, высоко,
Тонко, высоко, в кореню глубоко! -
Ишов коло ней молодый панич:
Бог помогай, Бог, красна девойка! -
Вна ся го злякла, нич му не рекла,
Овонь ся схопив, шабельку выхопив,
Выстинав садок, садок вышнёвый,
Садок вышнёвый и черешнёвый.
- Як же я буду дома поведати?
Поведала бы я, же буря была,
Же буря была, садок разбурила:
Бури не было, теплейко было.

3 Ой при лужейку, при бережейку,
Калино, гей, калино,
Чом тебе вода подмыла?
Тамтады лежит здавна стежейка,
На калинойце сив соколойко,
А тов стежейков иде девойка.
- Бог помогай, Бог, сив соколойко!
- Бодай здорова, красна девойко!
Красна девойко, подь ты за мене!
Ой маю же я три грады белы,
В едным градойку сами будеме,
В другим градойку яра пшеничка,
В третем градойку зелене вино.
- Ой жебы ты мав три града белы,
Не сидев бы ты на калинойце,
Лем бы ты сидев у граду белым;
Ой жебы ты мав три града белы,
Не дзёбав бы ты на лузе песок,
Лем бы ты дзёбав яру пшеничку;
Ой жебы ты мав три града белы,
Не пив бы ты си лугову воду,
Лем бы ты си пив зелене вино.

4 Прала девойка хусты на леду,
На леду, гей, на леду, на поледици,
На студеньйкий водици!
Прийшов до неи красный молодец:
Бог помогай, Бог, красна девойка!
- Боже, дай здоровя, красный молодче!
- Я ти, девойко, хусты розмечу.
- Як ты розчешеш, я си позберау.
- Я ти, девойко, прайник завержу.
- Як ты завержеш, а я си найду.
- Я ти, девойко, воду вылею.
- Як ти вылееш, а я не змерну.
- А я ся с тобов, девча, оженю.
Як ся ожениш, я за тя поду.

8 Oй ясна, красна, калина в лузе,
В неделю!
Ой а ще красча Анничка в доме:
По двору ходит, як заря сходит,
В сеночки выйшла, як зоря зойшла,
В светлойку вошла, паны вставаут,
Паны вставаут, шапки знимаут,
Шапки знимаут, ее пытаут:
Ци то Царевна, ци Королевна?
- Я Михайлова дочка, Анночка

II 76(8) зап. в с. Суковатом Сяноцк. у.

8 Ей в поли, в поли, в чистейким полю,
А в ней, а в молодейкий, а в ней!
Там же ми стоит нова загородойка,
В той загородойце шовкова травка,
Жала ей, жала красна, девойка,
Колу загородойку давна стежейка,
Стежейков ишли три косчикове,
Три косчикове, молодчикове:
Зьеднайте ми ся травку скосити,
Травку скосити, на купу зносити,
Та я вам буду дорого платити:
Едному буде павяный венок,
Другому буде золотый перстенок,
Третёму буде сама молода,
Сама молода, яко ягода.

II 76-77(9—11) зап. в с. Горнем Виcлове Сяноцк. у.

9 Ци дома есте, пане господарю? -
Цы чуешь, цы гораздейко, мое сердейко, ночуешь?
- Ой дома, дома, за столом сиджу,
За столом сиджу, грошики личу -
Чеме мы в тебе красну девойку,
Красну девойку, в зеленым венойку;
Рады бы мы еи зьоглядовати,
Зьоглядовати и з собов взяти,
И з собов взяти, та й подяковати.

10 Посеяла ленку на загуменку
А в ней, а в ней, а в молодойкий, а в ней!
Леник ся не вродив, лем конопевка,
На тых конопевках золота ряса;
Обзёбуют ми ей дробны птачькове,
Обганяли ей три сиротойки.
Ише-ге, ге-ге, дробны птачькове,
Не обзёбуйте золоту рясу!
Ей бо мы меме люту мачоху,
Та вна нас спалит на дробный попелец,
Она нас посее в загородойце,
Та з нас ся вродит трояке зелья:
Перше зелечько - бождеревочок,
Друге зелечоко - крутая мьята,
Трете зелечько - зелен барвенок.
Бождеревочок девкам до косочок,
Крутая мята хлопцем за шапята,
Зелен барвенок девчатом на венок.

11 А в лесе, в лесе, в буковинойце,
Ци чуеш, гей, чуеш, мое сердейко, ци чуеш?
Там же ми кукала сива зазулейка,
Выслухала еи красна девойка:
Ей кобы я мала ясну шабевку,
Выстинала бы я лес буковину,
Лес буковину, вшитку ялину.
Жебым поймала сиву зазулейку,
Пустила б ей до свого садойка,
Жебы она ми ранейко кукала,
Ранейко кукала, газду зобуждала:
Встань, газдо, горе, белый день на дворе,
Встань волойким дати, час пойти орати,
Час пойти орати чорну земличьку,
Чорну земличьку на яру пшеничьку,
На яру пшеничьку, на озиме житце!
Буде там стебевце - само тростове,
Будут колосойки, яко билинойки,
Будут там женци - сами молодци,
А вязальнички - сами молодчики,
Будут снопойки, як на небе звездойки,
Будут стогойки, яко горойки,
Будут возойки, як чорны хмаройки,
Звезут они, звезут, з поля до стодолы!

II 78—80(12—15) зап. в с. Середнем Сяноцк. у.

12 Кукала зазуля в селе, в садойку,
Свитае, ей, свитае,
Рано, ранейко, светле сонейко сходжае!
В селе, в садойку, не мала кветойку,
Сталася томити, да мат гнездо вити:
Вила бым го, выла, в лесе, при дорозе,
В лесе, при дорозе, та на лещинойце;
Лещинойку рушит, гнездо розпотрушит,
Гнездо розпотрушит, дети ми оглушит. -
Кукала зазуля в селе, и проч.
Вила бым го, вила, при поточейку,
При поточейку, на сетничейку;
Водиця прийде, гнездо забере,
Гнездо ми забере, мене осиротит;
Буду го вити на вышнем садойку,
На вышнем садойку, ане на вершейку,
Та я си буду рано кукати,
Рано кукати, газду зобуждати:
Вставай, газдо, горе, белый день на дворе!
Стала ти ся радость в твоёму дворе:
Коровици ти ся все положили,
Сиве стадейко та породили.
Час вам, волойки, орати горойки,
А вам, коровици, в лесе до травици,
Вам, невестойки, носить естойки,
А вам, девойки, в лесе по травойки.

13 А на горойце два голубойки
Ячмень жнут,
А в долинойце две зазулейки
Лен берут.
- Поровнай, Боже, горы, долины
Ровнейко,
Чем бы ся было до мого татця,
Виднейко!
Ей цы виднейко, цы не виднейко,
Не дбаю,
Свого татцейка по голосойку, в темном лесойку,
Спознаю! -
А на горойце два голубойки, и проч.
Чем бы ся было до моей мамце (братцейка, сестройки, милого) виднейко, и проч.

14 Плыла девойка долов Дунаём,
Дунаю, гей, Дунаю, море, Ганусю, зоре!
Бежит коло ней татцейко еи:
Подай ми, татцю, свою ручейку,
Най я не тону в Дунайчейку! -
Я ти не подам, бо я сам впаду. -
Плыла девойка долов Дунаём, и проч.
Тамтады бежит матенка, сестричька и проч.
Плыла девойка долов Дунаём, и проч.
Тамтады бежав миленький еи:
Подай ми, милый, свою ручейку,
Няй я не тону в Дунайчейку! -
Миленький подав, девойку достав,
Лепше миленький, як брат роднейкий.

15 А в чистом полю болонечейко,
Ци чуешь, гей, ци чуешь,
Ци гораздейко, мое сердейко, почуешь?
Там же ми стоит загородойка,
В той загородойце яра пшенойка,
Оганяла еи красна девойка.
Тамтады була здавна стежейка,
Тамтады ехав панец-молодец.
- Бог помагай, Бог, красна девойко!
- Боже, дай здравья, панец-молодец!
- Сподобала ми ся яра пшенойка,
А еще лепше красна девойка.
- Кобы ты прийшов в неделю рано,
В неделю рано до сход сонейка,
Ой, увидев бы ты мои красни строи:
Кардовани чижмы землицю точят,
Роёва сукня теремы зметат,
Шовковый корсет плечейки стискат,
Кованый пояс боки подперат,
Золотый перстенец пальчики здобит,
Французьки корали шию подперли,
Павьяный венок голову зносит.

II 74—75(5—7),82—83(17-19) зап. в с. Ряпеди, Сяноцк. у.

5 Прала девойка хусты на леду,
На леду, гей, на леду, на поледици,
На студеньйкий водици!
Хусточьку прала, перстень згубила:
Подь ж, батейку, перстенец найди! -
Батейко пошов, перстень не найшов.
Прала девойка хусты, и проч.
Подь же, мамайко, братейко, сестройко, и проч.
Подь ж, милейкий, перстенец найди! -
Милейкий пошов, перстенец найшов.
Лепший миленький, як брат роднейкий.

6 Збирала девойка жовты яблойка,
Жовтая, ей, жовтая, яблонь,
Жовти яблочка зродила!
Стерегла же их красна девойка:
Прийшов до неи батенько еи:
Дай ми, девойка, з едно яблойко!
Або ми го дай, або ми продай! -
А ни ти не дам, а ни не продам. -
Прийшла до неи мамойка еи:
Дай ми, девойка, з едно яблойко!
Або ми го дай, або ми продай! -
А ни ти не дам, а ни не продам. -
Прийшов до неи братейко еи:
Дай ми, сестричко, з едно яблойко!
Або ми го дай, або ми продай! -
А ни ти не дам, а ни не продам. -
Прийшов до неи милейкий еи:
Дай ми, милейка, з едно яблойко!
Або ми го дай, або ми продай! -
А ни ти не дам, ни ти не продам.
Ты си милейкий, не роби смех,
Наберь си целый мех.
Лепший милейкий, як брат роднейкий.

7 Пасло чадейко беле стадейко,
Под бором, ей, под бором,
Под зеленейким, под молодейким явором!
Стадейко пасло, шитечко шило,
Шитечко шило, стадо згубило.
- Поди, татцейку, стада глядати!
Татцейко пошов, стадо ненайшов.
- Поди, мамцейко, стада глядати!
Мамойка пошла, стада ненайшла.
- Поди, братцейку, стада глядати!
Братцейко пошов, стадо ненайшов.
Пасло чадейко беле стадейко,
Стадейко пасло, шитечко шило,
Шитечко шило, стадо згубило.
- Поди, милейкий, стадо глядати!
Милейкий пошов, стадойко найшов.
Лепший милейкий, як брат роднейкий.

17 Ей там на луках на Бадаловских,
Под бором, гей, под бором,
Под зеленейким явором!
Там ми девчатко Бадаловчятко,
Коники пасе, на гусевках грае:
Подслухали ми го панские слузы,
Скоро подслухали, пану знати дати:
Коники возьте до конничейки,
А гусевки возьте пану до светлицы,
А девчятко возьте, всадьте до темничейки!
Коники ирзут пану в конници,
А гусевки граут пану в светлици,
А девчатко плаче пану у темници.

18 На ной ми горе, на ной высокой,
Там же ми косит белый молодец,
Красна девойка снеданечько носит;
Ище не выйшла, лем на покосы,
Ей кричит, плаче, красно девойка:
Цыть, не плач, не крич, красна девойка,
Из яворойка буде колысанойка,
Завесиме мы го меже дубойки,
Меже дубойки, на ретязойки,
Ветер буде дути, буде колысати,
Дожджик будет ити, буде го купати,
Сонце буде грети, пеленки сушити,
Матенка Божя буде повивати,
Свята Магдалина буде плекатаройка,
Буде плекаторойка и родна мамойка.

19 Пошла Маруся рано по воду,
Ой дай, Боже!
Издыбали ей три молодчики,
Загадали ей три загадочки,
Як водгадаеш, то наша будеш:
Що, панно, росте без кореньечка,
Що, панно, горит без поломине,
Що, панно, цвите без синог цвету.
- Хиба ж была я не матусина була,
Щобы я еих не водгадала:
Бел камень росте без кореньечка,
Золото горит без поломине,
Папороть цвите без синог цвету.

II 81(16) зап. в с. Дешне Сяноцк. у.

16 В нашей Ганцейки трои молодци,
Я в ней, гей, я в ней, я в молодейкий,
Стратив я летейка для ней!
Едны ми сели в новыи сени,
Други ми сели до кумнатойки,
Трети ми сели до издебойки,
Едны ми пили та згоревойку,
Други ми пили зелене виньце,
Трети ми пили солодец медец.
Едень даровав ядвабну хустку,
Другий даровав золотый персенок,
Третий даровав трепеток венок,
Трепеток венок ней ся трепоче,
Ней ся трепоче, за кого хоче!

…Поль (Польский этнограф Викентий Поль - W. Pola Rzut oka nа polnocne stoki Karpat. W Krakowie, 1851) поименно высчитал все села, которые заселены Русинами-Лемками. Он назвал их Куртаками, от короткого платья, и Чухонцами (!), от верхнего платья, носимого ими, которое называется будто бы «чуханя» (czuchania). Это не так: во первых, короткое платье носят везде горские жители; стало, все горцы должны бы называться Куртаками. Плащ особого покроя, носимый Лемками, называется «чуга» или «чуганя» (не czuchania, от Мадьяр, csuha) (Впрочем, и у Русских известен долгий кафтан, называемый чуга, чугай, чуха. См. Oбластной Великорусский Словарь Востокова, Толковый Словарь Даля, и Белорусский Словарь Носовичя); этот плащ употребляется также и в других местах Карпатских, не только на западе (в Моравии), но и на востоке (в Буковине). По тому можно бы их назвать, пожалуй, Чуганцами, но ни как не Чухонцами, т.е., финнами.
Русины-Лемки живут в следующих селах:
(Далее перечислено 8+33+29+30+31+29+30+30+31 сел – общее число 98595 душ)…
В долине рек Попрада и Горной Каменицы живет ветвь (далее перечислено 17 сел – и совокупный счет – 106107 душ)…
К тем же Русинам-Лемкам, по наружности, одежде и говору, следует причислить несколько сел, расположенных в гористом крае, на правом берегу реки Вислока, между местечками Кросном, Фриштаком и Стрижовом (далее перечислено 22 села).
Итого в 1874г. считалось Лемков 109951 душ.
В. Поль в 1850 году насчитал их 130429; следовательно, в продолжении 24 годов уменьшилось число Лемков на 22060 душ.
Наконец должны мы причислить сюда села, пропущенные Полем и расположенные вдоль от Балигорода к Сяноку, на левом берегу Сана, хотя народ в этой местности теряет уже особенности Лемков, приближаясь к остальным Русским (далее перечислено 25 сел - 12, 971 душ).
Итого вместе с прежними 122922 души
Этнографическая карта русского народонаселения в Галичине, северо-восточной Угрии и Буковины. Составлена Я.Ф. Головацким. 1876
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким (три части в четырёх томах). Издание Императорского Общества Истории и Древностей Российских при Московском Университете, 1878

https://vk.com/doc399489626_474172774

Поза найдальше висуненою на захід Остурнею, окруженою селами з польським населенням, суцільний обшар земель, заселений Лемками зачинається від (ріки) Дунайця. Чотири села: Шляхтова, Явірки, Чорна Вода й Біла Вода получені з лемківськими селами на словацьких землях...
Юліян Тарнович. Ілюстрована історія Лемківщини (1936-64)
http://lemko.org/books/IIL/index.html
Населеніе Подкарпатской Руси загадка для историковъ и этнографовъ. НЪтъ другой такъ малой области на русской землЪ, чтобы русскій народъ той области говорилъ на столько отмЪнныхъ бесЪдахъ, чтобы было у него столько отмЪнныхъ обычаевъ, пЪсень, одежи. А мимо того каждый изъ нихъ говоритъ, что онъ «русскій» и уважае себе членомъ великой русской родины, великого русского народа.
Маленка Подкарпатска Русь, то якъ бы образъ всего русского народа! ВсЪ русски типы, типы изъ каждого кута русской земли, найдете въ Подкарпатской Руси. Вы услышите въ Подкарпатской Руси таки русски слова, что перейдете цЪлу Галичину, цЪлу Украину, а того слова не услышите. Услышите его въ Смоленской губерній. Друге народне слово изъ Полтавы, третье изъ Новгорода и т.д.
Свидникъ и Севлюшъ: Други типы, друга бесЪда, друга одежда, други пЪсни.
НайчисленнЪйше русске племя, котре задержало единство типа, единство бесЪды, единство характера, то лемки. То тота галузка русского народа, котра находится на самомъ западЪ русской земли. То давны мадьярски столицы: Спишска, Абауйска, Шаришска и Земплинска. И то русске племя не переходитъ за Ужгородъ, а переходитъ въ другу сторону, переходитъ галицку границу, въ южны части польскихъ повЪтовъ: Новоторжского, Новосандецкого, Грибовского, Горлицкого, Ясельского, Кроснянского и Сяноцкого.
Въ ніякой сторонЪ русская земля и русскій народъ не сходится съ двома славянскими землями и двома народами, лемъ въ одномъ мЪстЪ: Лемки соединяютъ русскій народъ съ поляками и словаками, черезъ Лемковщину граничитъ русская земля съ польскою и словацкою. Карпатска Русь, а особенно Лемковщина, середина славянства.
Почему между лемками, а русскимъ народомъ за Ужгородомъ така разница, отмЪна?
Лемки жили на своей землЪ отъ непамятныхъ временъ. Гдекотры учены говорятъ, что лемки, то предки русского народа, что русскій народъ вышолъ изъ Карпатъ и заселилъ востокъ Европы. Лемки, то предки тЪхъ русскихъ славянъ, которы пустилися на велику сарматску низину, осЪли тамъ и послЪ связалися въ русску державу. Выходило бы, что лемки найстарше русске племя.
Пару Словъ о Подкарпатской Руси. Карпаторусский Календарь Лемко-Союза На Год 1929
http://www.carpatho-russian-almanacs.org/LEMKO/LEMKO1929/PairWords29.php
...А наше родiще тещяшетi до Ляшi
пребендены суте а тамо сядша
За сты лятi бящi тамо Годе Iерменрехе
а се злобящы на ны
А ту бяща уборце влiка
а Годе бя потсняна а одтрцена
до Донще а Доне
А Iерменрех пiяi вiна любы братресте
по зе воявенде нашы
А такосе утворжешетiся бя жiвуте нове...
И наши родичи ушли (тещяшетi - утекли, убежали) к Ляхам (до Ляшi), будучи ввержены в беды (пребендены суте), и там осели (тамо сядша). Сто лет спустя (за сты лятi) там были готы Германреха (Годе Iерменрехе) и злобились на нас (злобящы на ны). И тут была брань великая (а ту бяща уборце влiка). И Готы были потеснены и отброшены (потсняна а одтрцена) до Донца и Дона (до Донще а Доне). И Германрех (Iерменрех) пил вино (пiяi вiна) любви братской (любы братресте) с воеводами нашими. И так вот (а такосе) сотворена была (утворжешетiся бя) жизнь новая (жiвуте нове)



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 32
Опубликовано: 05.01.2019 в 03:38
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1